ЕС уходит в минус

№11(764) 18 — 24 марта 2016 г. 17 Марта 2016 4.5

Марио Драги: говорит и показывает ЕЦБ

Европейцам начнут приплачивать за кредиты?

В марте украинский потребитель банковских услуг,

не избалованный низкими процентными ставками по кредитам, а с началом политического и экономического кризиса получивший системные проблемы со снятием собственных депозитов, испытал настоящее потрясение.

Вслед за далекой Японией, Центробанк которой в конце января ввел отрицательную ставку (—0,1%) на избыточные резервы, размещаемые коммерческими банками на депозите регулятора, «в минус» ушла Европа.

Управляющий совет Европейского центробанка (ЕЦБ) 10 марта снизил базовую ставку с 0,05% до нуля, а ставки по депозитам для коммерческих банков понизил с —0,3% до —0,4%.

Как заявил председатель ЕЦБ Марио Драги, ставки останутся очень низкими в течение долгого времени. Однако в ЕЦБ не ожидают, что понадобится дальнейшее снижение ставок.

Решению регулятора еврозоны предшествовал отчет Eurostat, из которого следовало, что ЕЦБ пока не удается оживить инфляцию и угроза «дефляционной спирали» остается достаточно высокой.

Низкой инфляции продолжают способствовать дешевеющие энергоносители, за которыми происходит снижение цен и на остальные сырьевые товары.

Под дефляционной спиралью, или спиралью Фишера, в экономической теории понимается самоподдерживающий процесс, когда сокращение спроса и цен негативно влияет на инвестиции, уменьшение которых в свою очередь способствует еще большему сокращению спроса.

Если в условиях перепроизводства и снижения цен предприятия сокращают сотрудников и уменьшают зарплаты, это опять переносится на спрос и влияет на цены. И так по спирали.

В банковской системе процесс чреват тем, что инвесторы предпочитают не вкладывать деньги в понижающиеся рынки, а накапливать, что приводит к сокращению денежной массы и способствует снижению деловой активности.

По данным статистического ведомства ЕС, в ноябре—декабре розничные цены в 19 странах еврозоны выросли лишь на 0,2%, что намного хуже показателя потребительской инфляции — 2% годовых, к которому стремится ведомство г-на Драги.

Предчувствуя эти процессы, в минувшем году ЕЦБ вслед за США запустил программу количественного смягчения общей стоимостью 1,5 трлн. евро. Она предполагает, что регулятор будет ежемесячно выкупать у коммерческих банков проблемные гособлигации и другие активы стран еврозоны на 60 млрд. евро.

После негативных сигналов об угрозе дефляции в этом месяце было принято решение ускорить программу выкупа до 80 млрд. евро в месяц.

Как заявил г-н Драги, портфель выкупаемых активов будет расширен за счет номинированных в евро облигаций нефинансовых корпораций (предприятий), зарегистрированных в еврозоне и обладающих инвестиционным рейтингом. Более того, с июня т. г. банки, активно кредитующие население, получат возможность брать у ЕЦБ четырехлетние кредиты по отрицательной ставке.

Это значит, что ЕЦБ будет фактически доплачивать коммерческим банкам за то, что они берут у него в долг, а у жителей ЕС появится возможность брать кредиты по ставке, близкой к нулевой.

По замыслам ЕЦБ, это будет способствовать оттоку депозитов из банковской системы в потребительский сектор и позволит расширить кредитование экономики через увеличение потребительских и длинных ипотечных кредитов, которые смогут оживить строительство и промышленное производство, в том числе автомобильную и авиационную промышленность, выпуск бытовой техники, товаров для дома и т. д.

Для большинства стран ЕС такое развитие событий было бы весьма желательным.

Хотя, по данным европейского статистического ведомства, в минувшем году промышленный индекс 28 стран — членов ЕС вырос почти на 2,5% по сравнению с базовым 2010-м, ровно половина европейских государств уровня производства пятилетней давности так и не достигла.

В этом списке оказались не только проблемные Италия, Испания, Португалия, Греция и Кипр, новички Евросоюза — Черногория и Хорватия, но и вполне благополучные Финляндия, Швеция, Норвегия, Великобритания, Люксембург и Нидерланды.

За последние пять лет Швеция, Финляндия и Нидерланды потеряли около 5% своего промышленного производства в денежном выражении, а Кипр и Черногория — около четверти.

Сокращение производства в свою очередь негативно сказывается на занятости.

В начале года Eurostat отметил определенные успехи стран ЕС в борьбе с безработицей. За год (январь 2016-го к январю 2015 г.) уровень безработицы в группе EU-28 сократился с 9,7% до 8,9%. Впрочем, антилидерами по трудоустройству своих граждан остаются Испания (20,5%), Хорватия (16,4%) и Кипр (15,3%).

Не так гладко обстоят дела и с бюджетной дисциплиной. Несмотря на предпринимаемые многолетние меры по борьбе с дефицитом бюджета, такие страны, как Кипр (—8,9%), Португалия (—7,2%), Испания (—5,9%) и Великобритания (—5,7%), продолжают иметь бюджетные показатели значительно ниже средней отметки по ЕС, которая в нынешнем году составляет 3%.

Ну а нежелание сокращать бюджетный дефицит и социальные выплаты не позволяет старожилам европейского блока справиться с высоким уровнем государственного долга.

По итогам 2014 г. совокупный госдолг группы EU-28 составил 12 трлн. 117 млрд. евро. И три четверти его приходится на пятерку крупнейших — Италию (2,136 трлн. евро), Германию (2,134 трлн.), Великобританию (2,057 трлн.), Францию (2,038 трлн.) и Испанию (1,034 трлн.)

Если измерять госдолг в процентах ВВП, самыми нерасчетливыми должниками оказываются Греция (178,6% ВВП), Италия (132,3%), Португалия (130,2%), Кипр (108,2%), Ирландия (107,5%) и Бельгия (106,7%). Приближаются к ним Испания (99,3%), Франция (95,6%) и Великобритания (88,2%).

А вот у стран бывшего просоветского блока, таких как Эстония (10,4%), Болгария (27%), Румыния (39,9%), Чехия (42,7%), Польша (50,4%) и Словакия (53,5%), дела с долгами обстоят не в пример лучше.

Заоблачная долговая нагрузка вкупе с систематической манипуляцией бюджетной статистикой уже привели Грецию сначала к параличу банковской системы, а затем и к суверенному дефолту в 2015 г.

Но если Европа не сможет избежать дефляционной спирали, аналогичные последствия ожидают и некоторые другие страны. Среди кандидатов на дефолт чаще всего называют Италию, Испанию и Португалию.

Серьезным испытанием для банковского сектора Европы являются и проблемные кредиты, которые население не в состоянии оплачивать из-за ухудшившейся экономической конъюнктуры. В ЕЦБ оценивают объем таких кредитов в 900 млрд. евро.

Впрочем, эта цифра, видимо, не случайно близка к обозначенному объему количественного смягчения или первой волне такового. Таким образом, большая часть проблемных кредитов, упакованных в различные ценные бумаги, будет утилизирована усилиями ЕЦБ.

Кроме того, регулятор сможет выкупить у банков часть проблемных гособлигаций стран — членов ЕС, чтобы снизить риски дефолта.

Определенная положительная миссия в оздоровлении европейской экономики возложена и на новую волну мигрантов из стран Ближнего, Среднего Востока и Северной Африки.

Прибывающие в Европу беженцы по сути создают новый рынок, на развитие которого власти стран, их разместивших, потратят десятки миллиардов евро, в том числе на социальную и медицинскую помощь, строительство жилья, программы ассимиляции и пр.

Взамен новоприбывшие оживят те ниши на рынке труда, куда не спешат «аборигены», и будут стремиться достичь уровня потребления среднестатистического европейца.

Так, только Германии для беженцев придется построить 400 тыс. новых домов, потратив на размещение каждого мигранта 12,5 тыс. евро.

Если в прошлом году в Европе было зафиксировано 1,8 млн. случаев незаконного пересечения границы, то к 2018-му общее количество мигрантов может составить 4 млн. человек. Значительную часть их примет Германия.

По мнению директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард, если нынешние беженцы начнут массово выходить на европейский трудовой рынок, то их вклад в экономику Австрии, Германии и Швеции к 2020 г. может достичь 1% каждой из этих стран. В целом по Европе вклад новой волны миграции в экономику оценивается несколько скромнее — 0,25% ВВП, или 41 млрд. евро.

Однако эта оценка является консервативной.

Многие финансовые аналитики скептически оценивают усилия ЕЦБ по снижению процентных ставок, утверждая, что банки все равно предпочтут кредитованию реального сектора скупку надежных «отрицательных» облигаций. Хотя не исключают, что некоторая часть дополнительной денежной евромассы все же попадет на развивающиеся рынки.

Украине пока трудно предложить западному инвестору нечто более существенное, чем падающие сырьевые аграрные или металлургические рынки. Поэтому было бы наивно рассчитывать и на приток серьезных инвестиций из Европы, пока в стране не установится политическая стабильность и не будут проведены обещанные реформы.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Выпускники вузов не хотят работать по специальности

Они учились ради «корочки», а нужные навыки приобретали в процессе работы или...

Прощай, забой! Гуд-бай, мореходка!

Проблема не в профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных...

Сдутый сектор

Европейские финансисты не уверены в стабильности украинской валюты и не знают, каким...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Израиль и США действуют в одном ключе: без преференций не будет и компромиссов

Дрон — «скорая помощь» готов к вылету

Беспилотные летательные аппараты способны не только доставлять пиво, продукты и...

Восстание Васила

«Верните торговлю с Россией!» — с таким призывом обратились к Президенту...

Покажи свое IT

Все стали перепечатывать новости о масштабной акции протеста «Гройсман, не кошмарь...

Хозяйка железной горы и марганцевых руд

Занимая немногим более 5% территории Украины, Днепропетровская область может по праву...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка