Спасатель со взломом. С 2012-го к 112-му?

№5–6(731) 17 — 23 июля 2015 г. 15 Июля 2015 5

Нам пишут

Моя старенькая тетя проживает в хрущевке. Я ее часто навещаю — приношу продукты и готовлю еду на несколько дней, убираю квартиру, стираю. В этот день, о котором мне до сих пор трудно вспоминать, я поднялась на третий этаж и обнаружила, что ключ оставлен в замке изнутри. Раньше такого не случалось. Несколько раз нажала на кнопку звонка, но тетя не отозвалась. Позвонила ей по мобильному, однако трубку никто не взял. Я запаниковала, с пожилым человеком может любая беда приключиться.

Первая мысль, которая пришла в голову, — позвонить в милицию. Дежурный внимательно выслушал, записал адрес тети и ее данные, а затем посоветовал обратиться по номеру 101 в пожарную охрану. Мужчина, поднявший трубку, объяснил, что если бы в квартире был пожар, то немедленно направил бы бригаду. В крайнем случае пожарные смогли бы проникнуть в квартиру по выдвижной лестнице. А для вскрытия замков у них нет специалистов. Он продиктовал телефон аварийно-спасательной службы КГГА.

Дежурный столичной «Службы спасения» рассказал, что их специалисты выезжают в тех случаях, когда существует угроза жизни для человека, только они взламывают дверь, поскольку открыть могут лишь простые английские замки. Я растерялась. В том, что они выломают бронированную дверь, у меня сомнений не было, но что потом делать? Где взять деньги на монтаж новой? Да и вставят ее не сразу, в лучшем случае через несколько дней. Выслушав меня, дежурный посоветовал обратиться в коммерческую службу по аварийному вскрытию дверей. Позвонив по указанному номеру, я услышала, что только вызов мастера без работы стоит 300 грн. Таких денег у меня с собой не было, и я начала обзванивать знакомых, чтобы их занять.

В это время на площадку поднялись двое вооруженных автоматами милиционеров и объяснили, что прибыли по вызову. Втроем мы долго пытались открыть замок, как вдруг дверь открылась и на пороге появилась тетя. Оказалось, у нее разболелась голова, она приняла лекарство и заснула. Искреннее поблагодарив милиционеров за участие, я извинилась за доставленные хлопоты и сказала, что обязательно напишу их руководству благодарственное письмо.

После этого случая долго размышляла, писать в редакцию или нет, а потом пришла к выводу, что дело касается не только меня. Получается, что спасательные службы даже в столице разобщены: одни могут тушить пожары, другие — взламывать двери, а третьи — оказывать медицинскую помощь. И всем нужно звонить по разным номерам. А ведь несколько лет назад в стране собирались создать единую службу по образцу американской 911. Но что-то о ней ничего не слышно.

И еще один вопрос. Почему у нас до сих пор нет государственных спасателей, которые могут открыть замок, не испортив дверь? Мы ведь платим налоги и содержим спасательные службы, а значит, имеем право на качественные услуги. Выходит, государство устранилось, а пользуются этим коммерсанты.

М. И. СВЯТОЛЕНКО, Киев

Три года назад о едином номере 112 (аналог американского 911) много писали. Дело в том, что в апреле 2012-го парламент принял закон «О системе экстренной помощи населению по единому телефонному номеру 112», который вступил в силу в марте того же года. Тогдашний министр чрезвычайных ситуаций Виктор Балога заявил, что система будет введена до 2014 г. и обойдется госбюджету в 650 млн. грн. Предполагалось, что 112 заменит номера вызова служб экстренной помощи — 101, 102, 103 и 104.

Согласно ст. 3 документа, система 112 должна обеспечивать организацию оказания экстренной помощи населению в случае угрозы или возникновения экстренных ситуаций. Она включает образованные в составе территориальных органов власти по вопросам гражданской защиты центры экстренной помощи и оперативно-диспетчерские службы. Для экстренных вызовов используется единый номер 112 и телефоны подразделений экстренной помощи. Вызов осуществляется бесплатно.

Центры 112 обеспечивают принятие и обработку экстренных вызовов, определение подразделений, которые привлекаются для оказания такой помощи, передачу информации в оперативно-диспетчерские службы, взаимодействие подразделений, учет и статистику. Операторы центров имеют право использовать информацию, содержащуюся в базах данных операторов телекоммуникаций, включая номер абонента, фамилию, имя и отчество, адрес или местонахождение, если звонят по мобильному телефону (ст. 6).

Любопытно отметить, что в проекте закона финансирование системы предполагалось проводить за счет государственного и местных бюджетов. В итоговом законе сказано, что «материально-техническое обеспечение системы 112 осуществляется заинтересованными центральными и местными органами исполнительной власти и органами местного самоуправления» (ст. 7).

Кодовое слово — «заинтересованными». Именно оно нивелировало документ, поскольку чиновники всех уровней никогда не будут заниматься хлопотным делом по собственному желанию.

Впрочем, бывают и исключения. Например, в сентябре 2013 г. телефон 112 заработал в Харькове. Но по нему можно было вызвать только спасателей и скорую медицинскую помощь.

В марте 2015-го во Львовской обл. в тестовом режиме заработала первая в стране полноценная система 112. Она объединила скорую медпомощь, милицию, аварийную газовую и пожарно-спасательную службы. Также по телефону 112 можно звонить в областную или районные РГА по поводу состояния жилищно-коммунальных объектов. Председатель Львовского облсовета Петр Колодий заявил, что «введение в действие системы экстренного вызова — это шаг, который приближает украинское общество к европейским стандартам».

Заплатки на робе

Григорий Рева: «В ближайшие 10—15 лет ситуация с чрезвычайными ситуациями в стране будет только ухудшаться»
Григорий Рева: «В ближайшие 10—15 лет ситуация
с чрезвычайными ситуациями в стране будет только
ухудшаться»

Григорий Рева (министр по вопросам чрезвычайных ситуаций и по делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы в 2002—2005 гг.) на пресс-конференции на тему «Почему у власти нет денег на службы спасения» в конце июня в информагентстве «ГолосUA» на вопрос, почему до сих пор служба 112 не создана во всех населенных пунктах страны, ответил, что работать над этим начали еще в 2004 г. В Харькове даже был запущен пилотный проект, но потом случилась «оранжевая революция», на уровне руководства центрального аппарата и областных управлений наступила эра непрофессионализма и тема была благополучно похоронена.

— После 2005 г. министры менялись как перчатки, причем это были бизнесмены, а не профессионалы. Начальников главков назначали по политическим мотивам. Был случай, когда руководителем главного управления МЧС одной из областей стал врач-гинеколог, — посетовал Григорий Васильевич.

На пресс-конференции речь зашла о нынешнем критическом состоянии ГСЧС. В частности, вспомнили резонансный пожар на нефтебазе «БРСМ Нафта» в Василькове Киевской обл., во время которого погибли трое пожарных.

Когда их хоронили, прозвучали слова о том, что бороться с чрезвычайными ситуациями нужно современными технологиями, а не жизнями личного состава. Тетя молодого пожарного рассказала, что племянник ходит на работу в дырявых ботинках, а на робе его мама постоянно ставит заплатки.

По словам одного из волонтеров, во время пожара в столичный Главный военный клинический госпиталь позвонили и попросили прислать для пострадавших сотрудников ГСЧС реанимационный автомобиль. Оказалось, «БРСМ Нафта» оплатила вызов такой машины только для своих сотрудников, а о спасателях никто не подумал.

Отвечая на вопрос, почему ГСЧС финансируется из рук вон плохо, Григорий Рева заметил, что для начала необходимо вспомнить предысторию создания Министерства по чрезвычайным ситуациям.

— Пожарная служба в нашей стране всегда была на высоте, — сказал Григорий Васильевич. — Вспомним хотя бы аварию на ЧАЭС, где пожарные проявили чудеса мужества и отваги. Но структурно пожарная охрана числилась при МВД. После того, как было организовано МЧС, создалась двойственная ситуация. Численность личного состава МЧС составляла 19 800 человек, а пожарной охраны МВД — 70 тыс. Я сообщил главе государства, что содержать две структуры, занимающиеся одним делом, нецелесообразно, и предложил их объединить.

Сегодня много говорят о реформах, но на практике мало что делается. 30 ноября 2002 г. меня назначили министром, а в январе 2003-го указом президента было создано полноценное МЧС, то есть структура, реагирующая не только на пожары, но и на все без исключения чрезвычайные ситуации.

Мы сократили 10 тыс. солдат срочной службы, поскольку они служили год и к тому времени, когда набирались опыта, демобилизовывались. Ввели службу по контракту, а численность личного состава министерства составила 90 тыс. человек. Не забывайте, что тогда еще функционировали пожарно-сторожевая охрана, добровольно-пожарное общество и добровольные пожарные дружины.

Была идея перенять шведский опыт и объединить пожарных, спасателей и медицину катастроф, чтобы в зависимости от ситуации на вызов из каждого подразделения выезжали нужные специалисты, но довести ее до логического конца помешала «оранжевая революция».

К слову, из всех стран СНГ мы первыми пошли по пути объединения гражданской обороны и пожарной охраны. Через год нашему примеру последовали Россия и Белоруссия. Но у нас начальниками областных главков на 98% стали пожарные, а в России — офицеры гражданской обороны. Как показало время, это было ошибкой. Сегодня в РФ спасательная служба материально хорошо обеспечена, но что касается мобильности, то лучшая, на мой взгляд, в Белоруссии.

Три члена экипажа вместо семи

— А теперь зададимся вопросом: почему в 2005 г. в стране было 50 тыс. пожаров, убытки от них составили 300 млн. грн., а сегодня их количество возросло до 70 тыс., ущерб достиг 8 млрд. грн., — продолжает Григорий Рева. — Ведь население за 10 лет уменьшилось, в том числе и за счет Крыма, количество работающих предприятий тоже существенно сократилось. Одна из очевидных причин — износ основных фондов, включая жилье, газовое и нефтяное хозяйство. К слову, именно поэтому в ближайшие 10—15 лет ситуация с чрезвычайными ситуациями будет только ухудшаться.

Но дело не только в этом. После того, как ГСЧС снова подчинили МВД, это негативно сказалось на материально-техническом состоянии спасателей. У милиции своих проблем выше крыши. Я занимал должность начальника пожарной охраны в системе МВД, потом работал министром МЧС и могу сказать, что это две большие разницы. Министр — член правительства, и ему гораздо проще решать насущные проблемы своего ведомства.

Непонятно также, почему ликвидирована должность начальника гражданской обороны страны, вместо которого появилась комиссия, возглавляемая премьер-министром. События на востоке показали, что ГО не сработала, об эвакуации важных производств, в том числе военного назначения, никто не подумал.

Сегодня никто не задается вопросом, сколько спасателей необходимо для страны. Соответствует ли количество личного состава спасательной службы потребностям государства? Между тем сельская местность от пожаров практически не защищена, а фермерам пожарные автомобили не по карману.

Что касается финансирования службы, то ее потребности и раньше не удовлетворялись на 100%, а сегодня боец первого года службы получает 2200 грн., хотя едва не ежедневно рискует жизнью. Как показало ЧП в Василькове, некомплект личного состава до добра не доводит. Не должно быть, чтобы на пожар приезжала машина с тремя членами экипажа вместо семи. В этом случае, чтобы создать боевое подразделение, приходится вызывать не меньше пяти автомобилей.

Если позвонить в любую область и спросить, сколько бензина в баке каждого пожарного автомобиля, выяснится, что в Киеве около 100 л, а в регионах 30—40 л. Почему? Была такая установка: деньги на бензин добывайте сами. Таким образом государство создало коррумпированную службу пожарного надзора. Когда я работал, у меня было четверо заместителей, а после моего увольнения у некоторых новых министров их было до одиннадцати, у начальников главков — до девяти. У всех — секретарши и служебные авто. Содержали их за счет боевых расчетов.

По словам Григория Васильевича, не надо забывать и о том, что во времена Ющенко по политическим мотивам из службы было уволено 2800 офицеров. А ведь для подготовки толкового специалиста нужно как минимум 10 лет.

Учитывая все изложенные факты, удивляться тому, что у спасателей нет специалистов, способных без взлома открыть дверь в квартире, не приходится.

Справка «2000»

Экстренные телефоны: 101 — пожарная охрана, 102 — милиция, 103 — скорая помощь, 104 — аварийная газовая служба 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Полонина в огне

С начала 2016 г. в Ивано-Франковской области возникло шесть чрезвычайных ситуаций...

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Страх способен подвигнуть политиков к готовности задействовать порой даже самые...

Швейцарская тюрьма установит защиту от дронов

Тюрьма швейцарского города Ленцбург (кантон Аргау) намерена потратить 200 000 франков на...

Прощай, забой! Гуд бай, мореходка!

Проблема не профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных специалистов...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка