Дети, которых дает Бог

№41 (433) 10 - 16 октября 2008 г. 10 Октября 2008 0

В накале политических страстей нынешней осени как-то не особо заметным оказалось принятие 23 сентября в Верховной Раде закона «О внесение изменений в некоторые законы Украины относительно государственной поддержки семей, которые усыновили ребенка из числа детей-сирот или детей, лишенных родительской опеки». Тем не менее этот документ на какое-то время сплотил соперничающих политиков: «за» проголосовали 392 депутата из 439 зарегистрировавшихся, «против» и «воздержавшихся» не было, 47 человек не принимали участия в голосовании. Закон явно не стал предметом политического торга и был принят не в угоду какой-либо фракции (читай — лоббистской группировке), а во благо украинского народа в целом.

Большинство экспертов называют этот закон долгожданным, прорывным и, в общем-то, судьбоносным в своей сфере. Тут уместно напомнить, что указом президента от 11.12.07 г. нынешний 2008-й объявлен Годом поддержки национального усыновления и других форм семейного воспитания детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки.

Законопроект был внесен президентом, в его подготовке принимали участие чиновники Министерства по делам семьи, молодежи и спорта, а также представители ряда общественных организаций, компетентные в вопросах обустройства судеб детей-сирот.

Название документа длинное, но в повседневном общении его называют проще — закон о поддержке национального усыновления. Он предусматривает существенные льготы. В частности, на усыновленного ребенка теперь также распространяется разовая государственная материальная помощь на уровне помощи при рождении ребенка, разовый трехмесячный отпуск одному из родителей в первое время усыновления, ежемесячная помощь и др.

Комментируя принятие закона, министр по делам семьи, молодежи и спорта Юрий Павленко отметил, что документ станет «дополнительным стимулом для украинских семей к усыновлению украинских детей, которые остались без родных родителей». А предусмотренные выплаты дадут возможность больше внимания уделить ребенку — его здоровью, образованию и пр.

Говорят цифры

Показательна в этой связи статистика по детскому сиротству. В 2004 г. в Украине было 96112 детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки. В 2005 г. таковых стало 97590, в 2006 г. — 97829, а в 2007 г. — уже 102912. (Увеличение вызвано не возрастанием абсолютного количества сирот, а тем, что в результате ряда проверок прокуратуры и других шагов государства по наведению порядка в сфере опеки юридический статус детей-сирот получили гораздо больше маленьких граждан Украины, которые являлись таковыми де-факто.)

В 2005 г. украинцы усыновили 1419 детей, в 2006 г. — 1473. А в 2008 г. прогнозируется к усыновлению до 3 тыс. сирот. При этом, по информации г-на Павленко, за девять месяцев этого года украинцы уже усыновили на 25% детей больше, чем в прошлом.

Четыре года назад ежедневно становились сиротами около 70 детей, и только 30 из них удавалось устроить в семьи. Нынче же, говорит министр, ежедневно сиротеют немногим более 50 детей, при этом 46 обретают новые семьи. Из них семерых усыновляют украинцы, столько же попадут в приемные семьи и детские дома семейного типа, 27 переходят под опеку и попечительство (как правило, своих родственников) и только пятерых усыновляют иностранные граждане. Еще несколько лет назад по так называемому международному усыновлению проходил каждый третий. Т. е. — становился гражданином другой страны.

Всего же за годы независимости Украины усыновлены около 35 тыс. детей.

Буквально за несколько недель до принятия закона о поддержке национального усыновления произошло событие на первый взгляд не столь громкое, но знаковое. Свои усилия объединили Всеукраинская общественная организация «Магнолия» и Благотворительный фонд Рината Ахметова «Развитие Украины». Их совместная деятельность в рамках проекта «Цій дитині потрібна родина!» также направлена на разрешение проблемы сиротства в Украине.

Подробнее рассказать об этом мы попросили президента ВОО «Магнолия» Евгению Ткаченко и руководителя проектов БФ «Развитие Украины» Дарью Касьянову.

Евгения ТКАЧЕНКО: «Мы созревали вместе со страной»

— Компания «Магнолия ТВ» на телевизионном рынке уже 13 лет. — Рассказывает Евгения Владимировна. — С самого начала мы специализировались на так называемом криминальном репортаже с места событий. Эту тему трудно назвать прибыльной — с точки зрения бизнеса. Но такая социальная журналистика нужна и важна. И для нас главное — следовать принципу: «Не навреди!»

Поскольку мы имели дело с криминалом, буквально с первых недель к нам начали обращаться обычные люди с просьбой помочь в розыске пропавших. Мы попытались быть в этом деле полезным и эффективным звеном. А как? Стали давать в эфире информацию о пропавших без вести. И мгновенно ощутили, какой колоссальный эффект дает в этом плане телевидение. Звонки поступали со всей страны, сообщали, помогали. И пропавших реально находили.

Но коль скоро разыскать всех мы не в состоянии, остановились на самых беззащитных. Так появился проект «Служба розыска детей». Его начали неравнодушные журналисты. Нам помогают многие СМИ, и не только телевизионные. В частности, спасибо и газете «2000» — многолетнему бескорыстному партнеру по «Службе розыска детей».

Но, окунувшись в тему детских судеб, мы очень быстро поняли, что есть категория самых-самых несчастных — дети-сироты. Те, кто проживает в различных приютах, детдомах, интернатах. На первый взгляд с ними все хорошо, о них заботится государство. Но я глубоко убеждена, что никакой интернат полностью не решит проблемы ребенка. Ведь он когда-нибудь все равно вынужден будет покинуть стены приюта.

В последнее время в нашей жизни благотворительности все больше. В отношении сирот она часто выражается в том, что состоятельные люди, как правило, к праздникам, делают подарки детским домам. Апельсины, конфеты, тапочки... Искреннее им за это спасибо! Но такой подход все равно не решает проблемы в корне. Ну съест ребенок килограмм конфет, у него появятся тапочки, и детдом станет лучше оснащен. А все равно жизненная неустроенность «догонит» сироту с наступлением совершеннолетия. И потому я считаю, что только в семье возможно разрешить все проблемы ребенка.

Полтора года назад мы начали проект — «Цій дитині потрібна родина». Суть его в том, что наши съемочные группы ездят по детдомам и интернатам, готовят видеозарисовки о конкретных детях, и в конце каждой из них с экрана звучит призыв-вывод: «Цій дитині потрібна родина». И дается телефон «горячей линии». Любой из телезрителей, кого задело за живое, может получить подробную информацию о ребенке и перспективах его усыновления. Более того, наша «горячая линия» работает еще и как юридическая консультация. В том смысле, что мы можем рассказать вообще о практике усыновления в Украине: как искать детей, каких малышей можно отдавать в семьи, в какие госорганы обращаться, какие документы предоставлять, к каким сложностям быть готовым и пр.

Мы получили поддержку ведущих телеканалов. На «Интере», СТБ, а позже и на «Украине» сказали: идея настолько хороша, социально важна и актуальна, что мы готовы бесплатно предоставлять эфир для демонстрации этих сюжетов. И с тех пор уже почти два года мы регулярно получаем бесплатный эфир. Кроме того, наши сюжеты показывают на местных и региональных телеканалах.

Однако «Магнолия» не такая уж мощная телекомпания, и со временем мы начали испытывать трудности в средствах для этого проекта. Стала очевидной угроза его закрытия. Не знаю, как бы все сложилось, если бы свою помощь не предложил фонд «Развитие Украины».

Теперь мы партнеры в рамках проекта «Цій дитині потрібна родина». Фонд помогает как материально, так и организационно. Я даже не знаю, какая сторона важнее — материальная или организационная. Благодаря в первую очередь авторитету президента фонда «Развитие Украины» Рината Ахметова мы теперь имеем значительно больше возможностей работать в регионах, в которых раньше сталкивались с противодействием со стороны чиновников и администраций детских учреждений.

— Кто вам мешает? Неужели чиновникам может быть не очевидно благородство вашей миссии?

— Представьте себе, не очевидно! Противодействуют прежде всего сами директора детских домов. Отказываются нас допускать, не показывают детей и соответственно не дают возможности готовить о них сюжеты. Почему? Основных причин две. Первая меркантильная: директора боятся, что если разберут (усыновят) детей, то в детдоме сократят ставки персонала, а то и вовсе его закроют. То есть люди боятся потерять работу. Вторая причина — искренняя привязанность работников детдомов к воспитанникам. Многие воспринимают их как родных детей. Тут и язык-то не поворачивается осуждать. Но все же удивляет: неужели человек действительно не понимает, что найти ребенку родителей — это проявить высшую степень любви к нему.

Какие только отговорки не идут в ход! Например, один директор так прямо и сказал: мол, я спросил: «Дети, хотите, чтобы вас усыновили?» Они, дескать, хором ответили: «Нет!» — так что не приезжайте к нам. Некоторые действуют хитрее: мол, у ребенка трудный психологический период, съемки могут травмировать его, давайте не сейчас, может, когда-нибудь потом...

Приходится просить помощи у мэров городов, губернаторов. А если и они не горят желанием нам помочь?

— «Служба розыска детей» существует более десяти лет, а поиском усыновителей для сирот вы занимаетесь только два последних года...

— Это сейчас все кажется очевидным, и я уверенно говорю вам, что усыновление — это высшая степень заботы о ребенке-сироте. Но и мы не сразу пришли к пониманию этого. Как и наша страна в целом. Не случайно этот год объявлен Годом поддержки национального усыновления. Общество созрело до понимания того, что сиротство — большая социальная проблема, которая ложится тяжелым грузом на всю страну, то есть на всех граждан. В определенной степени — это проблема каждого из нас, а не только работников социальных служб.

Всплеск сиротства мы получили с развалом СССР. Рушился привычный для человека мир. Отсюда — волна негативных последствий: потеря работы, отчаяние, алкоголизм, лишение родительских прав, дети на улице. Потребовались годы, чтобы общество повернулось лицом к проблемам несчастных детей. Все ведь не произошло в один миг. Были дискуссии специалистов, «круглые столы», многочисленные публикации и тематические ток-шоу в эфире и пр. Много велось дебатов по поводу международного усыновления — хорошо это или плохо? Соответственно созрел и чиновничий аппарат.

Ну и наша компания — не исключение в этом процессе. То, что проект «Цій дитині потрібна родина» мы начали два, а не десять лет назад, говорит о том, что мы росли вместе с украинским обществом. Да и десять лет назад мы вряд ли имели бы такую поддержку со стороны Министерства по делам семьи, молодежи и спорта, как сегодня.

— Вернемся к вашему сотрудничеству с фондом «Развитие Украины»...

— Фонд так много делает для детей, что наш совместный проект — лишь небольшая часть их работы. Масштабы просто поражают. Они строят детские дома семейного типа, проводят колоссальную работу по поддержке многодетных семей. Их деятельность — это еще и образец системного подхода к вопросу. С четкой проработкой целей, пониманием миссии и этапов проекта, с изучением целевых групп, привлечением большого количества экспертов. И главное, что все это реально воплощается в жизнь, а не остается на бумаге.

Первый раз фонд пригласил меня в качестве эксперта. Когда же была презентация программы на 2008 год, я увидела, что они учли мои мысли, подхватили идеи. Мне было очень приятно. Потому что люди вникли, разобрались, систематизировали уже наработанный общественный опыт. В фонде Рината Ахметова очень профессиональный менеджмент. Значит, будет и хороший результат на выходе.

— Что для вас хороший результат?

На сегодня мы привлекли в проект (отсняли и показали в эфире видеоматериалы) 256 детей-сирот. Из них усыновлены уже 143 ребенка. Вот это и есть результат полуторагодичной нашей работы. Много это или мало? В сопоставлении с тысячами детей, которые еще остаются в интернатах, — вроде немного. Но в сопоставлении с масштабами нашей небольшой телекомпании — как бы и немало. Эффективность — около 60%. То есть больше, чем каждый второй ребенок получил семью. А сколько еще людей после нашего сюжета хоть и не позвонили на «горячую линию», но, возможно, поехали в ближайший детский дом?..

— Много ли у вас людей занято в проекте?

— 15 человек. Трудно вывести какой-либо коэффициент. А какой коэффициент участия у «Интера» или СТБ, которые предоставляют эфир? Сколько у них человек обеспечивают этот эфир? И во что это им обходится?

Дарья КАСЬЯНОВА: «Они обычные люди, только очень хорошие»

— Все началось 7 лет назад, — вспоминает Дарья Сергеевна. — Тогда в День Святого Николая Ринат Ахметов и композитор Игорь Крутой (они — давние друзья) посетили школу, в которой в свое время учился Ринат Леонидович. Поздравили детей, вручили подарки... И тогда же Ринат Леонидович и Игорь Яковлевич (к слову, он наш земляк, родился в Кировоградской области) договорились проводить совместные благотворительные акции ежегодно в День Святого Николая.

Вначале благотворительные акции готовил футбольный клуб «Шахтер», затем был создан благотворительный фонд «Развитие Украины». Это не были спонтанные акции. Они всегда планировались заранее, выбирались объекты оказания помощи.

Минувшей зимой Ринат Леонидович впервые побывал в детском доме семейного типа в Донецке. Наверное, это посещение очень сильно на него повлияло. Ему понравилось. До того он бывал лишь в интернатах, и теперь смог ощутить разницу. Увидел, что это не детский дом в привычном представлении, а настоящая семья.

Мы собрали для него необходимую справочную информацию. В результате появилась идея поддержки и развития таких домов. На тот момент в Донецкой области их было 11. Уже в этом году фондом куплен один дом, и сейчас ведется переоборудование его под детский дом семейного типа. Также начато строительство целого комплекса — три дома (то есть три детских дома семейного типа), объединенных одним двором. Рядом— 2—3-этажное так называемое социальное общежитие для детей подрастающих. Если можно так выразиться, «выпускников» этих детдомов.

Уже подобрали семьи. Ранее они являлись приемными семьями, то есть могли по закону брать на воспитание до пяти детей. Теперь же будут переходить в категорию детских домов семейного типа. С родителями проведены необходимые собеседования, психологические тренинги.

— Эти общежития — ваше ноу-хау или в мире такое уже практикуется?

— Я не слышала, чтобы подобные общежития где-то существовали. Но в то же время нескромно назвать это нашим ноу-хау. Мы всегда системно подходим к решению вопросов, начинаем со сбора информации и изучения опыта. По детским домам семейного типа много общались со специалистами. В частности, в Закарпатье нам часто жаловались, что их воспитанники вырастают, уже не дети и вроде как должны покинуть детдом. Многие имеют юридические права на жилые метры в квартирах своих биологических родителей. Но реальность часто такова, что им жить все равно негде. Оставаться в детском доме семейного типа — значит занимать место, на которое можно было бы взять нового маленького воспитанника. Таким образом, появилась идея: хорошо бы, чтобы повзрослевшие «выпускники» могли жить рядом со своим детским домом.

В действительности комплекс, который мы сегодня строим в Донецке, — это некий пилотный проект. В общежитии, кроме жилых, запланированы комнаты для отдыха, занятий (библиотека) и др. Предполагается, что его обитатели будут либо студентами, либо рабочей молодежью.

Параллельно готовим документацию с тем, чтобы такие дома в дальнейшем передавались в коммунальную собственность. Фонд «Развитие Украины» строит не для себя, а для Донецка. Пока для Донецка. Но в дальнейшем планируем строить и для других городов.

— Ваша деятельность в основном сосредоточена в нескольких регионах — Донецкой и Луганской областях, в Крыму и Закарпатье. Почему именно такая география?

— Когда под патронатом Президента Украины начинался проект по оказанию помощи многодетным семьям «Зігрій любов'ю дитину» и за его участниками закреплялись регионы, нашему фонду достались именно те четыре области, которые вы назвали. Почему Закарпатье? Там исторически очень много многодетных семей, где по десять и более собственных детей. Регион, можно сказать, не из простых. Сегодня же мы используем наши прежние наработанные коммуникации в проекте «Цій дитині потрібна родина». Ставим перед собой задачу: в течение этого и следующего года полностью «закрыть» эти области.

Мы уже составили своеобразный паспорт: в этих регионах около 800 детей в возрасте до 11 лет, которые подлежат усыновлению. Всех их хотим взять в проект — показать по телевидению. Но это непросто. Потому планируем использовать другие коммуникационные возможности. Например, создаем сайт, на котором будем показывать те же ролики о детях-сиротах. Я убеждена, что нет более эффективного пути, чем многократное повторение информации о детях.

Возвращаясь к вопросу о географии, могу сказать, что мы вовсе не ограничиваемся работой в четырех названных регионах. К нам активно обращаются жители Винницкой, Николаевской, Житомирской и других областей. В помощи не отказываем.

Кроме того, мы несколько улучшили работу «горячей линии» по проекту «Цій дитині потрібна родина». Раньше был доступен только киевский телефонный номер «Магнолии». Мы провели опрос и выяснили, что это снижало эффективность работы. Людей смущает то, что за консультацией надо звонить в другую область. Теперь же работает бесплатный по всей Украине телефонный номер 8-800-501-4140.

— Планируете ли вы, кроме телевидения и интернета, использовать в проекте другие информационные носители, например, газеты, радио?

— Радио рассматриваем. Газеты почти исключаем. По украинскому законодательству (есть такое понятие, как тайна усыновления) запрещено публиковать в печатных СМИ фотографии подлежащих усыновлению детей. На аудиальные и электронные СМИ запрет не распространяется.

— На какие показатели вы планируете выйти?

— Безусловно, для нас важны индикаторы успешности нашей деятельности. Мы себе ставим цель — 20—30% к концу реализации первой части проекта в 2010 году. То есть если говорим, что сегодня в Украине 102 тысячи детей-сирот, то мы стремимся уменьшить эту цифру до 75—80 тысяч.

— Расскажите о людях, которых вы отобрали в качестве воспитателей в детдома семейного типа.

— Для первого дома уже подобрали семью. Муж и жена, они вырастили собственных детей — сына и дочь, имеют внуков. Живут отдельно. Отец — бывший шахтер, пенсионер. Мать — обычная женщина без высшего образования. Отец подрабатывал водителем и возил по приютам представителей социальных служб. Видел детей, проникся их положением. С супругой они решили, что вполне могут дать в жизни счастье еще одному ребенку. Взяли из приюта девочку. Потом еще одну. Потом мальчика. Их собственные дети не против, приезжают, поддерживают, привозят внуков.

Одну приемную девочку ее прежние родители долго не отдавали в школу. В первый класс она пошла в 11-летнем возрасте уже в интернате. А в приемной семье к 16 годам окончила девятый класс. Новые родители занимались с ней дома, сдавали предметы экстерном. Они обычные люди, только очень хорошие. И говорят так, как часто говорят многие приемные родители: одних детей мы родили сами, а других нам дал Бог. Может, это звучит слишком патетично, но так оно и есть. Эта семья будет первым детским домом семейного типа от фонда «Развитие Украины». Планируем открытие ко Дню Святого Николая 19 декабря.

Не надо восторгов

Тут я с удовольствием поставил бы точку в материале. Ибо не очень люблю традиционные итоговые абзацы в публикациях. Эффектные концовки не стимулируют читателя к домысливанию и самостоятельной дорисовке картины. И все же в этот раз в завершение мне хочется сказать: тут не нужны аплодисменты и выражения восторга ни деятельностью благотворительного фонда Рината Ахметова, ни деятельностью «Магнолии». Хотя в восторг легко соскользнуть. Давайте остановимся на том, что они просто качественно делают свою работу. И огромное им за то спасибо.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Паром Шведа

Общее количество груза, который можно погрузить на паром, — больше полутора...

Бывшие — не значит новые

Если Высший совет правосудия не поднимет планку добропорядочности и профессиональной...

Швейцарцы бьют рекорды по минимальной зарплате

Швейцарский Невшатель первым из кантонов страны сумел добиться введения минимальной...

Позиция «Антонова» может убить харьковский авиазавод

Документация в Россию по самолету Ан-148 была передана всего за 30 тыс. долл. —...

Пролетая над гнездом «Мотор Сичи»

В недавнем полете Петра Порошенко в качестве второго пилота истребителя МиГ-29 в День...

Декларация сближения с «Джавелинами»

России предложат пойти на уступки, которые позволят ей сохранить лицо, но сделают...

Загрузка...

Опасные противоречия с уклоном

Сведения об активах представителей российской элиты, которые в свою очередь могут...

Телефонный безвиз, или Оператор заробитчан

Вероятнее всего, новый мобильный оператор станет предлагать клиентам и финансовые...

Хлебороб в камуфляже

Не от хорошей жизни украинским фермерам приходится все чаще прибегать к оружию,...

Пирамида Гройсмана и баржа Маслоу

Баржа арбузов, отправленных в адрес одной из крупных торговых сетей благодарными...

Технологический исход

Пока в Украине обсуждают ликвидацию фейкового концерна «Антонов», в Китае...

Цвети всегда, цвети везде?

В том, что Днепр при наступлении жары зацветает, нет ничего необычного

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка