Россия печатная: кому война, кому и школы

№35–36(746) 30 октября — 5 ноября 2015 г. 28 Октября 2015 4.6

Телевидение продолжает оставаться главным источником информации как для украинцев, так и для россиян. Согласно исследованию компании Mail.ru, жители Украины в среднем смотрят телевизор 71 час в месяц. В интернете они проводят около 27 часов в неделю, а на печатные СМИ тратят только 12 часов в месяц.

Что касается россиян, если верить исследованию Digital Report, центральное телевидение является источником информации для 83% опрошенных. На втором месте региональное ТВ с 41%. Центральные газеты оказались только на третьем месте с 30%, а еще 21% получают информацию из региональных газет. Примерно такие же показатели у новостных сайтов и соцсетей. Таким образом, сколько ни говори о «небратьях», в своих информационных пристрастиях украинцы и россияне схожи, разве что последние больше внимания уделяют печатным СМИ, и не зря.

Телевидение что России, что Украины представляет зрителю в основном одномерную картину происходящего (такие телеканалы, как российский «Дождь», — редкое исключение). Те же бескомпромиссные репортажи, ток-шоу с криками и воплями и низвержение идеологических противников. И если после просмотра большинства передач украинского ТВ складывается впечатление, что Россия — тоталитарная страна нищих алкоголиков, то Украина во многих российских репортажах предстает государством исключительно фашиствующих бандеровцев, опять-таки нищих (хотя надо признать, что на свои ток-шоу российские телеканалы также активно приглашают таких последовательных критиков политики Кремля, как, например, политолог Вадим Карасев).

Однако печатные СМИ России, в отличие от пресловутого «ящика», знакомят читателей с гораздо более сложной моделью действительности. Авторы серьезней подходят к репортажам, ведь недостаток аргументации тут не заменишь истеричным тоном или яркими кадрами. А уж если регулярно читать несколько газет разного идеологического спектра (а выбор в этом плане достаточно широкий, от правительственной «Российской газеты» до оппозиционных «Новой», «Независимой», «Собеседника» и ряда других), то получится вполне выпуклая и многообразная картина окружающей действительности.

Более того, если на федеральных каналах доминирует примерно одна точка зрения на происходящие события, может, с небольшими вариациями в тональности, то в сфере печатных СМИ оппозиционные издания прочно удерживают позицию или даже опережают провластных конкурентов. Например, десятку самых цитируемых в России СМИ, по рейтингу компании «Медиалогия», в августе возглавил «КоммерсантЪ».

Также в топ-10 попали «Ведомости», «Московский комсомолец», «Новая газета», «Независимая газета» и «Газета РБК» — далеко не лояльные к Кремлю издания. Например, знаменитое интервью с «бурятским танкистом»* вышло именно в «Новой». А ведь есть еще и журналы — Forbes, «Сноб», «Профиль» и «Огонек», которым на другом фланге противостоят «Русский репортер», «Эксперт».

_______________________________
*Речь идет об интервью «Мы все знали, на что идем и что может быть» в «Новой газете» (№ 22 от 4 марта 2015 г.) с 20-летним бойцом-контрактником Доржи Батомункуевым из 5-й отдельной танковой бригады (Улан-Удэ), воинская часть № 46108. По данным газеты, Доржи тяжело ранило в районе Логвиново, что в 10 км от Дебальцево (Донецкая обл.)

В этой связи забавно было прочесть в недавнем интервью в «Собеседнике» с лидером группы «Ленинград» Сергеем Шнуровым мини-полемику о свободе в СМИ. «Лично у меня здесь есть доступ ко всей возможной литературе. К любой. И я могу говорить все, что думаю. Для меня это ключевые вещи. Я время от времени слушаю «Эхо Москвы». Там говорят вообще что угодно. Белковский, совершенно замечательный, мочит так, что мало не покажется. Где же несвобода? Если есть Белковский, тогда есть и свобода», — заявил Шнуров, на что журналист сказал: «Но раньше таких площадок, как «Эхо», были сотни, а сейчас по пальцам пересчитать». Однако достаточно взгляда на десятку «Медиалогии», чтобы с автором в корне не согласиться.

Сайт РБК уверенно лидирует и в интернет-сегменте. Также из печатных СМИ в интернет-двадцатке оказались КП, МК, «Аргументы и факты», РГ, «Коммерсант».

Тиражи у печатных СМИ тоже немаленькие — от 40 тыс. у «Независимой газеты» и 227 тыс. у «Новой газеты» до 654 тыс. у «Совершенно секретно». А уж тиражи недельных выпусков могут превышать несколько миллионов, как у «РГ-неделя», у которой они доходят до 3,5 млн.

О чем же пишут российские печатные СМИ? Если коротко, то обо всем. Как сказано в одном официальном отчете, издаваемые печатные СМИ в России «относят к более чем 50 тематическим группам, отражающим культурные и культурно-досуговые потребности жителей страны». На начало 2015 г. общее количество зарегистрированных печатных периодических СМИ в России составило 62 тыс. наименований. Из них 26 тыс. — газеты ежедневного и еженедельного форматов. Внушительное количество, и это при том, что с 2008 г. оно сократилось на 15% — не все издания успевают за новой цифровой эпохой и подорожавшей бумагой. Одни закрываются, другие, напротив, переходят на просторы сети.

Кстати, хотя число подписчиков в России сокращается, динамика этого снижения значительно ниже падения спроса на потребительские товары и даже продукты. То есть кризис кризисом, а от любимых газет россияне не отказываются. Даже наоборот, в конце концов, где еще прочитать, когда этот самый кризис кончится.

Затупившаяся нефтяная игла

Итак, о кризисе. «Жесткий вариант» — так пишут «Новые известия» о российском бюджете-2016, где предусмотрена экономия на пенсионном обеспечении, коммуналке, образовании и здравоохранении.

Принципиальным отличием нового бюджета называется тот факт, что «сейчас правительство формирует однолетний бюджет, а не трехлетний, даже не рассматривая прогнозы на 2017—2018 годы», а также «на следующий год отменяется действие бюджетного правила, согласно которому максимальный уровень расходов определяется исходя из средней за предыдущие три года цены на нефть».

Эксперты называют бюджет реалистичным, при этом, как отмечается, «он верстался исходя из обновленного макропрогноза Минэкономразвития (МЭР) на 2016—2018 годы, согласно которому инфляция в РФ в 2016 году составит 6,4%, ВВП вырастет на 0,7%, средний курс доллара составит 63,3 рубля при цене нефти в 50 долларов за баррель».

«Возможно, власти ожидают, что в реальности ситуация будет лучше и нефть окажется хотя бы немного дороже их прогноза. Тогда допдоходы могут пойти на еще одну индексацию пенсий или на рост зарплат бюджетников, что традиционно делается у нас в стране перед выборами», — отмечает автор Дмитрий Докучаев.

В то же время «Независимая газета» пугает новыми злыми замыслами США против российской нефти в материале «Российская нефтянка остается сырой». «России гораздо выгоднее экспортировать сырую нефть, а не продукты нефтепереработки. Это свидетельствует о серьезном технологическом отставании отрасли. Российская нефтехимия создает не положительную, а отрицательную добавленную стоимость: вся ее готовая продукция стоит на 30% меньше, чем исходное сырье. Таковы оценки Института Гайдара. Американские специалисты уверены, что если ввести санкции против крайне уязвимой нефтеперерабатывающей отрасли РФ, это станет по-настоящему болезненным ударом для России», — пишет Анастасия Башкатова.

Далее, правда, упоминаются инвестиции в модернизацию НПЗ (до 2014 г. — 823 млрд. руб., в 2015-м — еще 214 млрд. руб.) и надежды премьер-министра Дмитрия Медведева провести модернизацию предприятий до 2020 г.

Нужно отметить, что тоскливое утверждение из первого абзаца о том, что российские нефтехимики, что бы ни делали, могут только понизить на 30% стоимость исходного материала, верно лишь в ценах 2013 г., об этом можно прочесть в середине материала. Есть и небольшой оптимизм в конце.

«Но эксперты надеются, что проблемы не будут столь катастрофичными, как того хотелось бы американской стороне. «В отличие от технологий шельфового бурения, технологии нефтепереработки не столь уникальны. Даже если их не удастся своевременно заместить, оборудование можно купить у других поставщиков, например у Китая», — замечает аналитик компании «Премьер» Сергей Ильин.

При общем плачевном состоянии отрасли нефтехимикам все же есть чем похвастаться: отрасль постепенно переходит на выпуск сортов топлива с более высокими экологическими показателями».

«Коммерсант» же опечалился уже не переработкой, а добычей нефти. «В России недосчитались буровых», так называется статья Екатерины Борцовой об опасениях дефицита бурового оборудования из-за введения санкций против России.

«Заместитель директора департамента добычи и транспортировки нефти и газа Минэнерго Александр Ерков неожиданно подтвердил главные опасения нефтегазового сектора ТЭКа. По его словам, рост спроса на шельфовое оборудование может на фоне санкций и отсутствия собственного производства вызвать дефицит плавучих буровых и запчастей на них уже в среднесрочной перспективе. Если все российские компании будут работать в рамках своих лицензий, дефицит может составить более 20 плавучих буровых. По расчетам министерства, нехватка запчастей к буровым платформам может составить более 150 тыс. единиц в год к 2020 году», — пишет газета.

«В самой России шельфовое оборудование почти не производится. Доля национальных комплектующих на единственной действующей арктической платформе «Приразломная» (принадлежит «Газпром нефти») не превышает 10%. Присутствие российского оборудования в геологоразведке на шельфе — менее 1%. Ликвидировать разрыв государство собирается за счет подконтрольного «Роснефти» судостроительного комплекса «Звезда». В начале сентября заместитель главы Минпромторга Андрей Дутов сообщал, что с 2016 года там планируется построить 59 судов и морской техники, в том числе буровых платформ, примерно на 2,5 трлн. руб. Однако пока верфь не достроена».

Так что не только перерабатывать, но и добывать самостоятельно черное золото может быть затруднительно.

Война — дело выгодное

Российский штурмовик Су-25, взлетающий с аэродрома близ Латакии (Сирия), способен действовать в любых метеоусловиях

С началом операции российских ВКС в Сирии военная тема стала еще актуальнее и интереснее читателям, и СМИ стараются удовлетворить этот запрос, который нетрудно отметить и по числу просмотров в интернете.

Многие издания дружно написали о том, как рост оборонных заказов влияет на экономику России. Например, авторы статьи «Огонька» (№41 от 19.10.2015 г.) «Военно-бюджетные маневры» Кирилл Журенков и Ольга Филина выяснили, что несмотря на неблагоприятную ситуацию с инвестициями и дорогими кредитами, за первые шесть месяцев текущего года сразу несколько регионов страны нарастили свои производственные мощности, благодаря чему даже подлатали дыры в бюджетах. Ответ прост: лидируют регионы с предприятиями ОПК.

«Владимирская область благодаря своему Ковровскому заводу начала улучшать промышленные показатели уже в 2014 году, Республика Марий Эл тоже тогда подтянулась на 13 процентов за счет производства ракет (в этом году рост ее промышленного производства превысил уже 20 процентов). Да и все остальные регионы — если мы уберем те, которые выигрывают за счет вложений в нефте- и газодобычу — обязаны своим промышленным ростом предприятиям ОПК. Это Тульская, Брянская, Ярославская, Кировская, Ульяновская, Пензенская области...» — рассказала региональный экономист Наталья Зубаревич, соавтор исследования состояния российской экономики, опубликованного Российской академией народного хозяйства и государственной службы.

«У оборонных заводов проблемы с инвестициями минимальны: большинство из них работает по авансовой схеме, когда 80 процентов от стоимости заказа перечисляется государством еще до начала работ. Это позволяет обходиться без кредитов, кроме того, по-прежнему и в полном объеме финансируется ФЦП «Развитие ОПК»: чтобы в ней участвовать, предприятие должно обосновать необходимость модернизации своих мощностей (а в условиях нынешней геополитической напряженности это сделать еще проще), предоставить бизнес-план и приготовиться к освоению ресурсов.

Несмотря на то что количество занятых в российском ОПК по сравнению с советским временем сократилось чуть ли не в три раза, этот закрытый сектор экономики по-прежнему представляет собой внушительную силу. Среднегодовая численность работников только трех подотраслей ОПК — радиоэлектронной, авиационной и судостроительной, согласно информации Минпромторга, превышает 750 тысяч человек. Прирост выпуска продукции ОПК, по информации того же Минпромторга, только в 2014 году составил 15,5 процента. При этом перспективы для развития еще есть: госпрограмма перевооружения закончится не раньше 2020 года, а к этому времени могут появиться новые горизонты для развития инноваций, модернизации, гонки вооружений...

Что все эти успехи военных пойдут на пользу гражданскому сектору, между тем очевидно только самим военным. Другие эксперты либо не спешат делать прогнозы, либо заранее признают: «мирные» сектора экономики окажутся в проигрыше. Большинство современных предприятий ОПК, живущих за счет самоокупаемости, а не исключительно за казенный счет, пытаются, помимо военной продукции, выпускать гражданскую и, таким образом, балансировать свой бюджет. Однако ее качество и разнообразие оставляют желать лучшего: как и в советское время, приоритетное внимание уделяется работе на «оборону страны», а все прочее — «по остаточному принципу».

Наконец, сама идея — наращивать мощности военных заводов без оглядки на возможные последствия — представляется рискованной. Когда наступит 2020 год и армия будет перевооружена и обеспечена всем необходимым, чем займутся сотни тысяч работников ОПК? Объем госзаказов неизбежно снизится, а план перепрофилирования заводов, над которым Минпромторгу предлагалось поработать еще два года назад, так и не представлен к обсуждению. Участвовать в бесконечных локальных конфликтах, чтобы поддерживать на плаву собственную оборонку, — слишком изощренный вариант экономической стратегии, чтобы быть по-настоящему эффективным», — говорится в статье.

«Собеседник» пошел дальше, составив рейтинг «Кузнецы победы»7. Кто из российских военных подрядчиков больше заработает на сирийской войне? Такой вопрос ставит издание и называет руководителей корпорации «Тактическое ракетное вооружение», Объединенной авиастроительной корпорации, концерна ВКО «Алмаз-Антей», холдинга «Ленинец».

В рейтинг попал и Олег Дерипаска с отсылкой на неплохо показавшие себя на Ближнем Востоке военные грузовики «Урал». Ну а больше всего внимания уделено Сергею Чемезову: генеральный директор корпорации «Ростех», по мнению эксперта Павла Толстых, «был посажен на эту должность для консолидации активов как доверенное лицо, и рост расходов государства на оборону по идее должен привести к росту влияния этого человека».

Далее, правда, Толстых вспоминает отставку Якунина из РЖД и констатирует, что «сегодня на первый план выходят не столько личные, сколько профессиональные факторы». Это несколько подмывает посыл статьи о «руководителях ОПК, которые наживаются на сирийской войне».

«Огонек» в инфографике также констатирует, что до США и Китая по затратам на военные нужды России еще далеко, хотя по сравнению с 2013 г. они выросли в РФ на 8% (при этом данные приведены в миллиардах долларов). А завлабораторией военной экономики Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара Василий Зацепин поделился с журналом мыслью, что «военные расходы ушли в серую, если не сказать черную, зону».

«С весны прошлого года Минпромторг перестал публиковать свою ежеквартальную статистику ОПК, а Росстат в этом году отказался от публикации данных о производстве валовой добавленной стоимости в детализированной разработке. Какие деньги тратятся, что на них закупается, что модернизируется и что в итоге получается, мы ничего этого не знаем, потому что гособоронзаказ засекречен».

Также г-н Зацепин отметил непрозрачность ОПК России: «Интеллектуальные права на все открытия в сфере ОПК принадлежат государству и с таким трудом передаются разработчикам, что те зачастую даже не пытаются на них претендовать. Чтобы система работала иначе, она должна быть более прозрачной. Даже в такой закрытой сфере, как оборонные разработки и промышленность, необходимы конкуренция, равенство возможностей государственных и частных фирм, наличие парламентского, общественного контроля — без чего инновации не станут ни окупаемыми, ни социально значимыми».

Конечно, г-ну Зацепину могут возразить военные разработчики, что делать прозрачными эту область несколько опасно и тут все-таки лучше без невидимой руки рынка.

Украинский Ан-178 на авиасалоне в Ле Бурже // IC.PICS.LIVEJOURNAL.COM

Как ИГИЛ электричество чинил

О Сирии в октябре российские СМИ, как и мировые, пишут чаще всего. Среди разнообразия материалов можно прочесть, например, о жизни в «Исламском государстве». Востоковед Анна Батюченко для журнала «Власть» поговорила с человеком, живущим на территории под властью ИГ, получился материал «Под халифатом», в котором нет ни излишней демонизации достаточно демонической структуры, ни пропагандистских нот, а просто «быт и нравы».

«В нашем городке ИГ появилось не сразу. После ухода правительственных сил в конце 2012 года город делили бойцы ССА и «Джебхат ан-Нусры». Сразу после того, как они вошли в город, он перестал быть безопасным. Дело в том, что при Асадах Сирия почти не знала преступности, а уж тем более уличной. Наверное, оттого, что народ боялся власти. С приходом множества вооруженных людей все почувствовали свободу, но не знали, как ею распорядиться. Первым делом город наводнило огромное количество оружия, с ним ходили буквально все. Молодежь просто пижонила, взрослые считали, что наличие оружия дает некоторую гарантию личной безопасности. Тем более что перед глазами были примеры того, как новая власть расправляется с противниками: тех местных чиновников, кто не успел уйти с армией, в лучшем случае расстреливали. В худшем пытали, после чего вешали или забивали до смерти.

Все вокруг стали бояться друг друга. Тут же всплыли старые обиды, расцвело доносительство. В отличие от официального суда суды повстанцев, чтобы завоевать сердца жителей, действовали быстро. Каждый мог выбрать, в какой именно суд обратиться: одно из зданий заняла ССА, другое — «Джебхат ан-Нусра». Пожаловаться можно было на кого и на что угодно. На соседа, на доктора, который неправильно, по мнению пациента, провел осмотр или сделал операцию. Две семьи не могли поделить место под торговый ларек. Суд вынес соломоново решение: ларек снести и никому на этом месте не торговать».

Далее в материале рассказывается, как «новые власти» запустили коммунальное хозяйство. «После бегства городских чиновников новая власть перестала регулировать потребление электроэнергии. В результате боев были частично разрушены ЛЭП, и электричество стало поступать с перебоями. Поскольку деньги за него брать было некому, оно де-факто стало бесплатным. Потребление резко возросло — все стали подключаться к городским сетям. Вскоре произошел коллапс: сети просто вышли из строя».

Когда же город перешел к ИГ, то с электричеством порядок навести удалось, но только с ним. «Все остальное для ИГ оказалось непосильной задачей. Если школы не работают скорее по идеологическим соображениям (непонятно, как учить, чему и кого), то городские чиновники просто саботируют работу. Отчасти потому, что их никто не заставляет, отчасти оттого, что не верят в твердость новой власти, ждут возвращения правительственных сил и боятся запятнать себя сотрудничеством с ИГ, потому что проблемы в будущем никому не нужны. При первой возможности эти самые чиновники пытаются попасть на контролируемые правительством территории, где им продолжают выплачивать зарплату, как и всем прочим госслужащим, от пожарных до учителей. Это тактика правительства: оставайтесь лояльными, государство про вас не забывает, сегодняшнее положение — лишь эпизод, который когда-нибудь закончится».

Последнее достаточно актуально и для Украины, не правда ли? Как и описание «легионеров-радикалов». «Иностранцы стали появляться в Сирии еще на первом этапе войны. Они казались очень заметными и, по мнению сирийцев, слегка не от мира сего. Нечесаные, бородатые, они ходили босиком, потому что утверждали, что находятся на святой земле. Их рекрутировали разные группировки, говоря, что они ведут джихад и теперь будут резать шиитов, евреев и христиан. Сирийцы над ними посмеивались, до войны таких людей в стране просто не было. Кто ж знал, что именно такие «чудики» впоследствии составят костяк «Исламского государства».

Вообще говоря, иностранных боевиков сирийцы боятся больше, чем своих. Как и везде, со своими проще договориться, в конце концов, они тоже когда-то были встроены в местное общество. С иностранцами сложнее. Во-первых, далеко не все из них владеют арабским в достаточной степени. Во-вторых, у них, как правило, более жесткий взгляд на действительность, они более прямолинейно трактуют шариатские законы, даже не очень в них разбираясь. В-третьих, они приехали в Сирию и Ирак, чтобы погибнуть и попасть в рай. Именно они составляют основу режима, потому что не могут и не хотят встроиться в сирийское общество посредством личностной эволюции».

На сирийском фронте без перемен

В оппозиционно настроенном к власти «Совершенно секретно» подметили, что «эффективность боевой работы советской авиации в Афганистане была на порядки выше, чем российской в Сирии».

В материале Александра Круглова «Игра на вылет» говорится: «Минобороны ежедневно озвучиваются отчеты о результатах бомбардировок в Сирии, называются уничтоженные объекты и их местоположение. Выступление военных превратилось в настоящее телевизионное шоу, с демонстрацией видео с камер, которые, как видеорегистраторы на автомобилях, теперь устанавливаются на корпусе самолетов, а также записей беспилотников объективного контроля. Такой открытости от российских военных точно не ждали. Единственное, что смущает: информация поступает только с одной стороны. Эффективность бомбардировок не подтверждена силами НАТО, которые действуют в регионе, упорно молчат и боевики ИГ. Пока очевидно одно — российские военные четко понимают, что современная война — это технологии, и в первую очередь информационные».

Правда, далее в той же статье бывший главнокомандующий Военно-воздушными силами РФ генерал армии Владимир Михайлов говорит, «что большинство самолетов подверглись глубокой модернизации и это повысило их боевые свойства. Кроме того, по сравнению даже с войной в Афганистане прогресс в поиске и обработке разведданных для определения целей для авиации шагнул далеко вперед. Сейчас уровень подготовки российских летчиков, не побоюсь этого сказать, выше, чем советских. Пилоты имеют сотни часов налета, натренированы весьма хорошо, у большинства за плечами большой боевой опыт в Чечне и Грузии. Но самое важное — действия советской авиации в Афганистане напоминали поведение слона в посудной лавке, когда мощи много, но сила идет во вред, а сейчас сила российских ВВС применяется с максимальной эффективностью».

Далее повторяется известная мысль о том, что в Сирии куда более удобный рельеф для воздушных атак, чем в горном Афганистане. И в общем, так и остается непонятен заголовок-вынос, возможно, придуманный за автора редактором. Подытоживает статью мнение летчика-испытателя Магомеда Толбоева: «В Афганистане Советская армия вела полноценную войну с целью построения нового государства, со всеми вытекающими последствиями, нам противостояла оппозиция, которой оказывали военную поддержку американцы и ряд других стран НАТО. В Сирии Россия участвует в борьбе с исламистами-радикалами в коалиции с другими странами мира. Надеюсь, что в этот раз американцы не будут поставлять боевикам средства ПВО, как это было в Афганистане, тогда нашим летчикам удастся избежать потерь».

Из курьезного о сирийской войне можно отметить, что «Независимая газета» цитирует «Русскую весну» в заметке «Боевики в Сирии бегут от термобарического оружия». Упоминается отчет ополченца из Донбасса с позывным Тимур, который находится сейчас в отрядах курдского сопротивления. «Из провинции Идлиб «народ» активно валит в Турцию. Я лично видел съемки турецких военно-полицейских кордонов с танками и бронетранспортерами. Причем, похоже, по сирийскую сторону границы. Говорят, фильтруют боевиков или тех, кого можно в принадлежности к ним заподозрить. И увозят выявленных либо заворачивают обратно», — цитируется боец.

Напомним, на минувшей неделе большой интерес вызвало видео применения тяжелой огнеметной системы «Солнцепек» сирийскими военными против боевиков. Достаточно прочесть описание действия «Солнцепека», и отлично понимаешь желание антиправительственных бойцов уехать в Турцию.

Страдания молодого хипстера

Вообще в российских СМИ далеко не всегда просматривается четкая дихотомия. Безусловно, есть издания государственнические и есть настроенные резко оппозиционно к власти, но из этого вовсе не следует, что в первых не найти никакой критики происходящего в стране, а во вторых не похвалят какого-нибудь чиновника.

Вот, к примеру, на страницах либерального «Профиля»11 соседствуют традиционно критический материал о цейтноте подготовки к ЧМ-2018 (это за три года до него) с привычным же футбольно-каламбурным названием «Ни в какие ворота», Дмитрий Быков со статьей о правильности признания богословия научной дисциплиной и разворот «Первая пятилетка мэра Собянина». Изобилующий цифрами материал имеет такие жизнеутверждающие подзаголовки, как «Через барьеры», «Без бумажной волокиты», «Налог по-честному», и вообще очень похож на продукт работы пресс-службы.

Зато в «Совершенно секретно» подводят другие итоги. «Пятилетка пустых обещаний» — с таким названием выходит уже четвертый материал кряду. Подзаголовки — «в гробу видали», «дым над рекой», «покорители природы». В качестве упрека, кстати, приводится «хипстеризация всея Москвы».

«В чем не откажешь «собянизаторам» — так это в четком определении, как говорят маркетологи, целевой аудитории. Это — молодые, чаще всего холостые, неплохо зарабатывающие люди, нередко творческих профессий или увлеченные модными культурными тенденциями: так называемые хипстеры, или креаклы.

Все, что делается в Москве, — для них. Это для них, живущих в центре, в съемной квартире (чаще — на двоих-троих), убирают парковки — пусть «безлошадного» хипстера не раздражает припаркованный у его подъезда автомобиль! Это для них внедряют велосипедную культуру — сколько раз хипстер вздыхал, что в Москве он не может проехать на велосипеде, как мэр Лондона!

Для них сажаются деревья в контейнерах и ставятся новомодные ограды из ржавого железа, открываются митбольные и закрываются шашлычные, проводятся ночные выставки и утренние занятия йогой. Все, как в Европе, все, как мечталось!»

Прочитав этот весьма критический материал, хипстеры — а они, наверное, скорее откроют «Совершенно секретно», чем «Известия» — могут и призадуматься: так ли плох этот мэр?

Кстати, ненависть к хипстерам и тоска по шашлычным прослеживаются и в разделе, посвященном обновленному парку Горького. Человеку, побывавшему в этом парке, будет любопытно сравнить впечатления с изложенным в материале и отметить замысловатость авторского подхода.

«Однажды автор решил побывать в «обновленном парке Горького». Выяснилось, что попасть в него в выходные достаточно проблематично. Мне пришлось простоять два часа, так как парковка у парка крохотная и приходится долго ждать, пока освободится место. В самом парке, у меня сложилось впечатление, ни детям, ни старикам не место. Там, где раньше стояли аттракционы, сегодня — прокаты велосипедов и кафе с однообразным набором фастфуда. Нормально поесть при этом совершенно негде — даже прежние шашлычные были в этом отношении как-то питательнее.

Взяв напрокат велосипед — за немаленькую, кстати, сумму, — ездить на нем лучше не по велодорожке, а где-нибудь подальше, в дебрях Нескучного сада. Потому что велодорожку умудрились построить так, что гуляющим вдоль набережной Москвы-реки горожанам некуда деваться, кроме как гулять по ней.

А самое смешное — в обновленном парке просто... нечего делать! Детям — скучно, старикам — неудобно; собственно, весь парк — это теперь огромное пространство для «хипстерской тусовки». Всем остальным просьба не беспокоиться».

На самом деле в парке есть и аттракционы, до которых автор, видимо, не доехала на велосипеде, и очень широкая набережная, где хватает места и пешеходам, и велосипедистам, и занятия для людей всех возрастов от настольных игр и кормления уточек до скейтпарков и необычных детских площадок. Поэтому за что-что, а за парк Горького команду Собянина ругать бы не стоило.

Но что-то подсказывает, что если бы Парк Горького остался таким, как в 90-е, автор, напротив, возмущалась бы, что вокруг нет ни одной «митбольной» и вообще некуда бедному хипстеру податься.

Продолжая тему «плюрализма мнений», можно привести в пример «Коммерсант», в изданиях которого есть место и рассказу Валентины Матвиенко об ассамблее Межпарламентского союза в Женеве с заголовком «Не аплодировала только украинская делегация», и интервью с экс-ректором Российской экономической школы Симеоном Дянковым, отмечающим, что «Болгария по среднему уровню высшего образования — лет на 20 впереди», и дающим совет, как успешно реформировать судебную систему.

«Я спрашивал в Болгарии, где она тоже провалилась, и спрашивал в других странах, где что-то получилось. Что важно: первый шаг — изменение ментальности внутри системы. Восточная Европа прошла через люстрации в судах, по крайней мере в высших инстанциях. Что это значит? Бывший кагэбэшник или коммунист? Вон! В России, боюсь, это вряд ли возможно. Успешная реформа — это разрыв с прошлым. Во всех странах Восточной Европы была зависимая судебная система. Она была особенно плоха, поэтому ее надо создавать с нуля, с новыми людьми, с новой ментальностью. Нельзя постепенно улучшать то, что было создано для принципиально другого режима».

Или «МК», где на соседних разворотах интервью с Жанной Немцовой («Следствие зашло в тупик по политическим мотивам») и колонка Ольги Божьевой «Боингом» по Кремлю», не оставляющая камня на камне от предположений СБУ о том, кто сбил малайзийский самолет в Донбассе.

Школы по системе  «все включены»

Впрочем, не стоит думать, что страницы российских СМИ целиком и полностью посвящены внешней политике и критике/апологии властей. На них находится место и разнообразным материалам о так называемой «социалке», которая не всегда пробивается на страницы интернет-изданий. Например, любопытная статья «Очень смелые школы» в журнале «Русский репортер» (25.09.2015 г.) рассказывает о том, какие необычные учебные заведения можно найти в России.

«На смену позднесоветским и постсоветским экспериментам со школьным обучением пришла противоположная тенденция — усиления единообразия, государственного контроля и стандартизации школьной программы, единых учебников, возрождения моды на школьную форму. У этой тенденции есть разумные основания. Но неужели мы и вправду хотим, чтобы все дети были «слеплены по одному лекалу» и «скроены по одной мерке»? К тому же и любая «стандартная» школьная система — это результат прошлых педагогических экспериментов. Чтобы создавать передовую школьную систему, надо сохранять зоны педагогического творчества, а подходящие и тиражируемые находки постепенно делать новой нормой «обычных школ», — пишет Василий Ильинский.

Коллектив авторов посетил множество необычных школ, и рассказ о них наверняка заставит многих родителей задуматься, правильно ли учат их детей, или, напротив, порадоваться, что они избавлены от экспериментов. Например, в земской гимназии в Балашихе по методу доктора медицинских наук Владимира Базарного все дети обучаются исключительно стоя за конторками, а не сидя. По мнению автора методики, это помогает избавиться от проблем с позвоночником и других заболеваний. Кроме того, обучение мальчиков и девочек ведется раздельно, так как у них разные интересы, а если учить то, что неинтересно, «в коре головного мозга формируются центры отторжения информации, и ребенок становится забывчивым».

В Ульяновске работает авиационный лицей, где дети предпочитают «сложное и необычное» образование легкому и стандартному. Директор Анатолий Эдвардс разработал собственную уникальную методику, которая, по его словам, позволяет по одной методичке подготовиться к ЕГЭ по физике. А в Первой новой школе в Ленинградской области вообще отказались от концепции классов, и дети разных возрастов учатся вместе, «постигая целостную картину мира».

При Тюменском госуниверситете действует школа для одаренных детей.

«К десятому классу личность должна определиться в предпочтениях и лишь оттачиваться в выбранном направлении. Поэтому мы работаем с ребятами начиная с пятых классов. Для отбора школьников Управление образования предложило нам двадцать пять лучших школ Тюмени. После второго тура осталось сто человек. Для них мы так долго подбирали преподавателей, среди которых ученые, победители и призеры олимпиад и конкурсов, разработчики заданий олимпиад. Всего четыре доктора наук, девять кандидатов наук, три лауреата конкурса «Учитель года», шесть преподавателей гимназии ТюмГУ, девять преподавателей университета», — рассказывает создатель школы Александр Юффа.

Самый пронзительный раздел посвящен программе обучения детей, которые проходят лечение в Федеральном научно-клиническом центре детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачева. «Это реабилитация! Это же страшные болезни, особенно онкология. Они думают, что если их учат, — они будут жить. Это огромная мотивация, потому что они же закрыты в больницах. Образование — единственное их окно в мир. Для родителей это тоже шок: был здоровый ребенок, стал больной. Рак — это трагедия. Родители находятся рядом с детьми, в пансионате. Мы даем этим родителям вторую профессию — тьютор, то есть педагог, сопровождающий больного ребенка», — говорит доктор педагогических наук, академик Ямбург.

Региональная газета «Подмосковье» в свою очередь выпустила большой материал о пилотном проекте по инклюзивному обучению особенных детей. Эта тема в последнее время вообще остро обсуждается в российском обществе на фоне скандала в одном из учебных заведений, где родители потребовали переделать групповое фото класса, так как туда попала девочка с синдромом Дауна.

«Раньше у дочери вообще не было друзей, и она очень переживала, — делится с автором материала мать одной из учениц. — А теперь их много. В школе прекрасная дружественная атмосфера по отношению к особенным детям. Мы даже представить не могли, что с таким сложным диагнозом и задержкой развития дочь научится писать, читать и считать».

К сожалению, такая терпимость есть далеко не у всех. И неудивительно, что целый ряд изданий написали и о вышеупомянутой истории с фото, и о том, как жители одной из многоэтажек протестовали против открытия в их доме центра для инвалидов, и вообще о не лучшем отношении некоторых россиян к людям с ограниченными возможностями. Как видим, даже в этом вопросе российские СМИ представляют самые разные мнения.

Даже в статьях о культуре, истории и науке можно встретить жесточайшую полемику, равно как и почерпнуть для себя много нового. Но о том, что пишут газеты и журналы РФ о 20 тыс. раненых русских воинов, заживо сгоревших во время пожара в Москве 1812 г. (устроенного по приказу московского губернатора Ф. В. Ростопчина), о провокационных постановках «Большого театра» и о многом другом, «2000» расскажут в следующий раз.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка