Нам Галиндез обязательно приснится...

26 Апреля 2016 5

Украинская станция «Академик Вернадский» на острове Галиндез; на дальнем плане видны горные вершины соседнего Антарктического полуострова — западной оконечности ледового континента

На минувшей неделе — в среду, 20 апреля — в Киеве, в большом конференц-зале Министерства образования и науки, состоялась торжественная церемония встречи и приветствия 20-й украинской антарктической экспедиции, вернувшейся домой после завершения годичной (2015—2016) зимовки на нашей станции «Академик Вернадский».

Участники этой экспедиции прилетели в столицу Украины тремя днями ранее — в воскресенье, 17 апреля, а понедельник и вторник (18 и 19 апреля) были у них заполнены обязательным после зимовки всесторонним медобследованием состояния здоровья, проводившемся в Институте медицины труда, — для сравнения с годичной давности данными проведенного там же предэкспедиционного обследования (забегая вперед, отметим, что все вернулись в добром здравии).

Возвращение после юбилейной пересменки

В терминале «Д» международного аэропорта «Борисполь» встречать прилетевших из юбилейной — двадцатой по счету — экспедиции приехали родные и близкие полярников — их жены, матери и дети, руководство Национального антарктического научного центра и сотрудники НАНЦ, а также немало коллег — из тех, кто зимовал на острове Галиндез в предыдущих украинских экспедициях (от первой до девятнадцатой) и по-прежнему верны прочным традициям антарктического братства. Среди встречавших полярников в аэропорту был и автор этих строк — корреспондент «2000», который, напомним читателям еженедельника, четыре года назад, в марте-апреле 2012-го, участвовал в антарктическом путешествии и в пересменке 16-й и 17-й экспедиций на станции «Академик Вернадский», — и многие зимовщики мне хорошо знакомы.

Во время выполняемых при пересменке на станции погрузочно-разгрузочных работ в них, невзирая на должности, участвуют все полярники; на переднем плане — начальник станции Виктор Лукьященко, для которого минувшая зимовка на острове Галиндез стала пятой

...Наконец-то после завершения погранично-паспортного контроля, таможенных процедур и получения багажа в зале прилетов аэропортовского терминала появились восемнадцать участников экспедиции — двенадцать зимовщиков и шестеро сезонников. Начальник станции «Академик Вернадский» Виктор Лукьященко докладывает директору Национального антарктического научного центра Валерию Литвинову о благополучном завершении 20-й зимовки и выполнении программы исследований, а главный инженер НАНЦ Игорь Мороз, координировавший ротацию полярников на остове Галиндез, — об успешно проведенной, несмотря на трудности, пересменке 20-й и 21-й экспедиций и обеспечении станции всем необходимым для годичной зимовки.

Хлеб-соль — прибывшим полярникам. Цветы, объятия, поцелуи — теплые и сердечные атрибуты встречи после долгой разлуки.

В терминале аэропорта, а затем в автобусе по дороге в Киев и в самом городе корреспондент «2000» взял несколько эксклюзивных экспресс-интервью у участников экспедиции — зимовщиков и сезонников, что сложилось в мозаику общей картины большой и важной для отечественной науки работы в Антарктике украинских специалистов различного профиля.

Преодолевая льды и непогоду антарктической осени

— Пересменка 20-й и 21-й экспедиций на станции «Академик Вернадский», — рассказал мне главный инженер НАНЦ Игорь Мороз, — происходила довольно напряженно, в трудных условиях, связанных с тем, что апрель в Антарктиде — это уже глубокая осень. Тамошняя природа в этот раз оказалась к нам весьма неприветливой, преподнеся непогоду с сильным ветром, вызывавшим изрядное волнение в акваториях, омывающих берега острова Галиндез, и сложную ледовую обстановку в проливах, разделяющих Аргентинские острова (Галиндез — один из этого архипелага).

Зафрахтованное судно «Ушуая», тремя сутками ранее вышедшее с участниками 21-й экспедиции и её грузами из порта Ушуая на крайнем юге Аргентины, во второй половине дня 5 апреля приблизилось к нашей станции.

— В тот же день к вечеру, — продолжает Игорь Владимирович, — мы успели, используя моторные лодки-»зодиаки», доставить с судна на берег прибывших для предстоящей зимовки полярников и некоторую часть привезенных продуктов питания. Однако усилился ветер, который в проливе Мик невдалеке от станции подогнал большой айсберг довольно близко к тому месту, где находилось судно, что угрожало его безопасности. Поэтому, учитывая штормовую непогоду и ледовую обстановку, капитан «Ушуая» вечером 5 апреля принял решение увести судно от острова Галиндез в более тихое место акватории.

Из-за такой неприятной ситуации с погодными и ледовыми условиями, продолжавшейся и на следующий день, 6 апреля, всё еще не была завершена доставка на станцию привезенных грузов. Кроме того, требовалось, как всегда, доставить с острова на судно заранее подготовленные на станции спрессованные в тюки твердые отходы, скопившиеся за год зимовки, и закрытые металлические бочки с отработанными остатками смазочных материалов: всё это — в соответствии со строгими правилами, установленными международным антарктическим сообществом, подлежит обязательному вывозу из Антарктиды для последующей утилизации.

А главное — ни 5-го, ни 6-го апреля не было возможности подвести судно как можно ближе (насколько позволяют глубины) к острову Галиндез в районе станции и, поставив «Ушуая» на якорь и закрепив судно дополнительно канатными растяжками, завести с берега шланг и по нему перекачать в береговой бак из танков (резервуаров) судна 150 тонн дизельного топлива, без которого дальнейшее функционирование «Академика Вернадского» и жизнедеятельность персонала станции были бы нереальными.

Главный инженер Национального антарктического научного центра Игорь Мороз, координирующий пересменку экспедиций на украинской станции «Академик Вернадский» и обеспечение модернизации ее технического оборудования, в свободное от работы время побывал в одной из двух колоний аборигенов Галиндеза — обитающих на этом острове пингвинов дженту

— Только на третий день, 7 апреля, когда погода стала чуть спокойнее, — говорит главный инженер НАНЦ, — удалось подвести судно к нужному месту и, закрепив его в неподвижном положении, начать перекачку топлива, закончив к вечеру эту операцию. Параллельно с помощью моторных лодок осуществлялись грузовые ходки в обе стороны, которые смогли завершить лишь в начале третьего ночи. К тому времени мы уже знали о предстоящем ухудшении погоды и ледовой обстановки, из-за чего судно должно было утром 8 апреля уйти от острова Галиндез на север — в обратный путь.

Поэтому — по причине дефицита времени — было принято решение отказаться от традиционной церемонии митинга персонала двух экспедиций, обычно проводимого на площадке у флагштока. В пять часов утра 8 апреля — после того, как начальник станции в 20-й зимовке Виктор Лукьященко и начальник станции в 21-й зимовке Николай Старинец подписали акт сдачи-приемки «Академика Вернадского», — в столовой на втором этаже главного здания в шестом часу утра состоялось сокращенное по времени праздничное застолье. Обычно такое мероприятие пересменки происходит в обед, а тут это стало чем-то вроде очень раннего завтрака. Для него оба повара — опытный полярник полтавчанин Василий Омельянович и его сменщик — антарктический «перворазник» Александр Дзюблик из Черкасс — вовсе не ложились спать в ту ночь после того, как от причала станции ушел к судну в завершающий рейс «зодиак» с бочками остатков отработанных смазочных материалов.

— Мы с моим коллегой по кулинарной профессии, — рассказал мне Василий Омельянович, — отложили отсыпание «на потом» и, завершив участие в погрузочных работах, перешли на кухню, где занялись приготовлением всяческих вкусностей к раннему праздничному завтраку.

— Около семи утра все отплывавшие в обратный путь были уже на борту «Ушуая», — говорит Игорь Мороз, — и вскоре судно, подняв якорь, оставило за кормой остров Галиндез и взяло курс на север.

Правда, на этом трудности, которые в тех краях пришлось преодолевать, не закончились. Один из участков маршрута плавания, по которому обычно следует судно, — пролив Лимэйр, проходящий между Антарктическим полуостровом и группой островов в том регионе Западной Антарктики, оказался заблокирован айсбергами, а потому пришлось разворачивать «Ушуая» и выбирать другой, не забитый льдами путь — по находящемуся несколько западнее Французскому проливу.

Далее судно за двое с небольшим суток пересекло широкий (более тысячи километров) пролив Дрейка, соединяющий Тихий и Атлантический океаны и отделяющий Антарктиду от южной оконечности Южной Америки. На этот раз пролив Дрейка, известный как самый штормовой район Мирового океана, смилостивился над возвращавшейся 20-й экспедицией: волнение не превышало «всего лишь» трех — четырех баллов (например, в 2012-м, когда корреспонденту «2000» на судне «Поляр Пионер» довелось дважды пересекать этот вечно бурлящий пролив, там бушевал 9-балльный шторм — в одну сторону и 7-балльный — на обратном пути).

Пройдя затем несколько тысяч миль по океанским просторам Атлантики, судно «Ушуая» 15 апреля зашло в аргентинский порт Мар-дель-Плата. Оттуда участники 20-й украинской экспедиции автобусом переехали в столицу Аргентины. Там началась воздушная часть маршрута возвращения на рейсовых авиалайнерах: Буэнос-Айрес — Стамбул (16 апреля) и Стамбул — Киев (17 апреля).

Летнее топливо сами превращаем в зимнее — на станции

Доставка на остров Галиндез разнообразных продуктов питания, снаряжения и прочих грузов, привозимых судном для станции «Академик Вернадский», осуществляется на моторных лодках, а разгрузка — с помощью установленного на причале крана и мускульной силы полярников

— В ходе нашей годичной (с апреля 2015-го по апрель 2016) вахты на острове Галиндез, — рассказал мне начальник станции «Академик Вернадский» в зимовке 20-й экспедиции Виктор Лукьященко, — были не только выполнены планы фундаментальных и прикладных научно-исследовательских работ по украинской государственной программе, но и проведен ряд исследований по тематике международного сотрудничества с партнерами из Польши, США, Аргентины, Австралии.

Завершившаяся зимовка была для Виктора Дмитриевича уже пятой: до этого по году трудился в Антарктиде в 7-й, 9-й, 15-й и 17-й экспедициях. По профессии он геофизик-сейсмолог, ранее работал по этому же профилю в Главном центре специального контроля Государственного космического агентства Украины, расположенном в Макарове на Киевщине, а затем перешел работать в Национальный антарктический научный центр. И в Макарове, и в пяти антарктических экспедициях Лукьященко занимался сейсмоакустическим мониторингом — с помощью высокочувствительной аппаратуры, позволяющей фиксировать колебания, происходящие даже на очень больших расстояниях, — как природного характера (землетрясения), так и техногенные (например, те или иные взрывы).

Геокосмические исследования, в том числе радиозондирование ионосферы, вёл на станции харьковчанин Богдан Гаврилюк из Радиоастрономического института Национальной академии наук Украины, также в пятый раз зимовавший в Антарктиде. А его коллега — сотрудник НАНЦ геофизик-киевлянин Юрий Отруба (на 20-ю экспедицию пришлась его четвертая зимовка на Галиндезе) сосредоточился на геомагнитных исследованиях.

Регулярные гидрометеорологические наблюдения, результаты которых по несколько раз в сутки передаются как в Киев, так и во Всемирный центр данных, осуществляли на станции двое метеорологов — одессит Александр Зулас из Гидрометцентра Черного и Азовского морей (он трижды зимовал на «Академике Вернадском») и впервые попавший в Антарктиду в 20-й экспедиции киевлянин Сергей Разумный из Центральной геофизической обсерватории.

Наземную и морскую флору и фауну того региона изучали в минувшей зимовке двое биологов — научный сотрудник Житомирского областного краеведческого музея Николай Весельский (второй раз зимовал в Антарктиде) и львовянин Павел Хоецкий — профессор из Национального лесотехнического университета (для него это была первая антарктическая зимовка).

Врачом в 20-й экспедиции работал впервые попавший в Антарктиду Николай Малютенко. Он — опытный медик, имеющий в активе без малого три десятилетия врачебной практики. Николай Михайлович родом из Луганска, однако в связи с известными событиями, происходящими на востоке Украины, вынужден был уехать в Харьков, где работал врачом-анестезиологом и реаниматологом в Центре экстренной медицинской помощи и медицины катастроф. Там лечил и наших воинов, действовавших в зоне АТО. А на станции «Академик Вернадский» Малютенко, помимо своих врачебных функций (приходилось лечить, в основном простудные заболевания, ушибы и другие травмы и даже заниматься стоматологией), вёл также медико-физиологические научные исследования.

Уже пять антарктических зимовок теперь на счету харьковчанина Павла Силина, причем в трех из них (в 4-й, 7-й и 15-й экспедициях) он — сотрудник Радиоастрономического института НАНУ — осуществлял геофизические исследования, а еще в двух (17-й и 20-й) выполнял функции системного администратора средств связи.

Впервые попал в Антарктиду киевлянин Антон Омельченко, в зимовке 20-й экспедиции работавший механиком и электриком, обеспечивая исправность разнообразного технического оборудования станции. Кстати, Антон Александрович — правнук того самого легендарного Антона Омельченко из Полтавской губернии, который в далеких 1911-1912 годах участвовал в британской антарктической экспедиции Роберта Скотта, где в ее береговом отряде выполнял обязанности конюха, заботясь о привезенных туда лошадях.

Сытным, вкусным и разнообразным питанием обеспечивал полярников уже упоминавшийся нами Василий Омельянович, для которого зимовка в 20-й экспедиции стала третьей. В его высокой профессиональной квалификации гармонично сочетаются практический опыт и солидная теоретическая подготовка (в 2010-м он, завершив обучение в Полтавском университете потребительской кооперации, получил квалификацию бакалавра по пищевым технологиям).

Заботы об энергетическом сердце станции — ее дизелях, сопряженных с генераторами, — лежали на инженере-дизелисте Юрии Лишенко (он из Харьковской области), в 20-й экспедиции во второй раз зимовавшем на «Академике Вернадском» и, как и в 16-й, надежно обеспечивавшем бес¬перебойную работу своего хозяйства.

Между прочим, то дизтопливо, на котором работали дизеля в 20-й экспедиции и ныне они работают в 21-й, — это, как рассказали мне Игорь Мороз и Виктор Лукьященко, летнее топливо, поскольку зимнее в Аргентине (где заправляется зафрахтованное судно) вообще не производится и не продается. Но выход из сложившейся ситуации все же был найден: украинские зимовщики прямо на станции превращают обычное летнее дизтопливо в зимнее. Для этого в маршрут его подачи по трубам из большого станционного бака к дизельной полярники включили дополнительные ёмкости, в которых добавляют в топливо имеющиеся на станции соответствующие присадки, благодаря чему оно в зимние холода не густеет и сохраняет рабочие кондиции.

...Кроме зимовщиков, на станции в течение трех месяцев работали и несколько сезонников, заброшенных туда в январе нынешнего года попутным судном. Так, киевлянин Иван Парникоза из Института молекулярной биологи и генетики НАНУ вел биологические исследования на суше. А биолог Андрей Утевский из Харьковского национального университета имени Каразина изучал тамошнюю морскую фауну в окрестных акватория под водой, спускаясь на разные глубины в гидрокостюме с аквалангом. Результаты этих наследований, как и аналогичные данные, собранные в нескольких предыдущих экспедициях, должны лечь в основу наших научных предложений по организации в районе архипелага Аргентинских островов одного из «морских охраняемых районов» — своего рода заповедных зон, животный и растительный мир которых будет оберегаться по соответствующим международным правилам.

А сотрудник Института электросварки имени Е.О.Патона НАНУ Юрий Посыпайко не только визуально, но и с помощью специальной контрольной аппаратуры обследовал топливный бак на острове Галиндез — и убедился, что этот резервуар по-прежнему в хорошем состоянии и что угрозы протекания топлива нет, а значит и с экологией там всё в порядке.

Этот большой бак вмещает около двухсот тонн дизтоплива, предназначенного для работы дизелей станции «Академик Вернадский»; нарисованные на стенке бака пальмы, которых на антарктическом острове, конечно же, нет, — это живописная шутка украинских полярников

Праздники на острове: делу время, потехе час

Понятно, что, хотя основная часть жизни и деятельности двенадцати зимовщиков 20-й экспедиции была посвящена многогранной работе на антарктическом форпосте отечественной науки, но, как говорится, делу время, а потехе час.

В течение годичной зимовки там было немало праздничных дней. Среди них — и общие: Новый 2016-й год (его на станции «Академик Вернаский», находящейся в Западном полушарии нашей планеты, украинские полярники встречали дважды — сперва по киевскому времени, а затем, через пять часов — по местному), Рождество, Пасха, День независимости. Ну и, конечно же, самый-самый праздник на всех антарктических станциях разных стран — Мидвинтер (в переводе с английского — «середина зимы»), отмечаемый 22 июня (в день, когда в Южном полушарии самый короткий день и самая длинная ночь).

— В зимовке 20-й экспедиции, — рассказывает начальник станции Виктор Лукьященко, — хотя почти вся акватория вокруг острова Галиндез была покрыта льдом и лишь в одном месте у берега оказалась небольшая полынья, тем не менее «мидвинтеровский» ритуал выполнялся полностью и включал купание всех в холоднющей морской воде (ее температура — минус 1,5 градуса по Цельсию, форма одежды — лишь плавки и обязательно галстук, а после таких бодрящих водных процедур — согревание глинтвейном (горячим вином) и праздничный обед.

Были, разумеется, и персональные праздники: за год зимовки каждого из двенадцати ее участников товарищи сердечно поздравляли с днем рождения. И первым из именинников оказался начальник станции Виктор Лукьященко: 20 апреля 2015-го он отметил там свое 58-летие (а уже в Киеве — как раз тогда, когда 20 апреля 2016-го происходила официальная церемония встречи 20-й экспедиции, ему исполнилось 59).

С гитарой в баре станции — дизелист из Харьковской области Юрий Лишенко, создавший и на пересменке исполнивший задушевную песню об Антарктиде и ее исследователях, ставшую неофициальным гимном наших полярников, которые работают на острове Галиндез

Трое из зимовщиков отпраздновали в Антарктиде свои юбилейные даты. Двое принимали поздравления с 30-летием — одессит Александр Зулас (21 июля 2015-го) и киевлянин Юрий Отруба (23 января 2016-го). А львовянин Павел Хоецкий отметил на станции в кругу коллег 50-летний юбилей (25 сентября 2015-го).

И еще об одном эмоционально-лирическом аспекте антарктической одиссеи обязательно хотелось бы рассказать. Упоминавшийся уже дизелист Юрий Лишенко занимался на станции не только непосредственными служебными обязанностями. Еще в своей первой зимовке в 16-й экспедиции он создал задушевную песню об Антарктиде и о том, что влечет туда ее исследователей. Ту песню, ставшую своеобразным неофициальным гимном наших полярников, работавших на станции «Академик Вернадский», мне впервые довелось услышать в 2012-м во время пересменки 16-й и 17-й экспедиций — в исполнении Лишенко под аккомпанемент его гитары, которому подпевали его коллеги. Тогда же по моей просьбе Юрий Юрьевич переписал мне полный текст этой трехкуплетной песни. Но, поскольку размер газетной публикации ограничен, приведу здесь лишь припев, заключительная строчка которого вынесена в заголовок сегодняшнего репортажа в «2000»:

Об антарктической звенящей тишине
Забывать не стоит торопиться.
Лунной ночью да в родимой стороне
Нам Галиндез обязательно приснится.

Наверняка остров Галиндез еще не раз приснится многим из тех, кто хоть раз побывал в том удивительно завораживающем антарктическом краю, — и их снова и снова неудержимо тянет туда…

А что же будет дальше?

На торжестве в Киеве, посвященном возвращению в Украину 20-й антарктической экспедиции, ее участников приветствовали министр образования и науки Лилия Гриневич и ее заместитель (ведающий наукой) Максим Стриха, первый вице-президент Национальной академии наук Украины академик Антон Наумовец, директор НАНЦ Валерий Литвинов, председатель научно-технического совета «Антарктика» академик Петр Гожик, другие ученые, представляющие академическую, отраслевую и вузовскую науку, ветераны антарктических экспедиций. Состоялось и вручение памятных знаков, посвященных 20-летнему юбилею проводимых Украиной исследований в Антарктике.

На праздничной церемонии были оглашены адресованные участникам 20-й экспедиции три приветствия — от Президента Украины Петра Порошенко, от Премьер-министра Владимира Гройсмана и от Председателя Верховной Рады Андрея Парубия.

Публично продекларированные внимание к украинским исследователям Антарктики и слова поддержки их от разных ветвей государственной власти, конечно же, не могут не радовать. Но, право же, очень хотелось бы и воплощения этих приветствий и пожеланий в конкретные дела, которые были бы направлены на существенное улучшение госбюджетного финансирования (не только по выделяемых суммам ассигнований, но и по срокам их предоставления) и материально-технического обеспечения антарктических экспедиций, и утверждение законодательной базы для этой весьма важной для нашей науки деятельности.

Выпускники вузов не хотят работать по специальности

Они учились ради «корочки», а нужные навыки приобретали в процессе работы или...

Прощай, забой! Гуд-бай, мореходка!

Проблема не в профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных...

Сдутый сектор

Европейские финансисты не уверены в стабильности украинской валюты и не знают, каким...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка