Правительство должно узнать, что такое образцовая свалка

№23(775) 10 — 16 июня 2016 г. 09 Июня 2016 5

Полигон отходов на Львовщине — один из тысяч источников экологической угрозы в нашей стране

Очередная трагедия на отечественных мусорных свалках была неизбежна — вопрос касался лишь места и времени бедствия. На этот раз то, о чем много лет активно предупреждали различные специалисты — от экологов до градостроителей — случилось

30 мая на полигоне отходов в селе Большие Грибовичи Жовковского района Львовщины. Пожар и обвал мусора уже привел к гибели трех человек, а столица Галичины оказалась на грани экологической катастрофы.

Сильный пожар всего за несколько часов охватил территорию около 750 кв. м. После ликвидации возгорания спасатели осматривали свалку — нет ли возможных новых очагов огня. Внезапно произошел обвал горы мусора, под которой были заживо погребены трое сотрудников Госслужбы по чрезвычайным ситуациям — Андрей Вненкевич, Юрий Рудой и Богдан Юнок.

Руководитель пресс-службы главного управления ГСЧС во Львовской области Виталий Туровцев на своей странице в Фейсбуке сообщил, что глубина завалов на полигоне отходов достигает семи метров.

До сих пор ничего не известно о судьбе эколога львовского коммунального предприятия «Збиранка», который также присутствовал на полигоне, но домой после работы не вернулся.

Дальше — больше. Рядом с местом оползня на грибовичской свалке треснула дамба с гудронами. Гудрон — вязкая жидкость или твердый асфальтоподобный продукт черного цвета, образующийся в результате отгонки из нефти. Содержит парафиновые, нафтеновые и ароматические углеводороды, нефтяные смолы. В нем концентрируются практически все присутствующие в нефти металлы.

Кислый гудрон — отходы, образующиеся при очистке некоторых нефтепродуктов (например, смазочных масел) концентрированной серной кислотой. Эта вязкая жидкость черного цвета содержит наряду с органическими веществами от 15% до 70% серной кислоты.

Надо ли говорить, какую опасность представляют эти вещества для экологии и человека? Поэтому в ночь с 30 на 31 мая шли работы по укреплению дамбы. А мэр Львова Андрей Садовый сообщил, что попросит депутатов горсовета выделить еще 14 млн. грн из резервного фонда на укрепление дамбы и ограждение территории. Оперативность градоначальника похвальная, но почему руководство не озаботилось финансированием реконструкции опасного объекта раньше?

1 июня во Львове и области объявили день траура по погибшим спасателям. Открыто производство по ч. 2 ст. 272 Уголовного кодекса («нарушение правил безопасности во время выполнения работ с повышенной опасностью»). Садовый уже заявил, что причиной пожара на территории свалки может быть поджог.

Впрочем, замначальника ГУ Нацполиции Львовщины Николай Самарчук отметил, что правоохранители разрабатывают сейчас две основные версии: нарушение правил безопасности и служебная халатность. Скорее всего, слова полицейского обоснованны — обслуживание украинских свалок не выдерживает никакой критики.

Природа по-министерски

Министр экологии и природных ресурсов Остап Семерак обратился к народу, как это сейчас принято, со своей страницы в Фейсбуке. Ничего нового чиновник не сообщил, лишь попытался направить социальный гнев на нерадивых подчиненных и коллег в правительстве, а также — как водится — пообещал разработать очередную концепцию.

«Ситуация со свалкой в Грибовичах, — сообщил Семерак, — это последствия отсутствия адекватного обращения с мусором. И органы местного самоуправления, и Минрегионстрой, и Минэкологии не выработали общих правил оборота твердых бытовых отходов».

При этом министр не забыл упомянуть, что совместно с ЕБРР «мы уже начали эту работу в Минприроды и к концу года планируем выйти на два документа — Стратегию и Национальный план обращения с отходами».

Чиновник признает, что сейчас проблему Б.Грибовичей это не решит и пока даже невозможно оценить масштабы экологического ущерба в результате возгорания свалки.

«Я обращусь к правительству с предложением дать поручение ряду ответственных министерств проверить все такие места, — заявил руководитель Минприроды. — Для понимания, сегодня ни органы местного самоуправления, ни Госэкоинспекция не могут назвать точное количество свалок, которые существуют на территории страны. И в каком состоянии эти свалки, мы видим собственными глазами. Нужно сформировать перечень перегруженных свалок, тех, которые требуют закрытия из-за несоответствия нормам природоохранного законодательства. Также органы местного самоуправления должны предоставить информацию об утвержденных схемах санитарной очистки населенных пунктов».

Больше всего от Остапа Михайловича досталось Госэкоинспекции, которую он назвал «неэффективным органом, не соответствующим современным требованиям экологической безопасности». Ведь именно по львовскому полигону Госэкоинспекция вела несколько судебных споров с коммунальным предприятием, которое за эту свалку отвечает. И пока шли разбирательства, мусор туда свозился годами.

«Ни свалки, ни вырубка леса, ни охрана воды и воздуха — нет сферы, с которой экоинспектора справились бы. Эту структуру мы реформируем», — заключил министр.

Странно, что Семерак не высказался еще и по поводу природоохранной прокуратуры. А ведь такие подразделения существуют в каждом регионе страны. Они сформированы по принципу межрайонных прокуратур, и штат соответствующий имеется: прокурор, его зам, помощники, следователи.

При этом за каждой местной природоохранной прокуратурой закрепляются конкретные объекты, несущие повышенную экологическую опасность в регионе. Очевидно, что помойка в Больших Грибовичах как раз таким объектом и является.

Но министр, конечно, прав. Во-первых, в оценке работы экоинспекторов. Во-вторых, в том, что никто в Украине не знает ни точного количества свалок, ни площади, которую они занимают.

Более того, Минприроды, кажется, этот вопрос никогда особо не волновал. Пока министерство владеет правом выдавать коммерсантам специальные разрешения на разработку месторождений природных ископаемых, чиновникам, видимо, интересней развивать именно это направление.

Скажу больше, всего за несколько дней до трагедии (27 мая) Остап Семерак поделился с Фейсбук-общественностью некоторыми своими соображениями.

«Сегодня я предложил правительству механизм использования остатка киотских средств, — написал министр. — Предлагаю направить деньги на замену существующих патрульных автомобилей новой полиции на авто с гибридной силовой установкой».

Семерак считает, что в условиях ограниченных сроков по освоению данных денег это единственное приемлемое решение. «Ведь гибридные автомобили помогут уменьшить выбросы вредных веществ в окружающую среду», — обосновал свое предложение глава Минприроды.

Напомним, еще в 2009 г. Украина продала Японии за 440 млн. евро часть своих квот на выброс парниковых газов в рамках Киотского протокола. Эти средства мы должны были потратить на различные экологические проекты. По каким-то причинам не все деньги удалось пристроить до оговоренного срока, и в марте 2015 г. правительство вернуло японцам 100 млн. евро (по актуальному на тот момент валютному курсу — 2,5 млрд. грн.).

Но на этом история не закончилась. 16 мая этого года детективы Национального антикоррупционного бюро задержали секретаря комитета по госзакупкам ГП «Украинские экологические инвестиции» по подозрению в растрате государственных средств, полученных по Киотскому протоколу.

«В ходе расследования было установлено, что чиновник в сговоре с группой лиц организовал приобретение фиктивных субъектов хозяйственной деятельности и обеспечил их победу при проведении процедур государственных закупок на реконструкцию сетей освещения на сумму более 480 млн. грн.», — говорится в сообщении НАБУ.

Именно эти средства Остап Михайлович и предлагает потратить на авто для МВД. Великолепная идея! Давайте посчитаем. Гибридный автомобиль Toyota Prius стоит 910 тыс. грн. за единицу (данные интернет-магазина «Экоист» — www.ecoist.com.ua). Следовательно, на 480 млн. грн. можно приобрести 527 таких машин.

Отметим, что 1568 авто Toyota Prius ранее были переданы Японией украинскому МВД как раз в рамках Киотского протокола. И они уже используются, например, патрульной полицией в Киеве (235 машин), во Львове (50) и Одессе (40).

Возможно, такого количества транспорта недостаточно и дополнительные полтысячи авто полиции необходимы, но не нужно говорить о том, что эти гибриды как-то кардинально повлияют на количество выбросов СО2 в масштабах страны.

И может, все же разумней потратить эти средства на проекты по решению проблем наших многочисленных помоек, а МВД само разберется с потенциалом полицейской материально-технической базы?

Дышите пластиком

Каждый украинец ежегодно продуцирует от 250 кг до 400 кг мусора в зависимости от места проживания. Так, горожане генерируют отходов в 1,5 раза больше, чем сельские жители. При этом чуть менее половины населения страны не обслуживается муниципалитетами, а примерно 60% частных домов договоров на вывоз мусора не имеют.

Сегодня более 4% территории Украины (около 25 тыс. кв. км) заняты только официальными свалками. Такого количества отходов достаточно, чтобы покрыть ими в три слоя, к примеру, Черновицкую область или почти полностью утопить в мусоре Албанию. Оценивая же размах несанкционированных помоек, специалисты рекомендуют смело умножать официальные данные на 1,5—2.

На свалках процветает криминал. Очевидцы утверждают, что на одной из помоек Закарпатья видели большую группу людей, участвовавших в неких производственных процессах. Впрочем, подойти ближе и узнать подробности помешали автоматчики без опознавательных шевронов. Аналогичные истории мне рассказывали и о свалках вокруг столицы.

Многие крупные полигоны, считающиеся давно закрытыми, продолжают функционировать. Например, о прекращении работы свалки в Петровцах под Киевом сообщали несколько раз за последние десять лет. Тем не менее мусор туда продолжают возить.

В жаркую засушливую погоду свалка очень просто загорается сама, так как туда без зазрения совести привозят огромное количество легковоспламеняющихся веществ. При этом помойку еще не так просто потушить, ведь она может гореть, как торфяник, — внутри полыхать, а верхние слои мусора будут лишь тлеть. В такой ситуации тушить водой бесполезно. Очаги нужно засыпать песком и утрамбовывать тяжелой техникой.

Чем чревато для здоровья человека вдыхание дыма горящих пластиковых бутылок, полиэтиленовых пакетов или поролона? В лучшем случае — отравлением, сопровождающимся тошнотой и рвотой, вплоть до потери сознания. В худшем — и в первую очередь это касается астматиков — смертельным исходом.

По словам специалистов, около трети всех официально зарегистрированных полигонов с отходами не соответствуют нормам экологической безопасности (о стихийных помойках и говорить нечего). Следовательно, свалки являются источниками загрязнения земли, воздуха, поверхностных и подземных вод. Становятся очагами развития и размножения инфекций — от кишечной палочки до холеры. Обитающие на помойках птицы и животные также могут быть источниками распространения болезней.

Так, один из жителей села Петровцы, соседствующего со свалкой, пожаловался корреспонденту «2000», что ему пришлось засыпать колодец во дворе собственного дома, так как в него поступала черная смрадная жижа, и теперь воду приходится добывать из очень глубоких горизонтов.

Не забываем, что на помойки бесконтрольно и в огромных количествах сбрасывают ядовитые отходы — от банальных батареек и люминесцентных ламп с ртутными примесями до различных токсичных отходов малых промышленных предприятий.

Увеличивать площади полигонов с отходами уже просто некуда — окрестности населенных пунктов и так завалены мусором под завязку. Решить проблему помоек можно лишь двумя способами — наладить процесс раздельного сбора мусора, построить достаточное количество современных мусороперерабатывающих заводов и утилизировать твердые бытовые отходы (ТБО) в биогаз, из которого в свою очередь производить электричество и тепловую энергию.

Почти половина компонентов ТБО являются ценными вторичными ресурсами. Но в Украине только 5% отходов сортируется и перерабатывается как вторсырье. Для сравнения, в Германии уровень утилизации бытовых отходов более 70%, в Польше — 55%.

Пока Минприроды готовит концепцию обращения с отходами, состоянием свалок могли бы озаботиться власти на местах. Тем не менее лишь единицы из них пытаются внедрять современные технологии комплексной переработки и утилизации ТБО. Большинство даже не думает об организации коммунальных пунктов приема вторресурсов. Более того, за «авторством» неофициальных помоек часто стоят именно местные органы власти.

Дизайн полигона

В середине мая в столичной резиденции посла Финляндии в Украине между представителями финской компании Ferroplan и Тячевской райадминистрации (Закарпатская обл.) были подписаны документы по строительству полигона отходов и завода с системой утилизации ТБО стоимостью 25 млн. евро.

Во время мероприятия секретарь Всеукраинского совета по экологической безопасности Валерий Цыбух рассказал корреспонденту «2000», что реализация подобного инвестпроекта — исключение из правил. Обычно местные власти от решения проблем свалок отнекиваются под разными предлогами.

«Почему? Вероятно, по причине больших прибылей, которые получают за счет мусора. Зачастую это коррупция, вот такой себе бизнес. А экология — только на словах, для электората», — отметил Цыбух. (См., пожалуйста, «Зачем финны идут в Закарпатье», «2000», №20, 20—26 мая 2016 г.)

Положительным примером может служить райцентр Коростень на Житомирщине. Систему раздельного сбора и переработки ТБО здесь внедрили еще в 2008 г. (См., пожалуйста, «Отбросы общества», «2000», №12, 23 — 29 марта 2012 г.)

Городские власти потратили 2 млн. грн. ($250 тыс. по тогдашнему валютному курсу) на закупку 276 контейнеров немецкой фирмы Schаfer. Но еще с 2005 г. вели работы по подготовке контейнерных площадок. Сегодня на улицах города установлено уже 386 контейнеров, в частном секторе — 134. Все отходы сортируются по четырем категориям: пластик, бумага, стекло и общий мусор.

«Раздельный сбор мусора — это выгодно, — пояснил мэр города Владимир Москаленко. — В Коростене он стал нормой для большей части населения. И только за счет этого мы перерабатываем более трети всех отходов! Как минимум это означает, что нагрузка на городскую свалку снижается на треть, что само по себе (при годовом объеме отходов 120 тыс. куб. м) немалая экономия, ведь освободившиеся мощности полигона твердых бытовых отходов можно продавать».

В целом из всех твердых бытовых отходов, сформированных в нашей стране на данный момент, можно получать около 400 млн. куб. м биогаза в год, но пока из этого потенциала мы используем примерно 7%.

Впрочем, далеко не все отечественные свалки могут быть использованы для внедрения проектов по утилизации биогаза — важны размер и состояние полигонов.

В странах Запада считается, что для строительства завода по производству биогаза необходимо, чтобы на свалке было как минимум 1 млн. т отходов, а глубина их залежей превышала 10 м. У нас практикуют другой подход, исходя из количества населения, пользующегося полигоном. Если свалка обслуживает более 100 тыс. чел., там уже имеет смысл строить биогазовую установку.

«Но главная проблема — неэффективное управление твердыми бытовыми отходами в секторе ЖКХ, — считает завотделом биогазовых технологий НТЦ «Биомасса» Юрий Матвеев. — Большинство наших полигонов не приспособлены для сбора биогаза. Очень часто их эксплуатируют, не придерживаясь элементарных правил. Редко применяют пересыпку грунтом, для уплотнения отходов используют легкие бульдозеры, которые просто перемещают мусор из одного места в другое. А нужна специальная тяжелая техника — компакторы. Все это влияет на потенциальное количество собираемого биогаза». (См., пожалуйста, «Энергетические практики», «2000», №31—32, 15 — 21 августа 2014 г.)

Масштабность проектов по обращению с мусором так или иначе требует государственного участия. Интересно, что соответствующая работа велась еще при СССР. К примеру, заготовкой вторсырья в составе Совмина занимались четыре главка.

В соответствии с Комплексной программой научно-технического прогресса СССР до 2010 г. уровень переработки твердых бытовых отходов должен был достичь 35—50% (напомним, в Украине аналогичная цифра составляет сегодня 5%).

Но так как Союза больше нет, а в Украине данные начинания развития не получили, необходимо обратиться к лучшим мировым методам управления бытовыми отходами. Думается, для нынешнего правительства, большинство членов которого блестяще владеют английским языком, это не должно стать сколько-нибудь значимой проблемой. Было бы желание.

Санитарные полигоны проектируются с учетом достижений современной науки с использованием новых технологий и методов. Предусматривают защиту почвы, грунтовых и поверхностных вод, а также воздуха.

Другая важная цель обустройства санитарного полигона заключается в обеспечении максимального количества размещаемых отходов в пределах имеющегося объема полигона с учетом геометрии, стабильности склонов и будущего потенциального применения.

Кроме того, хорошо продуманный и эксплуатируемый санитарный полигон обеспечивает экономию в течение всего срока эксплуатации, потому что профилактические меры часто являются менее дорогостоящими, чем усилия по смягчению последствий, связанных с плохо спроектированным и эксплуатируемым полигоном.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка