Мечты об СС

№35 (571) 2 - 8 сентября 2011 г. 01 Сентября 2011 0

Недавно начальник Генштаба — Главнокомандующий ВС генерал-полковник Григорий Педченко в очередной раз озвучил планы создать в составе армии отдельный род войск — Силы специальных операций (ССО). В итоге, как он объяснил, расширятся возможности Вооруженных сил в решении целого ряда задач, таких как участие в антитеррористических и информационно-психологических операциях, обеспечение безопасности национального морского судоходства, защиты жизни и здоровья наших граждан и объектов собственности за пределами государства.

Вопрос организации упомянутой структуры обсуждается в СМИ — с различной интенсивностью — уже лет пять. Хотя пока не совсем понятно, что конкретно на сегодня сделано и приобрела ли наша страна реальные возможности проводить — по примеру развитых государств — спецоперации, без которых не обходятся современные войны и конфликты (так же, как и недавние «цветные революции»). Один из свежих примеров — ликвидация Усамы бен Ладена американским спецназом. В ходе нынешних событий в Ливии активно применялись ССО стран НАТО. Обладание современными ССО обязательно для любого государства, которое намерено обеспечить национальную безопасность не на словах, а на деле.

Угрозы и прогнозы

Многие государства, имеющие в составе армий ССО либо их аналоги (тут главное — не название, а суть), прямо или косвенно втянуты в те или иные конфликты, часто включающие в себя военную составляющую. Последние присутствуют практически во всех регионах мира, принимая разные формы — от миротворческих до антитеррористических операций. При этом противостояние нередко затягивается. Например, пока что далеки от достижения декларируемых целей операции в Ираке и Афганистане. Там реальная ситуация для США и их союзников, несмотря на окончание вывода американских боевых подразделений из Ирака, характеризуется как малообнадеживающая. Соответственно на повестке дня — поиск новых путей урегулирования. Но, увы, разрешать подобные проблемы без спецназа еще не научились: как ныне реализуемые, так и новые планы по-прежнему предполагают силовые действия, на острие которых находятся ССО.

Если речь идет о завершении «разборок» с Востоком, то «на очереди» — Африка, что подтверждают события в Сомали, Ливии и др. Сегодня в составе группировки американских войск, развернутой в регионе, ССО занимают важное место и несут немалую нагрузку. Ежедневно мировые СМИ подбрасывают свежую информацию о действиях таких подразделений в Ливии, а удары 2007 г. по сомалийской территории наносили самолеты AC-130 из авиационного компонента ССО в составе ВВС Соединенных Штатов.

Очевидно, что в современных реалиях работы для американских ССО прибавилось, причем спектр решаемых ими задач продолжает расширяться. Так, в январе 2005-го соответствующие подразделения американских ВС участвовали в обеспечении безопасности в ходе инаугурации президента, хотя до того не раз звучали заявления об ограничении использования вооруженных сил для выполнения заданий на территории США. На повестке дня — привлечение ССО к борьбе с пиратством и терроризмом на море, к «точечной работе по персоналиям», т. е. неугодным лидерам других стран (ну, к примеру, нельзя же допустить, чтобы прямо под боком у Штатов безнаказанно проводил антиамериканскую политику президент Венесуэлы Уго Чавес...).

Таким образом, войны в Ираке, Афганистане, Ливии, теракты по всему миру и новые асимметричные угрозы — все это вынудило руководство США и других стран пересматривать планы развития ВС, в частности, уделяя значительное внимание ССО.

Подходы, стратегии, задачи

В современных условиях главной задачей для ССО определено участие в борьбе с терроризмом. Это логично: антитеррористическая вывеска (независимо от истинных целей применения спецназа) наиболее актуальна и позволяет рассчитывать на положительное восприятие мировой общественностью.

Что касается концептуальных подходов к борьбе с терроризмом, то, например, дискуссия о будущей роли и миссии НАТО выделила два основных. Один называют «военным», поскольку он базируется преимущественно на использовании силы (акцент — на наступательные и превентивные мероприятия), другой — с преобладанием мер оборонительного характера — характеризуют как «основанный на принципе управления рисками».

Четко разработанные доктрины развития и применения ССО имеют лишь некоторые государства, в частности США, Великобритания, Франция и Израиль. Между тем важность задач, решаемых ныне такими силами, очевидна.

Современные политические или военные условия могут привести к необходимости использовать скрытые методы разрешения кризисных ситуаций, отличающиеся высоким уровнем физического и политического риска, несравнимого с присущим так называемому классическому военному противоборству. Эти операции, относящиеся главным образом к специальным, требуют применения немногочисленных, но при этом высокоэффективных сил и средств, позволяющих достичь стратегических или оперативных целей.

Расширение спектра и количества задач влечет за собой рост численности формирований, которые принято относить к ССО. И практически все страны вынуждены искать компромисс между необходимостью увеличить ССО и стремлением сохранить их уникальные качества. Эта проблема решается по-разному, поэтому главные различия между соответствующими концепциями США и многих стран Европы — в определении задач, для которых предназначены спецподразделения.

Расхождения в концепциях развития и применения ССО обусловлены разнообразием определений терроризма и стратегий борьбы с ним. Если для США так называемая борьба с терроризмом — это реальная война, которая может вестись одновременно в нескольких регионах мира, то большинство европейских стран стремятся исключить такую возможность. Стратегия безопасности ЕС еще в 2003 г. определила борьбу с терроризмом как преимущественно «предотвращение возможных атак».

Принятые в вооруженных силах США подходы привели к тому, что сейчас командование ССО (United States Special Operations Command — USSOCOM) отвечает за так называемые операции низкой интенсивности, имея в своем распоряжении (непосредственном или оперативном подчинении) свыше 50 тыс. человек от трех видов ВС (сухопутных войск, ВВС, ВМС), а с недавнего времени — и морской пехоты (напомним, что в американских ВС она имеет особый статус).

За последние годы USSOCOM претерпел «беспрецедентную трансформацию», превратившись в воюющее командование с глобальной сферой ответственности «в войне с терроризмом». При поддержке конгресса и Пентагона USSOCOM нарастил мускулы, так как политическая, финансовая и прочая поддержка позволили увеличить его ресурсы и штат, улучшить подготовку. Фактически это была «политическая победа» теперь уже экс-министра обороны Дональда Рамсфельда, когда в 2007 г. были одобрены его планы увеличения численности спецназа на 14 тыс., а бюджета этой структуры — до 7 млрд. долл.

Причем американцы достаточно последовательны в реализации планов реформирования ССО. Пентагон еще в 2003-м заявил о планах провести масштабную реформу спецсил, увеличить их бюджет и повысить роль в борьбе с терроризмом, а в следующем году президент и министр обороны предприняли дальнейшие шаги, чтобы передать USSOCOM лидерство в этой борьбе.

Данная тенденция получила продолжение, что отражено в официальных документах. Так, в Quadrennial Defense Review (QDR) 2006 («Четырехлетний обзор оборонной политики» — издание, где соответствующее ведомство регулярно представляет пересмотр военной стратегии США) говорилось: «Силы спецопераций расширят свои возможности проводить все более сложные и специализированные миссии, более длительные, непрямые и скрытые операции в политически сложном окружении и недоступных местах».

В соответствии с намеченным в QDR боевые подразделения спецназа увеличились почти на треть; подразделения психологической борьбы получили дополнительно 3,5 тыс. человек (т. е. рост численности составил 33%); были усилены возможности ССО отслеживать и поражать важные цели, выполнять глобальные нетрадиционные и длительные миссии, такие как противодействие распространению оружия массового поражения.

В феврале 2006 г. была сформирована отдельная структура под названием «командование сил спецопераций корпуса морской пехоты США» (United States Marine Corps Forces Special Operations Command — MARSOC). Также в корпусе одна из бригад фактически создается как антитеррористическая, хотя официально именуется 4-й экспедиционной бригадой морской пехоты.

Европейские армии располагают несколько меньшими по численности формированиями, предназначенными для решения более ограниченного спектра задач. Например, во Франции закон о военной программе 2003—2008 гг. обеспечил рост возможностей спецназа, «включая создание нового подразделения на уровне бригады». Определяя задачи ССО, центр доктрин применения сил французской армии, видимо, исходил, в частности, из нецелесообразности бросать такие подразделения на выполнение заданий, с которыми вполне способны справиться обычные силы. Французские специалисты утверждают, что у них функции, возлагаемые на такие широко известные части американских ССО, как «зеленые береты» и рейнджеры, выполняются парашютно-десантными полками Иностранного легиона.

В Европе принято считать, что спецназу присущ более узкий спектр задач, куда, в частности, входят: разведка в тылу противника или на контролируемой им территории; проведение спецопераций диверсионного характера (рейдов, налетов и т. п.), направленных на особо важные цели; организация и подготовка иностранных противоповстанческих сил и спецподразделений; борьба с терроризмом.

Достаточно близких к американским взглядов на развитие и применение ССО придерживаются в Великобритании, где было принято решение сформировать две новые структуры такого рода, чтобы «ответить на вызовы времени». В апреле 2006 г. министр обороны Джон Рейд заявил в палате общин о создании группы поддержки сил спецназначения (Special Forces Support Group), включающей в себя военнослужащих королевской морской пехоты, парашютного полка и полка королевских ВВС.

За несколько месяцев до того было организовано еще одно спецподразделение — полк специальной разведки (Special Reconnaissance Regiment). Численность знаменитой британской специальной авиадесантной службы (Special Air Service — SAS) в начале 2004-го увеличилась на 80 человек, в ее составе был сформирован 5-й эскадрон для выполнения антитеррористических задач.

Таких масштабных реформ не было за предыдущие полвека. Они стали возможны благодаря увеличению бюджета британского спецназа, который достиг 1,5 млрд. фунтов стерлингов.

Возможности канадского командования ССО увеличились с созданием нового подразделения, которое дополнило объединенную целевую группу 2 (Joint Task Force Two — JTF-2), уже имеющую опыт реальных боев, в особенности в Афганистане.

Таким образом, из приведенных примеров видно, что большинство стран, вовлеченных в «глобальную войну с терроризмом», стали создавать новые подразделения спецназа.

Стоит отметить тенденцию к улучшению взаимодействия между спецслужбами и ССО — в дальнейшем это сыграло немаловажную роль. Так, столкнувшись с существенными трудностями при выслеживании лидеров террористов в Афганистане и Ираке, разведслужбы и силы спецназначения начали создавать объединенные структуры — так называемые целевые группы (Task Forces), благодаря чему были сняты барьеры между гражданскими и военными органами в интересах повышения оперативности при реализации разведывательной информации (потери времени сократились до нескольких минут).

Сформированная из сотрудников ЦРУ, подразделений «Дельта», SEAL («Морские котики») и ССО ВВС группа Task Force-121 нашла и арестовала Саддама Хусейна 13 декабря 2003 г. Пентагон подтвердил, что эта группа направлялась и на другие важные цели, в том числе в Афганистане. А перед Task Force-145 поставили задачу поймать Абу Мусаба аз-Заркави (который погиб 7 июня 2006 г.).

Однако многие западные специалисты подчеркивают: очевидный рост ресурсов спецназа, обусловленный большим числом регионов его применения и постоянной по своей природе борьбой с терроризмом, привел к тому, что можно назвать «растворением превосходства». «Это не смена доктрины, а потеря курса!» — уверены некоторые эксперты.

Опасаясь (вполне обоснованно) потери эффективности и снижения оперативных возможностей, SAS, например, принимает решение отказаться от дальнейшего увеличения своей численности. Проблема в том, что когда структуры слишком разрастаются, в них, говоря языком менеджмента, накапливается все больше бюрократов — и «предпринимательский дух» в итоге утрачивается.

Как считает директор французского центра исследований в области разведки Эрик Денесэ, «возлагая на спецназовцев миссии, которые могли быть преспокойно выполнены Иностранным легионом, мы просто тратим впустую их высокий уровень специализации». По его оценкам, из 50 тыс. бойцов американских ССО не более чем несколько тысяч дотягивают до стандарта европейских спецсил: «...Delta Force, «морские котики» и вертолетные подразделения ССО — вот они способны осуществлять опасные и секретные миссии. Огромное же число миссий, предназначенных для «зеленых беретов», которые являются частью ССО, по природе своей вполне обычны».

Похожие оценки происходящим реформам были даны и в США. Во всяком случае, когда министр обороны Штатов расширял роль, бюджет и задачи ССО, часто в ущерб ЦРУ, это привело к некоторой напряженности между этими ведомствами. Приверженцы большего участия вооруженных сил в борьбе с терроризмом указывали на ограниченные ресурсы ЦРУ — 600—700 секретных агентов против десятков тысяч военнослужащих ССО.

С другой стороны, в ЦРУ считают, что только оно располагает эффективной агентурой на местах и сотрудниками, знающими языки и местные обычаи. И подчеркивают, что каждая из запланированных ими операций, даже тайная, проходит через различные фильтры и уровни контроля в пределах самого ЦРУ и вплоть до совета нацбезопасности. А в случае проведения аналогичных операций вооруженными силами такое далеко не всегда возможно.

Присутствие в регионах мира и боевое применение

Опыт военных конфликтов последних лет свидетельствует: во всем мире возможности различных подразделений спецназначения по совместному выполнению задач (при надлежащем обеспечении) все более расширяются.

Наглядный пример — создание и применение группировки ССО вооруженных сил США для действий в Афганистане. Развертывание ее основных компонентов было завершено к середине октября 2001 г. — всего через месяц после терактов 11 сентября, поставивших на повестку дня задачу физически уничтожить «Аль-Каиду» и ее союзников. В операции задействовали подразделения из состава 5-й группы спецназначения 1-го оперативного отряда спецназначения «Дельта», 75-го пехотного полка рейнджеров, 160-го полка армейской авиации, подразделения авиакрыльев командования спецопераций ВВС, разведывательно-диверсионных отрядов ВМС и др.

В качестве операционной базы ССО до декабря 2001-го использовался авианосец «Китти Хок» ВМС США, находившийся в северной части Аравийского моря. Боевые подразделения этой группировки насчитывали около 1100 человек и имели на вооружении (кроме различного стрелкового оружия) до 20 самолетов AC-130H/U, EC-130E, MC-130Е/H/P и до 20 вертолетов MH-60K, MH-47D и MH-53J.

В боевом и численном составе группировки ССО вооруженных сил США в ходе всей операции «Несгибаемая свобода» не происходило существенных изменений, лишь на различных ее этапах, в зависимости от обстановки и решаемых задач, изменялись дислокация (базирование) подразделений ССО, система управления ими, а также проводилась их плановая замена.

С декабря 2001 г. началось формирование коалиционной группировки ССО из прибывавших в Афганистан подразделений спецназначения Великобритании, Австралии, Германии, Дании, Иордании, Канады, Новой Зеландии, Норвегии и Турции общей численностью свыше 400 человек.

Примерно аналогичные задачи решали ССО Соединенных Штатов и других стран в ходе событий в Ираке. Прошло всего несколько лет — и Америка вновь стала воевать с исламскими боевиками, теперь уже действующими на территории погруженного в хаос Сомали. И это несмотря на то, что опыт боевых действий в этой стране в рамках проведения международной миротворческой операции (декабрь 1992 — март 1994 г.) оказался для США негативным.

Хотя информация об этих событиях ограничена и достаточно противоречива, но очевидно, что американцы начали с нанесения авиационных ударов и задействовали подразделения ССО для «точечной» работы против местной ячейки «Аль-Каиды». Первый удар был нанесен в ночь с 7 на 8 января 2007 г. самолетом AC-130 сил спецопераций ВВС по тренировочному лагерю «Аль-Каиды», обнаруженному в районе Рас Камбони в южной части Сомали, недалеко от границы с Кенией.

Удары были продолжены, и уже 10 января информагентства, ссылаясь на официальных лиц временного правительства, сообщили, что в ходе нанесения авиаударов уничтожен один из лидеров «Аль-Каиды» в Восточной Африке Фазул Абдулла Мохаммед. Характерной деталью действий ВС США в Сомали стало применение авиации спецназначения, в первую очередь «воздушной канонерки» AC-130.

Помимо применения ССО в «горячих точках», наблюдается тенденция к заблаговременному развертыванию их практически во всех регионах мира, с тем чтобы создать условия для использования в кризисной ситуации. Кое-какие капли сведений об этом периодически просачиваются в открытые издания. Например, в конце 2006 г. в ряде СМИ была опубликована заметка (со ссылкой на официальные источники) о том, что минобороны США направляет военнослужащих подразделений ССО в посольства Штатов примерно в двух десятках стран для «сбора информации о террористических угрозах». Причем эти силы подчиняются только американскому военному командованию, ответственному за данный регион.

Другая форма присутствия подразделений ССО в регионах мира — регулярная подготовка ими военнослужащих армий соответствующих стран.

Спецназ дешевым не бывает

Сейчас в большинстве силовых структур нашей страны идет процесс реформирования. Разумеется, он не может не затронуть и части, подразделения спецназначения различной ведомственной подчиненности. Поскольку стратегическая линия всех реформ — путем оптимизации добиться максимальной эффективности той или иной структуры при прежнем (или незначительном увеличенном) ресурсном обеспечении, стоит напомнить: спецназ дешевым не бывает. Чтобы превратить его в могущественную силу, затрачиваются годы и немалые средства. Это убедительно подтверждают описанные выше изменения, затрагивающие ССО и подобные им структуры во всех развитых государствах.

Есть и печальный пример, подкрепляющий сказанное методом «от противного». Жертв теракта в Норвегии, где 22 июля Андерс Брейвик в течение полутора часов хладнокровно расстреливал безоружных, беззащитных обитателей молодежного лагеря на острове Утойя, могло бы быть намного меньше. Слишком долго добиралось туда норвежское подразделение спецназначения «Дельта» — из-за отсутствия вертолета и неисправности катера...

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Барометр туризма указывает на Францию

2 августа Всемирная туристическая организация при ООН (UNWTO) опубликовала традиционный...

«Подайте в суд, и это несложно»

«То, что напринимал Киевсовет, — чистый популизм, скорее всего, готовятся к...

Фальсификация истории: уроки бойни в Мальмеди

17 декабря 1944 г. у городка Мальмеди, что на востоке Бельгии, немецкий отряд войск СС...

Чехия: огонь по террористам

Чешские государство, парламент и правительство не боятся своих граждан и людей,...

Оставьте деньги в покое

В первые дни «войны против терроризма» президент Джордж Буш подписал указ №13224....

Гиперугроза кибербезопасности

Спустя две недели после крупнейшей в истории Украины хакерской атаки власти и...

Загрузка...

Узбекистан — Украина: обход на вираже

«Еврокар» — практически единственный стабильно работающий украинский...

И вода закипит

В парламенте зарегистрирован проект закона, который может взбудоражить каждый пляж

История болезни: найдите Квиташвили

«В названии законопроекта №6327 надо было написать: о лишении украинцев любых...

Мирный атом для Пхеньяна

В иррациональности следует обвинять вовсе не Пхеньян, а Соединенные

Фальшивая практичность рукотворного яда

Производство экоупаковки экономически более выгодно, чем приносящая огромный вред...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка