Теневой город, часть первая «Слава отвалам!»

№45–46(751) 4 — 10 декабря 2015 г. 03 Декабря 2015 5

Откуда в Запорожье взялся «Правый сектор»

POLITNEWS.NET

Один из этих сомнительных подарков евромайдана — феномен «Правого сектора», в отношении которого и в СМИ, и в обывательских суждениях существует немало стереотипов и заблуждений. Хотя есть случаи, когда даже в СМИ ПС представал в своей изначальной, а не пиарно-медийной ипостаси — т. е. чем-то средним между сборищем «солдат удачи» и плохо организованной ОПГ.

Два наиболее известных примера — закарпатская «сигаретная война» и участие ПС в крышевании нелегальной добычи янтаря на Волыни. Причем плохо это не столько само по себе (в обоих случаях ПС выступал как рядовая и ничем особо не отличающаяся от прочих группировка), сколько легитимацией откровенно преступной деятельности патриотической риторикой и атрибутикой. И без того достаточно расшатанное понятие нормы общественного поведения получает от такой практики мощный удар: «Патриот? Бери автомат, все дозволено».

На самом деле и Закарпатье, и Волынь — это уже потом, когда ребята вошли во вкус. Один из самых первых примеров «революционной экспроприации» широкой общественности практически неизвестен. Речь идет об отвалах металлургического комбината «Запорожсталь».

Отвалы — это свалки комбината, куда годами вывозились отходы производства. И в данном случае «отходы» не всегда означает «мусор». По крайней мере многие состояния запорожских нуворишей сколочены на доходах от разработки отвалов. Старатели искали металл, который вывозился вместо отходов металлургического производства. Крупные партии полуфабриката в качестве металлолома транспортировались затем в Турцию. В общем отвалы — главная криминальная «тема» Запорожья. И в этом качестве она даст фору тому же янтарю. Хотя бы тем, что этот криминальный заработок фактически ровесник независимости.

Имя моего собеседника я не стану раскрывать по вполне понятным причинам. Впрочем, называть его как-то нужно. Скажем, Игорь. Игорь наблюдал (да что там скрывать — и участвовал) в «отвальном бизнесе» в его предпоследний период — с тех пор как т. н. смотрящим за областью был поставлен Анисимов (2010—2013 гг.). Однако даже теперь Игорь может рассказать об отвалах многое. В том числе и главное:

  • кому они достались после евромайдана;
  • откуда в Запорожье взялся ПС и куда он затем исчез;
  • кто контролирует прибыльный бизнес теперь.

Настоящий материал открывает небольшую серию бесед с Игорем. Благодаря им мы лучше сможем понять, как жил один из областных центров Украины все эти годы, что изменилось (если изменилось) со времен евромайдана и какова реальная подоплека событий, информация о которых обнародована в СМИ.

— Игорь, Анисимов — личность примечательная, однако о нем давайте в другой раз. Сейчас же скажите вот что: когда он потерял контроль за отвалами?

— Осенью 2013 года, после того, как его арестовали в середине ноября. У фирмы Анисимова договор с заводом был заключен еще на несколько лет, но кто в таких случаях на договоры смотрит!

— И кому они достались?

— Местным ментам, они взяли. Главным на отвалах стал мелитопольский бизнесмен Александр Хоменко. В Запорожье — довольно известная личность, говорят, что кум милицейского генерала Сербы. (В. Серба на время описываемых событий — глава УМВД в Запорожской области. В данный момент находится в розыске. — Авт.)

Из-за этого затем еще долгое время говорили, что отвалы в Запорожье крышует милиция. Так было, но не очень долго — всего несколько месяцев им удавалось их удерживать. У милиции там всегда интерес был, но это другое — вывоз металла с заводов под видом шлака. Это да. А так, чтобы еще и сами отвалы держать? — такое в первый раз случилось. Но их оттуда выбили.

— Подождите, милицию выбили?

— Да. «Правый сектор» выбил (Смеется.) Не саму милицию, конечно, а людей Хоменко, которых крышевал Серба.

Тут я помню немного, чтобы понятно было. Вот взяли менты отвалы, начали хозяйничать. Но тут же одновременно майдан этот начался. И Хоменко получил задание: ты теперь с отвалов кормишься, так давай, подтягивай пацанов на защиту администрации.

— А, этот январский якобы штурм? (26 января 2014 г. — Авт.)

— Да. Это ребята Хоменко тогда майдановцев гоняли. Но это только одна картинка, которую телевизор показал. А на местном уровне все знали (ну, кому положено знать было): вся эта карусель вокруг Запорожской ОГА — начало борьбы за отвалы, которые после Анисимова подхватил Хоменко. Просто он как бы от власти поддержку получил и сам ей помогал. Ну а раз тут и политическая буза пошла, то конкуренты его под оппозицию закосили, начали «патриотизм качать». А как же еще иначе ботве объяснить, зачем им нужно с хоменковскими и с властью бодаться идти? Не скажешь же прямо: «Так и так, сейчас менты отвалы крышуют, а мы отнять хотим — ступайте ОГА штурмовать, ложитесь под молотки».

Но потом Януковича скинули, и ментов с отвалов вышибли. Они к тому времени уже местным «Правым сектором» успели назваться. Ну и красиво разложили все: мол, раньше с этого власть кормилась, Янукович и милиция, а теперь патриоты будут, не дадут разворовать.

— Когда это произошло?

— В середине марта 2014 г., за неделю до смерти Музычко. Он же тоже в «Правом секторе» был. И наши струхнули тогда здорово (Смеется.), думали, что менты на уровне государства решили жестко воевать. И на две недели они на дно легли, на отвалах не показывались. Потом вернулись — когда поняли, что никакой войны не будет. Это уже начало апреля было.

— Откуда вообще «Правый сектор» взялся в Запорожье?

— Я так скажу: никакого «Правого сектора» нет на самом деле. В Запорожье, я имею в виду. Потому что я видел и знаю, как это все стартовало.

Во-первых, до того, как у ментов начали отбивать отвалы, никакого «Правого сектора» не существовало тут. Если и были, то их из других городов на акции привозили. Потом было так: осипенковские (Осипенковский микрорайон Запорожья. — Авт.) и шевченковские (Шевченковский микрорайон Запорожья. — Авт.) договорились. Сокира и Буран, если тебя имена интересуют. И вот они, чтобы взять отвалы, связались с «Правым сектором» и предложили: мол, давайте мы в городе будем как бы от вас, отстегивать станем, акции проводить. А вы нам, если будет нужно, бойцами помогите. Ну и прикройте, если что.

А потом, как я и говорил. Начиналось это еще с толканий под ОГА. Когда Янукович сбежал, местная власть и все, кто на нее работал, как бы сами по себе остались, без поддержки сверху. А Сокира с Бураном к тому времени согнали молодняк в свой «Правый сектор». Ну и в марте уже было ясно, кто в Киеве взял власть. Вот они с этим патриотизмом ментов и подвинули.

— Т. е. это как франшиза получается, так? Как открыть пиццу «Челентано» или что-то наподобие того? Кто-то придумал, ты договариваешься, что под его маркой торгуешь и ему за это долю платишь, так?

— Ну да, похоже на то.

Когда ПС этот в марте на отвалы приехал, кто-то позвонил в СБУ и на вызов их спецназ подтянулся. Но СБУ за ментов впрягаться не стали, посмотрели минут 30 и уехали. Хотя могли всех там положить. ПС, хоть и вооружены были хорошо, но подготовки никакой. И именно поэтому войны тогда не было, менты поняли, что без прикрытия оказались, и молча ушли.

— Об оружии можно подробнее?

— Когда только готовилось все, «Правый сектор» этот, запорожский, получил целую «Газель» стволов, патронов и гранат. Вооружили их капитально. Причем было видно, что вот это все не по подвалам каким-то собирали, не по схронам, а будто в одном месте загрузили, привезли и раздали. Мы все тогда сильно удивились, потому что круто слишком для местного уровня. Не то чтобы у местных никогда оружия не было, просто не в таких количествах. Если бы им к такому богатству еще и людей толковых, а не молодняк безголовый, то весь город взять можно было, а не только отвалы.

— Стоп. Что значит «мы удивились»? Вы это сами все видели?

— Конечно, видел, иначе не говорил бы. Во-первых, в этом бизнесе все друг друга знают. Во-вторых, когда кто-то новый приходит, им все объяснить, все показать нужно. Ну и потом, это бригадиры воюют, а пехота все равно друг друга знает, потому что в одних залах тренируются и в одних кабаках сидят. Не говоря уж о том, что часть этого ПС — бывшие работники того же Анисимова. После того как Хоменко отвалы взял, они же не у дел остались. Так что увидеть и узнать — вообще не проблема.

— Понятно, все, как и везде: переобулись и живут себе. Что дальше было?

— Дальше они работать стали. Был Анисимов, потом Хоменко с Сербой — стал ПС. Если со стороны завода смотреть, то последние хуже всех. Заводу за аренду отвалов положено платить — они ничего не платили. Да еще и завод трясти пытались — митинги у проходной устраивали, мол, Ахметов сепаратист. На самом деле просто давили на руководство, чтобы их на все отвалы пустили, а не только на те, которые они у Хоменко отбили.

— Они только для завода хуже прочих были?

— Не только. И для бизнеса местного, который они отжимать пытались. Но в первую очередь, наверное, для самого «Правого сектора», который их покрывал и имя свое использовать позволил. Потому что в результате центральный ПС сюда приехал и местным здорово настучал по голове. Это год назад было. Запорожскую организацию распустили, и с тех пор они — «Сила нации». А с недавних пор они и поддержки лишились. С октября этого года их с отвалов выперли днепропетровские. Кто за ними стоит — точно уже не скажу. Но предполагаю, что все те же. Только теперь они уже напрямую решили контролировать, а не через наших, запорожских.

Днепропетровским ведь почему отвалы важны — потому что все площадки, со всех заводов, они ведь рядом. «Запорожсталь», ДСС («Днепроспецсталь». — Авт.), но главное — ЗФЗ (Запорожский завод ферросплавов. — Авт.). Который Коломойского. Так вот, отвалы ЗФЗ за эти годы никто не трогал. Даже Анисимов при Януковиче, даже с опорой на Иванющенко — и тот не трогал. Попробовал один раз, через неделю всего отскочил и больше не пытался. Поэтому скорее всего это приватовцы сюда свой, днепропетровский, ПС прислали.

Хотя я вот что скажу. Наши, запорожские, когда еще тоже этим Сектором назывались, — они ведь тоже всё пытались соблюдать. Кричалки эти все, приветствия. Но я-то знаю, что никакой там идеологии не было. Ни снизу, а уж на уровне Сокиры с Бураном — тем более. Если бы они «Слава отвалам!» кричали — честнее было бы.

— Игорь, а вот если сравнить как бы две эпохи — когда Анисимов отвалами занимался и когда эта «Сила нации». Все же немало времени прошло, они почти полтора года там хозяйничали. Ваше мнение — когда лучше было? О законности и прочем понятно не говорим сейчас.

— Ну если заводу, то однозначно раньше лучше было. Я ж говорил, Анисимов им хотя бы за аренду платил. Может, днепропетровские эти снова начнут, не знаю. Горожанам, понятное дело, все равно, это их и раньше никак не касалось, и сейчас не касается. Сильно плохо бизнесменам местным было, их доить начали серьезно. Мол, поддерживали тут все время бандитскую власть, за «регионы» голосовали, теперь давайте, делитесь. Прикрывали-то их сначала хорошо, так хорошо, что они всякие берега потеряли от безнаказанности. Поэтому, когда их этим летом начали прессовать (в июне 2015 г. в одном из микрорайонов города нашли тайник с гранатами, боеприпасами и флагом организации «Сила нации». Через полтора месяца суд арестовал лидера организации С. Канивца по обвинению в создании незаконного вооруженного формирования. 12 ноября суд отпустил его под поручительство теперь уже бывшего мэра города А. Сина. — Авт.), все только вздохнули с облегчением. Правда, то, что мэр за них поручился, — это настораживает, конечно. Как бы тут снова передел не стартовал. Канивец-то теперь у Сина в кармане, все сделает, лишь бы в СИЗО не вернуться.

А не хотелось бы, очень не хотелось бы драки.

У нас не Донецк, само собой, но в 90-е тоже малость повоевали, пока все устаканилось. И то, что эту шпану молодую сначала вооружают, потом сажают на крючок и прикрывают, — вот это очень не нравится. Я, конечно, только про свой город судить могу. Может, в других и в Украине в целом иначе как-то.

Но у нас вот так: националисты эти — как таран, примерно. Старый порядок ломать. Но ломать только затем, чтобы взрослые дяди, которые за ними стоят, могли тут все заново переделить — власть, собственность. Националистам капнет, но немного, так — штаны да берцы новые купить. Лидеру побольше. Мне не жалко, нет, не мое же делят. Войны бы не хотелось.

***

В принципе, мой собеседник рассказал все, что необходимо для понимания места и роли «Правого сектора» в послереволюционной системе власти Украины. ПС такой же аморфный, как и сама власть. Центральное руководство озабочено телекартинкой и сохранением себя и ближайшей команды. Ситуацию в областях никто особо не пытается контролировать, всем достаточно принесения вассальной присяги и платежей по франшизе. Как, кто и на чем в регионах собирается зарабатывать, чтобы платить за пользование брендом ПС (или за «крышу» любой из партий, имеющих свой кусок властного ресурса), — никого не волнует.

Непосредственные исполнители в любом случае получают прикрытие (ну правильно, деньги-то они за что платят!) и становятся объектами внимания милиции только в двух случаях: либо если теряют поддержку покровителей, либо если покровители сами теряют влияние. А поскольку все модели теневого заработка в Украине в принципе давно поделены и освоены, всем этим региональным патриотам ничего не оставалось, как начать передел с целью встроиться в криминальный бизнес (постепенно превращаясь из батальонов в обычные ОПГ).

В данном же случае, как видим, все было еще банальнее: псевдопатриотическая структура изначально создавалась и контролировалась криминалитетом.

Отдельно хочется отметить: никакой иной формы существования военизированной патриотической организации реальность не предусматривает. Единственное их отличие друг от друга заключается в том, что одни «батальоны» существуют на средства бизнесменов разного масштаба. Другие же — создаются авантюристами и являются банальными наемниками.

В следующих беседах с моим визави мы продолжим рассматривать общеукраинские процессы на примере Запорожья.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Полонина в огне

С начала 2016 г. в Ивано-Франковской области возникло шесть чрезвычайных ситуаций...

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Страх способен подвигнуть политиков к готовности задействовать порой даже самые...

Швейцарская тюрьма установит защиту от дронов

Тюрьма швейцарского города Ленцбург (кантон Аргау) намерена потратить 200 000 франков на...

Прощай, забой! Гуд бай, мореходка!

Проблема не профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных специалистов...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка