Стратегические издержки пыток: как Америка расплачивается за «допросы с пристрастием»

№48(798) 2 – 8 декабря 2016 г. 30 Ноября 2016 0

Окончание. Начало, пожалуйста, см. в прошлом номере

Потерять друзей и восстановить против себя окружающих

В дополнение к ущербу, понесенному США на мировой арене в результате вторжения в Ирак в 2003 г., скандалы по поводу Абу-Грейб, секретных тюрем ЦРУ и базы Гуантанамо существенно ухудшили отношение других государств к США. Судя по данным соцопроса Pew Research, даже без учета точки зрения респондентов по поводу войны в Ираке граждане Иордании, Пакистана, Испании и Великобритании — ведущих союзников США в борьбе с терроризмом, узнав о нарушениях американцами прав человека в Абу-Грейб, Гуантанамо и других тюрьмах, начали высказываться о США менее лестно, чем ранее.

Правительства, оказывавшие поддержку программам допросов, пыток и лишения свободы, проводимых ЦРУ, поплатились за это. Вскоре после того, как случаи нарушения прав человека в Абу-Грейб стали достоянием общественности, канадские и европейские чиновники инициировали расследования фактов соучастия их правительств в пытках узников американских тюрем.

Общественные расследования были запущены в Канаде, Германии, Италии, Испании и Великобритании. Кроме того, инициатором следственных действий стали Европейский парламент и Совет Европы. В Европейском суде по правам человека жертвы пыток подавали иски против Италии, Литвы, Македонии, Польши и Румынии, обвиняя правительства этих стран в том, что размещением на своих территориях тайных тюрем ЦРУ они нарушили положения статьи 3 Европейской конвенции по правам человека, прямо запрещающей пытки.

В 2012 г. ЕСПЧ вынес обвинительный вердикт в адрес Македонии, отдав распоряжение о выплате 60 тыс. евро в качестве компенсации Халиду эль-Масри, гражданину Германии и Ливана, похищенному полицией Македонии и переданному в руки ЦРУ. Через два года ЕСПЧ обязал Польшу выплатить подозреваемым в террористической деятельности Абу Зубайяду и Абу аль-Разим аль-Наши (их удерживали на территории одной из «черных дыр» ЦРУ в Польше) 130 тыс. и 10 тыс. евро соответственно. А в 2016-м ЕСПЧ осудил Италию, обязав правительство страны выплатить 115 тыс. евро египтянину Хассану Мустафе Осаме Насру (также известному под именем Абу Обамр) и его супруге Набиле Гали. На стадии рассмотрения находятся дела против Литвы и Румынии. Тем не менее вынесенные вердикты стали четким сигналом для союзников США — соучастие чревато последствиями.

На закате деятельности администрации Буша международный авторитет Вашингтона упал до такой степени, что складывалось впечатление — Соединенным Штатам не доверяют уже даже ближайшие союзники. К примеру, судя по содержанию разглашенных WikiLeaks депеш госдепартамента, в 2004 г. на встрече с американскими сенаторами-республиканцами Джоном Маккейном и Линдси Грэмом премьер-министр Ирландии Берти Ахерн высказал беспокойство по поводу практики переправки заключенных Соединенными Штатами через Ирландию — несмотря на уверения американских чиновников в том, что ничем подобным они не занимаются. Он заявил Маккейну и Линдси, что не хочет выглядеть глупо в собственном парламенте, выступая в защиту использования американской армией Ирландии в качестве транзитного узла на основании лишь устных «заверений США в том, что военнопленных не перевозят через аэропорт Шеннон транзитом в Гуантанамо и другие тюрьмы».

«Разве я в чем-то неправ?» — поинтересовался премьер-министр у сенаторов. Маккейн пообещал переадресовать вопрос администрации Буша и подчеркнул, «насколько важно, чтобы США никогда не попалось на лжи близкому другу и союзнику». Однако доказательств нахождения задержанных лиц на бортах самолетов, транзитом пролетавших через Шеннон, нет, хотя несколько рейсов все же забирали отсюда задержанных для перевозки в другие места.

Прошло совсем немного времени, и мишенью судебных разбирательств стали уже сами США. В 2005 г. швейцарская прокуратура открыла уголовное дело по факту использования ими швейцарского воздушного пространства для экстраординарных депортаций. С 2004-го по 2009 г. Центр за конституционные права и Европейский центр за конституционные права и права человека подали иски во Франции, Германии и Испании против Дональда Рамсфельда, занимавшего до конца 2006 г. пост министра обороны США, а также против других высокопоставленных американских чиновников за совершение военных преступлений в Абу-Грейб и Гуантанамо. Иски против Рамсфельда были поданы в Аргентине в 2005 г. и в Швеции — в 2007-м. В 2016 г. французский суд, расследуя роль американского генерала Джеффри Миллера, управлявшего тюрьмой Гуантанамо, в пытках троих граждан Франции, выписал ему повестку на допрос (Миллер по повестке не явился).

И хотя не по всем делам вынесены официальные обвинения, было несколько исключений из этого правила. В 2005 г. Италия инициировала расследование факта похищения в 2003-м в Милане мусульманского священнослужителя для последующей экстрадиции агентами ЦРУ. В ходе судебных разбирательств итальянский суд заочно осудил 23 американских чиновников. Несмотря на то, что США продолжают отвечать отказами на запросы Италии об экстрадиции этих людей, вердикт суда существенно ограничил возможность этих лиц перемещаться по миру. В 2013 г. по требованию итальянских властей полиция Панамы на короткое время задержала заочно осужденного американца — бывшего главу резидентуры ЦРУ в Милане Роберта Сэлдона Леди. В апреле португальские правоохранители арестовали еще одного фигуранта дела — Сабрину де Соуза и завершают процесс ее экстрадиции в Италию.

Упомянутые юридические риски все так же ограничивают мобильность ряда бывших высокопоставленных американских чиновников — в том числе президента Джорджа Буша, бывшего вице-президента Дика Чейни, экс-министра Рамсфельда и главного юрисконсульта администрации Буша Джона Ю. Некогда управляя самой могущественной державой мира, сегодня они лишены возможности посещать государства, заявившие об универсальной юрисдикции в отношении преступлений, связанных с пытками, — Францию, Германию, Испанию и Швейцарию — без риска оказаться за решеткой в качестве обвиняемых.

Судя по всему, именно с учетом возможности такого развития событий Дональд Рамсфельд в 2007 г. резко отменил поездку во Францию, а Буш в 2011-м отказался от идеи побывать в Швейцарии. Россия — словно в стремлении насыпать соль на раны — регулярно вводит запреты на въезд в свою страну для бывших чиновников администрации Буша за участие в «средневековых пытках».

На личном примере

Американская внешняя политика с давних пор поддерживает принципы международного права и соблюдения прав человека ради укрепления мира, безопасности и верховенства права за рубежом, стимулирует распространение идей демократии и добивается всеобщей поддержки американских ценностей. Применение пыток демонстративно сводит к нулю все усилия по достижению заявленных целей, что одновременно снижает авторитет Соединенных Штатов и подрывает безопасность Америки.

Еще до того, как информация о нарушении прав человека Соединенными Штатами стала достоянием общественности, другие правительства в качестве оправдания собственных подобных поступков начали ссылаться на действия США в ходе войны против терроризма. Уже в январе 2002 г., судя по разглашенным WikiLeaks дипломатическим депешам, госдепартамент получил разведданные о том, что Россия «тщательно изучает практику обращения США с задержанными в поиске полезных прецедентов для оправдания собственного обращения с чеченцами». В 2003 г. президент Колумбии Урибе официально взял на вооружение американскую концепцию о «незаконных комбатантах», дав понять, что определенная часть колумбийских повстанцев не вправе рассчитывать на защиту международного права.

Американская практика пытки задержанных не просто обеспечила другие правительства удобным поводом для оправдания собственного неприглядного поведения. Эти страны получили в свое распоряжение конкретный набор практических действий для подражания. Наше исследование показывает, что многие из правительств 54 государств, оказывавших ЦРУ содействие в похищениях, экстрадиции и пытках лиц, подозреваемых в терроризме, применяют подобную стратегию и в своих странах, а их граждане становятся жертвами все более ужесточающихся нарушений прав человека. В 2008-м организация Human Rights Watch сообщила, что Эфиопия и Кения взяли на вооружение политику экстраординарной экстрадиции в отношении сомалийских боевиков. А сразу после откровений о происходящем в стенах Абу-Грейб несколько египетских правозащитных групп выяснили, что полиция Египта применяет тактику сексуального унижения, подобную той, которую используют США.

Ярким примером можно считать Гамбию. В 2002 г. правительство страны оказало американским чиновникам помощь в организации незаконной экстрадиции двух человек, подозреваемых в причастности к террористам — Бишера аль-Рави и Джамиля эль-Банна, в афганскую тайную тюрьму ЦРУ. Через 4 года — после провальной попытки государственного переворота — правительство Гамбии арестовало не менее 28 человек: их содержали в тайных тюрьмах, причем некоторых подвергали пыткам. В июле 2006-го, судя по данным разглашенных дипломатических депеш госдепартамента, Линда Томас-Гринсфилд, занимавшая тогда пост помощника госсекретаря по африканским вопросам, встретилась со спикером национальной ассамблеи Гамбии Белиндой Бидвелл, чтобы выразить возмущение практикой нарушения прав человека в стране. Бидвелл в ответ заявила, что «наш мир после 11 сентября и появления «Аль-Каиды» изменился, и когда речь заходит о вопросах национальной безопасности и защите населения, следует принимать экстраординарные меры». Затем она сравнила гамбийских узников с подозреваемыми, содержащимися в Гуантанамо, и отметила, что «подобное происходит даже в развитых странах».

Используемые США методы допросов послужили удобным предлогом для стран, игнорирующих международные институты, такие, как ООН, призванные обеспечивать соблюдение прав человека. Президент Судана Омар аль-Башир в 2006 г., отказавшись допускать миротворцев ООН в Дарфур, сослался на поведение США: «Мы не хотим появления очередного Абу-Грейб в Дарфуре, мы не хотим, чтобы наша страна превратилась в Гуантанамо». По словам европейских дипломатов, отказ США от предоставления специальным докладчикам ООН права полного доступа в Гуантанамо лишь «укрепил решимость» других государств, тоже намеревавшихся отказать ООН в подобном праве.

Кроме того, политика США позволила и таким хроническим нарушителям прав человека, как Китай, Куба, Иран и КНДР, игнорировать критику со стороны Запада и называть ее лицемерием. К примеру, после оглашения сенатом доклада о пытках в 2014 г., китайское государственное агентство новостей Xinhua опубликовало материал под таким заголовком: «Сколько еще США будут изображать из себя поборника прав человека?».

В 2006-м американские чиновники выразили озабоченность по поводу того, что за 4 года никто так и не был привлечен к ответственности за индуистско-мусульманские бунты в индийском штате Гуджарат. Нарендра Моди, на тот момент главный министр этого штата, резко парировал, что США «виновны в совершении чудовищных нарушений прав человека, а потому у них нет ни малейших моральных оснований высказываться по данному вопросу».

В декабре 2007-го сенатор-республиканец Арлен Спектер и конгрессмен-демократ Патрик Кеннеди посетили Дамаск, где встретились с президентом Сирии Башаром Асадом и министром иностранных дел Валидом Муалемом. Демократ Кеннеди с тревогой говорил о том, что сирийское правительство бросает оппозиционеров за решетку, и когда в знак протеста против политических преследований, организованных правящим режимом, пригрозил сирийцам публичным демаршем, Муалем ответил, что тоже будет протестовать и подвергнет критике действия США в Абу-Грейб и Гуантанамо. В тот период американские чиновники активно обхаживали Асада, выглядевшего гораздо большим демократом и реформатором, чем его отец, и обвинения в пытках могли бы подорвать авторитет и степень влияния Вашингтона в регионе. Обвинения в лицемерии, выдвигаемые в адрес США Китаем, Индией и Сирией, стали сигналом о резкой утрате американской дипломатией былого влияния.

Неубедительные доводы в защиту

На протяжении всех лет, когда подробности о похищениях, незаконной депортации, удержании под стражей и допросах ЦРУ выплывали на поверхность, это ведомство отчаянно выступало в защиту своих действий. В ответ на оглашение сенатом итогового доклада о программе пыток в ЦРУ заверили, что «информация, полученная в ходе проводимых управлением допросов, послужила источником уникальных разведданных, которые помогали США срывать планы террористов, задерживать их, учиться лучше понимать врага, предотвращать очередные массовые теракты с жертвами и спасать жизни». Тем не менее в это же время ЦРУ воздерживалось от ответа на вопрос, существовала ли возможность получить разведданные, выбитые из задержанных лиц с помощью допросов с пристрастием, иными средствами или от других лиц. «Ответа на этот вопрос все еще нет, и, скорее всего, мы его так и не получим», — твердили в управлении.

Настаивая на такой неопределенности, ЦРУ проигнорировало устоявшуюся в среде профессиональных специалистов-дознавателей убежденность в том, что методы налаживания отношений с подозреваемым более гуманны и более эффективны — даже в случае с закоренелыми террористами.

Именно таков опыт бывшего спецагента ФБР Али Суфана, успешно применившего данную методику при допросе в Таиланде подозреваемого в террористической деятельности Зубайяда до того, как этого человека передали ЦРУ. Упомянутые методы легли в основу рекомендаций, разработанных Intelligence Science Board (Научного разведывательного совета) после двух многолетних исследований. Акцент ЦРУ на неопределенности — еще и инструмент отвлечения внимания, позволяющий рассуждать лишь о тактической эффективности пытки, а не о стратегических последствиях ее применения. При этом бремя поиска доказательств неправоты возлагается на тех, кто выступает против пыток, а не на тех, кто нарушает законы США и принципы международного права.

Даже если пытки иногда действительно помогали получать полезные разведданные, они все равно заводили американское руководство в тупик. В ноябре 2001 г. пакистанские власти задержали Ибн аль-Шейх аль-Либи — предположительно руководителя тренировочного лагеря «Аль-Каиды», бежавшего из Афганистана. Американские чиновники перевезли его в Египет, и там он под пытками, проведенными местными дознавателями, заявил, что в Ираке членов «Аль-Каиды» обучали использованию химического и бактериологического оружия. Несмотря на то, что ЦРУ в итоге опровергло его показания, как недостоверные, администрация Буша ссылалась на них, как на доказательство связи Саддама Хусейна и «Аль-Каиды» за несколько месяцев до вторжения США в Ирак. Опытные следователи нередко предупреждают: ложные показания и оговоры — пустая трата времени и ресурсов. В данном случае ложные показания сыграли критически важную роль в принятии катастрофического по своим последствиям решения о вторжении в Ирак. Этот шаг стоил Соединенным Штатам более $3 трлн. и унес жизни тысяч американцев и иракцев.

«Леность, глупость и претензия на крутость»

В кризисные периоды государственные руководители обычно испытывают искушение заняться пересмотром политики, призванной защищать граждан, в сторону ее излишнего ужесточения. Американские чиновники рассказывали, что на протяжении нескольких жутких месяцев, последовавших за терактами 11 сентября, они опасались очередного теракта — на них давило бремя ответственности за его предотвращение. Такие страхи способны подвигнуть политиков к готовности задействовать порой даже самые отвратительные методы — что и произошло в данном случае.

Тем не менее именно в такие периоды лидерам следует проявлять максимальную сдержанность и выдержку. Принимая решение об использовании пыток или об отказе от них, им необходимо не просто исходить из того, что подобные методы могут принести ценные разведданные. Следует также выходить и за пределы допросной комнаты, чтобы оценить все вероятные последствия избранной политики.

Все указывает на то, что администрация Буша, ЦРУ и министерство обороны не сумели правильно оценить потенциальные издержки практики нарушения прав задержанных лиц, а впоследствии — когда этот промах стал очевидным — отказались признавать его.

Как мало уроков мы извлекли из происшедшего с тех времен! В июне — после теракта в стамбульском аэропорту, унесшего жизни 41 человека, — Трамп вновь задекларировал поддержку тех методов, которые всего десять лет назад ввергли Соединенные Штаты в пучину проблем. «С огнем борются огнем», — заявил он на митинге в Огайо и прокомментировал пытку имитацией утопления. «Мне это очень нравится — на мой взгляд, это достаточно круто».

Впрочем, пытка — это не ответ. Как выяснилось, это вовсе не проявление силы, а демонстрация стратегических просчетов, бездумный выбор кратчайшего пути к цели, к которому прибегают те, кто в спешке забывает о необходимости проведения тщательного анализа и проявляет близорукость в деле прогнозирования последствий своих решений. Вспомним слова отставного контр-адмирала ВМФ США Джона Хатсона: «Пытка — это излюбленный инструмент лености, глупости и претензии на крутость».

Мы можем — и обязаны — находить более приемлемые варианты.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Две стороны одного карабина

В общей сложности в арсенале семьи Дмитрия Яроша 15 стволов

Крадут чаще, чем грабят

С 27 ноября по 4 декабря в Николаевской области зарегистрировано 1332 чрезвычайных...

От «винтиков» до «белых хакеров»

Отправить могут в любую точку страны, ни о каком выборе места службы речь идти не может

Залоговый кредит — «вишенка на торте»

Банкам проще забыть о мелких кредитах от 1,5 до 3 тыс. грн, чем бороться за них. В 90%...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка