Национальной науки не бывает!

№34(784) 26 августа — 1 сентября 2016 г. 24 Августа 2016 2 4.3

Международные научные гранты не способны прокормить украинскую науку — хотя бы потому, что разработанные в результате технологии утекают за границу.

В промышленно развитых странах научные достижения являются важным стратегическим ресурсом, от которого зависит настоящее и будущее державы. Естественно, государства стремятся создать условия для развития науки, предотвратить «утечку мозгов», в глобальной рыночной экономике довести собственные научные достижения до товарной формы — лицензионной продажи.

Притом прекрасно сознавая, что отдельной национальной науки не бывает, что «дважды два — четыре» везде. Достижения науки рано или поздно становятся достоянием всего человечества.

Анализируя историю развития экономики независимой Украины, можно заметить, что развитие научных основ нашей промышленности не предусмотрено. Поскольку сама промышленность переходит в зависимость от иностранной, реконструируется на основе иностранной техники.

О том, что при таком подходе научные исследования в Украине будут выброшены из авангардных рядов мирового прогресса, уже в конце прошлого века предупреждали как сами ученые и производственники, так и широкие слои общества.

Иногда наблюдатели задаются целью узнать, почему в стране до сих пор не удалось уничтожить НАНУ — ведь, например, борьба за ее имущественный комплекс ведется давно. Тут можно указать на один достаточно неожиданный для стороннего человека фактор — президент Национальной академии Борис Патон имеет полувековой опыт противостояния с государственно-партийным руководством, он настоящей мастер аппаратной борьбы.

Естественно, сопротивление ученых в СССР не афишировалось. Теперь, когда открыт доступ к архивам ЦК КПСС, ЦК КПУ, КГБ, можно документально изучить и эту часть истории науки. Вспомним лишь несколько эпизодов.

В свое время активный государственный реформатор Никита Хрущев не обнаружил пользы в теоретических фундаментальных исследованиях и задумал приблизить науку к производству, переводя академические институты в ранг отраслевых министерских.

Руководство АН СССР, авторитетные ученые пытались сопротивляться, объясняя, что успехи промышленности в годы индустриализации, войны и быстрого восстановления экономики в послевоенные годы обязаны мудрой системе организации науки. Академики занимаются сложными фундаментальными исследованиями и созданием новейшей техники.

Отраслевые же министерские НИИ и КБ на основе научных разработок создают новейшие технологии, отработанные и пригнанные для конкретных производственных задач. Эта эффективная система создания инновационных прорывных проектов и технологий была организована в СССР в 1930-х годах и заимствована некоторыми зарубежными странами.

Для того чтобы Хрущеву было понятно, говорили, что «эффект от перестройки будет такой же, как стричь свинью для получения шерсти — визгу много, а шерсти мало». Президент АН СССР Мстислав Келдыш приезжал в Киев, и, как в шпионском фильме, тайное совещание с Борисом Патоном проходило на академическом катере на середине Днепра.

Впрочем, Хрущеву все же удалось почти реализовать дурацкую идею. Почти, потому что Патон сохранил институты в составе АН УССР, изменив их название. А в результате — когда потребовалось создать и наладить производство техники нового поколения, ядерной энергетики, авиации, межконтинентальных баллистических ракет, систем ПРО, электроники и других, с этой задачей справилась только АН УССР и предприятия Украины, ставшие полигоном для испытания новых материалов и технологий. АН СССР пришлось передать полномочия руководителя всесоюзного органа по материаловедческим наукам академику Борису Патону.

Так Киев не только де-факто, но и де-юре стал центром материаловедческой науки и до сих пор является им в составе Международной ассоциации академий наук. И не только по этому направлению.

Еще случай: Борису Патону удалось противостоять идее Леонида Брежнева, когда тот требовал согласия от Патона быть избранным президентом АН СССР. Как и в 1940 г. его отец Евгений Патон отверг предложение Сталина переехать и перевести Институт электросварки в Москву, так и в 1972 г. Борис Патон не захотел бросать родную украинскую академию. Он также подчеркнул, что «такие вопросы лучше решать самим академикам, наука не любит диктата».

Бывало, наезжали и в ЦК КПУ. Так, однажды Бориса Евгеньевича настойчиво «попросили» заменить директора одного из институтов. Патон ответил, что академия — демократическая организация и ее устав не предусматривает управления наукой какой-либо партией или правительством, что внутренние дела решают сами ученые. Много раз «случалась» заказная устная и письменная критика, но академия выдерживала.

Что стоят патенты

История НАН Украины изложена во многих монографиях. Результат достаточного вложения государства в науку — тысячи работ украинских ученых выполнены впервые в мире.

Очень часто в качестве оценки научно-технических успехов страны используют количество выданных патентов. Патенты как документ на право производственной, торговой и некоторые другие виды деятельности известны давно, в разных странах для их получения существуют различные требования. Приняты и международные конвенции (Женевская и др.). И неотъемлемым требованием является уплата пошлины, налога.

В СССР основной формой регистрации изобретений были авторские свидетельства. Их выдавали бесплатно, более того, платили поощрительные вознаграждения, а право использовать изобретения принадлежало государству. В некоторых странах для патентования требуется «мировая новизна» (например, в США, СССР, Великобритании), в других принята «явочная система» (заплати — получай, а с обвинениями в краже-плагиате разбирайся сам).

Интересно, что больше всего патентов выдают в США. В СССР заявляли и выдавали авторских свидетельств на изобретения в десятки раз меньше, потому что считалось неприличным заявлять мелкие усовершенствования — для этого существовала другая форма — рационализаторское предложение. Ну а в США патентуют мельчайшие изменения, стараются зафиксировать детали, чтобы конкурент не нашел лазейку для обхода и не выставил свой товар.

За годы независимости в Украине была налажена нормальная система регистрации и защиты интеллектуальной собственности, однако количество охранных документов уменьшается. Невыгодно платить за то, что не даст прибыль!

Причем не потому, что изобретение плохое: все дело в том, что новейшие технологии и проекты в Украине не востребованы. Впрочем, если государство специально возьмет на свой счет финансирование патентования, Украина по числу патентов (внутренних и внешних) займет то место, на какое хватит средств.

Очевидно, что оценивать успех по количеству изобретений предлагают те, кто сам не изобретал или желает заведомо дезинформировать реформаторов науки.

Раздуты ли штаты

Как сравнивать эффективность работы научного сообщества? Порой украинские чиновники сетуют, что в какой-то стране при той же численности населения количество ученых меньше. А результаты?

Сколько же продано лицензий на инновационные технологии в наиболее развитые страны? Сравнив результаты работы больших и малых академий, можно убедиться в том, что количество соответствует качеству. Чем больше человек занят решением научных проблем, тем больше лицензионных разработок, на покупку которых тратят валюту корпорации и фирмы США, Японии, Европы, Азии.

Объяснение простое — наукоемкость современных инновационных технологий и конструкций все время увеличивается. Для решения сложных проблем требуется не только ум ведущих академиков и руководителей тематики, но и свежие мысли, взгляд со стороны.

Часто неординарные решения предлагают молодые специалисты, которые и должны составлять основную массу научных сотрудников.

Из юмора физиков: «Как вы сделали это изобретение? — Все знали, что это сделать нельзя, а я не знал!»

И из большого числа тех, кто проявит соответствующие способности, защитит диссертацию, появляются ученые нового поколения, развивающие науку на новом уровне.

Переориентация

на новые условия

На момент провозглашения самостоятельного государства экономика Украины входила в десятку развитых экономик мира. Однако вопреки всякой логике основа дальнейшего развития — научные и инновационные исследования — не были включены в сферу интересов государства.

Государственное финансирование как основное условие успешного развития науки сокращалось.

Стал исчезать и второй важный источник. Владельцы многих бывших государственных предприятий, которые еще несколько лет продолжали держать высокий уровень за счет созданного ранее, накопленного инновационного потенциала, прекратили спонсировать научные исследования, необходимые для создания новых технологий. То, что такая ситуация отбросит Академию наук Украины с передовых позиций, говорили многие.

НАНУ располагает известными в мире центрами науковедения. Изучением научно-технического потенциала занимаются также в университетах, межведомственных советах. Еще в начале 1990-х годов ситуацию проанализировали, и были предложены оптимальные пути выхода из создавшегося положения, разработаны способы выживания.

О высоком уровне работ нашей академии можно судить хотя бы по тому, что ведущая в мире компания по турбостроению с мощной научно-исследовательской базой Pratt Whitney не только купила технологии производства турбины, но и предложила организовать совместную фирму, а также построила для ИЭС им. Е. О. Патона специальный семиэтажный корпус. Это ли не доказательство создания в НАНУ технологий, превышающих мировые достижения?

А в Китае, скупившем в постсоветских странах целые заводы, создан совместный Институт «Гуанджоу — Патон». При НАНУ сформированы сотни совместных с зарубежными предприятиями НИИ, КБ, фирм и заводов.

Однако они, так же как и хозяева украинской промышленности, не стремятся инвестировать в фундаментальные исследования и проекты будущей техники. Между прочим, значительная доля этих доходов, грантов и других академических заработков исчезает в «закромах казны». Но без достаточного государственного финансирования опережающие прорывные открытия и решения обеспечить проблематично.

Уровень мировых

заказов

Сегодня наука Украины востребована НАТО, сотрудничающим с Украиной в рамках программы «Наука ради мира и безопасности».

Задачами программы, созданной в 1958 г., является: «п. 2. Содействовать выполнению миссий и операций под руководством НАТО; п.3. Содействовать развитию передовых технологий, связанных с решением проблем безопасности». Но даже такой солидный коллективный могучий заказчик не ставит перед учеными Украины сложных наукоемких задач, требующих фундаментальных решений и, естественно, хороших финансовых затрат.

В этом можно убедиться, если ознакомиться с материалами Special Edition — NATO SPS Science Day in Kyiv — The NATO Science for Peace and Security Programme от 27.05.2016 г.

А ведь есть такие задания, которые давно решены, для других — уже выполнены фундаментальные исследования.

Так, например, если взять упомянутый «Спеціальний випуск. Інформаційний день науки за програмою НАТО НМБ у Києві», то увидим, что на стр. 18 в разделе «Титанова броня з градієнтною структурою: передова технологія для виробництва» написано: «Започаткований у 2015 р. даний проект має на меті розробку новітньої технології виробництва високостійких і легких титанових бронематеріалів, що можуть захистити від балістичних загроз».

Еще в 2011 г. академик Николай Новиков писал: «По заданию правительства разработали и реализовали на опытном заводе Института эффективную технологию спекания ударостойкого материала — алтинита, не имеющего аналогов в Европе, для защиты броневой техники и изготовления бронежилетов, используемых в вооруженных силах страны. Пластины непробиваемы автоматной очередью с расстояния 5—10 метров. Изготовленные нами 275 тыс. пластин по заказу Минобороны спасли жизнь тысячам солдат в Афганистане».

Однако украинские бизнесмены почему-то считают, что импортировать чужие достижения выгоднее. Так, 20 июля этого года радио и телевидение сообщили об «успешной покупке в Канаде систем управления для самолетов Киевского авиазавода». Но ведь уже в 1980-х годах НИИ «Квант» в Киеве создал радиолокационные системы всех типов любого назначения.

Разработаны впервые в мире и до сих пор не превзойдены радиолокационные системы с фазированной антенной решеткой для оснащения крупнейших авианосцев, позволяющие прощупывать морское и воздушное пространство на сотни километров вокруг. «Квант» разработал танковые системы управления и надежную систему ПВО. Это достижение выше мирового уровня в начале 2000-х годов кто-то из Украины успешно продал за границу. И тут вдруг... победное сообщение о приобретении вряд ли лучших аппаратов.

Сравнительно недавно в ИЭС им. Е. О. Патона обратилась компания Green Feel Energy (Великобритания) по добыче термального тепла. Ей нужно было приваривать в трубах диаметром 109 мм на глубине 200 м донышки — заглушки. Требовалось создать специальный миниатюрный сварочный автомат, подвести большой сварочный ток, подать электродную проволоку, обеспечить устойчивое горение дуги и плавление специальной стали в необычной среде — горячей грязи.

Никто в мире не брался решить такую проблему. В ИЭС еще в 1969 г. по заказу ВМФ СССР была разработана сварка и резка под водой. И вот, используя результаты фундаментальных исследований и открытий, сейчас удалось создать уникальные материалы, оборудование и технологию.

Много лет передовая наука занимается фуллеренами, наночастицами. В одном из важнейших направлений — электронно-лучевом испарении и формировании новых материалов с требуемыми свойствами ИЭС им. Патона с начала 1960-х годов занял ведущее место в мире. Работы засекречивали, так как новые технологии давали колоссальный эксплуатационный эффект для таких изделий, как ракеты, турбины, корабли и др. Естественно, в то время государство денег на такие работы не жалело.

Понимая, что именно покорение наночастиц станет основным толчком к новому витку развития цивилизации, высокоразвитые и развивающиеся страны вкладывают в это направление значительные средства. Все правительства как будто тоже участвуют в этой гонке за первенство.

Как будто — потому что средств для проведения полномасштабных исследований явно недостаточно. Как и положено для мозгового штурма, так же, как и в других странах, проблему новых суперперспективных технологий решают ученые многих областей и направлений: физики, металловеды, биологи, медики и др. А финансирование? На покупку одного современного микроскопа надо экономить несколько лет.

Без достаточного государственного финансирования опережающие прорывные открытия и решения обеспечить проблематично. И пустые призывы к реконструкции, ревизии, вмешательству, к работам на мировом уровне не остановят окончательное уничтожение науки в нашей стране.

Как преодолеть кризис

При проведении реформ стоит помнить, что с середины прошлого века НАНУ и отраслевые институты занимали ведущее место в решении проблем научно-технического прогресса, а многие украинские научные разработки и инновационные технологии были выше мирового уровня и приносили значительный доход государству.

Но интенсивное развитие и наибольшие успехи были достигнуты при правильном отношении государственной власти и существенной финансовой поддержке.

Недостаточное государственное финансирование фундаментальных научных исследований ведет к потере Украиной позиций одной из ведущих научных держав мира.

Как ни парадоксально, но ориентация ученых на работы мирового уровня в принципе ведет к отставанию от передовых достижений! Настоящие, творчески работающие ученые во все времена больше других были заинтересованы раскрывать тайны природы и создавать инновационные технологии. Поэтому не следует использовать Нобелевские премии, индексы публикаций, цитирования, патентования и т. п. для оценки состояния науки и деятельности научного сообщества.

А вот количество проданных лицензий в условиях современных и глобальных рыночных отношений является объективным критерием успешной деятельности ученых.

Но самый важный вывод — основой для принятия решений о реорганизациях науки Украины должны быть предложения самих ученых.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Выпускники вузов не хотят работать по специальности

Они учились ради «корочки», а нужные навыки приобретали в процессе работы или...

Прощай, забой! Гуд-бай, мореходка!

Проблема не в профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных...

Сдутый сектор

Европейские финансисты не уверены в стабильности украинской валюты и не знают, каким...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Израиль и США действуют в одном ключе: без преференций не будет и компромиссов

Дрон — «скорая помощь» готов к вылету

Беспилотные летательные аппараты способны не только доставлять пиво, продукты и...

Восстание Васила

«Верните торговлю с Россией!» — с таким призывом обратились к Президенту...

Покажи свое IT

Все стали перепечатывать новости о масштабной акции протеста «Гройсман, не кошмарь...

Хозяйка железной горы и марганцевых руд

Занимая немногим более 5% территории Украины, Днепропетровская область может по праву...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Ivan Kovalets
31 Августа 2016, Ivan Kovalets

Факты изложены интересные, но их интерпретация и выводы недалеки от демагогии. При всех заслугах то, что Патон не ушел 10-15 лет назад - большой промах и его, и всей академической системы. Может быть и верно, что ученые должны сами себя реформировать, но с оговоркой: настоящие ныне действующие ученые. А процент таковых мал как в целом по НАНУ (хорошо, если 25% наберется), так и среди академиков.

- 0 +
Сергей Дибровец
27 Августа 2016, Сергей Дибровец

В статье многое правильно. К сожалению только Б. Е. Патону в предыдущие десятилетия приходилось защищать науку от "своих" бюрократов, а не от заокеанских оккупантов (объективно обязанных стремиться разрушить нашу науку и образование) и их приказчиков во властных структурах.

- 1 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка