Реликвии уходят на черный рынок

№17-18(737) 28 августа — 3 сентября 2015 г. 26 Августа 2015 5


Храм Баал-Шамин

Война против реликвий, развязанная Исламским государством, — часть единой системной кампании по полному уничтожению культурного наследия человечества в регионе, уверены эксперты. Нового апогея «боевые действия» достигли в момент варварского разрушения храма, возведенного в сирийской Пальмире в I ст.

Впрочем, аппетит исламских экстремистов к истреблению бесценных памятников и реликвий истории сдерживается тягой к барышам, которые приносит торговля антиквариатом на черном рынке. По некоторым данным, распродажа исторического наследия мира стала одним из главных источников доходов самопровозглашенного халифата.

Последний эпизод в череде разгула культурного вандализма — подрыв храма Баал-Шамина — резко осудили историки всего мира. Тем не менее на минувшей неделе боевики, захватившие Пальмиру в мае, обезглавили куратора бесценных руин 80-летнего археолога Халеда Асада. Заложенная в отлично сохранившемся храме (возведенном в честь финикийского бога бури) взрывчатка уничтожила внутреннее убранство, а также повредила расположенные неподалеку римские колонны.

Идеологи Исламского государства, контролирующего бескрайние территории Ирака и Сирии, где находятся едва ли не самые бесценные руины Ближнего Востока, объявили непримиримую войну «язычеству и идолопоклонничеству» в полном соответствии с радикальной интерпретацией идей ислама. Примерно неделю назад боевики бульдозером сравняли с землей монастырь Илии пророка в Центральной Сирии. Именно тут находилась могила святого, и это место считалось одной из главных христианских святынь в регионе.

Планомерное уничтожение реликвий идет полным ходом уже несколько месяцев. Так, в феврале исламисты разгромили и ограбили музей в иракском Мосуле. Разгул вандализма боевики вновь сняли на видео, заявив, что уничтоженные исторические памятники прославляли многобожие, и сопроводили свои заявления цитатой из Корана об идолопоклонничестве.

Помимо готовности к вандализму, Исламское государство демонстрирует и невиданную практичность в отношении ценных реликвий. Экстремисты создали управление, отвечающее за выдачу концессий на разработку месторождений и археологические раскопки. Специально отобранные эксперты получают «лицензии» на обследование руин и артефактов.

«Вы обязаны позволить обладателю этого разрешения, подтверждающего, что он является экспертом-археологом, вести поиски и раскопки артефактов», — говорится в одном из таких документов, выданном отделом артефактов упомянутого управления ИГ.

По мнению специалистов, продажа награбленного антиквариата и яростное разрушение якобы оскорбительных для ислама памятников истории — отличные инструменты привлечения новых наемников в ряды ИГ, не уступающие по эффективности практике обращения «неверных» в сексуальных рабов. Кстати, группировка подобное рабство называет не только допустимым, но и духовно благим делом.

Исламское государство искусно использует процесс уничтожения культурного наследия в пропагандистских целях. Так, здания и огромные статуи продать невозможно, следовательно, из них можно извлечь выгоду иным способом, как из любого ресурса. То, что нельзя распродать, уничтожается ради пропаганды, а процесс разрушения снимается на видео — ярко, шумно и с нужными комментариями.

Судя по всему, Пальмире грозят новые акты вандализма. Руины храма Баал-Шамина находятся всего в полукилометре от наиболее грандиозного памятника старины — храма Бэла, посвященного семитскому божеству. Неподалеку расположен и отреставрированный амфитеатр — боевики уже нашли ему новое жуткое применение: здесь они казнили свыше двух десятков сирийских военнопленных. Естественно, экзекуцию тоже сняли на видео.

В ЮНЕСКО вандализм в отношении памятников Пальмиры называют самой жуткой кампанией по уничтожению древних реликвий со времен Второй мировой войны и приравнивают к военным преступлениям. «Системное уничтожение символов, олицетворяющих сирийское культурное разнообразие, раскрывает истинную цель таких акций — лишить сирийский народ знаний, идентичности и истории», — уверена генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова.

Торговля награбленным антиквариатом — один из основных источников доходов Исламского государства, но точно оценить заработки боевиков сложно, отмечает исследователь Лондонской школы экономики Рим Туркмани. «Они уничтожают только самое заметное, а остальное пытаются продать», — пишет Туркмани. Вот лишь один пример — на картах памяти, изъятых у арестованных в Ираке боевиков ИГ, содержалась информация о том, что продажа реликвий, добытых только в одном городе Сирии — Набеке, где расположен абиссинский монастырь, принесла экстремистам $36 млн.

©2015 Los Angeles Times/TNS

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Обманывать вкладчиков запрещено

Верховная Рада приняла два закона, которые напрямую касаются защиты прав вкладчиков

Полонина в огне

С начала 2016 г. в Ивано-Франковской области возникло шесть чрезвычайных ситуаций...

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Страх способен подвигнуть политиков к готовности задействовать порой даже самые...

Швейцарская тюрьма установит защиту от дронов

Тюрьма швейцарского города Ленцбург (кантон Аргау) намерена потратить 200 000 франков на...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка