На Лауру надо молиться

№12(765) 25 — 31 марта 2016 г. 24 Марта 2016 1 3.7

Больше всех румыны доверяют Лауре Кодруте Ковеши // hotnews.ro

Кто-то может себе представить, чтоб у директора новоиспеченного Национального антикоррупционного бюро г-на Сытника рейтинг доверия населения превышал уровень доверия, которое граждане испытывают, допустим, к церкви перед Пасхой?

Или может представить, что народ в Украине доверяет генпрокурору Шокину, впрочем, любому главе ГПУ процентов эдак на 90?

Нет, такое нам даже не приснится.

Но вот в соседней стране подобный пример есть. И он весьма показателен для Украины, которая за последних два года борьбы с коррупцией дошла до таких плачевных результатов, что, кажется, эта беда поглотила уже всю страну.

Премьер попал «под каток»

В Румынии главу Национального управления по борьбе с коррупцией (DNA — the National Anti-Corruption Directorate) 42-летнюю Лауру Кодруту Ковеши считают легендой при жизни. И в рейтинге национального доверия в 2015 г. ведомство, возглавляемое г-жой Ковеши, с большим отрывом обошло церковь и заняло первое место.

Во время ее работы в должности генерального прокурора к этой структуре в Румынии граждане относились с большим уважением, а уровень доверия намного превосходил рейтинг и премьер-министра, и лидеров ведущих партий.

Г-же Ковеши, занимавшей ранее должность генпрокурора Румынии (кстати, единственной, кто отбыл в прокуратуре полный срок каденции), посвятили свои материалы такие издания, как The Economist и The New York Times.

К сожалению, мы не смогли получить комментарий в посольстве Румынии в Украине — именно по поводу уникальной для нас деятельности г-жи Ковеши.

Возможно, диппредставительство посчитало, что это не тот случай, который требует особых комментариев. Ну что ж: в Бухаресте уже потихоньку привыкают, что борьба с коррупцией и «посадка» высоких чиновников благодаря активной работе Нацбюро — дело привычное.

Кстати, коллеги из румынской прессы подтвердили наши догадки: действительно, в стране уже несколько лет уровень доверия именно к г-же Лауре неизменно растет.

В телефонных беседах они дипломатично предполагали, что так будет и в Украине, дескать, хорошо, что НАБУ все-таки создано, впрочем, не могли взять в толк, почему вокруг этой структуры ведутся политические баталии. И прокуратура, и Нацбюро априори должны быть вне политики.

Одним из примеров серьезной борьбы с коррупцией в Румынии называли, как под каток антикоррупционной реформы попал экс-премьер Настасе.

Верховный суд приговорил его к двум годам лишения свободы по обвинению в коррупции за незаконное получение средств на избирательную кампанию еще 2004 г.! В тюрьме он совершил попытку самоубийства, долгое время лечился в госпитале. Отбыв срок заключения, судя по всему, не встал на путь исправления... Материалы по бывшему премьеру подало Нацбюро, возглавляемое г-жой Ковеши, и суд приговорил экс-главу правительства уже к четырем годам заключения.

Не так давно была арестована глава Национального управления по борьбе с экономическими преступлениями и терроризмом г-жа Бика. Ее обвинили в злоупотреблении служебным положением, когда она работала в комиссии, отвечающей за возврат законным владельцам недвижимости, отобранной во времена Чаушеску.

Что самое удивительное как для отечественного гражданина — никто не считает такие меры борьбы с высокопоставленными чиновниками неким сведением счетов.

И тому свидетельство — результаты президентских выборов, состоявшихся полтора года назад: там тема борьбы с коррупцией сыграла ключевую роль.

«Победу в этой гонке одержал Клаус Йоханнис, который и до выдвижения кандидатом в президенты отметился как ярый антикоррупционер.

Местные политологи считают, что его главный оппонент — премьер страны Виктор Понта — проиграл потому, что обозначил в своей программе возможность амнистии для политиков, уже обвиненных в коррупции» (УНИАН).

Два процента от суммы злоупотреблений

В Румынии за относительно непродолжительное время — немногим более года — почти по тысяче уголовных дел, где фигурировали министры, более трех десятков мэров, сотни судей, таможенников и полицейских, были вынесены обвинительные приговоры и конфисковано имущества на 150 млн. евро.

А теперь посмотрим отечественные сводки (причем за двухлетний период, когда — как и было объявлено — началась борьба с коррупцией по всем фронтам). Хоть одно громкое дело доведено до конца? Кому-то из должностных лиц (в том числе и в погонах, кто крышевал незаконный бизнес, брал взятки драгоценностями и т. д.) вынесен приговор?

Некоторые медиа время от времени составляют собственные рейтинги коррупционеров: выводят эдакую «горячую десятку».

Как сделали, к примеру, сотрудники «Эспрессо ТВ» (ОБОЗРЕВАТЕЛЬ).

Но возьмем только тройку самых резонансных историй.

На первом месте — прокуроры-взяточники: речь о зампрокурора Киевской обл. Александре Корнийце и первом заместителе главы следственного управления ГПУ Владимире Шапакине. Их подозревают в вымогательстве взятки в особо крупных размерах.

Второе место отдали председателю Апелляционного суда Антону Чернушенко: правоохранители изъяли у служителя Фемиды около $6,5 тыс., которые тот якобы собирался потратить в этот вечер на стоматолога, а в мобильном телефоне обнаружили десятки входящих SMS с указаниями, какими должны быть решения суда.

Третье место — за высокопоставленными чиновниками из ГоСЧС г-дами Бочковским и Стоецким, которых задерживали под телекамеры прямо на заседании в Кабмине.

Страна помнит, сколько было и в 2014-м, и в 2015-м задержаний, но в итоге все вернулось на круги своя. «Посадок» не произошло. Некоторые вообще давным-давно на воле с оправдательными приговорами.

Вот тут, возможно, и сослужила бы хорошую службу пресса, взяв на вооружение опять же румынский опыт. Там, как уверяли некоторые сотрудники печати, если журналисты помогают раскрывать коррупционные схемы чиновников, государство выплачивает представителям СМИ 2% выявленной суммы злоупотреблений.

Можно предположить, что это тоже сыграло положительную роль. По словам г-жи Ковеши, «число предъявленных обвинений по коррупционным делам по сравнению с 2013 г. удвоилось».

Поминальные свечи и плакат — «Коррупция убивает». Страна, которая узнала страшную весть о погибших во время пожара в ночном клубе Бухареста, считает, что главная вина за случившееся — на коррупционерах // hunedoaralibera.ro

Как арестовать депутата

Недавно Верховный кассационный суд Румынии санкционировал заключение под стражу на 30 суток бывшего министра по делам туризма и нынешнего депутата парламента Елену Удреа. По сообщениям Balkan Insight, «Удреа инкриминируется взяточничество, злоупотребление полномочиями и нецелевое расходование средств, выделенных на торжественные мероприятия по случаю боксерского турнира в 2012 г.».

Причем она уже не в первый раз оказывается под арестом. В феврале 2015-го ее задержали по подозрению в использовании служебного положения в корыстных целях.

Следователи ведомства, возглавляемого Лаурой Ковеши, полагают, что Удреа получила взятку в обмен на помощь частной фирме в продлении государственного контракта на использование лицензионных программ Microsoft в школах Румынии. Также ей вменяют получение денег в обмен на содействие некоему бизнесмену в размораживании его активов в Швейцарии.

Впрочем, не все так гладко — в смысле задержаний и арестов депутатов, как того хотело бы ведомство г-жи Ковеши.

Еще два депутата — г-н Войку и г-н Паун, об аресте которых еще в начале февраля с. г. оно ходатайствовало, до сих пор на свободе. Эти парламентарии вместе с десятью другими подозреваемыми проходят по делу о серии финансовых нарушений, связанных с возможным нецелевым расходованием средств, выделенных ЕС для помощи цыганскому национальному меньшинству.

Как только г-н Войку с парламентской трибуны заявил о своей невиновности, добавив, что арест стал бы для него огромным унижением, управление по борьбе с коррупцией приняло в отношении него меру пресечения в виде судебного надзора.

Что касается г-на Пауна, то по последним сообщениям румынской прессы, ордер на его арест поддержали большинство парламентариев.

Оба депутата (которых и обвиняют в финансовых махинациях) — этнические цыгане, в течение многих лет представляют нацменьшинство в парламенте. Мало того, г-н Паун возглавляет Партию цыган Румынии, является председателем комитета по вопросам прав человека. Ему инкриминируют мошеннические действия в рамках реализации проектов ЕС, хищение и отмывание денег. Его коллега по неприглядным делам г-н Войку — депутат от Социал-демократической партии, занимающий в этой политсиле важную должность. Его подозревают в легализации незаконных доходов и подаче недостоверной отчетности.

По версии антикоррупционного ведомства, таким образом не по назначению было истрачено более 6 млн. евро, предоставленных ЕС, и около 750 тыс. — полученных от румынского правительства.

Несмотря на то что в этих историях фигурируют партийные боссы, тем не менее, как уверяют коллеги из румынских СМИ, ни в том, ни в другом случае со стороны политических сил не звучали обвинения в адрес ведомства г-жи Ковеши: дескать, дела политические, заказные.

А теперь вспомним Верховную Раду 2015-го, когда она с боем одобрила-таки представление генпрокурора на задержание и арест народного депутата от Радикальной партии Игоря Мосийчука. К тому времени вся страна по сто раз пересмотрела видеодоказательства наглого взяточничества и фактически торговли депутатскими полномочиями.

При этом до сих пор и «радикалы», и некоторые коллеги по парламенту из других партий уверены, что «Мосийчука взяли по политическим мотивам».

Coruptia ucide

С такими лозунгами (coruptia ucide переводится как «коррупция убивает») румыны выходят на крупнейшие протесты в истории страны — со времен падения режима Чаушеску.

На Университетской площади, ставшей центром революции 1989-го, долгое время висел баннер с надписью: «Тогда боролись на свободу, сегодня боремся за справедливость». Справедливость по нынешним меркам — это прежде всего уничтожение такого зла, как коррупция.

«Устранение Понты, экс-премьера страны, — писало одно из румынских изданий, — это кульминация борьбы, начавшейся в 2003 г., когда по настоянию Европейского Союза, куда страна хотела вступить, в Румынии было создано независимое Национальное антикоррупционное агентство».

Премьер-министру Виктору Понте официально предъявлены обвинения в мошенничестве, уклонении от налогов и отмывании денег.

«И хотя некоторые представители правосудия до сих пор противятся реформам, — подчеркивало Balkan Insight, — агентство стало одним из самых авторитетных институтов в Румынии. Имея мощную защиту ЕС и США от внутренних политических нападок, оно набирает обороты. Следовательно, положен конец полной безнаказанности, которая долгое время была визиткой румынского политического класса».

Кампании против коррупции на высшем уровне, которая довольно успешно проходит в стране под руководством г-жи Ковеши, радио Румынии посвящает прямые эфиры и серьезные аналитические программы.

В одной из них было сказано, что «нынешняя борьба с коррупцией затеняет уже известную операцию «Чистые руки» благодаря Национальному управлению по борьбе с коррупцией». На «острие копья» оказались и экс-премьер-министр, и судья конституционного суда, и мэр столицы, а также многие другие высокопоставленные чиновники.

Только в 2015-м ведомство Лауры Ковеши, в частности, подало запросы на арест действующего министра финансов. По материалам, представленным DNA, были задержаны 20 нынешних и бывших членов парламента, 14 мэров, 9 председателей уездных советов и один префект.

«Неважно, левой либо правой они ориентации, у власти либо в оппозиции, из Бухареста или же из других городов — герои дел о коррупции покрывают весь политический спектр и всю карту страны», — считают и в DNA.

Согласно коммюнике Национального управления по борьбе с коррупцией, вынесение приговоров в случае отправленных в суд сохраняется на уровне 90%, что доказывает качество расследования.

Конечно, хотелось бы верить, что когда-то и у нас процент историй — от момента предъявления обвинения преступному чиновнику и до его «посадки» — будет таким же. Да хотя бы вполовину — и то легче дышать стало бы.

Увы, пока надежды остаются иллюзорными.

Сколько нужно доказательств коррупционных действий представителей нашего нынешнего Кабмина, чтоб хотя бы отправить в отставку, не говоря даже о том, чтоб судить?

Остается уповать не столько на законы, сколько на то, что появится и в Украине своя Лаура. И тогда уж — молиться на нее надо...

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Две стороны одного карабина

В общей сложности в арсенале семьи Дмитрия Яроша 15 стволов

Крадут чаще, чем грабят

С 27 ноября по 4 декабря в Николаевской области зарегистрировано 1332 чрезвычайных...

От «винтиков» до «белых хакеров»

Отправить могут в любую точку страны, ни о каком выборе места службы речь идти не может

Залоговый кредит — «вишенка на торте»

Банкам проще забыть о мелких кредитах от 1,5 до 3 тыс. грн, чем бороться за них. В 90%...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
докучаевец
26 Марта 2016, докучаевец

Светлана, спасибо за материал. Хотя бы немного легче на душе - оказывается дело борьбы с коррупцией не безнадёжное.
У меня есть опыт работы в таких эшелонах чиновничества, где атмосфера коррупции, пусть негласно, но доминирует. Если у тебя нет "хатынкы" в три этажа, престижного автомобиля и т.д., то ты - лох, которого сослуживцы презирают, и при первом же удобном случае от него избавляются. Никакие выборы-перевыборы, новые назначения, обновления никакого результата не дают - атмосфера перемалывает любого. Вот только радикальная хирургическая операция, такая, как в Румынии, может дать ожидаемый эффект. И то на время. Как в медицине - пересаженный орган непременно будет отторгнут, если не применять постоянно соответствующие лекарства.
Будем надеяться на хирургию в Украине.

- 1 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка