Кто на что надеется

№42 (434) 17 - 23 октября 2008 г. 17 Октября 2008 0

Хоть все, кроме руководства «НУ», и уверяют, что выборы стране не нужны и надо бы отменить президентский указ, и никто не хочет в этих выборах участвовать, потому что нечего зря тратить время и деньги, тем не менее готовятся все.

И все говорят о том, что только им должен доверять избиратель.

А избиратель ломает голову — кому же действительно можно доверять, ибо не видит существенного различия между большинством этих партий. Потому мы и решили собрать представителей крупных и мелких партий — потенциальных союзников и оппонентов — за виртуальным «круглым столом». И задать им всем одинаковые вопросы — те же самые, что чаще всего задают западным политикам во время их «круглых столов». А потом сравнить — какая, интересно, получится «картина»?

За основу мы взяли вопросы, которые были недавно заданы некоторым канадским политикам на парламентских выборах, состоявшихся 14 октября. Мы лишь слегка адаптировали эти вопросы к украинским реалиям.

Количество участников нашей беседы оказалось «чертовой дюжиной». Но это просто совпадение.

Некоторые особо суеверные интервьюируемые, прикинув, что 13 — недобрый знак, предлагали оставить 12. «Кого-то одного, — говорили, — из самой слабой партии убрать, все равно не пройдет».

Но как определить, кто слабее, если все считают, что выборы выиграют!

Итак, на 11 вопросов отвечают 13 представителей партий и блоков — как ныне находящихся в парламенте, так и тех, которые мечтают туда попасть.Прежде чем мы перейдем к ответам на вопросы политиков украинских, приведем в качестве примера ответ их канадских коллег, которые избирались по мажоритарным округам, на первый вопрос этой анкеты.

Прежде чем мы перейдем к ответам на вопросы политиков украинских, приведем в качестве примера ответ их канадских коллег, которые избирались по мажоритарным округам, на первый вопрос этой анкеты.

 

Тунья Одейн, либертарианская партия

Дон Белл, либерал

Майкл Кэрриос, НДП

Эндрю Сакстон, консерватор

Джим Стивенсон, партия зеленых

Бюджет вашей кампании?

500$

89 000$

10 000$

89 265.68$

 10 000$

А теперь, к нашим реалиям.

Деньги есть или нет?

– Какой избирательный бюджет вашей партии?


Игорь КРИЛЬ,
«Единый центр»:

– Бюджет еще не утвержден. О нем вы узнаете из официальных отчетов «Единого Центра» перед Центральной избирательной комиссией в соответствии с избирательным законодательством.


Виктор КОРЖ, ПР:

– Пока не знаю.


Василий ВОЛГА,
«Союз левых сил»:

– 3 миллиона долларов.


Игорь АЛЕКСЕЕВ,
КПУ:

– Трудно сказать.


Юрий КАРМАЗИН,
Партия защитников Отечества:

– А мы его еще не сформировали.


Владимир СТРЕТОВИЧ,
Христианско-демократический союз:

– Бюджет у нас « подвижный», в зависимости от блокового состава. Но деньги – понятие относительное. И нам их пока хватает.


Анатолий МАТВИЕНКО,
УРП «Собор»:

– Скорее всего, мы пойдем в блоке. Но бюджет очень трудно посчитать. Тем более, предполагаю, эти выборы будут иметь совершенно иной бюджет. Потому что нет денег – ни у кого.


Руслан КНЯЗЕВИЧ,
«Наша Украина»:

 – Общих подсчетов пока еще не делали, но, думаю, кампания обойдется в ту же сумму, что и в прошлом году. Назвать официальные цифры? Где-то речь будет идти о 30-50 миллионах гривен.


Олег БИЛОРУС,
БЮТ:

– Неизвестно пока еще. Нет решения, поэтому и не могу назвать цифру.


Ярослав МЕНДУСЬ,
СПУ:

– Сумма сейчас определяется.


Екатерина ВАЩУК,
«Блок Литвина»:

– Даже не знаю.


Тарас СТЕЦЬКИВ,
«Народная самооборона»:

– Еще не сформирован.


Вячеслав КОВАЛЬ,
РУХ:

– Не могу сказать, каков бюджет. Его еще надо сформировать, оценив свой путь к будущей Верховной Раде. То есть определиться: с кем пойдем?

Списки нравятся

– Какая избирательная система вам более по душе: а) мажоритарная, б) по партийным спискам, в) смешанная?

Игорь Криль: – Система открытых партийных списков в округах. При этой системе человек, пришедший голосовать, в бюллетене будет видеть не только первую «пятерку» партии, но и тех депутатов, которые избираются в его конкретном округе от этой партии.

Виктор Корж: – По-моему, все-таки смешанная.

Василий Волга: – Мажоритарная.

Игорь Алексеев: – Пропорциональная. Учитывая степень коррупции, если бы сейчас осуществился переход на мажоритарную систему избрания, то это было бы катастрофически для страны. Кстати, не менее важный аспект: когда некоторые политические силы занимаются популизмом и говорят об открытых списках, то в КПУ они давно открыты.

Юрий Кармазин: – Нас устраивает и мажоритарная, и по спискам.

Владимир Стретович: – Открытые партийные списки – по территориальным округам.

Анатолий Матвиенко: – Пропорциональная система с региональными списками и преференциями. Это даст возможность голосовать персонально за депутатов той или иной партии.

Руслан Князевич: – Мне больше нравится пропорциональная с преференциями. Такая система существует в подавляющем большинстве стран Европы. Это соединяет обе модели – и по спискам, и мажоритарную. К тому же с точки зрения избирательного процесса, это намного проще организовать, чем мажоритарные округа, тратить на них огромные суммы денег, а в результате получить в каждом округе – своего «царька», который сам определяет свою политическую судьбу.

Олег Билорус: – Лично мне больше нравится партийно-пропорциональная система, но с открытыми списками. Чтоб каждый народный депутат имел свой округ.

Ярослав Мендусь: – Пропорциональная. И списки – открытые.

Екатерина Ващук: – Если б мажоритарная, то такой бы ситуации в Верховной Раде, как сейчас, не было бы.

Тарас Стецькив: – Пропорциональная система, но обязательно с открытыми списками.

Вячеслав Коваль: – По спискам. Да, та, которая существует сейчас и дает возможность «розбудовувати» политические партии, а самим партиям – нести политическую ответственность перед избирателями.

Министры хулиганят

– Не слишком ли в Украине мягкое наказание за преступления?

Игорь Криль: – В Украине хулиганят и избивают своих оппонентов даже министры внутренних дел. А главное, потом такие люди еще и претендуют на статус борцов за правосудие! Если такое будет продолжаться, то нам придется говорить не о мягкости отношения к преступности, а о диктатуре.

Виктор Корж: – Достаточно мягкое, надо бы пожестче. Тем более, у нас преступность – очень объемное понятие.

Василий Волга: – Слишком!

Игорь Алексеев: – Чрезмерно мягкое. Мы вносили законопроект об отмене моратория на смертную казнь за особо тяжкие преступления. К сожалению, коллеги по парламенту его не поддержали.

Юрий Кармазин: – Законодательство Украины позволяет наказывать за преступления довольно жестко. Но когда дело доходит до исполнения наказания – все меняется. Думаю, такая ситуация у нас потому, что всем все «до лампочки». И эти тенденции идут сверху.

Владимир Стретович: – Милиция, прокуратура, суды к преступникам относятся мягко. А граждане – нормально. Адекватно.

Анатолий Матвиенко: – К сожалению, те, кто должен наводить порядок в стране, – сами преступают закон.

Руслан Князевич: – Наверное, все-таки недостаточно жесткое.

Олег Билорус: – Слишком мягкое! Особенно там, где речь идет о коррупции.

Ярослав Мендусь: – В Украине другая проблема – беззаконие.

Екатерина Ващук: – Безусловно, чрезмерно мягкое.

Тарас Стецькив: – Не хватает государственной твердой линии.

Вячеслав Коваль: – Очень мягкое. Считаю, что это – недоработка, в том числе и парламента, который в VI созыве практически не работал.

Как в Китае

– Что способно вывести экономику Украины из кризиса?

Игорь Криль: – Умные, прагматичные, сильные люди.

Виктор Корж: – Сказать. как думаю? Побыстрее дождаться президентских выборов.

Василий Волга: – Консолидация усилий власти по защите собственного рынка, внедрение механизма стандартизации. Государственное регулирование, как в Китае

Игорь Алексеев: – К сожалению, когда мы видим президента страны, который отстаивает интересы не Украины, а транснациональных монополий и США как сверхдержавы, – трудно говорить о путях выхода из кризиса украинской экономики.

Юрий Кармазин: – Прежде всего, превращение Секретариата Президента – в канцелярию. Потому что именно они ставит палки в колеса правительству.

Владимир Стретович: – Спасти экономику может только затягивание ремешка государственных расходов минимум на 2 «дырочки».

Анатолий Матвиенко: – Единство Украины и ответственность власти. К сожалению, ни того, ни другого нет.

Руслан Князевич: – Украинскую экономику в этом кризисе может спасти только здравый смысл украинцев.

Олег Билорус: – Только сильное государственное регулирование, мобилизация всех национальных ресурсов, концентрация их в руках государства. Этот нужно на нынешнем этапе.

Ярослав Мендусь: – Стабильность власти и ее нацеленность на интересы граждан.

Екатерина Ващук: – Надо руководствоваться не личными интересами, а интересами страны.

Тарас Стецькив: – Консолидация ветвей власти.

Вячеслав Коваль: – Единство власти и единство подходов к решению проблем.

Если сильные внутри, то и сильные снаружи

– Участие украинских военных в операциях в Ираке, других «горячих точках» – была ли, а также есть ли в этом необходимость?

Игорь Криль: – В Украине сегодня есть необходимость в наведении порядка внутри государства. Участие в решении вопросов за пределами страны необходимо рассматривать только в контексте украинского интереса. Я сегодня не вижу нормального отношения мирового сообщества к украинскому интересу. Поэтому мы должны сегодня больше сосредоточиться на решении внутренних проблем. Если мы будем сильные внутри, с нами будут считаться в мире.

Виктор Корж: – Не было необходимости. А насчет Ирака – вообще категорически неприемлемо.

Василий Волга: – Кому это нужно?

Игорь Алексеев: – Уверен: никакой необходимости не было и нет.

Юрий Кармазин: – Абсолютно не нужно, нецелесообразно. В свое время отправку украинского контингента в Ирак я называл ошибкой.

Владимир Стретович: – Пусть мир делят сильные мира сего, а нам там нечего делать.

Анатолий Матвиенко: – С мандатом ООН и ОБСЕ – конечно, есть необходимость. Мы должны понимать, что в этом – наша миссия тоже. Иначе можем оказаться в ситуации, когда и нам никто не поможет.

Руслан Князевич: – С Ираком была большая ошибка. Но допущена была Леонидом Кучмой, который, спасая себя, вынужден был идти в «фарватере» не своего желания. А мужество Виктора Ющенко в том, что он, несмотря ни на что, вывел оттуда наших ребят. О бессмысленности иракской авантюры говорит уже и подавляющее большинство американских политиков.

Олег Билорус: – Нам надо действовать только с позиций национальных интересов.

Ярослав Мендусь: – Целесообразность участия наших военных в таких операциях – в случае совпадения с национальными интересами Украины и при наличии мандата ООН,

Екатерина Ващук: – Мне жалко, что Украина там много потеряла.

Тарас Стецькив: – Такой необходимости для Украины нет.

Вячеслав Коваль: – Украина – мировое государство. И там, где возникают конфликты, проблемы, – наше участие требуется, поскольку имеем определенные договора между странами. И их надо выполнять.

Дружить надо

– Не слишком ли тесны связи Украины и США?

Игорь Криль: – Прочность связи с любой страной мира, тем более такой как США должна рассматриваться в контексте украинского интереса. С этой точки зрения, наши связи должны быть еще более прочны. Но мы не имеем права обслуживать чей-то интерес, не думая об украинском.

Виктор Корж: – По-моему, слишком тесные, причем, не в той плоскости, в которой бы хотелось. Не в экономической.

Василий Волга: – Излишне.

Игорь Алексеев: – Они не тесны. Они неравноправны.

Юрий Кармазин: – Конечно, недостаточно. С ведущими странами мира стремиться надо к углубленному сотрудничеству.

Владимир Стретович: – Отношения нуждаются в совершенствовании.

Анатолий Матвиенко: – Их вообще нет – серьезных.

Руслан Князевич: – Наоборот, по-моему, они слишком нетесные! Если первый раз за 4 года Президент Украины побывал на встрече с американским президентом в Белом доме, то это «тесно»? Думаю, что они «light» – легкие.

Олег Билорус: – Слишком тесных связей не бывает. Они всегда недостачны.

Ярослав Мендусь: – Связи Украины должны быть тесными со всеми странами, которые могут выступать как стратегические партнеры.

Екатерина Ващук: – Нам нужно не принимать какую-то одну сторону, а думать и о европейской интеграция, и о дружбе с ближними и дальними соседями. Это мудрее.

Тарас Стецькив: – Отношения у нас равные, нормальные.

Вячеслав Коваль: – Не думаю. что очень уж тесные или плохие. Со всеми надо быть в хороших отношениях, в том числе и с США.

С Россией – и «не тесно», и «непродуктивно»

– Достаточно ли тесные связи Украины и России?

Игорь Криль: – Ответ на этот вопрос аналогичен ответу на предыдущий.

Виктор Корж: – Без сомнения, неудовлетворительные.

Василий Волга: – Тесные? Абсолютно нет!

Игорь Алексеев: – Очень плохие отношения. Не соответствуют тому уровню сотрудничества, которое объективно должно существовать между нашими странами.

Юрий Кармазин: – Недостаточны.

Владимир Стретович: – Нуждаются в улучшении.

Анатолий Матвиенко: – Нет, недостаточно тесные.

Руслан Князевич: – Судя по количеству визитов в Москву – намного теснее, чем с США. И, мне кажется, есть большая разница в эффективности такого рода связей.

Олег Билорус: – Не только недостаточны, но и непродуктивны. В конце концов, Россия – наш большой сосед, стратегический партнер. Она всегда должна оставаться для Украины приоритетом. Даже из-за того, что у нас слишком много общих нерешенных проблем.

Ярослав Мендусь: – В настоящий момент они существенно ухудшились по инициативе президента Ющенко, его окружения и подведомственных ему структур.

Екатерина Ващук: – Очень даже недостаточны.

Тарас Стецькив: – По-моему, чрезмерно тесные: Россия слишком уж активно влияет.

Вячеслав Коваль: – Вполне. Судя по объему товарооборота.

«У нас нет шизофреников»

– Находят ли проблемы климата отражение в ваших партийных программах?

Игорь Криль: – Безусловно, экологические проблемы – одна из главных составляющих нашей партийной программы.

Виктор Корж: – К сожалению, на должном уровне – нет.

Василий Волга: – Да. В обязательном порядке.

Игорь Алексеев: – Конечно. Если говорить о Киотском протоколе и предусмотренных в нем квотах, то это тоже должно стать предметом рассмотрения украинского правительства.

Юрий Кармазин: – Есть в программе – и об охране окружающей среды, и о ее влиянии на климат. Мы против бездумной политики в этой сфере и энергозатратных технологий.

Владимир Стретович: – Учитывая, что шизофреников в партии нет, – то не находят.

Анатолий Матвиенко: – Все связано в этом мире, очевидно, и проблемы климата важны. Но пока, думаю, этим можно «нехтувати».

Руслан Князевич: – Безусловно. Прежде всего – борьба с глобальным потеплением.

Олег Билорус: – Проблемы климата, в том числе и глобальные, в нашей партийной программе очень четко отражены.

Ярослав Мендусь: – Как участник Социнтерна, мы тоже внесли свой вклад в выработку заключительной резолюции Афинского протокола по этому вопросу. И обязаны его выполнять.

Екатерина Ващук: – Да, есть в программе.

Тарас Стецькив: – Нет, это не является актуальной проблемой для Украины.

Вячеслав Коваль: – У нас пока экологические темы – на тридцатом месте.

Оба «цвай»

– Кто предпочтительнее для Украины –Мак-Кейн или Обама?

Игорь Криль: – Украина – большая страна в центре Европы. У нас есть все, чтобы иметь сильные позиции в мире. Но мы не можем реализовать этот потенциал из-за того, что основные игроки украинской политики ведут себя, как Лебедь, Рак и Щука из известной басни Крылова. Каждый из них хочет править страной, полагаясь на поддержку извне. Поэтому и возникают вопросы типа этого. А наша позиция состоит в том, что нас не должно волновать, какой выбор сделает американский народ. Мы не должны заглядывать никому в рот. У нас должна быть своя позиция, которая основывается на нашем государственном интересе.

Виктор Корж: – Думаю, что Обама.

Василий Волга: – Однозначно – Обама.

Игорь Алексеев: – По-моему, без разницы.

Юрий Кармазин: – Кто там станет в США президентом – для Украины абсолютно никакого значения не имеет.

Владимир Стретович: – Оба – «цвай»

Анатолий Матвиенко: – Они – достойные представители. И мы согласимся с выбором американского народа.

Руслан Князевич: – Мне кажется, господин Мак-Кейн значительно «обізнаніший» относительно Украины, все-таки –один из ведущих экспертов по проблемам Восточной Европы, в том числе украинско-российских отношений. Обама – молодой политик. Хотя, если принять во внимание последние дебаты, о нем можно сказать: быстро учится. И все же для нас был бы предпочтительней Мак-Кейн.

Олег Билорус: – Тот, кого изберет американский народ и кто будет готов сотрудничать с нашей страной, исполняя взятые Соединенными Штатами обязательства в отношении Украины. Особенно, в секторе соблюдения суверенитета и безопасности.

Ярослав Мендусь: – По моему мнению, Обама.

Екатерина Ващук: – Для нас лучше тот, кого американцы сами себе изберут.

Тарас Стецькив: – Оба нормальные. Но мне лично больше нравится Обама.

Вячеслав Коваль: – Не знаю, как для Украины, но для меня – было бы лучше, если б президентом стал Мак-Кейн.

Независимо от фамилии

– При ком вашей партии легче сотрудничать с Россией – при Путине или Медведеве?

Игорь Криль: – Ответ на этот вопрос аналогичный ответу на предыдущий.

Виктор Корж: – Еще рано делать выводы. Но, думаю, сотрудничество останется стабильным.

Василий Волга: – Одинаково

Игорь Алексеев: – Последовательность и преемственность политики, которая была заложена Путиным, – это то, что сохранено и при Медведеве. И это свидетельствует о том, что команда российского президента работает в интересах страны.

Юрий Кармазин: – Там был и есть Путин!

Владимир Стретович: – «См. предыдущий ответ».

Анатолий Матвиенко: – Это клон. Путин и Медведев – одно и то же.

Руслан Князевич: – Нам трудно сотрудничать, что при Путине, что при Медведеве. Подавляющее большинство наших партийных активистов в России – персоны нон-грата. Нас просто не пускают туда, несмотря на наше искреннее желание поддерживать контакты.

Олег Билорус: — Для нас не имеет значения – кто там президент. Но имеет значение осознание того, что мы от России никуда не денемся. Как и Россия от нас. Поэтому важно, чтоб обе стороны признали взаимозависимость, а также принцип суверенного взаимодействия на равных правах.

Ярослав Мендусь: – Межгосударственное сотрудничество с Россией – это программное положение. Независимо от фамилии президента, мы будем сотрудничать с РФ.

Екатерина Ващук: – Как политическая сила, не сотрудничаем напрямую. Поэтому не могу дать оценку: хорошее ли взаимодействие с Россией при том или другом президенте?

Тарас Стецькив: – Не знаю. Еще не проявилось: слишком мало времени прошло, как Медведев стал президентом.

Вячеслав Коваль: – Думаю, разницы нет никакой. Существует великодержавный российский шовинизм. А будет там Путин, Матвеев, Сидоров или Медведев – не имеет значения.

Будет «о-го-го!»

– Какой процент на выборах вы прогнозируете для своей партии?

Игорь Криль: – Мы – новая политическая партия. Нам реально – три месяца. Но уже сегодня влияем на политические процессы в стране. Я не сомневаюсь, «Единый центр» будет в парламенте. Потому что наша политическая позиция сегодня нужна Украине.

Виктор Корж: – Процент будет такой, который принесет победу «Партии регионов» – и это будет наилучший результат. Причем, выше, чем на прошлых выборах

Василий Волга: – От 3,5% до 4%

Игорь Алексеев: – Больше, чем получили в 2007-м. Выше 10%.

Юрий Кармазин: – В зависимости от того, в какой конфигурации пойдет партия на выборы. Сейчас мы имеем свыше 1000 депутатов местных советов, в некоторых регионах Блок Кармазина набирал до 18%.

Владимир Стретович: – В единоличном походе партия получит – 2,9%. В блоке – о-го-го!

Анатолий Матвиенко: – Думаю, результат будет в пределах прошлогоднего. Где-то 14%.

Руслан Князевич: – Очень надеюсь, что не меньше, чем на выборах 2007-го. Думаю, будет 13% «с хвостиком». Хотя… Посмотрим. Во всяком случае, за результат будем очень активно бороться.

Олег Билорус: – Высокий процент. Может и выше, чем было в прошлом году. Больше 30%

Ярослав Мендусь: – Я просто уверен в успехе партии

Екатерина Ващук: – Боюсь загадывать наперед. Но, думаю, что получим не меньше, чем было. Наверное, даже больше.

Тарас Стецькив: – Если речь о «Самообороне», то результат – между 2% и 3%. Маловато, конечно.

Вячеслав Коваль: – Думаю, процент будет достаточным для того, чтобы в будущей Верховной Раде играть свою роль, то есть быть субъектом, а не объектом.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Барометр туризма указывает на Францию

2 августа Всемирная туристическая организация при ООН (UNWTO) опубликовала традиционный...

«Подайте в суд, и это несложно»

«То, что напринимал Киевсовет, — чистый популизм, скорее всего, готовятся к...

Фальсификация истории: уроки бойни в Мальмеди

17 декабря 1944 г. у городка Мальмеди, что на востоке Бельгии, немецкий отряд войск СС...

Чехия: огонь по террористам

Чешские государство, парламент и правительство не боятся своих граждан и людей,...

Оставьте деньги в покое

В первые дни «войны против терроризма» президент Джордж Буш подписал указ №13224....

Гиперугроза кибербезопасности

Спустя две недели после крупнейшей в истории Украины хакерской атаки власти и...

Загрузка...

Узбекистан — Украина: обход на вираже

«Еврокар» — практически единственный стабильно работающий украинский...

И вода закипит

В парламенте зарегистрирован проект закона, который может взбудоражить каждый пляж

История болезни: найдите Квиташвили

«В названии законопроекта №6327 надо было написать: о лишении украинцев любых...

Мирный атом для Пхеньяна

В иррациональности следует обвинять вовсе не Пхеньян, а Соединенные

Фальшивая практичность рукотворного яда

Производство экоупаковки экономически более выгодно, чем приносящая огромный вред...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка