Медицинская академия: детектив с элементами трагикомедии

№51–52(754) 25 — 31 декабря 2015 г. 23 Декабря 2015 1 4.2

президент НАМН Андрей Сердюк

Многие считают, что академия — это учебное заведение наподобие института или университета, но рангом повыше. А академия медицинская соответственно — кузница кадров, выпускающая самых-самых лучших врачей.

И считают в общем-то верно. Но что такое Национальная академия медицинских наук, НАМН? Это отнюдь не вуз. А огромный научный центр, координирующий фундаментальные исследования в области медицины и готовящий для этого необходимые кадры.

В Национальной академии медицинских наук трудятся 41 академик и 78 членов-корреспондентов (вообще по штату их должно быть 50 и 95 соответственно, но это в будущем). Кроме того, работают 2673 ученых, из них 600 — доктора наук и 1271 — кандидаты. Каждый третий ученый, кстати, моложе 35 лет.

НАМН — это 36 научных учреждений по всей стране, 29 из которых — клинические. Т. е. там не только занимаются учебной и научной работой, но и лечат пациентов, причем стационарно — в системе институтов Национальной академии медицинских наук более 7 тыс. коек. (В прошлом году были пролечены 159 тыс. человек, еще 674 тыс. — оказана консультативная помощь).

И над всей этой в самом лучшем смысле слова махиной нависла серьезная угроза. Академию могут лишить государственного финансирования, поставить на коммерческие рельсы (а тогда уж — какие научные исследования?). Первый шаг в этом направлении уже делается — это попытка смещения с должности президента НАМН академика Андрея Сердюка.

Лакомый кусок

Для своего возраста, а 24 декабря ему исполнилось 77 лет, Андрей Михайлович выглядит очень и очень. Мы сидим в дышащем историей уютном кабинете (главное здание НАМН явно помнит еще дореволюционные годы), пьем зеленый чай с финиками, неспешно обсуждая ситуацию в стране.

— Кстати, — говорит президент Национальной академии медицинских наук, — сейчас мы активно работаем в области тактической медицины. Созданы специализированные центры по подготовке военных специалистов — боевой травмы и политравмы, сосудистой и нейрохирургии.

Центры находятся как в Киеве, на базе институтов хирургии и трансплантологии им. Шалимова и нейрохирургии им. Ромоданова, так и в Харькове — поближе к фронту, на базе институтов общей и неотложной хирургии, патологии хребта и суставов.

— Много украинских военнослужащих воспользовались помощью академии медицинских наук?

— В прошлом году мы приняли и пролечили 200 раненых, в этом — уже 875. На всяких случай у нас для ребят из зоны АТО зарезервирована тысяча коек. Недавно была проведена уникальная операция — бойцу из сердца вынули два осколка.

Точнее, для нас подобная операция не совсем и уникальная. Раньше операции на сердечной мышце делали, используя аппарат искусственного кровообращения. Мы же проводим операции на работающем сердце — это более безопасно, щадяще для пациента. Самая последняя, передовая технология. Остановить ведь сердце легко, а вот запустить... Если при операциях, проводимых обычным методом, летальность составляет до 10%, то у нас — всего десятые доли процента.

— Национальная академия меднаук — это, помимо прочего, объекты недвижимости, находящиеся в элитных, центральных районах городов. Или не центральных, но ближе к парковым, лесным зонам. Довольно лакомый кусочек...

— Да, есть опасение, что наши предприятия хотят приватизировать по остаточной стоимости — за копейки. Но главная проблема даже не в зданиях. У нас собраны лучшие кадры, это уникальные коллективы, которые создавались десятилетиями. Люди приходили в институты студентами на практику, потом дорастали до руководителей. Я, кстати, и сам так пришел в академию — был врачом Верхнеднепровского района Днепропетровской обл., и меня в 1966 г. пригласили в аспирантуру.

В нашей структуре такие уникальные предприятия, как Институт сердечно-сосудистой хирургии им. Амосова, Институт глазных болезней и тканевой терапии им. Филатова, Институт хирургии и трансплантологии им. Шалимова... Когда произошла Чернобыльская катастрофа, у нас была единственная в стране медицинская лаборатория радиационных исследований — при институте им. Марзеева. Затем на ее базе был создан Институт медицинской радиологии.

И вот эти коллективы, если что, конечно, оставят — иначе мировое сообщество нас не поймет. Но о какой-либо медицинской науке, ее развитии можно будет забыть — институтам придется зарабатывать на жизнь самостоятельно, они постепенно превратятся в коммерческие клиники. У власти, насколько я понимаю, именно такое представление: что клинические институты — это просто хорошие больницы, а наука — где-то там, неизвестно где.

Клинический повод

— Вы оказываете сопротивление попыткам уничтожить отечественную медицинскую науку?

— Безусловно. Последняя на данный момент акция под лозунгом «Руки прочь от науки!» была проведена 9 декабря. Академики и профессора, доктора и кандидаты медицинских наук, научные сотрудники и работники аппарата президиума НАМН протестовали против предложенных правительством изменений в бюджете на 2016 г., касающихся организации и финансирования научной деятельности.

Однако довольно сложно противостоять власти, когда на тебя самого оказывается сильнейшее давление. Когда пытаются «уйти» с должности президента Национальной академии медицинских наук и поставить своего человека.

— Кого именно?

— Нынешнего ректора Одесского национального медицинского университета Валерия Запорожана. Он хотел занять должность президента еще в 2011 г., был одним из претендентов. Насколько я понимаю, ему пообещали этот пост — в 2004-м и 2010 г. он был доверенным лицом Виктора Януковича. Однако выбрали меня, 93 голосами (против было всего трое). Я уговорил Запорожана стать вице-президентом, сказал: «Валерий Николаевич, ты еще молодой, 5 лет побудешь заместителем, а потом станешь президентом».

Однако он, судя по всему, не хотел ждать, по его мнению, так долго и решил поторопить события. Поводом послужила ситуация со строительством новой клиники для ВИЧ-инфицированных — раньше она находилась на территории Киево-Печерской лавры. Дело затягивалось, митрополит Павел пожаловался Виктору Януковичу, тот дал поручение Николаю Азарову разобраться, и Николай Янович позвонил мне. Был он расстроен и рассержен.

Если не прекратятся нападки на медицинскую науку, академия может лишиться как современной аппаратуры, так и профессиональных кадров. На фото — отделение кардиохирургии Института общей и неотложной хирургии НАМН

— Вы, — говорит, — меня подвели, на меня президент накричал. Уходите в отпуск. (Произошло это в июле 2013 г.) Кого назначите вместо себя на это время? — Как кого? — спрашиваю. — Конечно же, первого вице-президента академии Юрия Ильича Кундиева. — Нет, — заявляет, — назначьте Валерия Николаевича Запорожана.

Ну что делать, не спорить же с премьер-министром. Подписал приказ на Запорожана и ушел в отпуск. Кстати, довольно своевременно — через неделю мне сделали операцию на сердце, аортокоронарное шунтирование. Если б оставался на работе, может, вот так с вами сейчас бы и не сидел — вполне мог загреметь в больницу с инфарктом или инсультом.

Валерий Запорожан ввел в эксплуатацию новый корпус, перевел туда ВИЧ-инфицированных. Повышенное внимание прессы и т. д. Как такое может не понравиться? И в конце года меня вынудили подписать заявление об уходе.

— То есть как это — «вынудили»?

— В буквальном смысле слова. Человек пятнадцать, здоровенные все такие, ворвались в кабинет и сказали: пока не подпишешь заявление — не выпустим.

— Это же преступление! Куда смотрели правоохранительные органы?

— Никуда не смотрели. Данные события происходили во время майдана, а группой людей, ворвавшихся в кабинет, руководил майданный активист Дмитрий Шерембей. Он, собственно, и поставил мне ультиматум.

Я заявление написал, но хитро — на имя президиума Национальной академии медицинских наук. По закону он не имеет права освобождать от должности — это прерогатива общих собраний. «Активисты» таких тонкостей не знали, поэтому заявление об уходе не имело никакой юридической силы. А мы в свою очередь подали заявления о противоправных действиях в СБУ, милицию, прокуратуру.

— Были какие-то результаты?

— Абсолютно никаких. Но на меня стали оказывать сильное давление. Начались проверки, расследования. Насчет создания новой структуры в академии — управления капитального строительства — начали копать: не было ли каких нарушений при формировании. Пытались обвинить в незаконном совмещении двух должностей, на которых я получал зарплату: непосредственно в академии, а также как руководитель Института гигиены и медицинской экологии им. Марзеева.

Я еще в самом начале уточнял — можно ли получать зарплату в институте, это будет правильно? Сказали — все нормально, конечно, можно, вы же работаете по контракту. Но когда возник прессинг, я на всякий случай добровольно отказался от зарплаты и все суммы — и зарплату за два года, и премиальные вернул до копейки.

Они ищут повод, чтобы подать на меня в суд по подозрению в совершении преступления. Любого. Главное — отстранить на время судебного разбирательства от руководства академией, а там дело техники. Но все попытки проваливаются.

Люди, стоящие за Валерием Запорожаном, пытаются инкриминировать мне хищение средств, выделенных на закупку аппаратуры. Да все вообще наоборот! Процедура какая: институты, входящие в состав Национальной академии меднаук, проводят тендеры, закупают под гарантию государства необходимую им технику, а в конце года приходят средства и погашается кредиторская задолженность.

В 2013 г. 29 декабря на счет академии пришли необходимые 270 млн. грн. В 12 часов дня. Мы успели получить только 20 млн. — уже в 14.00 остальные деньги, 250 млн., ушли обратно в бюджет.

— На каком же основании?

— Право государства: хочет — дает, не хочет — забирает. Но это, конечно, неправильно. Я потом по этому поводу и президенту писал, и премьеру, но безрезультатно. Что произошло? Аппаратура есть, а пользоваться ею невозможно — вы же не будете ходить в костюме, который взяли в магазине, но не заплатили? Если иначе — это называется воровством.

А наши институты теперь проверяют каждый месяц — почему не установлена аппаратура? Над нами висит дамоклов меч — компании, у которых закупалась техника, вправе подать в суд, и по его решению могут быть заблокированы счета. И как тогда работать, платить сотрудникам зарплату?

Мы должны за аппаратуру четверть миллиарда. В нынешних ценах это в три раза больше! Вернуть тоже проблематично — кто возьмет назад технику, которая по сути новенькая, но уже два-три года стоит на сохранении? НАМН, кстати, СБУ поддержала — говорят: выделите академии средства из бюджета, погасите, в конце концов, кредиторскую задолженность!

Битый не битой

Национальную академию меднаук обвиняют в нарушениях при проведении закупок оборудования и строительных работ. Но многочисленные проверки, которые были осуществлены Государственной финансовой инспекцией и Счетной палатой, это не подтвердили, никаких нарушений не выявлено, потому что их попросту не было.

В условиях, когда с судами ничего не получается, на руководителя Национальной академии медицинских наук оказывается сильнейшее психологическое давление. Почти анекдотичный случай произошел 13 мая в Одессе.

— Утром звонит заместительница Запорожана — мол, ректор Одесского национального медуниверситета со страшными ранами лежит в клинике. Его избили двое неизвестных. Туда моментально вылетел бывший депутат от партии «Свобода», «завхоз» евромайдана Михаил Блавацкий. Сейчас он член общественного объединения «Люстрация и честность».

Буквально через два-три часа в интернете появляется статья Блавацкого, где автор пишет, что все происшедшее — рука академии. Дескать, Валерий Запорожан ведет бескомпромиссную борьбу против погрязшей в коррупции верхушки НАМН, за что и пострадал.

В это время в Одессе был главный хирург Украины Петр Фомин. Он приехал в клинику, но его не пустили. Сказали, пациент в тяжелейшем состоянии, его били битами по голове. Потом уточнили, что ударов было два, и не битами, а черенками от лопат, но говорить ученый все равно не может.

Однако на следующий день Валерий Запорожан уже дал интервью местному телевидению. Лежал (на голове что-то намотано) и слабым голосом рассказывал, что он борец с коррупцией в Национальной академии медицинских наук, что он «вошел в диссонанс с некоторыми людьми», которые заказали его убийство. И если бы удар пришелся в другое место, его б уже не было на этом свете.

Появилось в сети и фото ректора: на голове — повязка, на скуле — синяк. Милиция возбудила дело по статье хулиганство, СМИ рассказывали о мужественном ученом муже, бросившем вызов коррупции, другие писали, что копать надо ближе.

— По вашему мнению, из-за чего на самом деле побили ректора?

— Возможно, корни следует искать в сомнительной, мягко говоря, деятельности Валерия Запорожана, который из научного деятеля постепенно превратился в дельца.

В 2013 г. правительство приняло решение создать на базе Одесского меда технопарк. В управление Валерия Запорожана из коммунальной собственности были отданы имущественные комплексы Одесских клинических больниц №4 и №9, а также здание под офис.

Новое предприятие должно было получить почти 1 млрд. грн. Первые транши, кстати, были получены, но заводы по производству инсулина и плазмы крови (именно на это были выделены деньги) так и не появились. Не сделаны даже технические задания.

Еще за время, когда Одесским медицинским университетом руководил Запорожан, учебное заведение лишилось двух студенческих общежитий — на ул. Малиновского и Ковалевского. Сейчас там живут торгующие на «Седьмом километре» вьетнамцы. На месте центральной научно-исследовательской лаборатории на Белинского — ресторан «Александровский». В помещении кафедры иностранных языков на Пастера — магазин по продаже надувных бассейнов. Вместо спорткомплекса на Мечникова — 16-этажный жилой дом.

Когда занимаешься, мягко говоря, не совсем правильным бизнесом, нужно быть готовым ко всему.

— Вам следует более активно защищать свою честь и достоинство...

— Вы понимаете, мы люди в возрасте, интеллигентные. Академики, ученые. Мы совершенно не привыкли к грязным методам, провокациям. Думали, что все это пройдет само собой. Но увы... Возможно, вы правы.

Совсем недавно произошла уж совершенно дикая история. Все сотрудники получили письмо на официальном бланке академии, где изложена вся та грязь, которая льется на меня, на Юрия Ильича Кундиева. А подписано оно вице-президентом академии Виталием Ивановичем Цимбалюком. Но подпись поддельная, исходящие данные — тоже. Впрочем, это для нас теперь даже хорошо. Мы обратились в СБУ и Генеральную прокуратуру, и дело уже расследуется. Это не какие-то мифические измышления, а явный подлог.

Еще мы написали письмо на имя председателя парламентского комитета по вопросам охраны здоровья Ольги Богомолец с просьбой заслушать на заседании комитета ситуацию, сложившуюся вокруг академии. Действия Блавацкого и Запорожана (вот где парадоксальным образом сплелись интересы «свободовца» и бывшего «регионала») ведут к дезорганизации работы президиума НАМН, искусственно создают атмосферу нервозности и напряжения.

— Все-таки непонятно, если очередные выборы президента Национальной академии медицинских наук назначены на февраль 2016-го, почему Валерий Запорожан решил их не дожидаться?

— Совершенно не факт, что если бы назначили Запорожана президентом, выборы состоялись бы. Сказали бы — зачем, ведь руководитель назначен совсем недавно.

— Как вы считаете, велики ли у него шансы после всего произошедшего возглавить академию?

— Да какие у него шансы? Для сотрудников академии теперь этого человека не существует.

Справка «2000»

Национальная академия медицинских наук Украины. 04050, Киев, ул. Герцена, 12.

Тел.: (044) 483-6849, 489-3981

amnu.gov.ua

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Полицейские в академии

В Академии медицинских наук оказались люди, личные амбиции которых превышают интересы...

Каких лекарств не хватает в АТО?

Может ли Украина противостоять бактериологической атаке

Полонина в огне

С начала 2016 г. в Ивано-Франковской области возникло шесть чрезвычайных ситуаций...

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Страх способен подвигнуть политиков к готовности задействовать порой даже самые...

Швейцарская тюрьма установит защиту от дронов

Тюрьма швейцарского города Ленцбург (кантон Аргау) намерена потратить 200 000 франков на...

Прощай, забой! Гуд бай, мореходка!

Проблема не профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных специалистов...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
niky

вот кто начал Кошмарить Медицинскую Науку--Мыкола Янович Хазаров---надо было бы притащить его в Киев--и люстрировать его на Майдаувне--просто Повесить Падло..

- -6 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка