Когда известное становится явным. Акт публичного политического стриптиза

№14(767) 8 — 14 апреля 2016 г. 06 Апреля 2016 2 4.8

К написанию этой статьи автора подвигло обнародование стенограммы заседания двухгодичной давности Совета национальной безопасности и обороны Украины, на котором обсуждалось драматичное развитие ситуации в Крыму и вокруг Крыма.

Само по себе предание гласности документа, который носит закрытый характер и в любом нормальном государстве мог быть опубликован лишь спустя многие годы, — факт чрезвычайный. В сложившейся в нашей стране обстановке его трудно воспринять иначе, как политический стриптиз.

Стриптизер, обнажаясь, преследует определенную цель — прежде всего заработать. В данном случае инициаторами опубликования стенограммы явно двигало стремление использовать это обстоятельство в жестокой внутривидовой борьбе за власть: представить кого-то из нынешних государственных и политических деятелей «истинными патриотами Украины», смелыми, решительными, готовыми ввергнуть ее, не считаясь с возможными последствиями, в полномасштабную войну, на кого-то бросить тень.

Кто разрешил опубликовать документ, неизвестно, да и не столь важно, хотя оценку случившемуся, наверное, полагалось бы дать. (Кто возглавляет СНБО, известно — смотри ст. 107 Конституции Украины.) Меня, бывшего народного депутата, дважды возглавлявшего парламентский Комитет по вопросам национальной безопасности и обороны, поразило то, что инициатором публикации явился именно этот комитет.

Впрочем, в нашей стране возможно всякое. Мог же руководитель Службы безопасности запросто пригласить на собрание, посвященное вручению дипломов выпускникам профильного учебного заведения — будущим сотрудникам спецслужб, американского посла, как это сделал в свое время В. Наливайченко. И это посчитали нормальным.

Что касается разговора, состоявшегося на заседании СНБО, то он, как следует из текста стенограммы, отразил примитивизм, некомпетентность некоторых его участников, незнание ими важных международно-правовых актов, содержания международных договоров и соглашений Украины. А ведь это — люди, занимавшие (некоторые и сегодня занимают) важнейшие государственные посты, связанные с выработкой и осуществлением внешней и оборонной политики страны!

Впрочем, невольно возникает вопрос. Украина, провозгласив в 1991 г. государственную независимость, обрела президента, имеет парламент, правительство, герб (правда, пока еще только «малый»), флаг, другие атрибуты государственности. Но стала ли она за эти 25 лет государством — институтом, реально обеспечивающим порядок и законность в стране, проведение самостоятельной внутренней и внешней политики, надежную защиту национальных интересов, прав, свобод и законных интересов граждан, слаженное, эффективное функционирование всех ветвей и органов власти, систем жизнеобеспечения?

Злополучная стенограмма дала богатый материал для размышлений. Прежде всего она отразила катастрофическое состояние украинских Вооруженных сил. Исполнявший обязанности министра обороны И. Тенюх в своем выступлении заявил: «Буду говорить откровенно. Сегодня у нас нет армии. Она системно уничтожалась... Сегодня мы сможем собрать со всей страны военную группировку численностью около пяти тысяч военнослужащих, способных выполнить боевую задачу... Нам нужно время, нам нужна помощь...»

О судьбах Вооруженных сил, почему они были доведены до такого состояния, ниже. Здесь же важно отметить, что ставшее известным общественности содержание состоявшегося в Совете национальной безопасности и обороны разговора совсем иначе высвечивает тогдашнюю ситуацию, чем представляли, да и сейчас представляют украинские «керманичі» и многие средства массовой информации.

Оказывается, членам совета было известно, что обстановка в Крыму в то время характеризовалась, как отмечал возглавлявший СБУ В. Наливайченко, «массовой (!) поддержкой населением действий Российской Федерации», «деморализацией наших военных и силовиков», «переходом фактически на сторону врага военнослужащих (особенно Военно-морских сил Украины), спецназовцев «Беркута» и других правоохранителей Украины, которые служат или служили в Крыму».

«Многие из них, — подчеркивал он, — не воспринимают новую власть (установленную в Киеве в результате государственного переворота. — Г. К.) и не готовы выполнять приказы или вообще изменили присяге». Наливайченко назвал это «очень масштабным и опасным элементом, поскольку они перешли полностью в координацию военного вторжения».

Ему вторил министр внутренних дел А. Аваков: «...Большинство населения Крыма занимает пророссийскую, антиукраинскую позицию... Мы устанавливаем связь с сотрудниками милиции, которые не предали, но среди милиции таких очень мало...»

Другой участник заседания — В. Ярема — назвал отмеченную позицию гражданского населения Крыма доминирующей, т. е. преобладающей, и добавил: «Когда происходила инициатива захвата помещений государственных учреждений, они (крымчане) говорят: «Если у вас в Киеве можно, а почему у нас в Крыму нельзя захватывать?»

Организацию ими блокпостов, занятие обороны перешейка и перекрытие Крыма первый вице-премьер-министр объяснил так: «Это то, что они увидели, как Сашко Билый в помещении областного совета угрожал автоматом, а на следующий день избил прокурора. Пока в Украине не будет действовать закон, пока будут продолжаться захваты помещений и имущества так называемыми патриотами, у врагов Украины будут сильные аргументы делать то же самое».

Согласитесь — это далеко не то, что говорилось и говорится нашим людям о причинах трагических событий, происшедших в 2013-м и следующих годах, о настроениях населения Крыма, других регионов страны. Истинная картина была иной. Для объективных наблюдателей это не было секретом, а теперь фактически признано украинскими властями, т. е. стало явным.

В перечне интересов Запада Украина все больше отходит на второй или даже на третий план

К слову, руководители западных стран, внимательно отслеживавшие ситуацию, выражая озабоченность ее развитием, просили украинскую сторону, по словам тогдашнего министра иностранных дел А. Дещицы, «не делать поспешных шагов». Характерная, о многом говорящая деталь.

Премьер-министр Яценюк перед заседанием СНБО поговорил с вице-президентом США, который заявил, что «у них пока нет позиции».

Т. е. «руководящие указания» получить не удалось. Когда же в Крыму состоялся референдум и были приняты известные решения высших органов автономии и Российской Федерации, американский президент Обама высказался в том смысле, что США никогда не признают присоединения Крыма к России, Россия никогда не вернет Украине Крым. Этим определяется и нынешняя позиция Штатов.

Зная об этом, заявлять, что крымчане в массе «стремятся вернуться в Украину» и что «мы уже в этом году вернем Крым», значит продолжать обманывать общественность, порождать беспочвенные иллюзии.

Особого внимания, на мой взгляд, заслуживает то, что, высказавшись на заседании совета за вариант политического решения сложившейся ситуации, считая его возможным, утверждая, что «его надо рассматривать как основной», премьер заявил:

«Правильное политическое решение было бы: начать переговоры с теми, кто представляет незаконную (! то есть тогда это можно было. — Г. К.) власть в Крыму с целью политической стабилизации через принятие Верховной Радой Украины нового Закона Украины «О Конституции Автономной Республики Крым», который предполагал бы формирование самостоятельной системы финансов, я ее назвал бы условно самостоятельной, например, оставление в распоряжении бюджета Автономии налога на добавленную стоимость, отчисление части акцизного сбора и решение так называемых языковых, национально-культурных и этнических вопросов».

Здравые мысли! Но ведь именно такие подходы заложены в Минских соглашениях о мирном урегулировании ситуации в Донбассе, предполагающие, в частности, предоставление отдельным районам Донецкой и Луганской областей особого статуса, учитывающего особенности этих регионов, разработку с учетом мнения их представителей предложений к проекту закона о выборах и других.

По сути — к федеративному устройству Украины (предоставлению ее регионам таких полномочий, какие имеют американские штаты) настоятельно призывал во время пребывания в Киеве вице-президент США Джо Байден.

Однако реализация этих соглашений застопорилась. Против указанного пункта минских договоренностей развернута бешеная кампания.

Сегодня, спустя два с лишним года, становится все более очевидным, что развитие событий в стране не получило бы такого трагического характера, если б украинские власти — и предыдущие, и нынешние — прислушались к высказывавшимся на протяжении длительного времени предложениям о реальной децентрализации, наделении региональных и местных органов надлежащими правовыми, организационными возможностями, финансовыми ресурсами для осуществления самоуправленческих функций, если бы верх не взяли агрессивные национал-радикальные силы, которые насильственно, с применением террористических методов (о чем говорил на заседании СНБО В. Ярема), а после февральского (2014 г.) переворота — фактически при поддержке власти навязывают всей стране крайне националистическую идеологию, свое представление об отношении к отечественной истории, оценке многих ее событий и деятелей, к вопросам языковой, межконфессиональной политики.

Именно в этой части выполнение минских договоренностей наталкивается на серьезные сложности, а возможность проведения через парламент соответствующих законодательных актов, связанных с внесением изменений в Конституцию, стало проблематичным. К тому же децентрализация в порошенковском варианте (в случае осуществления) приведет к еще большей концентрации власти в руках президента, дальнейшему укреплению президентской вертикали. Это ставит под вопрос мирное урегулирование в Донбассе.

Настораживают нагнетание милитаристской риторики, залихватские призывы «нанести военное поражение российскому агрессору». Высшие руководители страны как будто соревнуются в стремлении показать людям, кто из них больший ястреб. Ничто не свидетельствует о поиске ими путей к миру, реальному прекращению кровопролития.

Это очень опасно. Возобновление крупномасштабных действий, к чему толкают руководство Украины некоторые воинствующие советники и журналисты, не только обернется новыми огромными потерями и лишениями для нашего народа, особенно для жителей Донбасса, но и угрожает развалом Украины.

Участники заседания НБО, раскрывая во всей неприглядности состояние украинских Вооруженных сил, адресовали обвинения прежнему режиму — Януковичу и его команде. Для этого были основания.

Но это только часть правды. Как член парламента, восемь лет занимавшийся вопросами обороны и национальной безопасности, со всей ответственностью заявляю: острые проблемы отечественных Вооруженных сил были известны всем президентам, всем правительствам страны. Наш комитет все эти годы бил тревогу, многократно обращался к тогдашним президентам, Кабинету Министров с конкретными предложениями, направленными на обеспечение надежной обороноспособности и безопасности государства.

В связи с опасными, угрожающими тенденциями в военном строительстве эти проблемы в развернутом виде были обсуждены на проведенных в июне 1999 г. по инициативе нашего комитета парламентских слушаниях. Несколько раз рассматривались эти вопросы на днях правительства. В принимавшихся по их итогам постановлениях Верховной Рады давалась острая оценка деятельности правительств на этом важнейшем направлении государственного строительства, предлагались меры по исправлению положения. Однако радикальных изменений в этой сфере не происходило.

В мае 2012 г. состояние и перспективы Военной организации и сектора безопасности вновь были обсуждены на парламентских слушаниях в ВР. Я принимал участие в их подготовке. Проведенный анализ показал, что за 13 лет в отношении к Вооруженным силам в стране мало что изменилось, они оказались критически ослабленными.

Относительно причин такого положения у меня были все основания заявить в выступлении на слушаниях прежде всего о «недооценке со стороны высшего политического руководства государства чрезвычайной важности Военной организации и сектора безопасности, отсутствии системного, перспективного подхода к их реформированию, непродуманном экспериментировании в этой сфере, слепом копировании зарубежного опыта, отсутствии требовательности и ответственности за решение имеющихся проблем, за выполнение законов и правительственных решений, стремление поддерживать оборонный потенциал за счет человеческого фактора», а также об упованиях и расчетах на то, что кто-то нас защитит, или, как говорил незабвенный Остап Бендер, «заграница нам поможет».

И в этом повинны многие из тех, кто ранее был причастен к вопросам обороны, а сегодня сокрушается по поводу того, в каком положении оказались Вооруженные силы. Наши люди должны знать правду.

О том, что армейские проблемы зачастую используются в популистских целях в ходе политической борьбы, красноречиво свидетельствует такой факт. Когда в октябре 2000 г. принималась обновленная редакция закона «Об обороне Украины», по предложению народных депутатов было определено, что «финансирование потребностей национальной обороны осуществляется исключительно за счет средств Государственного бюджета Украины в объемах, размер которых определяется ежегодно Законом Украины «О Государственном бюджете Украины», обеспечивающих надлежащее выполнение задач обороны, но не менее трех процентов от запланированного объема внутреннего валового продукта».

Это требование Закона ни разу не выполнялось. Нашему комитету с огромным трудом удалось добиться, чтобы НБО предварительно рассматривал предлагаемые Кабмином показатели проекта госбюджета в сфере обороны и безопасности, т. е. выполнял важнейшую обязанность, возложенную на него законом о СНБО.

Но и после этого фактические расходы на оборону не превышали двух, а затем одного процента ВВП.

Когда же «помаранчевые» в 2004 г. пришли к власти, норма о том, что оборонные расходы не могут быть меньшими трех процентов, под давлением правительства Ю. Тимошенко из закона была исключена. И это при том, что тогдашний президент Ющенко назвал Украину «беззащитной территорией, которая не может отреагировать на вызовы». Но когда «помаранчевые» вынуждены были перейти в оппозицию, они стали критиковать новую власть — и вполне обоснованно — за недостаточное финансирование Вооруженных сил и настаивать на записи в законе, что бюджетные оборонные расходы не могут быть меньше двух процентов ВВП. Вот уж поистине: «кочка сидения определяет точку зрения»!

Впрочем, менять позицию, сегодня отстаивать одно, завтра говорить прямо противоположное стало обычным делом в нынешнем украинском парламенте, который европейские парламентарии назвали «фабрикой законодательного мусора».

Государственным мужам Украины стоило бы задуматься и над таким обстоятельством. Развитие Вооруженных сил страны с первых дней после провозглашения независимости происходило под пристальным наблюдением Запада. В украинском Министерстве обороны в соответствии со специальным межправительственным соглашением находился постоянный представитель оборонного ведомства Великобритании (в дальнейшем различные иностранные «советники» наводнили Службу безопасности, другие ведомства). Они не могли не видеть, какие процессы происходят в украинском секторе безопасности и обороны. Но на многочисленных «круглых столах», конференциях, симпозиумах, других мероприятиях, в которых мне как руководителю парламентского комитета доводилось принимать участие, как правило, высоко оценивались уровень сотрудничества Украины с НАТО, ход реформирования ее Вооруженных сил. А те на самом деле деградировали. Значит, их устраивало такое состояние.

В свете этого становится понятной позиция высокопоставленных деятелей европейских структур, членства Украины в которых так добиваются ее руководители: полноправными членами Евросоюза и НАТО Украина станет не раньше, чем через 20—25 лет. Зачем предоставлять ей такой статус в альянсе, если она и в рамках сотрудничества делает больше, чем иные члены НАТО! Записали же в утвержденной президентом Порошенко новой Концепции развития сектора безопасности и обороны, что Украина видит для себя возможным предоставление своей территории для ведения боевых действий в случае возникновения военного конфликта между государствами—членами НАТО и Российской Федерацией.

Запад в полной мере устраивает то, что украинским властям удалось навязать огромным массам населения нашей страны представление о России как об извечном враге Украины, о русских как не имеющих ничего общего с украинцами и вообще со славянами, разрушить — во вред прежде всего интересам нашей страны, нашего народа — экономические, научные, культурные, чисто человеческие связи, короче — проложить если не на века, то на многие десятилетия глубокую пропасть между странами и братскими народами.

Запад это устраивает. Его особенно не волнует, будет ли продолжаться война на востоке Украины или нет, важно только, чтобы война не перекинулась в Западную Европу, у которой сегодня и без того немало серьезных забот.

И нечего украинским деятелям впадать в истерику в связи с тем, что в перечне интересов Запада Украина все больше отходит на второй или даже на третий план.

Главную для себя задачу — оторвать Украину от России — он решил.

В политике нет вечных друзей — есть вечные интересы. Но их надо понимать, защищать и уметь отстаивать. И еще одно. Задача политиков, находящихся у власти, — не создавать врагов и не терять истинных друзей. К сожалению, приходится отмечать, что находящиеся в Украине у руля руководства страной деятели этими качествами не обладают, что может обернуться еще большей трагедией для нашего многострадального народа.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Обманывать вкладчиков запрещено

Верховная Рада приняла два закона, которые напрямую касаются защиты прав вкладчиков

Полонина в огне

С начала 2016 г. в Ивано-Франковской области возникло шесть чрезвычайных ситуаций...

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Страх способен подвигнуть политиков к готовности задействовать порой даже самые...

Швейцарская тюрьма установит защиту от дронов

Тюрьма швейцарского города Ленцбург (кантон Аргау) намерена потратить 200 000 франков на...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Sergey Vasilev
09 Апреля 2016, Sergey Vasilev

Автор на все 100% прав! Странно выглядят стратеги с Грушевского и Банковой. На Донбассе оне ужо успешно, два года, воюют с регулярной российской армией, а вот Крым воевать как то не собираются( придурков меджлиса и шизоидов с правосеками не считать - там явный медицинский диагноз психиатрии и наркологии). Чего стоит одна усиленная группа ВКС РФ ,бородатые "одвични лыцари" в Сирии знают очень хорошо. Кто в здравом уме сумеет представить, что сброд "нацгадов", разбавленный рекрутами ВСУ, сможет что то противопоставить ударным силам ВКС РФ или крылатым ракетам "калибр" ВМФ? Неужели не доходит до помаранчевого мозга, что только один такой удар повлечёт за собой тысячи жертв оболваненных селюков, мечтавших о "ништяках" в Ростове и Воронеже.

- 6 +
Аналитик
08 Апреля 2016, Аналитик

То, что власти Украины действуют вопреки собственным здравым рассуждениям, видно давно и всем, как Западу, так и России. Но если Россия призывает Украину действовать в соответствии со здравым смыслом, западные попечители толкают власть Украины к самоубийственным шагам. Закрывают глаза на геноцид собственного населения, дают несбыточные обещания провоцируя на шаги, способствующие дальнейшему разрушению экономики и стабильности в стране. И если первые лица государства сознательно поддаются очевидно деструктивным советам запада, их действия нельзя трактовать иначе, как предательство собственного народа и страны, поскольку они неотвратимо приближают Украину к дальнейшему распаду.

- 15 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка