Нам будет плохо еще долго

№42 (434) 17 - 23 октября 2008 г. 17 Октября 2008 0

Если финансово-экономические потрясения в мире закончатся где-то через полгода, как прогнозируют западные экономисты, и весной 2009-го кризис пойдет на спад, то в Украине это произойдет вряд ли так быстро.

Нас будет трясти долго и обстоятельно.

Впрочем, отечественные политики, особенно те, которые при власти, считают иначе.

Экономисты же прогнозируют довольно пессимистические перспективы для страны.

Причем если политики обвиняют экономистов в провоцировании паники, то экономисты ставят в укор политикам, наоборот, вред от «убаюкивающих речей», по сути — популистских.

В общем, истина, как всегда, где-то посередине.

А потому обсудить причины нынешнего международного кризиса и то, как же он на самом деле влияет на ситуацию в Украине, я решила с АЛЕКСЕЕМ ПЛОТНИКОВЫМ — экономистом и политиком в одном лице — доктором экономических наук, профессором, заведующим отделом международных валютно-финансовых отношений Института мировой экономики и международных отношений НАН Украины, народным депутатом, членом парламентского Комитета по вопросам экономики и главой подкомитета международной экономической политики.

Три причины

— Давайте выясним: нынешний кризис в мире — процесс естественный, не выходящий за рамки потрясений аналогичных кризисов, как, например, в 1998 году, или «из ряда вон»?

— В принципе то, что происходит, — ничего такого «из ряда вон» не наблюдается. Нормальная рыночная мировая экономика так и развивается — циклично, примерно через каждые 10 — 12 лет. Так что это, считайте, абсолютно естественное состояние международного экономического развития. Хотя нынешний — очень серьезный мировой кризис...

— А в чем принципиальная разница в причинах возникновения кризисов — этого и того, что был 10 лет назад?

— Начнем с нынешнего. Итак, с 2005-го по 2007-й, т. е. примерно в течение 2 — 3 лет на финансовом поле была совершенно непрогнозируемая ситуация, прежде всего — соотношение евро к доллару, в результате чего евро исключительно укрепился. Это первая причина. Вторая — произошло значительное повышение цен на недвижимость в мире, ипотечный кризис в США и так далее. Третья причина, на мой взгляд, — цены на продовольствие: его стало меньше, и оно начало дорожать.

Эти три параметра — доллар-евро, цены на недвижимость и продовольственный кризис — стали причиной того, что мир залихорадило. Сюда нужно добавить так называемые производные финансовые инструменты, которые представляют собой скорее виртуальные, чем реальные, деньги. Они также способствовали нынешнему кризису.

В 1997 — 1998 годах причины иные, прежде всего — крах на финансовых рынках. Если помнят наши читатели, толчком по сути явилось дело английского банка «Баррингс»: брокер заключал сверхрисковые контракты, в итоге «обвалил» банк. Но в целом в силу разных причин происходили потрясения на крупнейших фондовых рынках, особенно на азиатских.

Затем вспомните 2001 год, 11 сентября, тоже финансовые потрясения в мире. И хотя это не был объективно экономический кризис, но после событий в США начались серьезные проблемы у страховых, авиа- и даже строительных компаний. Подчеркиваю, несмотря на то, что тот кризис был искусственно создан, тем не менее он отразился не только на США, но и на Европе и Азии.

— «Из-за резкого падения цен на нефть», а также «из-за того, что конгресс США одобрил «план спасения», благодаря чему американское правительство выкупает неликвидные активы банков на 700 миллиардов долларов, — вот из-за чего и случились нынешние катаклизмы. По крайней мере так объясняют природу кризиса 2008-го некоторые наши экономисты. Скажите, план на 700 млрд. — это причина или следствие?

— Скорее следствие. Потому что признаки кризиса начали появляться еще в 2007 году, когда цена на нефть зашкаливала за 100 долларов. Сейчас цена на нефть упала. Следовательно, начинаются проблемы у стран-экспортеров — у России, которая имеет сверхдоходы за счет нефти, у стран ОПЕК и других, кто связан с экспортом сырья.

— Цена упала из-за перенасыщения рынка?

— Из-за невозможности покупать по той цене, по которой нефть выставлялась на продажу.

— А что американский «план спасения»? Какую роль он сыграл в том, что затрясло финансовые рынки Европы, наш в том числе?

— По данным Международного валютного фонда, потери от мирового финансового кризиса на начало октября составляют 1,4 трлн. долл. Это очень серьезная цифра.

В Соединенных Штатах ситуация действительно была катастрофическая: кризис ипотеки закончился кризисом банковской системы. Вспомните хотя бы недавние сообщения о том, что обанкротился один из старейших инвестиционных банков — «Леман Бразерз». Он понес миллиардные убытки в результате ипотечного кризиса.

А то, что Штаты «вбрасывают» 700 миллиардов долларов, — эта сумма, безусловно, чрезмерна по меркам европейских стран, я даже не говорю о СНГ. Но надо помнить, что с точки зрения «реальности» этих денег — Штаты, пожалуй, единственное государство, которое может напечатать денег столько, сколько им нужно. Ни для кого не секрет, что рынок таким образом насыщается «бумажками», но непонятно, чем они обеспечены...

«План спасения», скорее всего, смягчит кризисную ситуацию, хотя пока никто не берется прогнозировать, чем обернется через полгода, через год.

Несчастный ПФТС

— Выяснили: в США кризис «смягчат» 700 млрд. долларов. А на Украине эти действия как-то скажутся? Не в смысле — тоже что-то перепадет, а в том, что и нас будет меньше трясти.

— У нас ситуация несколько иная. Любой показатель на фондовых рынках — это как лакмусовая бумажка потрясения, вообще изменения индекса. Как правило, основные фондовые индексы используются как индикатор планируемого изменения курса национальной валюты. Я говорю прежде всего об американском Dow Jones, английском FTSE (Financial Times Stock Exchange 100 Index), швейцарском SMI (Swiss Market Index).

— А в Украине лакмусовая бумажка — ПФТС, который расшифровывается, если не ошибаюсь, как Первая фондовая торговая система?

— В идеале: значения фондовых индексов зависят от цен на акции, которые в свою очередь входят в расчетную базу соответствующего индекса. То есть если растет Dow Jones, то улучшается и состояние экономики США. В Украине если растет этот несчастный ПФТС — в принципе это не отражается в целом ни на отечественной экономике, ни на финансовом положении страны.

— Почему?

— Потому что индекс «замкнутый», не интегрированный. И если обычно — в других странах — свободные котировки, а любое потрясение тут же сказывается на индексе, то у нас этого не происходит. Поскольку наш фондовый рынок не развит. Так что именно такое его состояние — неразвитости — и не позволяет импортировать потрясения с международного фондового рынка сюда.

— Хоть одна приятная новость. Бог с ними, с индексами. Давайте поговорим о валютных поступлениях — через, так сказать, призму кризиса. Металлургия давала львиную долю валютных отчислений в бюджет. Но мало того, что тут ситуация — как с нефтью, цены на товар упали, так еще и начались сложности. Предприятия в Украине останавливаются — из-за мирового кризиса. Что делать? Как украинская казна будет наполняться валютой? Откуда она ее возьмет?

— Действительно, сейчас более 47% ВВП дают экспортные отрасли — металлургия, химия и т. д. Поскольку падает цена на продукцию, снижается прибыль. Плюс проблема с меткомбинатами: останавливаются, закрываются, а это — безработица и т. д. Кроме всего прочего (и в этом состоит специфика кризиса для Украины), — прямая зависимость от цен на газ. Как только цена резко возрастет, для отраслей, ориентированных на экспорт, начнется новый виток кризиса... Но украинский экспорт весьма специфичен как для Европы. Если корректно назвать то, что составляет экспорт, — это прежде всего необработанная продукция.

— Сырье, что ли?

— Листовая сталь, арматура, химия, удобрения, цемент и т. д. Для стран — членов Евросоюза 80% их экспорта — это обработанная продукция. То есть готовые товары.

— А кто еще торгует «необработанной»?

— Это характерно для стран Африки, но не для государства, которое мечтает стать членом ЕС. Так что Украина в этом смысле уникальна. А учитывая, что для наших экспортно-ориентированных отраслей начались проблемы со сбытом, естественно, меньше окажется прибыль, а следовательно — меньше отчисления в бюджет.

— Есть еще одна статья дохода — пшеница. Экспорт зерна в прежние годы давал неплохие бюджетные поступления. Впрочем, в 2007-м этого не произошло. Зерно не продавали за границу, оно сгнило на элеваторах.

— Мировые цены на пшеницу пока нормальные, и они выше внутренних. Но если в прошлом году причина несостоявшихся экспортных операций была обусловлена административными ограничениями на вывоз, то сейчас хоть подобного регулирования и нет, но есть другой существенный «минус». По техническим причинам экспортировать зерно Украине будет крайне сложно: просто у нас нет соответствующих мощностей, чтобы вывезти зерно, порты не справляются.

«Прививка от гриппа»

— Как бы то ни было, но все-таки экономический кризис, скорее всего, не во всех регионах Украины сказывается одинаково. Такое предположение делаю, исходя их утверждений некоторых наших экономистов, что кому-кому, а СЭЗ — легче пережить «світові негаразди», потому что в свободных экономических зонах, как и на специальных территориях приоритетного развития (ТПР), действуют иные законы. У них как бы есть «прививка от гриппа». То есть им проще. Так ли это?

— Хоть СЭЗ и ТПР работают в особых условиях, но утверждать, насколько им хуже или лучше, если мировой кризис касается в целом любой экономики, даже самой нормальной, — не берусь. Зоны тоже могут сильно пострадать.

— Каким образом?

— Снизится реализация продукции, не будет заказов, сократятся поставки сырья, оборудования. Иными словами — если пострадают, то «по общим правилам». Хотя, подчеркиваю, безотносительно к кризису, — зоны как экономический инструмент используются во всем мире. В 2007 году 119 стран имели более 2300 СЭЗ, где было занято более 68 млн. работников, в частности более 30 млн. в Китае. Совокупный экспорт предприятий в СЭЗ составлял 851 млрд. долл. Большое количество зон сконцентрировано в США (266), Китае (187), Вьетнаме (185), Венгрии (160), Мексике (109), Чехии (92) и Польше (48). Распространены СЭЗ и их разновидности в России.

— В V созыве парламента вы возглавляли временную следственную ВР по вопросам проверки эффективности функционирования СЭЗ и ТПР. Если уж мы коснулись этой темы, то скажите — чем же закончилось то расследование? Результатов комиссии Украина так и не дождалась.

— Не дождалась, потому что парламент досрочно прекратил свои полномочия. Но я делал промежуточный доклад по СЭЗ. И, насколько помню, никакого особого криминала на территории и зон, и ТПР не обнаружилось. Хотя «оранжевое» правительство еще с 2005-го настаивало, что именно свободные экономические зоны наносят многомиллионный ущерб экономике Украины — мол, там процветают махинации, коррупция и т. д. Могу сказать только то, что СЭЗ работали бы намного эффективней, если бы действия правительства были продуманными.

— Что вы имеете в виду?

— К примеру, по состоянию на начало 2005 года — то есть еще новое правительство не начало действовать — по СЭЗ значились утвержденными 742 проекта, себестоимость которых составляла 7,6 млрд. долл., из них 2,5 млрд. — иностранные инвестиции. А вследствие необдуманных действий правительства, а также изменений, которые были внесены в законодательство в течение 2005 — 2006 гг., были аннулированы 299 инвестпроектов. Таким образом, с начала функционирования специальных территорий на 01.01.2007 г. на 54 из 72 ТПР и на 10 из 11 СЭЗ утвержденными оказалось лишь 449 инвестиционных проектов. Как обстоят дела в 2008-м — трудно сказать.

— Теоретически, если б усилить законодательство в части специальных зон, может, положение — по крайней мере на этих территориях — улучшилось бы? Что вам мешало внести проект, если, сами ж говорите, — та нормативная база, которая существует с 2005-го, не годится? Пока 6-й созыв не разогнали — могли б и предложить свой вариант.

— В этом созыве я и двое моих коллег подали новый вариант «Закона о СЭЗ». Но этот проект очень негативно оценил нынешний первый вице-премьер, а также министр экономики, министр финансов. Фактически Кабмин Тимошенко «стройными рядами» наш проект забраковал. Ну понятно: мы — оппозиция, они — власть. Пока. Хотя, по моему мнению, предложенный нами проект был достаточно продуманным: там не содержалось особых норм по льготам и т. д. Но, думаю, причина такой реакции Кабмина объясняется тем, что Минэкономики собирается подавать свой собственный вариант закона о СЭЗ, который, на мой взгляд, просто страшен — с точки зрения возможных рисков и злоупотреблений.

— Пока вы оцениваете проекты и т. д., в Украине сворачивается бизнес. Уже прибалты покидают наш рынок, даже жена Лужкова собирается свернуть деятельность.

— Даже если попытаться абстрагироваться от мирового кризиса, то в принципе есть причины, почему уходит инвестор. Когда президент страны поддерживает одну из сторон военного конфликта (а я говорю о событиях, связанных с Россией и Грузией), то к Украине тут же изменилось отношение инвесторов. Начался стремительный отток капиталов, стали сворачиваться перспективные проекты. Просто есть закон рынка: капитал не идет в страну, которая поддерживает одну из воюющих сторон.

— Но инвестор начал уходить не в августе, когда прозвучали заявления Ющенко, а раньше.

— Кроме этого фактора, есть еще немаловажные и даже определяющие: страну постоянно лихорадит в политической сфере. Неизвестно, будут выборы, не будут. Отсюда — международные рейтинговые агентства Fitch, Moody's и другие снижают Украине рейтинги. И когда это все «накладывается» на общемировой финансово-экономический кризис, ситуация получается вообще пиковой.

Если б «ходил» не доллар, а евро

— На днях зам главы Секретариата Президента г-н Шлапак прокомментировал позицию г-на Ющенко по поводу «ситуации на финансовом рынке»: «Он с сожалением констатировал, что процессы, происходящие в мировой экономике, повлияли и на Украину». Но заверил: «правительство и Национальный банк владеют всеми необходимыми рычагами, чтобы управлять ситуацией». Кабмин — это отдельная тема, а вот НБУ — насколько Нацбанк, на ваш взгляд, пытается стабилизировать ситуацию? Или не пытается?

— В оправдание действий НБУ могу сказать: он немного снизил объем вмешательства в рынок. Хотя с учетом мирового кризиса нужно было действовать наоборот...

— Имеете в виду сначала ревальвацию и падение курса до 4,5? Хотя НБУ упорно держал планку на 4,85. А потом резкий скачок почти до 6 на межбанке...

— Не было веских причин, чтобы доллар продавался по цене 5,9 грн. Любой центральный банк страны обязан проводить интервенцию, то есть либо скупать, либо продавать валюту. Но НБУ свернул деятельность. Подчеркиваю: он не проводил те действия, которые нужно было проводить. И в результате «разболтал» внутренний рынок.

— НБУ держал официальный курс до последнего — такой же, как был и летом. Только в последнюю неделю повысил, кажется, на 10 копеек.

— Этот процесс в стране пущен на самотек. В Украине есть около 30 млрд. долларов золотовалютных резервов: в принципе можно было поддерживать гривню. Но Нацбанк считает, что «и так все успокоится». Ну посмотрим, посмотрим...

— Предположим, в Украине евро был бы более популярен, чем доллар, ситуация бы изменилась? Учитывая, что именно с долларом происходят в этом году такие катаклизмы.

— У каждой страны есть традиции, касаемые «второй валюты». В Украине — это доллар, как и в России. На Балканах в большинстве стран — традиционно была немецкая марка, а потом стал евро. Но в Венгрии, как и в Польше, — доллар. Безусловно, в нормальных финансовых условиях нужно отходить от привязки к одной иностранной валюте и переходить на «корзину». Я не говорю менять доллар на евро. Но пусть бы был и доллар, и евро, и швейцарский франк. Но у нас по каким-то причинам НБУ утверждает, что не может этого делать. Потому что, говорит, то у нас выборы, то еще какие-то потрясения. С этой точки зрения привязка к доллару — регрессивная. Хотя — никаких практических шагов НБУ, чтобы этого избежать, я не заметил.

— Некоторые западные финансисты предполагают, что у нынешнего мирового кризиса есть «плюсы». Мол, нет худа без добра. И когда кризис пойдет на спад, финансовые системы как США, так и Европы укрепятся. Экономика, как и после каждого спада, начнет переживать подъем.

— Любой кризис меняет расстановку сил — расстановку «игроков». То есть, скорее всего, в мире другие финансовые институты будут доминировать, иные отрасли станут приоритетными. Следовательно, изменятся как импортеры, так и экспортеры.

— А Украина может «выиграть»? Вдруг что-то, что есть у нас, станет особо востребованным? Фантастика, конечно, но все же...

— Если за годы независимости главный показатель экспорта — 60% — необработанная продукция, то о чем можно говорить? Ну пусть сейчас 54%, но ведь все равно не произошло структурных качественных изменений в экспорте. И мечтать, что тут что-то случится эдакое после кризиса, наивно. Потому что из ничего не возникнет предприятий, которые экспортировали бы, к примеру, электронную продукцию. Поэтому говорить, что с этой точки зрения Украина после кризиса выиграет, не стоит.

Португальский вариант

— Есть классические примеры нескольких азиатских стран, когда именно после войн, разрухи, всевозможных кризисов и прочих неприятностей экономика расцветала. И сейчас они — мировые лидеры. Живут припеваючи. Южная Корея за 30 лет — какой «прыжок тигра» сделала! А Китай? А Эмираты? О Японии вообще не говорю. Чем мы хуже?

— Не думаю, что в Украине возможен подобный революционный всплеск, стремительный непрогнозируемый позитивный рывок, благодаря чему страна за 5 лет станет недосягаемой и процветающей.

— Печально.

— Скорее всего, мы созданы для эволюционного, а не революционного развития.

— Светлого будущего у нас нет?

— Почему же! Когда-нибудь Украина станем членом Евросоюза... Если помните, лет 7 или 8 назад Плотников вам сказал (и это было опубликовано в «2000»), что «Украина — сможет достигнуть уровня Португалии».

— «А на большее ты не рассчитывай»?

— Можно и на большее. Но разве и это плохо? Португалия — член Евросоюза. Живет совершенно нормально. И было бы очень неплохо, если б в этом плане и у нас стала такая же роль.

— Украина, теперь уже как член ВТО, хоть на долю процентов меньше ощущает экономический кризис, чем не члены Всемирной торговой организации? Короче, польза от ВТО в данном случае есть?

— Членство в ВТО улучшает условия внешней торговли, но не может заставить цены на мировом рынке измениться. Не сможет «спонукати» потребителя покупать «українське», если оно уступает параметрам качества и всего остального. Да, с точки зрения самой процедуры экспорта-импорта, при наличии «билета» члена ВТО — удобнее. Но с точки зрения мирового кризиса — это никак не связано.

— И каков ваш прогноз инфляции? Правительство говорит — «все будет хорошо», а оппозиция — «все будет плохо». Вы хоть и оппозиция, но все-таки экономист. Скажите как есть: чего ждать?

— Во-первых, произойдет реальное снижение уровня жизни из-за невозможности — как из-за объективных, так и субъективных факторов — выполнить программу социальной сферы. То есть ухудшится качество жизни. И без того не шло ни в какое сравнение с качеством жизни в странах Евросоюза, а теперь и подавно.

Во-вторых, значительно ухудшились прогнозы по инфляции. В конце декабря, предполагаю, она достигнет 22%.

— А когда Украина переживала такой уровень?

— 25% было в 2000 году, когда г-н Ющенко возглавлял правительство. Но особенно «хорошо» было стране, когда он возглавлял Нацбанк в 1993-м: тогда было более 10000% в год.

— По сравнению с тем 22 — еще, можно сказать, по-божески.

— Инфляция могла бы быть значительно меньше, если бы г-жа Тимошенко рассматривала население Украины не как «электорат» и потенциальных своих избирателей, а просто — как граждан страны. Тогда бы удалось избежать популистских шагов. И, наверное, Украина не подвергалась бы таким рискам, каким ее подвергает нынешнее правительство.

К примеру, чего стоят обещания, дескать, «летом мы преодолеем инфляцию»! Судя по десятилетней статистике, действительно летом инфляционные процессы «замирают». Причем без вмешательства Кабмина.

Но ведь могло же быть иначе? Могло же «замирание» и не произойти? И что тогда? Разве на этот случай правительство побеспокоилось о каких-то антиинфляционных своих мерах? Нет. Оно просто дождалось ежегодной цикличности — и «рапортовало» о якобы победе украинского правительства.

Что следовало предпринять, дабы уменьшить инфляционные риски для страны? Прежде всего — «связать» денежную массу, т. е. постараться сделать так, чтобы население не было обречено покупать товары при завышенных ценах.

Правительство должно было сделать товарные интервенции, ограничить выдачу кредитов, ввести жесткие ограничения по торговым надбавкам — абсолютно допустимые меры на любом серьезном рынке.

— И сколько еще Украина будет ощущать кризис? Если, оценивают эксперты, в среднем в мире продлятся эти процессы где-то еще 4—5 месяцев, то нас сколько будет трясти?

— Думаю, не ошибусь, если скажу, что и в 2009-м нас будет трясти. Сначала — парламентская кампания. которая «накладывается» на международный экономический кризис, затем — выборы президента. А потом новый президент посчитает, что стране нужен новый парламент. И опять Украину будет трясти.

— Долго?

— Такое впечатление, что мы вообще обречены жить в тряске. Поэтому нам надо попытаться создать механизмы, которые позволили бы нормально существовать в таком состоянии. Пока, к сожалению, отделить экономику от политики невозможно. Это не Италия, где хоть и постоянно меняются правительства, но глобальных потрясений в экономике не происходит, и не Бельгия, которая живет «на грани раскола» не первый год, но таких экономических катаклизмов, как Украина, не ощущает.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Барометр туризма указывает на Францию

2 августа Всемирная туристическая организация при ООН (UNWTO) опубликовала традиционный...

«Подайте в суд, и это несложно»

«То, что напринимал Киевсовет, — чистый популизм, скорее всего, готовятся к...

Фальсификация истории: уроки бойни в Мальмеди

17 декабря 1944 г. у городка Мальмеди, что на востоке Бельгии, немецкий отряд войск СС...

Чехия: огонь по террористам

Чешские государство, парламент и правительство не боятся своих граждан и людей,...

Оставьте деньги в покое

В первые дни «войны против терроризма» президент Джордж Буш подписал указ №13224....

Гиперугроза кибербезопасности

Спустя две недели после крупнейшей в истории Украины хакерской атаки власти и...

Загрузка...

Узбекистан — Украина: обход на вираже

«Еврокар» — практически единственный стабильно работающий украинский...

И вода закипит

В парламенте зарегистрирован проект закона, который может взбудоражить каждый пляж

История болезни: найдите Квиташвили

«В названии законопроекта №6327 надо было написать: о лишении украинцев любых...

Мирный атом для Пхеньяна

В иррациональности следует обвинять вовсе не Пхеньян, а Соединенные

Фальшивая практичность рукотворного яда

Производство экоупаковки экономически более выгодно, чем приносящая огромный вред...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка