Три глаза не спасли 50 миллионов долларов

№6(759) 12 — 18 февраля 2016 г. 11 Февраля 2016 5

На днях в СМИ появилось сообщение, что бывший первый зампредседателя совета директоров «Дельта-Банка» Виталий Масюра подозревается в хищении из банка более $50 млн. (1,2 млрд. грн.).

В Украине его не ждут?

Николай Лагун по-прежнему недосягаем для правоохранителей

Эта информация вызвала у нас интерес, поскольку «2000» в прошлом году посвятили целую серию статей почившему в бозе системному банку и его главному акционеру Николаю Лагуну.

Почти год назад в статье «Крах тихой лагуны» (№11, 27.03.2015) мы писали о необходимости «провести скрупулезное расследование деятельности Лагуна и других сотрудников, и если их вина будет доказана, сделать все, чтобы они не избежали ответственности. Более того, все замешанные в деле чиновники также не должны уйти от наказания. Ведь если этого не произойдет, то дальнейшие разговоры о борьбе с коррупцией в высших эшелонах украинской власти можно смело заканчивать».

Анализируя причины провала одного из самых крупных частных банков страны, эксперты рынка и журналисты пришли к выводу, что бизнес владельца «Дельта-Банка» Николая Лагуна был круто замешан на элементарной жадности (www.lb.ua). Банк вел себя на рынке очень активно, точнее — авантюристично, совершая миллионные сделки, порой вкладывая средства в весьма сомнительные проекты.

Мы подробно писали о начале карьеры г-на Лагуна, о его рискованных проектах и высоких покровителях, о дружбе с Валерией Гонтаревой, о его абсолютной политической всеядности по отношению к любой действующей власти, а также детально проследили историю падения «Дельта-Банка».

Вскоре мы вернулись к расследованию этой запутанной истории и в публикации «Олимпийское шулерство Лагуна» (24.04.2015) рассказали, откуда у нашего героя в начале 2006 г. появились деньги на создание «Дельта-Банка». В своем интервью он признал, что деньги «заработал на продаже акций «Укрсоцбанка», а также на операциях с землей». На вопрос, много ли у него земли, ответил: «Несколько тысяч гектаров. В основном в Киевской обл., в Крыму и в Карпатах». Затем принадлежащая г-ну Лагуну девелоперская компания «Европа» приступила к строительству городка «Олимпик-Парк» на 1030 коттеджей в 19 км от Киева по Житомирской трассе.

От желающих приобрести «уникальные коттеджи» в 15 км от столицы не было отбоя. Но стройка в конце 2009 г. остановилась. Ущерб, нанесенный частным инвесторам, превысил 0,5 млрд. грн. Прокуратура Макаровского р-на Киевской обл. по заявлениям потерпевших возбудила уголовное дело по ч. 4 ст. 190 УК (мошенничество), но Лагуну удалось уйти от ответственности.

В конце статьи мы подчеркнули: «пришла пора правоохранительным органам дать правовую оценку действиям Николая Лагуна в земельном секторе и выяснить, как попали к нему участки в Киевской обл.».

Написали мы и о том, как в июне 2015 г. Хозяйственный суд Киева вынес решение о передаче «Дельта Банку» земельного участка площадью 5,4253 га, который принадлежит ООО «Ильичевский зерновой порт» (ИЗП). Якобы ИЗП не погасил кредит в размере $1 710 035, выданный компаний Cargill, хотя порт сделал это еще в феврале 2015 г. («Лагун в очередной раз подставил руководство страны», «2000», 12.06.2015).

Еще в одной публикации («Разгул Лагуна, или Спецоперация «Мнимое задержание» (22.06.2015) мы обратили внимание на то, что Николай Иванович продолжает непринужденно летать по заграницам. Реагируя на письма наших читателей — клиентов «Дельта-Банка», «2000» направили официальные запросы в АП, ВР и ГПУ с просьбой провести проверку на предмет возможного умышленного доведения до неплатежеспособности «Дельта-Банка» его руководством и должностными лицами.

Из Администрации Президента сообщили, что наше обращение отправлено в Фонд гарантирования вкладов физических лиц. Парламентский комитет по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности обратился с аналогичной просьбой в ГПУ.

Генпрокуратура проинформировала, что проводится досудебное следствие по уголовному производству, в котором расследуются обстоятельства расхищения выданных в качестве рефинансирования государственных средств «Дельта-Банка» его должностными лицами.

В мае Павел Жебривский — тогдашний начальник управления ГПУ по расследованию коррупционных преступлений, совершенных должностными лицами, сообщил, что проводится досудебное расследование в отношении владельцев и должностных лиц «Дельта-Банка» в уголовном производстве по признакам преступления, подпадающего под ч. 5 ст. 191 УК (присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением в особо крупных размерах).

Николай Лагун — действующее лицо этой пьесы, а роль у него — главнее не бывает, но он преспокойно перемещался, куда ему вздумается.

Виталий Масюра: «Предъявленное мне обвинение ложно и носит заказной характер»

Получается, наши публикации возымели действие, что не может нас не радовать, однако настораживает тот факт, что в поле зрения следствия ...Лагун так и не попал. Он как бы не только ни при чем в этой истории, а сам жертва финансовых махинаций, виновным за которые уже назначен бывший первый зампредседателя совета директоров «Дельта-Банка» Виталий Масюра.

С другой стороны, выведенные из «Дельты» $50 млн. — немалые деньги. Так в чем же обвиняют г-на Масюру?

В СМИ со ссылкой на следователя Печерского управления нацполиции в Киеве указывалось, что г-н Масюра в конце 2014 г. без соответствующего решения кредитного комитета «Дельта-Банка» подписал договор залога, по которому банк предоставил гарантийный депозит в размере более $50,63 млн. по обязательствам офшорной компании Jamico Finance Ltd перед Bank Winter Co AG. Кроме того, предоставил Bank Winter Co AG право самостоятельно списывать средства с корсчета «Дельта-Банка».

Это было сделано после того, как Bank Winter Co AG письменно сообщил «Дельта-Банку» о невыполнении офшорной компанией обязательств по кредиту, что в дальнейшем привело к противоправному списанию с корреспондентского счета «Дельта-Банка» вышеназванной суммы и нанесению банку соответствующего материального ущерба.

22 января Масюра покинул Украину и сейчас находится в Лондоне. В рамках следственных действий Печерский райсуд арестовал имущество Масюры и его ближайших родственников: объекты жилой и нежилой недвижимости, а также 15 автомобилей.

Следователь посчитал нужным предать гласности имя и фамилию подозреваемого. Формально закон не был нарушен, поскольку в ст. 222 УПК указано, что «сведения досудебного расследования можно разглашать только с разрешения следователя или прокурора и в том объеме, в котором они признают возможным».

Однако нельзя не задаться вопросами. Во-первых, человека еще до начала суда объявили преступником (а как же презумпция невиновности?). Во-вторых, сделали это публично, но не вручили ему уведомление о подозрении, как бы предупреждая, что ему лучше в Украину не возвращаться. Т. е. сделали максимум возможного для того, чтобы у правоохранителей были все основания положить уголовное дело на полку. Дескать, что мы можем сделать, если «главный подозреваемый» находится за рубежом.

При этом, как нам стало известно из информированных источников, уведомление о подозрении существует, и составлено оно на основании уголовного производства №12015100060007565.

Виталию Масюре инкриминируются ч. 2 ст. 366 (служебный подлог, повлекший тяжкие последствия) и ч. 5 ст. 191 (присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением в особо крупных размерах) УК. Суть подозрения в СМИ изложена верно, а материальный ущерб «Дельта-Банку» оценивается в $50 629 166,67.

К «странностям», мягко говоря, уголовного производства в отношении Масюры мы еще вернемся, а пока — о том, как оно расследуется.

Трое детей и полсотни полицейских

Подробно об этом рассказала Анна Масюра, жена Виталия, в письме, адресованном главе Одесской ОГА Михаилу Саакашвили.

«Обращается А. Масюра, мать троих детей, с просьбой защитить меня, мою семью, малолетних детей и родных от произвола и беззакония со стороны правоохранительных органов.

После того как мой муж В. Масюра стал активно включаться в работу возглавляемого Вами движения и был участником форума в Киеве, за нашим домом и за ним лично началась слежка. Как впоследствии оказалось, это были сотрудники полиции. Я не пытаюсь ставить под сомнение необходимость работы правоохранительной системы, но что испытала моя семья от действий силовиков — это ужас, который я не пожелаю никому.

Еще в июне 2015 г. в мой дом ранним утром с обыском нагрянули люди, представившиеся сотрудниками СБУ и прокуратуры. Мало того что в постановлении суда о проведении обыска были юридические неточности, и они не имели права в моем доме его проводить. У моего младшего сына, которому было полгода, три дня держалась температура под 40! До этого и во время обыска в доме были врачи «скорой помощи», но это правоохранителей не остановило.

Не найдя того, что искали, унесли компьютер. До сих пор не вернули, хотя обещали сделать это в течение 10 дней. Но настоящий беспредел и кошмар для меня, моих детей и родных начался 23 января 2016 г. В этот субботний день в мой дом нагрянули с очередным обыском уже не семь, а около двадцати человек. Омерзительно было смотреть, как взрослые люди потрошат детские игрушки, трусы и маечки детей, портфель, учебники старшей дочери, сложенное нижнее белье.

Одновременно еще около сорока сотрудников МВД обыскивали принадлежащие мне объекты собственности. Кроме того, не имея юридических оснований, они не только провели обыск автомобилей моих родственников, но незаконно их арестовали и отправили на штрафплощадку. Действия проводились всю ночь с 23 на 24 января до 6 утра.

То, что это — заказ и попытка представить как резонансное дело, стало понятно, когда в СМИ, с подачи следователя, появилась информация о якобы «преступлении» моего мужа. В газете даже его фотографию разместили и назвали сумасшедшие суммы денег. Без решения суда объявили преступником...

Я поняла одно — не за это мой муж был на майдане в 2013 году, материально поддерживает раненых в госпитале. Вместо того чтобы провести объективное расследование, правоохранители нашли стрелочника».

В конце письма Анна Сергеевна попросила Саакашвили — как инициатора антикоррупционного движения — взять на контроль расследование уголовного производства и сделать все возможное, чтобы были наказаны все должностные лица «Дельта-Банка», виновные в хищении его средств. Кандидатура для борьбы за справедливость, на наш взгляд, конечно, более чем сомнительная, но это уже выбор Анны Сергеевны. В ее ситуации другого варианта, возможно, просто не представилось.

К слову, сотрудники полиции, как сказано выше, обыскали даже детские вещи. Между тем в решении Печерского райсуда Киева от 20 января 2016 г. была четко указана цель обыска: «изъятие оригиналов документов и их копий в бумажном и электронном виде (компьютеры, системные блоки, планшеты, флешки, жесткие диски), отображающих суть хозяйственных и финансовых операций между «Дельта-Банком», Jamico Finance Ltd и Bank Winter Co AG за весь период их деятельности».

Следует подчеркнуть и тот факт, что оперативники отказались фиксировать обыск на видео, хотя в ч. 7 ст. 236 УПК сказано, что «при обыске следователь, прокурор вправе проводить измерения, фотографирование, звуко- или видеозапись». К тому же оперативники произвели обыск ночью. Между тем в ч. 4 ст. 223 указано, что «проведение следственных (розыскных) действий в ночное время (с 22.00 до 6.00) не допускается, за исключением неотложных случаев, когда задержка в их проведении может привести к утрате следов уголовного преступления или побегу подозреваемого». О каком неотложном случае может идти речь, если в июне 2015 г. обыск уже проводился?

Анна Сергеевна обратилась и к уполномоченному ВР по правам человека Валерии Лутковской. В письме она указала, что ни в каком качестве не имеет никакого отношения ни к одному уголовному делу, попросила защитить ее и детей от беззаконных действий правоохранителей Печерского р-на, а также дать право пользоваться личным имуществом.

К слову, 6 февраля 2016 г. был проведен обыск в доме родителей супруги Масюры. По словам матери Анны, следователи вели себя более корректно и доброжелательно, чем при обыске и аресте машин 23—24.01.2016 г. Однако расстроили пенсионеров, бросив фразу: «Продолжение будет!»

Сюрреализм

А вот что сообщил «2000» отец Анны.

«23—24 января этого года, когда проводился обыск, я находился в доме дочери. Полицейские спросили, кто я такой, записали мои данные и поинтересовались, есть ли у меня автомобили. Когда узнали, что они находятся на автостоянке, заявили, что хотят их обыскать. Я сказал, что машины купил за личные деньги несколько лет назад и к уголовному производству они никакого отношения не имеют. Использую их в интересах предпринимательской деятельности (в бизнесе с 1993 г., сразу после увольнения из рядов ВСУ в запас).

Причем машины не новые, некоторые в «возрасте» до 10 лет. Большинство купил на рынке, одну из них еще в 1998 г. С осени они не эксплуатировались, на них стояли летние шины. Мне пригрозили: если не выдам ключи, автомобили вскроют ломами.

Позднее охранник стоянки отметил, что возле этих легковушек всю неделю дежурили какие-то люди.

Вместе с оперативниками я приехал на автостоянку. Они провели обыск. Разумеется, безрезультатно. И вдруг в три часа ночи заявили, что по постановлению суда автомобили арестовывают и отправляют на штрафплощадку. Я сказал, что готов заплатить тем людям, которые до утра будут охранять авто. Мое предложение их не устроило. Оперативники чуть ли не держали меня за руки, будто именно я вывел из «Дельта-Банка» 50 миллионов долларов. К слову, мне не разрешили самому ехать в машине, приставили оперативника. На основании чего? Меня же никто не задерживал!

Когда официальные бумаги были подписаны, встал вопрос об эвакуации автомобилей. Пришли сотрудники эвакуационной службы и потребовали деньги за свои услуги. Это был какой-то сюрреализм. Мало того, что мою собственность непонятно по какой причине арестовывают, так еще требуют, чтобы это было сделано за мой счет! Неужели полиция и служба эвакуации работают на одном подряде и делят прибыль пополам?

Я отказался и предложил оперативникам позвонить их непосредственному начальнику. Следователь позвонил по громкой связи, разговор слышал не только я, но и мой адвокат. Начальник заявил, что машины все равно отправят на штрафплощадку, и предложил встретиться с ним в понедельник, чтобы «подумать», что с ними делать дальше. Однако 1 февраля встреча так и не состоялась»...

Отец Анны также рассказал, что следствие прибегло к откровенной дезинформации. 24 января в Госпогранслужбу было направлено поручение, в котором было указало, что он «мотивированно подозревается» в преступлении по ч. 5 ст. 191 УК. В связи с этим пограничники обязаны «детально проверить документы», поставить его на учет и сообщить в следственный отдел о его попытке пересечения границы. Т. е. отцу Анны отказали в выезде за границу, не имея на то оснований, поскольку никаких подозрений ему не предъявлялось.

Он написал письмо главе государства, в котором указал, что правоохранительные органы Печерского управления нацполиции в Киеве безосновательно начали против него беспрецедентные действия, направленные на лишение его гражданских прав и свобод и законно приобретенного движимого и недвижимого имущества. Все это прикрывается ссылками на обстоятельства уголовного дела, к которому он не имеет фактического и юридического отношения. Отец Анны попросил у президента защиты от неправомерных действий должностных лиц нацполиции. Ответа пока нет.

Агрессивное следствие

А теперь вернемся к «Дельта-Банку». 28 января 2016 г. Виталий Масюра дал интервью «Вести FM». Он рассказал, что находится в Лондоне, а предъявленное ему обвинение ложно и носит заказной характер.

— Я работал в «Дельта-Банке» с 2006 г. на разных должностях. В конце 2013-го — начале 2014-го уволился. С той поры к операционной деятельности банка никакого отношения не имел, у меня даже доверенность отозвали.

Выдвинутые против меня обвинения удивили меня, поскольку всегда подписывал только те документы, которые были оформлены надлежащим образом соответствующими органами банка. Думаю, за этими обвинениями стоят Николай Лагун и Ко, которые мстят мне за то, что сотрудничал с компанией Cargill в 2014—2015 гг. Я консультировал ее и нахожусь с ней в договорных отношениях.

В конце 2014 г. я ничего не подписывал, насколько понимаю, речь идет о договорных сделках в декабре 2012 г. Якобы в 2014 г. по ним произошло движение средств, а в банке пропали документы, которые являлись основанием для этого. Насколько помню, эту сделку инициировал Лагун, и сопровождало ее окружение из компании Clever Management. У меня были все основания предполагать, что в этой сделке заинтересован сам акционер (имеется в виду Николай Лагун. — Авт.). Она утверждалась напрямую наблюдательным советом, как того требует закон «Об акционерных обществах».

Виталий Александрович подчеркнул, что «следствие ведется очень агрессивно», но почему-то обходит своим вниманием Николая Лагуна, который лично участвовал в переговорах с упомянутыми в уведомлении о подозрении компаниями и банками. Сам Масюра с ними вообще не контактировал.

Следует пояснить, что имеет в виду Виталий Александрович, когда говорит, что «подписывал только те документы, которые были оформлены надлежащим образом». Только наивные люди могут думать, что увести из банка $50 млн. легко. Предположительно схема сотрудничества «Дельта-Банка» с Bank Winter могла быть таковой.

Вначале велись переговоры. Этим, вероятно, занимались люди из Clever Management. Потом родилась идея открыть в Bank Winter корреспондентский счет «Дельта-Банка». Такое решение обычно принимает комитет по управлению активами и пассивами (возглавляла его тогда Елена Попова) и устанавливает максимальный лимит остатка на счету. Затем был подписан договор с Bank Winter на открытие счета. Это стандартная процедура, но по счету нельзя проводить операции до регистрации в НБУ. В соответствии с «Правилами регистрации корреспондентских счетов банков Национальным банком Украины» (постановление НБУ №32) подается целый пакет документов.

После регистрации счета были проведены переговоры с Bank Winter и офшорными компаниями о подписании договора залога и связанных с ним договоров, в чем Масюра не участвовал. Согласовывались сроки, суммы, процентные ставки, обеспечение и т. п.

После обсуждения условий сделки наблюдательный совет «Дельта-Банка» одобрил договора залога с Bank Winter, что было оформлено протоколом.

И еще один существенный нюанс. Как нам рассказал источник, заслуживающий доверия, обвинение базируется на том, что Масюра поставил подпись 6.11.2012 г., а реализовал свой умысел в конце 2014-го. Между тем г-н Масюра с 3.11.2012 г. по 12.11.2012-го вполне мог находиться за пределами Украины. А это означает, что он просто физически не имел возможности поставить свою подпись 6 ноября 2012 г.

Таким образом, версия следствия о виновности Масюры выглядит крайне неубедительно. В любом банке придерживаются правила двух или даже «трех глаз» (исполнитель-подписант-контролер). Т. е. один сотрудник готовит и согласовывает сделку, выносит ее для принятия решения уполномоченным органом, второй подписывает, а третий проверяет достаточность внутренних полномочий (в том числе по сумме и органу принятия решения). И только потом проводит операцию и отражает ее в учете, а затем передает документы в архив.

Масюра не совмещал трех функций и теоретически мог лишь подписать договор. Кроме того, Bank Winter всегда сам проверяет полномочия подписанта другой стороны договора, и если бы они были недостаточными, никогда бы не выдал деньги компании Jamico — иначе договор залога пришлось бы признать недействительным в суде и потребовать от Bank Winter вернуть деньги «Дельта-Банку».

Чтобы похитить деньги, нужно иметь план и возможность его воплощения. Однако Масюра ни разу не встречался и не вел переговоры с Bank Winter, а также не имел никакого отношения к компании Jamico. Т. о. он не мог передавать или влиять на подачу документов от Jamico на получение кредита и дальнейшее перечисление средств в Bank Winter.

Но следствие почему-то не видит необходимости разобраться с технологией проведения межбанковских операций между «Дельта-Банком» и Bank Winter и возможным участием в них Лагуна и Поповой и следует лишь логике заявителя о преступлении — ликвидатора Кадырова. При этом так и остается неизвестным, кто со стороны «Дельта-Банка» участвовал в переговорах с Bank Winter и компанией Jamico.

Требует пояснений и факт сотрудничества Масюры с компанией Cargill. Как известно, крупнейшими акционерами «Дельта-Банка» к началу 2015 г. являлись Николай Лагун (70,6059%) и Cargill Financial Services International, Inc. (29,3941%) — один из мировых лидеров по торговле зерном.

Как сообщали СМИ, за месяц до введения в «Дельта-Банке» временной администрации Cargill вывел из банка кредитный портфель более чем на $100 млн. На самом деле деньги американцы не выводили. По словам Масюры, произошел взаимозачет кредитных требований «Дельта-Банка» перед компанией по производству соков «Яблочный дар» и депозита Сargill в банке, в результате которого «Дельта Банк» лишился залогов на сумму около 110 млн. евро. Последние, помимо прочего, выступали обеспечением по размещенному в банке депозиту Государственного ипотечного учреждения на почти 2,5 млрд. грн.

Как нам рассказал один из бывших сотрудников «Дельта-Банка», суть конфликта заключалась в том, что когда в феврале 2015 г. Cargill официально потребовал от «Дельта-Банка» погашения долга по аккредитивам, Лагун объявил их фиктивными и отказался отражать в балансе банка. Американцам пришлось искать другие юридические механизмы погашения долга. Масюра помог компании наладить отношения с рядом заемщиков «Дельта-Банка», в результате чего произошел зачет однородных требований с Cargill. Поскольку правду об обязательствах перед компанией Cargill Лагун, мягко говоря, не афишировал, версия «о выводе активов» американцами оказалась удобной, чтобы обвинить их в банкротстве «Дельта-Банка».

Однако Cargill никогда не был уличен в мошенничестве и подлоге документов уже просто потому, что не занимается этим. Масюра помог компании, чтобы американцы не усомнились в силе законов Украины и не была в очередной раз подмочена репутация государства. Именно в этом может быть причина «неприязненного отношения» Лагуна к Масюре.

Судя по всему, у правоохранителей претензий к Николаю Лагуну нет. Ему и сегодня живется вольготно, поскольку никаких уголовных производств в отношении него не открыто, что наводит на мысль о том, что у силовиков до этого почему-то руки не доходят. Чем же можно объяснить столь фантастическую непотопляемость Лагуна? Может, Николай Иванович знает какое-то заветное слово, и достаточно его произнести, чтобы полицейские и прокуроры вставали во фрунт? Или правы те, кто утверждает, дескать, у Лагуна такие связи с людьми в высших эшелонах власти, что он может создать и обанкротить еще парочку системных банков и ему ничего за это не будет?

Но в таком случае чем занимаются Национальное антикоррупционное бюро и недавно созданное по образцу ФБР Государственное бюро расследований? Кому, если не им, по силам провести расследование обстоятельств банкротства «Дельта-Банка», в результате чего пострадали сотни тысяч физических и юридических лиц, а доверие к банковской системе было окончательно подорвано.

Мы не являемся адвокатами Масюры и намерены освещать все стороны этого дела в рамках судебного разбирательства. Наша цель — дать объективную информацию об истории, которой мы занимаемся уже год, и помочь людям самим определить, способны ли наши правоохранители служить украинскому народу.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка