Больше парковых зон!

№25(777) 24 — 30 июня 2016 г. 23 Июня 2016 5

Как заставить зарубежного инвестора осесть в украинской провинции

На днях в рамках III Балтийско-Черноморского экономического форума1 в Херсоне состоялась презентация проекта первого на юге Украины индустриального парка агропромышленного направления — Kherson Industrial Park. Он создается на территории Херсонского машиностроительного завода, производящего сельскохозяйственную технику.

На начало 2016 г. в нашей стране насчитывалось 12 индустриальных парков (ИП)2. Реально работали только четыре из них — «Рясне-2» (Львовская обл.), «Коростень» (Житомирская), «Свема» (Сумская) и «Соломоново» (Закарпатская обл.). Все остальные объекты существуют лишь в виде презентаций разной степени красочности.

Станет ли Херсонский индустриальный парк успешным проектом или его ждет судьба большинства подобных начинаний? Что необходимо сделать, чтобы привлечь инвестиции в южный регион страны? На эти вопросы ответили ученые-экономисты, эксперты и бизнесмены отрасли сельскохозяйственного машиностроения.

____________________________________
1 Балтийско-Черноморский экономический форум 
— уже традиционное мероприятие. В этом году в его работе приняли участие 54 делегации из 15 стран — Австрии, Армении, Беларуси, Болгарии, Великобритании, Германии, Грузии, Италии, Китая, Литвы, Молдовы, Польши, Румынии, США и Турции.

Украина представлена бизнесменами, учеными, общественными деятелями, чиновниками центральных и местных органов власти из Житомира, Киева, Кировограда, Луцка, Львова, Николаева, Одессы, Сум и Ужгорода.

По итогам мероприятия одним из эффективных направлений для совместного развития стран Черноморского бассейна определен транспортно-логистический комплекс.

Развитие данного направления даст толчок производственно-торговой деятельности региона. Мэр Херсона Владимира Миколаенко подчеркнул, что после аннексии Крыма для города открылись дополнительные возможности участия в проекте «Шелковый путь», предусматривающем обеспечение доставки грузов из Китая и Казахстана в Европу, для чего будут использовать морские транспортные пути Каспий — Азербайджан — Грузия — Турция — Европа через Черное море.

Портовые отношения с грузинскими городами помогут развиваться херсонским предприятиям. Так, Херсонский судостроительный завод сможет не только размещать заказы бизнес-партнеров из Грузии, но и обеспечивать ремонт зарубежных судов.

2 Индустриальный парк — промышленная площадка, на которой ведут деятельность несколько независимых предприятий из одной или разных отраслей. Разместившие свои производства на общей территории предприятия чаще всего связаны общими цепочками создания добавленной стоимости и делят совместную инфраструктуру парка и услуги, предоставляемые управляющей компанией.

Конкурентные признаки ИП: географическая близость рынков сбыта и трудовых ресурсов, наличие финансовых партнеров, транспортная доступность, интеграция нескольких видов транспорта (авто, ж/д, авиа, водный), избыточная обеспеченность энергетическими ресурсами, упрощенный порядок прохождения резидентами административных и разрешительных процедур, близость жилья и социальной инфраструктуры, возможность расширения и (или) диверсификации производства, передовые инженерные решения и др.

Кризис комбайнера

Почти 10 лет назад Министерство промышленной политики провело анализ проблем украинского сельскохозяйственного машиностроения. В 2008 г. тогдашний директор профильного департамента Минпромполитики Владимир Саченко озвучил примерный размер инвестиций, необходимых для выведения отрасли из кризиса, — 3 млрд. грн.

Из них 1,8 млрд. грн. — на замену устаревшего оборудования. Ведь износ основных фондов в отрасли достиг 80%, что требовало ежегодных вложений 350—400 млн. грн. Тогда как предприятия за счет собственных средств инвестировали в обновление станочного парка и техники лишь 90—120 млн. грн.

Потребность отрасли в финансировании научных разработок составляет 480 млн. грн. в год, но предприятия могли выделять на эти цели только 3—5 млн. грн. Для сравнения: мировые гиганты сельхозмашиностроения вкладывают в исследования и разработку новой техники около $100 млн. ежегодно. Вероятно, при такой разнице в подходах к прикладной науке будет существовать и разница в качестве агротехники.

Минпромполитики в марте 2014 г. ликвидировали, а отраслью сельхозмаша на государственном уровне системно заниматься оказалось некому. Но так как гривня с 2008 г. обесценилась более чем втрое, указанные выше суммы необходимых инвестиций в нацвалюте сегодня можно смело умножать на три.

Еще в 2013 г. правительство подсчитало, что для увеличения объемов производства аграрной продукции необходимо ежегодное обновление парка сельхозмашин: до 7,5 тыс. зерноуборочных комбайнов, до 35 тыс. тракторов, более 2,5 тыс. посевных комплексов с мощными тракторами.

Современную, но и очень дорогую технику Claas (Германия) или John Deere (США) могут позволить себе приобрести далеко не все украинские аграрии. С другой стороны — отечественные машиностроители не имеют средств для запуска производства более дешевой местной продукции.

Машиностроителям банки дают взаймы крайне неохотно, да и ставка кредита для предприятий высока (от 28% годовых в гривне). Соответствующие госпрограммы сократили до минимума. Например, в этом году на финансирование лизинга сельхозтехники правительство предусмотрело только 3,8 млн. грн., хотя еще в 2015-м эта сумма была в 15 раз больше.

«Почему наши комбайны не выпускаются в необходимом количестве? — рассуждает председатель набсоветов компаний «Гидросила Груп» и «Эльворти Груп» Павел Штутман. — Это требует больших финансовых вложений (примерно 1,5 млн. грн. за единицу.Авт.), а продаются комбайны один раз в год. Пускай государство предоставит лизинговый заказ на 100 комбайнов, и аграрий получит выбор. Да и под такое решение правительства машиностроители смогут взять кредит в банке и запустить серийное производство».

Более того, таможенная пошлина на ввоз импортного комбайна не взимается. Зато узлы и агрегаты, которые не производятся в Украине (двигатели, трансмиссия и т. п.), для выпуска отечественной сельхозтехники облагаются тарифом от 2% до 7%. «Производство внутри нашей страны с такой точки зрения абсолютно не выгодно, — считает Штутман. — И это системная ошибка нашего таможенного законодательства».

Таким образом, сегодня украинские аграрии испытывают дефицит техники. Результат — ежегодно отрасль теряет примерно 2 млн. т зерна из несвоевременного посева, а еще около 6 млн. т — из-за поздно убранных полей.

В этом году наша страна перешагнула рубеж в 50 млн. т урожая зерновых. Много говорят о том, что в ближайшей перспективе данный показатель удвоится. Но с ростом количества посевов увеличатся и потери, связанные с дефицитом техники. К тому же мы получим в перспективе серьезные экологические проблемы.

«Украина находится в определенной глобальной системе координат, — рассказывает директор Института экономики и прогнозирования НАНУ Валерий Геец. — Если систему не менять, то и решить принципиально вопрос роста уровня жизни не сможем. Население проголосует ногами и покинет страну. Что уже произошло, например, в Румынии и Венгрии — государствах более успешных, чем Украина».

Валерий Михайлович подчеркивает, что, несмотря на кризис, в структуре капиталовложений по-прежнему доминируют отрасли, традиционные для Украины, в том числе и машиностроение.

«У нас сложилось несколько искаженное понимание вопроса, за счет каких секторов экономики страна сдвинется с места, — продолжает ученый. — Часто звучит тезис об АПК как локомотиве экономики. Что производство 100—120 млн. т зерна в год сдвинет Украину с места. Поверьте результатам наших исследований — это путь в никуда. Подобные объемы производства предполагают высокий уровень химизации сельского хозяйства. И в погоне за урожаем мы загрязним наши территории до такого уровня, что потом капиталовложения для возвращения экологии в стабильное состояние будут намного выше, чем полученная ранее выгода».

Валерий Геец считает, что создание индустриальных парков является прекрасным инструментом для развития предприятий машиностроения.

«В свое время у нас функционировали территории приоритетного развития и свободные экономические зоны (ТПР и СЭЗ), — вспоминает директор Института экономики и прогнозирования НАНУ. — Но Виктор Пинзеник (будучи министром финансов в правительстве Юлии Тимошенко.Авт.) их прикрыл — якобы там было много злоупотреблений. Но наши исследования показали, что даже в условиях воровства структура капиталовложений в ТПР и СЭЗ была на порядок прогрессивней, чем в экономике Украины в целом».

Напомним, в начале 2000-х гг. в нашей стране сформировали одиннадцать специальных экономических зон (СЭЗ) и девять территорий приоритетного развития (ТПР).

Создание СЭЗ и ТПР с более низким, чем по всей стране, уровнем налогообложения не привлекло тогда значительных потоков прямых иностранных инвестиций. Тем не менее бюджет все равно получал больше, чем терял. При -300 млн. грн. налоговых сборов они давали +500 млн. грн. дохода.

СЭЗ и ТПР решали еще одну важную задачу — оживляли депрессивные регионы, такие, к примеру, как шахтерские поселки Донбасса. Благодаря тому, что шла экономия средств за счет НДС и других налогов, деньги оставались в регионе и в виде местных дотаций перечислялись шахтам и убыточным предприятиям.

И если к СЭЗ и ТПР Донецкой области, Харькова и Закарпатья предъявить претензии было сложно, то как попали в списки льготников Алушта, Феодосия и Ялта, не совсем понятно. Как бы то ни было, в 2005 г. правительство приняло решение ликвидировать СЭЗ и ТПР на территории Украины.

Нам это нужно?

Вице-президент неправительственной международной организации «Агентство модернизации Украины» Удо Брокгаузен напоминает, что 90% промышленности Восточной Германии пришло в упадок после объединения страны в 1990-м. И именно формат индустриальных парков помог возродить экономику региона. Причем какие-то новые отрасли промышленности для востока страны не выдумывали — люди занимались тем, к чему привыкли, но в новых условиях хозяйствования.

«Зарубежная компания никогда не будет вкладывать деньги во враждебную среду, — продолжает специалист. — Если местная администрация и общество не приветствуют иностранцев, они никогда здесь не преуспеют. Нужно ездить за границу и создавать положительное мнение о ваших регионах».

Говоря о трудовой миграции, Брокгаузен отметил, что в Восточной Германии существует программа по привлечению специалистов, которые ранее покинули регион. В результате 80% мужчин и 20% женщин возвратились домой с новым опытом, в том числе и работы за рубежом.

О хороших предпосылках для развития перерабатывающей промышленности рассказал замдиректора ГП «Укрпромвнешэкспертиза» Сергей Поважнюк, назвав среди них растущие внешние рынки и потенциал внутреннего рынка, квалифицированную и недорогую рабочую силу, логистические преимущества (расположение в центре Европы, выход к морю, межевание со странами ЕС), наличие сырья, значительная часть которого сейчас экспортируется (металлические руды, зерно, древесина, каолиновые глины и т. п.).

Сергей Станиславович считает, что переработка сырья стала движущей силой экономического процветания во многих странах, и резкий рост ВВП Южной Кореи в 1960—1970 гг., Польши и Словакии в 2000-е прямо связан с увеличением объемов перерабатывающей промышленности.

С середины XX в. индустриальные парки создаются в Европе, Азии и США. Как правило, их размещали рядом с мегаполисами, вдоль магистралей стратегического значения, связывающих промышленные центры, близ портов, железных дорог и аэропортов. Сегодня наибольшее количество индустриальных парков в США — 450.

В Польше создано 35 ИП в пределах 14 специальных экономических зон. Общий объем инвестиций в объекты составил свыше $11 млрд., создано более 150 тыс. новых рабочих мест.

Участникам польских индустриальных парков частично компенсируют стоимость инвестиций через льготную ставку налога на прибыль (до 30—70% в зависимости от размера предприятий, места расположения и вида деятельности). В отдельных районах их освобождают от налога на землю и недвижимость. Государство установило 100%-ную амортизацию расходов на приобретение новых технологий и RD (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы).

В Словакии открыто 54 ИП в пределах пяти специальных зон. Общий объем инвестиций — более $11 млрд., создано более 95 тыс. новых рабочих мест. А преференции для инвесторов — сказочные.

Проводится частичный возврат инвестиционных затрат (40—60%, но не более 5 млн. евро за проект); 100% возмещение расходов на покупку земельного участка или изменение его целевого назначения; компенсация в сумме 4—10 тыс. евро за каждое созданное рабочее место; уменьшение ставки налога на прибыль (на 10—50%); освобождение от налога на землю и недвижимость (в отдельных районах) и 125-ная% (!) амортизация расходов на приобретение новых технологий и RD.

И в Польше, и в Словакии государство участвует в финансировании строительства инфраструктуры ИП, в том числе объектов социального назначения.

Украинские преференции для участников индустриальных парков на фоне соседей выглядят бледновато. Так, наше законодательство освобождает инвестора в ИП от налога на недвижимое имущество в пределах парка; от ввозной пошлины на оборудование и комплектующие, которые не производятся в Украине; от долевого участия в развитии инфраструктуры населенного пункта.

Кроме того, управляющая компания ИП централизованно получает все разрешительные документы участников индустриального парка.

В Украине практически отсутствуют финансовые инструменты стимулирования развития индустриальных парков, такие как государственное долевое финансирование строительства инфраструктуры, частичное возмещение инвестиций и гранты за создаваемые рабочие места, налоговые преференции для RD, режим свободной экономической зоны для экспортных производств и т. п.

В результате удельный вес перерабатывающей промышленности в ВВП Украины с 2005-го по 2015 г. упал с 20% до 12%, тогда как аналогичный показатель в развивающихся странах и новых индустриальных государствах вырос с 16% в 1990 г. до 21% в 2014-м.

Зампредседателя Федерации работодателей Украины Дмитрий Олейник рассказал, что уже разработаны необходимые изменения в законодательство, которые обеспечат нашей стране ускоренный экономический рост.

Некоторые документы уже поданы в комитеты Верховной Рады на рассмотрение (либо зарегистрированы в парламенте). К примеру, законопроект «О специальных режимах инвестиционной и инновационной деятельности» предполагает освобождение от уплаты ввозной пошлины при импорте нового оборудования и комплектующих, возможность уменьшения ставки платы за землю, уменьшение ставки ЕСВ на 50%, упрощение подключения к электро- и газовым сетям и т. д.

«Украина может и должна стать промышленной площадкой Европы, нужно только заинтересовать инвесторов, как это уже сделали самые успешные страны Восточной Европы», — заключил Олейник.

Для запуска производства одного комбайна необходимо 1,5 млн. грн., //Катерина ЛАЩИКОВА

Мнение

Павел Штутман, председатель наблюдательных советов компаний «Гидросила Груп» и «Эльворти Груп»

, //Катерина ЛАЩИКОВА

— Как руководитель 14 машиностроительных заводов, расположенных в трех странах, отмечу: изучив законы экономики, мы можем достаточно точно прогнозировать приход инвестиций. Сегодня международные подходы к инвестированию ужесточились — предпринимателей интересуют прежде всего оценки рисков.

Какие основные риски существуют в Украине сегодня? При том, что наша страна не является, к сожалению, единственным местом в мире для вложений, конкуренция на рынке инвестиций огромная.

1. Отсутствие исполнения законодательства. В 2010 г. был принят новый Налоговый кодекс. В документе определены приоритетные отрасли народного хозяйства — авиа-, судо-, сельхозмашиностроение. Для этих секторов были обозначены преференции сроком на 10 лет. Предприятия были освобождены частично от налога на прибыль (часть прибыли, которая расходуется на инвестиции).

Через несколько лет эти льготы отменяют, но инвестиции осуществляются на протяжении многих лет. Теперь, прежде чем принять решение о вложениях, нужно думать, сколько лет продержится тот или иной закон!

Огромный риск доверия в вопросе возврата НДС. Если мы говорим, что Украина может заменить Китай как сборочный производственный цех Европы, то понятно, что большая часть произведенной продукции будет экспортироваться. Но мы сегодня получаем НДС с огромными проблемами.

Давайте сбалансируем наш НДС с точки зрения процента внешних поставок. При 40% экспорта в машиностроении мы не будем требовать возмещения НДС. Но сейчас при доле внешних поставок нашего предприятия 82% без возмещения НДС мы обанкротимся за три месяца.

2. Военный конфликт на востоке. В каждом договоре прописаны форсмажорные обстоятельства. И если таковые наступают, то фактически условия контракта могут не выполняться. Существует огромный риск, что АТО в какой-то момент назовут войной. В этом случае никто не обязан выполнять какие-либо обязательства.

3. Борьба с коррупцией. Не нужно для этого создавать новые органы. Вполне достаточно милиции, СБУ и прокуратуры. Но, к сожалению, у коррупции в Украине не существует естественных врагов.

4. Качество рабочей силы. Давайте координировать работу реального сектора, науки и высшей школы.

Что могут сделать бизнесмены самостоятельно? Создать свои учебные заведения. Пускай мы не будем выдавать дипломы государственного образца, но обучать персонал современным системам управления, современным технологиям сможем.

5. Полное отсутствие системы управления экономикой. Почему Украина потеряла 25% ВВП, в то время как другие страны Европы этот показатель только наращивали? У нас есть все ресурсы. В чем проблема? Все дело в коротком периоде планирования экономики. Наше предприятие недавно открыло новый литейный цех. Почему сейчас? Ведь плохая конъюнктура. Но мы запланировали этот цех еще 8 лет назад и не могли уже остановить эти инвестиции. Наш период планирования 10 — 15 лет. Иногда даже на 20 лет вперед пытаемся заглянуть. У правительства период планирования — 1 год — составление госбюджета.

К примеру, у нас существуют пошлины на импорт технологий. Если мы покупаем высокоточные обрабатывающие центры, современные линии раскроя и покраски металла, то должны заплатить пошлину.

Как думают составители госбюджета? Если отменим пошлины, потеряем поступления в казну в этом году. Но почему бы не подумать о плюсах, которые получит страна от отмены тарифов на такую продукцию в следующие три десятка лет?

, //Катерина ЛАЩИКОВА

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Выпускники вузов не хотят работать по специальности

Они учились ради «корочки», а нужные навыки приобретали в процессе работы или...

Прощай, забой! Гуд-бай, мореходка!

Проблема не в профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных...

Сдутый сектор

Европейские финансисты не уверены в стабильности украинской валюты и не знают, каким...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Израиль и США действуют в одном ключе: без преференций не будет и компромиссов

Дрон — «скорая помощь» готов к вылету

Беспилотные летательные аппараты способны не только доставлять пиво, продукты и...

Восстание Васила

«Верните торговлю с Россией!» — с таким призывом обратились к Президенту...

Покажи свое IT

Все стали перепечатывать новости о масштабной акции протеста «Гройсман, не кошмарь...

Хозяйка железной горы и марганцевых руд

Занимая немногим более 5% территории Украины, Днепропетровская область может по праву...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка