Карьерный рост на людском горе

№42 (434) 17 - 23 октября 2008 г. 17 Октября 2008 0

13 октября 2006 г. «2000» в № 41(337) опубликовали статью «Вы не боитесь ни Бога, ни дьявола», в которой рассказали о том, как двоих жителей Харькова приговорили к пожизненному заключению за несовершенное ими убийство, выбив под пытками явки с повинной.

Вправление мозгов

Началась эта история давно. В 1989 г. в собственной квартире была зверски убита жительница Харькова двадцатилетняя Наталья Князева. Убийц так и не нашли. Дело лежало «на полке» до тех пор, пока в 2000 г. не засучили рукава сначала оперуполномоченные УБОП УМВД в Харьковской области Дмитрий Порхун и Дмитрий Лазарев, а затем следователь прокуратуры Виктория Владимировна Литвинова.

Согласно обвинительному заключению, составленному г-жой Литвиновой и легшему в основу приговора, убийство с целью ограбления совершили жители Харькова Игорь Олейник и Юрий Высочиненко, заказчиком выступил Геннадий Китайник, который и привез их к дому Князевой на собственной машине.

27 июня 2003 г. Апелляционный суд Харьковской обл. приговорил Китайника и Высочиненко к пожизненному заключению, Олейника — к 15 годам лишения свободы. 2 марта 2004 г. судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Украины частично смягчила наказание осужденным: Китайника и Высочиненко приговорили к 15, а Олейника к 14 годам лишения свободы.

В ноябре 2005 г. приговор был отменен, а дело направлено для дальнейшего расследования в прокуратуру Днепропетровской области.

Следствие выяснило, что осмотр места происшествия происходил «без фактического присутствия понятых», и приобщенный к делу протокол «не может служить доказательством вины осужденных».

Оказалось, что Олейник на допросах указывал на то, что не мог убить Князеву, так как в это время служил в учебной роте в Казахстане и не получал никаких отпусков. Однако после его задержания сотрудники харьковского УБОПа Порхун и Лазарев «стали применять к нему методы физического и психологического воздействия», принуждая взять убийство на себя. Почти через полгода после ареста и пыток, учиненных сотрудниками УБОПа, помещенный в карцер Харьковского СИЗО Олейник написал «явку с повинной».

Допрошенный прокуратурой Казахстана свидетель Виктор Хегай заявил, что в 1989 г. был заместителем командира учебной роты, где служил Олейник, и неофициальный отпуск военнослужащих в это время был невозможен.

В заключении Днепропетровской прокуратуры сказано следующее. Допрошенный свидетель Литвинова В. В., которая работала на должности старшего следователя прокуратуры Харьковской обл., вела следствие по уголовному делу, пояснила, что при составлении обвинительного заключения привела показания командира роты Хегая, изменив их. В протоколе допроса указано, что Хегай не помнит, в каком году у него служил Олейник, предоставляли ли ему отпуск, а если и давали, то только неофициальный, а в обвинительном заключении прямо указано, что Хегай предоставил Олейнику неофициальный отпуск сроком на 10 дней, не считая дороги.

На юридическом языке действия Литвиновой называются злоупотреблением служебным положением и подлогом. Далее в выводах прокуратуры Днепропетровской обл. прямо указывается на то, что двое свидетелей, оговорившие подсудимого, также подвергались запугиванию сотрудниками УБОПа.

Китайник на момент убийства Князевой находился в Ялте, где на него было совершено нападение, и в связи с этим проводились следственные действия. В СИЗО убоповцы угрожали его убить. Туда же наведывалась и г-жа Литвинова, которая предложила ему написать явку с повинной о том, что он является заказчиком убийства, так как на него указали трое человек. А «работали на совесть», согласно его показаниям, те же Лазарев и Порхун, которые не жалели кулаков, чтобы «вправить» ему мозги.

Аналогичная история произошла и с Юрием Высочиненко, который на момент убийства Князевой вместе с женой работал в Москве. В постановлении Днепропетровской прокуратуры сказано, что Лазарев и Порхун, приковав его наручниками к батарее, несколько дней выбивали признательные показания. Существует также акт экспертизы, согласно которой «явку с повинной» Высочиненко писал под диктовку «после применения к нему сотрудниками УБОПа Лазаревым и Корытиным методов физического и психологического давления».

В постановлении Днепропетровской прокуратуры прямо сказано: «В ходе дополнительного расследования по данному уголовному делу подтвердились факты фальсификации доказательств и показаний свидетелей, на которых был обоснован обвинительный приговор, а также установлены обстоятельства, которые... свидетельствуют о непричастности Китайника, Высочиненко и Олейника к совершению преступления касательно Князевой».

Все трое были признаны невиновными и освобождены из мест лишения свободы, за исключением Китайника, который продолжал отбывать наказание по другому делу (обвинению в мошенничестве и вымогательстве).

Прокурор-криминалист

Поскольку добиться возбуждения уголовного дела по фактам фальсификации убийства Князевой не удалось, Высочиненко и Олейник подали исковые заявления в прокуратуру Харьковской обл. и Госказначейство Украины о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, досудебного следствия, прокуратуры и суда. Высочиненко оценил моральный ущерб в 3 млн., а Олейник — в 2,5 млн. грн.

13 и 19 июня 2008 г. оба иска рассмотрены местным судом Червонозаводского района Харькова. Суд иски удовлетворил частично и обязал Госказначейство Украины выплатить Высочиненко и Олейнику по 1 млн. грн. В Украине — это первый факт удовлетворения судом исковых требований о возмещении морального ущерба на такую сумму.

В обоих решениях суд указал на следующее: «Необоснованное привлечение к уголовной ответственности и лишение свободы в течение более 6 лет несомненно причинило истцу значительные моральные страдания, факт наличия которых не вызывает у суда сомнений и не требует дополнительных доказательств».

Что касается Высочиненко, то длительная изоляция от семьи стала причиной его глубоких душевных страданий; сын (на момент ареста Высочиненко ему было 15 лет) за это время стал взрослым человеком. «Изоляция от общества, несомненно, привела к разрушению жизненных планов и нарушениям нормальных социальных связей Высочиненко и теперь требует от него дополнительных усилий для организации своей жизни. Жесткие условия содержания под стражей не могли не повлиять негативно на общее состояние здоровья истца».

Олейник «был лишен возможности принимать участие в воспитании детей и похоронить умершую мать».

Высочиненко и Олейник обжаловали приговоры в Апелляционном суде Харьковской обл., который их не удовлетворил. На очереди — кассационные жалобы в Верховный Суд Украины.

Подводя итоги этого беспрецедентного дела, можно с уверенностью сказать: харьковские милиционеры и следователь Литвинова сфальсифицировали уголовное дело об убийстве Князевой и посадили невинных людей. На совести Литвиновой также дело Романа Бутенко, который незаконно отсидел четыре с половиной года по сфабрикованному обвинению в убийстве и изнасиловании девушки и лишь потом был оправдан судом.

А теперь пора задаться вопросом: «Как были наказаны вышеупомянутые «служивые люди»? В Европе они бы уже давно пребывали там, где недавно были их жертвы, но в Украине — собственные представления о морали и уголовном кодексе. Порхуна и Лазарева за проявленную ими «доблесть» перевели в другие милицейские структуры, причем с повышением. Оно и понятно: как же расстаться с особо ценными кадрами, которые могут заставить любого гражданина признаться в чем угодно.

Отдельно следует поговорить о Литвиновой. За особые заслуги перед Отечеством ее сначала перевели на должность следователя по особо важным делам Харьковской облпрокуратуры, а в местном суде Червонозаводского района Харькова, куда ее вызвали для дачи показаний, она уже представилась прокурором-криминалистом прокуратуры Харьковской обл. и сообщила, что работает в следственной группе Генпрокуратуры Украины. И это несмотря на то, что после публикации в «2000» статьи «Кому выгодно, чтобы следователь Литвинова оставалась на службе» (№ 37(333) от 15.09.2006 г.) ГПУ истребовала материалы для проверки дела об убийстве Князевой и о превышении служебных полномочий сотрудниками харьковского УБОПа.

Чем же можно объяснить фантастическую непотопляемость Литвиновой, которая отправила за решетку ни в чем не повинных людей? Почему ГПУ до сих пор не сделала никаких выводов? Кто стоит за ее спиной и спасает от наказания, которое она, безусловно, заслужила? Надеемся, что ответы на эти вопросы даст Генпрокурор Украины Александр Медведько. Ему мы их адресуем.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Союз фестиваля и стартапа

Российские СМИ выясняли, удалось ли стране повторить успех фестиваля молодежи 1957 года

Отели Лас-Вегаса: работа над ошибками

12 октября 2017 г. компания MGM Resorts International (владелец отеля Mandalay Bay) опубликовала пресс-релиз...

После АТО — цветочный бизнес

Заслуживают ли ветераны АТО отдельного закона о реабилитации?

Реабилитация по-украински

Реабилитации требуют все 100% побывавших на передовой

В тени другой войны

Издание Defense One, входящее в состав группы National Journal Group (дочернее подразделение...

Ничего личного

Все украинско-белорусские торговые войны ко всеобщему удовольствию очень быстро...

Загрузка...

В России уродили пшеница и миллионеры

«2000» продолжают рассказывать о наиболее значимых публикациях российских СМИ

Худшие долгоносики — политики

Можно выращивать сколько угодно продуктов, но одним из ключевых параметров их...

Что общего у мобильных реакторов СССР и доменных...

Нынешняя структура экономики не поощряет инвестиции и диверсификацию, зато...

Стартап Палестина

Потенциальная целевая аудитория палестинских предпринимателей насчитывает 390 млн....

Не казните роботов: в стагнации зарплат повинны...

Тормозить рост цен на недвижимость политики явно не горят желанием Историк, доцент...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка