Одесский припортовый завод. Без спроса не продается

№31(781) 5 — 11 августа 2016 г. 20 Июля 2016 2 5

Руководство Фонда госимущества вынуждено было признать конкурс по продаже 96% акций ПАО «Одесский припортовый завод» (ОПЗ) несостоявшимся из-за отсутствия участников

В конце рабочего дня 18 июля время подачи заявок на участие в конкурсе истекло, но ни одной не поступило. Из ожидаемых примерно десяти участников, половина из которых, как уверяли в ФГИ, подписали предварительные договора и взяли для изучения пакет приватизационной документации ОПЗ, ни один не решился принять участие в приватизации предприятия.

По информации ФГИ, наибольшие вопросы и сомнения у потенциальных инвесторов вызвали: 1) долг ОПЗ перед Group DF Дмитрия Фирташа; 2) суды с компанией «Нортима» Игоря Коломойского; 3) ограничения на репатриацию дивидендов; 4) отсутствие налоговых льгот и преференций для инвестора; 5) завышенная цена на фоне озвученных выше проблем завода и общих политических и экономических рисков страны.

И в этот список еще не вошел неурегулированный монопольный статус ОПЗ, который самым непосредственным образом связан с процедурой определения цены на услуги предприятия по перевалке химической продукции на экспорт, о чем «2000» писали в июне в публикации «Привет из Тольятти».

«Все риски, существующие вокруг завода и Украины, имеют свою цену, поэтому мы не можем решить какие-то из проблем и рисков, их необходимо учитывать и отражать в условиях и договоре купли-продажи», — прокомментировал отсутствие участников конкурса глава ФГИ Игорь Билоус.

По его словам, решение о повторной приватизации может быть принято Кабмином в ближайшее время. Но перед этим участники рабочей группы по вопросам приватизации завода (в нее входят представители ОПЗ и профкома предприятия, Минэкономразвития, Минфина, специальной контрольной комиссии ВР по вопросам приватизации, СБУ, Нацполиции, Одесской облгосадминистрации и Южненского горсовета) вместе с привлеченными советниками должны будут выработать и подать в Кабмин новые рекомендации, направленные на увеличение спроса на ОПЗ.

Г-н Билоус также заметил, что со своей стороны ФГИ «сделал все возможное, чтобы наилучшим образом подготовить эту приватизацию», но вопрос предоставления льгот инвесторам находится в политической плоскости и требует политической воли и принятия решения на наивысшем уровне.

Примечательно, что прежние заявления главы ФГИ, делавшиеся накануне конкурса, были куда более оптимистичными.

Еще в мае г-н Билоус оценил позиции государства (и завода) в споре с «Нортимой», победившей в приватизационном процессе 2009 г., но решением тогдашнего премьера Юлии Тимошенко лишенной права владеть заводом, как очень сильные.

Кроме того, глава ФГИ утверждал, что запрет Стокгольмского арбитража на отчуждение или обременение необоротных активов ОПЗ, наложенный по иску Ostchem Holding Limited Дмитрия Фирташа, чтобы вернуть долги на сумму порядка $246 млн., не способен заблокировать процесс приватизации, поскольку его следует еще имплементировать в украинское законодательство.

Видимо, поэтому стартовая цена пакета акций ОПЗ, предложенного к приватизации, была ФГИ назначена в размере 13 млрд. 175 млн. грн., что в пересчете на доллары США составляло $527 млн.

Этот факт можно было бы назвать еще одним проявлением безудержного оптимизма украинской власти. Однако при наличии астрономического долга ОПЗ группе Фирташа, другим участникам рынка и возможной компенсации, которую придется заплатить «Нортиме», продавать ОПЗ дешевле означало бы себе в убыток. Иначе говоря, при меньшем объеме поступлений от приватизации проведение конкурса уже не имело бы смысла.

Но если процесс установления стартовой цены имеет четкие экономические критерии, то при определении потенциальных участников, прописанном конкурсными условиями, на первом плане была политическая составляющая, показавшая нереалистичность ожиданий и искривленную действительность, в которой нынешняя украинская элита ведет страну к «светлому будущему».

Так, согласно условиям конкурса, он мог бы состояться при наличии не менее двух участников, один из которых должен быть непременно нерезидентом с недвусмысленно обозначенными к нему требованиями по прозрачности капитала. И это правильно.

Но главное, что к участию в аукционе не допускались компании, прямо или опосредованно связанные с российским капиталом. Хотя технологически ОПЗ является завершающим звеном аммиакопровода «Тольятти — Горловка — Одесса» и строился во времена СССР специально для обслуживания и реализации продукции российского «Тольяттиазота».

Очевидно, что при нынешних украинско-российских отношениях глупо было бы ожидать участия в приватизации ОПЗ российских государственных банков или монополий вроде «Газпрома». Но претендовать на предприятие вполне могли бы российские олигархи, имеющие нормальные отношения с Кремлем. А точнее, компании, зарегистрированные ими в Европе по законодательству ЕС, или консорциумы, созданные россиянами с участием реального европейского бизнеса. Именно такие участники и были бы способны заплатить за ОПЗ обозначенную высокую цену.

Со своей стороны «2000» в июньской публикации о перспективах приватизации ОПЗ утверждали, что этот конкурс станет для власти лакмусовой бумажкой на прозрачность приватизационных процессов и будет учитываться крупными иностранными инвесторами, решающими, покупать или не покупать украинские промышленные активы, а значит, вкладывать или не вкладывать деньги в экономику нашей страны.

Теперь же приходится констатировать, что с первой частью этого «экзамена» ФГИ справился, а со второй — нет.

Нынешняя неудача конкурса по продаже ОПЗ, как ни странно, свидетельствует о том, что руководство фонда пока не отступило от принципов прозрачности. И это неплохо. Куда более печальней было бы наблюдать участие в конкурсе никому не известных офшорных компаний, за которыми, если их «потереть», скрывались бы украинские олигархи. Но основной задачей ФГИ и «злобой дня» сегодня является не только возобновление процесса прозрачной приватизации, приостановленного на десятилетие после продажи меткомбината «Криворожсталь» индусу Лакшми Митталу, но и банальное наполнение бюджета. А вот этого пока не происходит. Иностранные инвесторы боятся вкладывать в промышленные активы, которые, в отличие от «мозгов» украинских программистов, трудно вывезти за границу.

Без продажи ОПЗ выполнение плана по поступлениям от приватизации на т. г., определенного в размере более 17 млрд. грн., оказывается нереальным. И это ставит правительство и приватизационное ведомство перед соблазном предать идеалы «честной приватизации» в пользу экономической целесообразности.

Насколько далеко зайдет этот процесс, можно будет судить по изменениям квалификационных требований к потенциальным инвесторам ОПЗ, которые будут прописаны для повторного конкурса. Если таковой состоится. Россиян к нему точно не допустят, а вот господам Коломойскому, Фирташу и иже с ними, вероятно, будет где разгуляться.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Две стороны одного карабина

В общей сложности в арсенале семьи Дмитрия Яроша 15 стволов

Крадут чаще, чем грабят

С 27 ноября по 4 декабря в Николаевской области зарегистрировано 1332 чрезвычайных...

От «винтиков» до «белых хакеров»

Отправить могут в любую точку страны, ни о каком выборе места службы речь идти не может

Залоговый кредит — «вишенка на торте»

Банкам проще забыть о мелких кредитах от 1,5 до 3 тыс. грн, чем бороться за них. В 90%...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Александр Юрченко
30 Июля 2016, Александр Юрченко

Методы – разные, оно и понятно, время не стоит на месте

- 0 +
Валерий
22 Июля 2016, Валерий

Постоянно , когда начинают рассказывать о приватизации возникает один и тот же
вопрос . Одесский завод работает или нет ? Если он работает , то куда утекает полученная
прибыль ? Если госчиновники считают , что прибыль слишком маленькая , что мешает
назначить управляющего из числа " эффективных менеджеров " ? Или же мой вопрос из
разряда " вечных " .

- 5 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка