Привез бы трупы — был бы героем...

№19–20(738) 4 – 10 сентября 2015 г. 02 Сентября 2015 1 5

«Дело о дезертирстве»

икто не знает, когда закончится суд над Виталием Комаром // ВЯЧЕСЛАВ БЕРЛОГРовно год назад в стране появилась топ-тема — «дезертирство».

Ее обсуждали на телевизионных ток-шоу. И всякий раз, как только говорили о добровольческих батальонах на Донбассе, нет-нет, да и вспоминали показательную историю с Виталием Комаром.

В конце лета 2014-го самой резонансной акцией, осуществленной военной прокуратурой, стал арест комбата добровольческого батальона «Прикарпатье» — фактически за то, что он вернул всех своих бойцов домой живыми и здоровыми.

Безусловно, обвинения — и когда сажали его в СИЗО, и когда в Богородичах Ивано-Франковской обл. начинался суд, — звучали иначе: «за ухиляння від служби у бойовій обстановці, непокору та бездіяльність».

Впрочем, осенью прошлого года его отпустили под залог.

Он до сих пор под домашним арестом.

И до сих пор, как и год назад, город Коломыя, где живет опальный комбат, да и вся, пожалуй, Ивано-Франковщина не могут понять: действительно, а за что арестовали?

И главное — за что судят?

В Коломые мы встретились с Виталием Комаром.

Но перед этой встречей я побеседовала с мэрами Коломыи и Ивано-Франковска — Игорем Слюзаром и Виктором Анушкевичусом.

Все они в деталях помнят то время, когда 23 августа 2014 г. из сектора «Д» вышел 5-й батальон. И отправился — через всю страну — в родную область.

У каждого из собеседников — свои воспоминания, особые детали, которые врезались в память.

Привет Матиосу

Итак, против бывшего комбата батальона «Прикарпатье» Виталия Комара, который после Иловайского котла — в августе 2014-го — вывел свое подразделение в Запорожскую обл., главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос возбудил уголовное дело.

Мэр Коломыи, местные депутаты плюс активная общественность города стали на его защиту.

Им удалось собрать 300 тыс. грн., чтобы комбата выпустили до суда под залог.

Мэр абсолютно уверен, что военная прокуратура категорически не права. Поэтому Игорь Слюзар, как только предоставляется возможность, передает «приветы Матиосу».

— Когда в Коломые журналисты записывают для УТ репортажи, — говорит Игорь Богданович, — а меня непременно спрашивают про батальон, добровольцев, я во всех выражениях, на которые только способен, объясняю, что думаю об этом прокуроре!

Мэр Коломыи горой стоит за 5-й батальон«...Изначально батальон был сформирован как территориальный — для защиты объектов города Коломыи. Но боевое задание поставили им нежданно-негаданно: областной военком сообщил, что задача изменилась и «їдемо охороняти об'єкти в Тельманівський район Донецької області».

Спрашиваем: кто желает? Вышли 102 добровольца, преимущественно жители нашего города и района, в основном «майдановцы». Там, кстати, и мой водитель был, молодой парень 26 лет.

И вот батальон попал в район между Амвросиевкой и Тельманово. Они удерживали 90 км дороги. А это — пять блокпостов... Из техники — школьные автобусы, пару «Уралов», один БРДМ.

Когда ребята впервые попали под обстрел, тогда и начштаба убили... Они подождали недельку, но поняли, что ситуация с обеспечением техникой и оружием не меняется...

А командир батальона Комар понятно, что буквально вошел в психологический ступор: он же дружил с Юрием Бараном, погибшим начальником штаба.

Звоним туда: ничего непонятно — что происходит? Тогда вместе с Анушкевичусом, моим коллегой из Ивано-Франковска, едем на Донбасс. В принципе было и так ясно: проблемы у батальона в организации, случались и пьянки на блокпостах, впрочем, это тогда происходило повсеместно.

Когда мы приехали, разобрались, привели в чувство командира батальона, более-менее стало проясняться, и он начал нести службу, как подобает...

А помните, как в то же время были сообщения в прессе, что, если не ошибаюсь, 92-я бригада попала в окружение, но как-то там вышла из него и попала на российскую территорию? А уже потом вернулись к нашим. Так вот, между прочим, выводили тех бойцов из России — без всяких договоренностей — ребята из «Прикарпатья». Просто сели в пять своих школьных автобусов, поехали через поля — на территорию РФ — в тот лагерь, где оказались наши люди. И всех желающих оттуда вывезли. Кстати, назад поехали не все.

Да... А потом начался Иловайский котел, а Петр Михайлович Литвин, генерал-лейтенант, бывший командующий войсками в секторе «Д», самоустранился от обязанностей. И в итоге в секторе вообще появилось аж два штаба!.. Создавали диверсионные группы, которые должны были «зачищать» минометчиков. Делалось, как говорится, кто во что гаразд. Но по-настоящему никто не руководил процессом.

И «прикарпатцы» как раз были в секрете, когда увидали, что наши военные вдруг собрались и уехали... И вот, представьте, проходит через блокпосты артиллерия 92-й бригады, танковые подразделения. А батальон остается сам по себе! То есть на самом деле они отходили с позиций последними. А их обвиняют в дезертирстве!

Из Донбасса они выехали в Запорожскую область. Стояли там два дня! То есть вышли в субботу, но никуда дозвониться нельзя — в стране выходной. В воскресенье — День Независимости. Тоже ни у кого ничего не спросишь, в понедельник — опять выходной. Они просто не могли даже связаться с командованием.

Но люди-то уже заведенные! Они там, на войне, все пережили, а их фактически бросили!.. Так вот тогда вообще-то они хотели «идти на Киев». А что? Штатное оружие — при них. И нештатное — тоже. У них были ручные трофейные гранатометы.

В Кировограде колонне пытались препятствовать и силами спецназа, и даже вертолеты кружили... Одним словом, остановили автобусы: в полной боевой готовности — пулеметы, автоматы... Но до чего-то страшного дело не дошло. Оказывается, спецназовцы, которые должны были задерживать «Прикарпатье», с этими бойцами вместе в разведгруппах под Иловайском были. Поэтому спецназовцы даже из машин не вышли, а просто сказали: «Це наші хлопці, ми з ними воювати не будемо».

После чего прокурор Матиос на Библии поклялся (надо же, Библию с собой привез!), что если «прикарпатцы» сложат оружие и арсенал увезут в Делятин, то никто никого преследовать не будет.

Оружие сдали в Делятинскую воинскую часть. Но несмотря на клятвы, Матиос открыл уголовное дело. Комара вызвали в Одессу как свидетеля. Но там же сменили статус на обвиняемого и посадили за решетку».

«Диванная сотня» умничает

Виктор Андрюсович с ужасом вспоминает «разброд и шатания» в зоне АТО
Виктор Андрюсович с ужасом вспоминает «разброд и шатания» в зоне АТО

Интервью с мэром Ивано-Франковска Виктором Анушкевичусом, конечно, было не только о 5-м батальоне (пожалуйста, читайте «Анушкевичус о чужих «медальках» и «откатах», №5(733) от 13—19.01.2015 г.), но этот фрагмент нашей беседы — именно о Виталие Комаре и его бойцах.

В его речи было столько экспрессии, переживаний, что решила воспроизвести без перевода.

«...Я знаю ситуацію, на відміну від тиловиків, які сидять і умнічають!.. Так звана «диванна сотня»... Вони під різними втаємниченими ніками в інтернеті що хочуть, те й поливають. Так от, на відміну від них, я був на місці.

І коли на початку липня перший раз лупонули потужно з «Градів» по 72-й бригаді і вона знялася з Амвросієвки й пішла, й друга рота нашого батальйону так само хотіла драпати...

Друг у мене там є, який виконував обов'язки командира «Айдару», Аркадій Романенко. Він мені телефонує вночі й каже: «Виктор Андрюсович, ребята попросили позвонить кому-то, кому я доверяю. Они опозорятся и просто опозорят Прикарпатье»...

От у телефонному режимі, коли не могли там знайти ротного, але знайшлися пару притомних бійців, я в них питаю: «Хлопці, наскільки близько від вас «Гради» б'ють?» Відповідають: «Іде переміщення». Я кажу: «Зніміться з позиції, відійдіть, не біжіть. І на околиці будь-якого села окопайтеся». Що вони й зробили у восьми кілометрах від Амвросієвки біля Гнилого Іванчика, здається. Вони там окопалися, це був їхній передовий пост №505.

...Генштаб Збройних сил України та Міноборони — це окрема тема, там відбуваються журналістські розслідування, але там — стільки зрадників, які досі тримаються на посадах. Це просто нонсенс!

Я не суд, але невже так важко прийти міністру оборони, звільнити ключові фігури? Невже ти не знаєш, де контррозвідка, розвідка, юридичний департамент, тилове забезпечення? Як таку людину можна було утримувати на тиловому забезпеченні, яка без кінця краде, краде, і далі на посаді! Візьми, підніми особові справи — рапорт і до побачення!

Знаєте, як наш 5-й територіальний батальйон формували? За схемою «Кто не спрятался, я не виноват»! Їздили по області й забирали всіх підряд. Зібрали усіх в Делятині. Так вони там півтора місяця горілку пили й нічому не вчилися в основній масі. А потім їх звідти загрузили скопом... Вони приїхали туди — і їм ціла область туди все возить! Везли, везли...

Приїжджаю на 503-й, дивлюся, а у них під плащ-палаткою — озеро внизу, уха вариться! Нормально пацани влаштувалися. Кругом у банках огірки, помідори, сало, тушонка... А я ще привіз їм 2000 банок тушонки!

А потім, коли пару раз шарахнуло, я телефоную ротному і кажу: «У вас що, «зеленки» немає? Лопат немає, шанцевого обладнання бракує?» Кажуть: є. «Так окопуйтеся, дебіли! Ріж «зеленку» і закопуйся!.. — говорю їм. — Не біля «зеленки», а в «зеленку» закопуйся!» Тому що коли летить міна, вона ж не долітає до землі, а зривається від дотику. От вона буде летіти, дерева торкнеться і там наверху зірветься. А якщо ти будеш, кажу, сидіти в бліндажі — зверху колоди і земля. «Градом» накриє. І прямим попаданням це все розлетиться разом з нутрощами.

А терористи зробили мобільні групи: мотоцикл з коляскою, в коляску ставлять 80-міліметровий міномет, їдуть і поливають.

Місцеві селяни і з тими горілку п'ють, і з іншими. Один там на російську сторону ходив й повідомляв — коли мали стріляти «Гради». Тому коли я приїхав туди і на це все подивився, взнав настрій у батальйоні — через Гройсмана на Яценюка вийшов і той дав доручення Генштабу розібратися з 5-м територіальним.

Там же був «разброд и шатания»! Комар, що керував батальйоном, сам із Коломиї. Коломийська братва за нього. Інша частина — проти. А решті взагалі по барабану.

Коли побачив це, зателефонував заступнику начальника Генштабу Воробйову, сказав, щоб туди прислали терміново грамотних інспекторів, 3—4 офіцерів, нехай подивляться на морально-психологічний клімат, бойовий дух.

Моя думка, кажу, цей батальйон треба построїти і сказати: хто хоче захищати Батьківщину і не боягуз — три кроки вперед. Якщо вийдуть 120 чоловік — добре, решту загрузіть в автобуси і відправте додому, нехай там п'ють горілку».

«Павлины, говоришь?»

Комбат тепер рисует, а Василиса говорит вместо мужа // ВЯЧЕСЛАВ БЕРЛОГ
Комбат тепер рисует, а Василиса говорит вместо мужа // ВЯЧЕСЛАВ БЕРЛОГ

Помните «Белое солнце пустыни» и реплику товарища Сухова насчет разгуливающих по подворью Верещагина павлинов?

Так вот нечто подобное вырвалось и у меня, как только оказалась в квартире опального комбата 5-го батальона «Прикарпатье» Виталия Комара.

Офицер в ожидании судебного вердикта сидит дома, кормит птичек в клетке, чистит аквариум с рыбками, ухаживает за кошкой, и пока жена на работе, а дочки в школе, рисует картины с репродукций известных художников.

Варит для меня и нашего фотокора кофе и просит не расспрашивать ни о чем: «Вы ж понимаете, сейчас любое слово может быть использовано против меня». И умолкает.

Ситуацию спасает супруга Виталия — Василиса. Она говорит мужу: «А что плохого, если я скажу свое мнение?»

Комбат пожимает плечами, дескать, да, пожалуйста, мне все равно.

«...Сама я родом из Башкирии, — рассказывает Василиса. — С будущим мужем там и познакомилась. Его же после окончания военного училища в Каменец-Подольском в 1987 году, как и всех, по всему Союзу в гарнизоны отправляли. В то время любая мечтала выйти замуж за военного. Все мои подруги в Уфе завидовали: «Ох, тебе и повезло!»

Это уже потом, когда отношение страны к армии стало ужасным, их просто разоружили — в прямом и переносном смысле слова, интерес к ребятам в военной форме у девушек пропал. Но, знаете, я верю: все вернется. И украинская армия возмужает, и будут там служить такие же красавцы, как и раньше. И любая девчонка будет мечтать выйти замуж за лейтенанта!»

Василиса знала, что в гости к ним мы приехали исключительно для того, чтобы услышать мнение и самого комбата, и его семьи о том, что они думают по поводу «дезертирства».

И о том, что ее мужу, обвиняемому в отказе от несения военной службы в боевой обстановке, бездействии и неповиновении, грозит до 10 лет тюрьмы.

Она знает, что любое слово, сказанное публично ее супругом, может сработать против него.

Поэтому, коль уж ему лучше никаких интервью не давать, пересказывает своими словами то, о чем говорил он ей, как только вернулся с Донбасса:

— В военном уставе записано, что командир отвечает за своих подчиненных, то как же Виталий мог поступить иначе и не вывезти ребят оттуда? Чем они должны были против танков обороняться? Автоматами, что ли?.. Знаете, что он первое мне сказал? Такую фразу: «Не представляю, что с нами будет дальше, но, маманя, я ж их вывел!»

«А то, что потом началось в отношении Виталия и всего батальона... — задумчиво продолжает Василиса. — Поверьте, в Коломые люди думают иначе. Они меня поддерживают, на улице встретят, расспрашивают — как дела у мужа, как настроение.

И это расхожее мнение: «Привез бы трупы — был бы героем, а еще лучше, чтоб и тебя там убили... А вот если ты живой и живыми вернул ребят — значит, дезертир», — точно не о нашем городе, не о наших людях.

Многие ведь понимают: то, что вернулись домой живыми их сыновья, — прежде всего заслуга комбата.

Вообще-то я так думаю: очень неправильно придумали в стране с этой мобилизацией. Ну какая мобилизация вообще может быть, если война не объявлена? Говорят, «и кнутом, и пряником» в армию будут тепер загонять. Это как?

Сейчас в АТО, кроме тех, кого туда отправляют в командировку, могут ехать только добровольцы и воевать — от своего имени.

Вот я захочу помочь соседке купить сахар, то это — моя добрая воля. Никто меня не заставляет. Поэтому и корить, если я не куплю соседке сахар, она не вправе...»

— Точно так же и с добровольческими батальонами: они ж по доброй воле туда отправлялись! Так за что их судить?! — восклицает Василиса и осекается на полуслове.

«Муж заругает, скажет, что я много рассказываю», — говорит нам уже на пороге.

Мы прощаемся до лучших времен.

То есть до окончательного судебного решения, которое будет, несомненно, справедливым.

Во всяком случае на это очень надеется Василиса.

Киев — Ивано-Франковск — Коломыя

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Барометр туризма указывает на Францию

2 августа Всемирная туристическая организация при ООН (UNWTO) опубликовала традиционный...

«Подайте в суд, и это несложно»

«То, что напринимал Киевсовет, — чистый популизм, скорее всего, готовятся к...

Фальсификация истории: уроки бойни в Мальмеди

17 декабря 1944 г. у городка Мальмеди, что на востоке Бельгии, немецкий отряд войск СС...

Чехия: огонь по террористам

Чешские государство, парламент и правительство не боятся своих граждан и людей,...

Оставьте деньги в покое

В первые дни «войны против терроризма» президент Джордж Буш подписал указ №13224....

Гиперугроза кибербезопасности

Спустя две недели после крупнейшей в истории Украины хакерской атаки власти и...

Загрузка...

Узбекистан — Украина: обход на вираже

«Еврокар» — практически единственный стабильно работающий украинский...

И вода закипит

В парламенте зарегистрирован проект закона, который может взбудоражить каждый пляж

История болезни: найдите Квиташвили

«В названии законопроекта №6327 надо было написать: о лишении украинцев любых...

Мирный атом для Пхеньяна

В иррациональности следует обвинять вовсе не Пхеньян, а Соединенные

Фальшивая практичность рукотворного яда

Производство экоупаковки экономически более выгодно, чем приносящая огромный вред...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Валерий
08 Сентября 2015, Валерий

Слова мэра Коломыи :Изначально батальон был сформирован как территориальный -
для защиты объектов города Коломыи . Он в своём уме ,этот самый мэр ? От кого они собирались защищать город ? Просто мэру хотелось попиариться, показать себя ярым патриотом. А комбат вообще безголовый, только за то, что отправился на Донбасс воевать ,
достоин десятилетней посадки. И пусть его русско-башкирская жена не горюет.
Тому що :бачили очi , що купували, iжте, хоч повилазьте !

- 2 +

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка