Операция по смене пула

№41(791) 14 — 20 октября 2016 г. 07 Октября 2016 1 3.2

Чтобы стать частью европейского электроэнергетического рынка, Украина готова радикальным образом поменять отношения в системе поставок и распределения электроэнергии

, Игорь КОНДЕНКО

Украинские власти дали отмашку революционным реформам в энергетике. О либерализации рынка электроэнергетики говорили не один год. Но политическая воля к изменениям у властей отсутствовала. И все же в конце сентября Верховная Рада по настоянию основных стран-доноров приняла в первом чтении закон о рынке электроэнергии.

Этот документ предполагает замену действующей модели пула или единого оптового продавца-покупателя произведенной в стране электроэнергии конкурентной многоуровневой моделью. Последняя должна облегчить выход на украинский рынок многочисленным поставщикам, в том числе иностранным, и допускает деятельность трейдеров — перекупщиков, которые занимаются покупкой выработанной кем-то электроэнергии, не осуществляя поставок конечным потребителям. В свою очередь украинские производители электроэнергии и трейдеры в перспективе также получат возможность более свободно работать на экспорт.

В нынешней модели пула все энергогенерирующие компании (НАЭК «Энергоатом», ПАО «Укргидроэнерго» и предприятия тепловой генерации) реализуют электроэнергию владельцу и оператору магистральных сетей напряжения 220—750кВ НЭК «Укрэнерго», которая осуществляет ее диспетчеризацию. Далее электроэнергия поставляется областным распределительным компаниям — облэнерго, снабжающим ею бытовых и промышленных потребителей.

Потребители рассчитываются за поставки с облэнерго, а те — с госпредприятием «Энергорынок», которое оплачивает НЭК «Укрэнерго» услуги диспетчеризации. В этой модели ГП «Энергорынок» и есть единым оптовым продавцом-покупателем.

В новой модели— конкурентной и многоуровневой — большая часть электроэнергии поставляется по регулируемым или свободным двусторонним договорам между производителями и распределителями. Договора заключаются не менее чем на три месяца.

Недостающие объемы электроэнергии закупаются на рынке «на сутки вперед». Цена здесь определяется на основании заявок оптовых поставщиков и покупателей с учетом необходимости обеспечения перетока электроэнергии. Чтобы наверняка продать произведенную энергию, поставщики могут и не указывать цену реализации, принимая лучшее предложение из имеющихся заявок.

Следующий уровень производства-распределения — «балансирующий рынок», который учитывает разницу между фактическим почасовым производством и потреблением электроэнергии. На нем генерирующие компании, увеличившие нагрузку по заявке системного администратора рынка, получают ценовую премию за поставленную энергию, а генераторы, не обеспечившие необходимое производство, и распределители, не способные обеспечить снабжение своих потребителей, платят за энергию дороже.

Цена здесь также определяется, с одной стороны, на основе заявок генерирующих компаний, сигнализирующих администратору о возможностях поднять или опустить генерацию до определенного объема, а с другой — распределителей, указывающих готовность приобрести дополнительные почасовые объемы по желательной для себя цене. По опыту европейских рынков, на балансирующем рынке вращается порядка 3—5% всей производимой и потребляемой электроэнергии.

Как видим, европейская модель предполагает гораздо большую децентрализацию поставок, чем действующая в Украине модель единого поставщика. Кстати, в нашей стране ее называют еще и британской, поскольку в конце 90-х именно такая модель пула действовала в Англии и Уэльсе, внедрялась в Австралии и Новой Зеландии. Ее и решили взять за основу в Украине.

В прошлом десятилетии европейцы (и британцы) решили пойти по пути либерализации, хотя в Австралии и Новой Зеландии модель единого поставщика до сих пор работает. Не в последнюю очередь европейцев подвигло на смену модели развитие возобновляемой энергетики, которая в целом по ЕС в энергетическом балансе занимает уже более 15%. В Швеции и Дании энергия из альтернативных источников приближается к половине общей выработки, а в такой мощной экономике, как Германия, — к 10%.

Нужно ли нам копировать европейскую модель, не имея в наличии существенной доли электричества из энергии ветра, солнца, приливов-отливов или переработанного биогаза, — непонятно. В настоящее время доля энергии из возобновляемых источников в Украине вряд ли превышает 1%, хотя Национальный план действий по возобновляемой энергетике и декларирует, что к 2020 г. ее удельный вес должен достичь 15%.

Приведет ли внедрение конкурентной модели к значительному росту альтернативной энергетики? Тоже вряд ли. Главные факторы развития альтернативки — инвестиции и высокие «зеленые» тарифы, позволяющие окупить приобретенное оборудование.

В нынешней ситуации для потребителя куда более важен вопрос, как изменение модели повлияет на энерготарифы. Глава Минэнергоугля Игорь Насалик заявил, что реформы на рынке энергетики в среднесрочной перспективе приведут к удешевлению электричества.

Однако обещание министра прямо противоречит целям приведения цен на электроэнергию в Украине к рыночным и встраивания украинского рынка в европейский, где, по данным Дмитрия Вовка, главы Нацкомиссии, осуществляющей госрегулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), цены на электроэнергию минимум в 2—3 раза выше.

В передовых же странах ЕС, по его словам, стоимость электроэнергии для бытовых потребителей выше украинской на порядок, а для промышленных — в 2—3 раза.

Поэтому наибольшую выгоду от изменения законодательства получат частные производители электроэнергии, которые в перспективе смогут более свободно продавать ее в другие страны. В первую очередь к таким можно отнести ДТЭК Рината Ахметова, владеющую не только распределительными сетями в ряде областей, но и крупными мощностями по генерации электрической и тепловой энергии. Поэтому экспорт электроэнергии для ДТЭК — это продажа угля по проводам.

При нынешнем положении вещей электроэнергия, вырабатываемая ДТЭК на собственных станциях, идет на оптовый рынок и закупается там уже совсем по другой цене, которая делает экспорт нерентабельным.

Так, по итогам первого квартала т. г. ДТЭК сообщила о 10 млн. евро убытка от экспорта электроэнергии. При цене закупки 1 МВт на украинском оптовом рынке в 43 евро цена продажи его в Венгрию составила около 31 евро и даже опускалась до 29 евро.

В новой модели, из которой будет исключен государственный оптовый посредник, экспорт электроэнергии может принести дополнительный заработок не только ДТЭК, но и государственным АЭС или предприятиям гидроэнергетики.

Некоторые крупные промышленные потребители, вполне возможно, также получат возможность приобрести уголь дешевле, чем сейчас.

Хотя, если говорить об угольной генерации, немало дешевого донецкого и луганского черного золота осталось на неподконтрольных Украине территориях. Шахты были затоплены сепаратистами, а оборудование вырезано. Торговать с «ЛДНР» легально украинские власти не хотят, а импорт угля из ЮАР или Австралии делает экспорт произведенной из него электроэнергии не самым благодарным занятием.

Бытовым же потребителям остается уповать на то, что реформы в электроэнергетике растянутся на несколько лет и повышение цен на электричество будет для кошелька не так заметно. Закон о рынке электроэнергии предусматривает полтора года на создание контролирующего надзорного органа, управление которым будет возложено на Кабмин.

Еще один закон — о НКРЭКУ — дает нацкомиссии полномочия по выработке методик формирования цен на производство электроэнергии различных категорий, ее диспетчеризацию и распределение, на стоимость присоединения к электрическим сетям и т. д.

Далее в процессе реформирования энергорынка генерирующие компании должны быть операционно отделены от передачи и распределения электроэнергии так же, как и на рынке поставок природного газа.

Для работы рынка «на сутки вперед» должна быть создана электроэнергетическая биржа.

НЭК «Укрэнерго», согласно закону, выводится из перечня не подлежащих приватизации и готовится к частичной продаже. Хотя неясно пока, пойдет ли государство на продажу в частные руки магистральных сетей или ограничится распродажей непрофильного имущества «Укрэнерго».

Все эти процессы потребуют никак не меньше двух лет. Но даже после этого государство будет влиять на деятельность участников рынка и на ценообразование.

Законы о рынке электроэнергии и НКРЭКУ приняты в первом чтении, и стоит подождать окончательной редакции этих документов. Как показывает практика, на этом этапе возможны неожиданности, способные или выхолостить цели законотворцев, или дать неожиданные преференции (создать препоны) отдельным участникам рынка. Бытовой потребитель является последним звеном «пищевой» электрической цепи. Поэтому если законодатели и позаботятся о нашем благополучии, то в последнюю очередь.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Сергей Ковров
08 Октября 2016, Сергей Ковров

Какой пул . рогулю доступно понимание только одного , простейшего вида бизнеса--купил и перепродать, вообще базар ему понятен. А сложные материи типа производства , тем более сложного, такого организация производства и передачи электроэнергии не по силам. Поэтому закончится одним. Сами производить будем все меньше. У кого-то будем покупать и продавать внутри страны. Разницу чиновники себе в карман. Поэтому и тарифы такие.

- 9 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка