Эффект есть: деградация экономики

№45–46(751) 4 — 10 декабря 2015 г. 03 Декабря 2015 1 4.8

Разрушение промышленного потенциала Украины. Одно из крупнейших судостроительных предприятий СССР — киевский завод «Ленинская кузница», Reuters

В последнем номере газеты — интересные публикации на темы экономики Ярослава Дмитренко и Дмитрия Королева (№43—44(№750), 27.11—3.12.2015). По большинству позиций я согласен с изложенным анализом и выводами. Но как многолетний читатель этого издания считаю своим долгом сделать несколько замечаний.

Они касаются двух моментов.

Во-первых, фактических неточностей. Так, Дмитрий Королев, ссылаясь на публикацию Б. Данилишина, написал, что «в США на научные исследования в области машиностроения расходуется 2—2,5% ВВП, в ЕС — 3%». Извините, но это грубая ошибка. ЕС на все исследования и разработки тратит около 2% ВВП, США — 2,7%. Можно проверить по любому официальному изданию, например OECD Main ST indicators. Даже академика нужно иногда проверять...

Удельный вес исследований и разработок (именно так это называется в соответствии с современной международной и отечественной статистической терминологией, а не НИОКР) на машиностроительных предприятиях в зарубежных странах сильно варьирует: все зависит от того, какую именно стратегию выбирает компания в тот или иной период своего развития. Долгое время, когда в Южной Корее превалировала стратегия «заимствования новшеств», этот показатель был менее 1%. Со временем ситуация изменилась, и сейчас в этой стране есть фирмы, выделяющие на исследования и разработки более 20% своих финансовых ресурсов.

Второе замечание касается статьи уважаемого Я. Дмитренко «Окно возможностей». Меня она поразила своим совершенно безосновательным оптимизмом. Кто на предприятиях «Укроборонпрома» склонен воспринимать разрыв связей с Россией в качестве «возможности для развития»? Может быть, фактически остановленный «Южмаш»? Или потерявшая новые заказы от российских вертолетостроителей «Мотор Сич»? Кстати, упомянутое в статье НАСА еще несколько месяцев собирается заниматься расследованием катастрофы своей ракеты, на которой стоял украинский двигатель. До окончания расследования, насколько известно, никаких новых инициатив со стороны американцев не будет.

Скорее всего, позитивно оценивают прекращение сотрудничества с Россией назначенные новыми властями руководители оборонных предприятий. Возможно, они надеются на продолжение конфликта на Донбассе; возможно, просто пытаются сохранить хорошую мину при плохой игре. На самом деле заменить российские заказы практически нечем, не считая поставок «обычных» вооружений для собственной армии. Двадцать лет назад я принимал участие в написании международной монографии о конверсии, и один из редакторов, профессор Альбрехт из Германии, редактируя мою главу, вычеркнул абзац о перспективах разработки транспортного самолета совместно с ЕС.

А ведь тогда вся украинская пресса писала о том, что именно наш Ан-70 станет прообразом европейского самолета в этом классе. Многообещающими выглядели и заявления политиков из Евросоюза. Вердикт моего немецкого коллеги, тем не менее, был краток: «Никогда «Эйрбас» не пойдет на подобное сотрудничество». Причины назывались разные, но они не исчезли и до сего времени. Важнейшая из них: европейцы не заинтересованы в создании потенциального конкурента на этом перспективном рынке.

Что касается потребности в металле. Приводятся данные о «наших потребностях» в нем. Это уже, к сожалению, проходили... Инвесторы совершенно по-иному видят приложение своих капиталов. Им далеко не всегда интересны наши планы насчет восстановления или постройки того или иного объекта. Мы, безусловно, можем настаивать на нашем видении модернизации экономики, но тогда нечего рассчитывать на зарубежные инвестиции.

В реальности необходимо не только и не столько собирать предложения от украинских «командиров производства», сколько в первую очередь интересоваться планами потенциальных инвесторов. Предложения обеих сторон должны приниматься во внимание, а сам процесс — носить итеративный характер. И не стоит уповать на пример Польши. Эта страна уже более 10 лет в ЕС, а у нас, увы, иной случай.

И в заключение о «417(!)» иностранных экспертных группах, которые активно работали в Украине в последние полтора года и потратили на это 100—200 млн. долл. «Эффект от данной деятельности практически не виден», — пишет Я. Дмитренко. Как не виден? А дальнейшая деградация экономики? Впрочем, чего можно ожидать от «партнеров», которые, как правило, более 80% средств тратят на себя же, а среди украинских экспертов доминируют представители так называемых неправительственных организаций, которым, вообще говоря, все равно, чем заниматься за гранты.

Сегодня они заняты реформой ЖКХ, завтра — науки, послезавтра — евроинтеграцией. Так чему удивляться? 1

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

«Декоммунизация» извести

Побелку деревьев известью, не только в столице, но и во всей Украине, запретили... 11 лет...

Гройсман жмет на газ

Газодобывающим компаниям отложили на неопределенный срок введение транспортного...

Замуровали, демоны

С понедельника 10 апреля возобновляются акции против российских банков

Николай Азаров: Украине угрожает «усталость...

«Чтобы спасти экономику, премьер-министру должна быть предоставлена вся полнота...

Национализировать. Не строить

Деолигархизация сверху, начатая Петром Порошенко в отношении днепровского олигарха...

Швондеры по вызову

Можно говорить о настоящей эпидемии «активизма»

Загрузка...
Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Oleg Frolov
05 Декабря 2015, Oleg Frolov

К сожалению, наши керманычи продали Украину. И ничего хорошего нас не ожидает. Мы нужны Западу как сырьевой придаток и рынок сбыта. Не нужна им развитая Украина. А эти идиоты скакуны не понимают этого. А когда поймут, уже не будет промышленности Украины

- 10 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка