Нужен ли Украине Минздрав

№21(773) 27 мая — 2 июня 2016 г. 26 Мая 2016 4.7

Давно нет Богатыревой в Украине, но ее дело живет и побеждает, Игорь КОНДЕНКО

Мне много лет, большинство из которых я проработал в здравоохранении, в том числе тесно сотрудничая с Минздравом. Помню, что во времена УССР и в период становления независимой Украины в министерство приглашали лучших специалистов из разных областей здравоохранения.

Поэтому сюда (тем более что учреждение не отгораживалось от посетителей охранниками, пластиковыми стенками) всегда можно было зайти посоветоваться, обсудить важные вопросы, получить помощь.

В последние годы в Минздраве по разным причинам собраны случайные люди, большинство из которых — непрофессионалы, а руководство ведомства вообще не имеет медицинского образования.

К Минздраву всегда было приковано внимание общества, но сейчас интерес этот особенный, поскольку до сих пор так и нет министра. Попробую высказать свой взгляд на некоторые аспекты истории этого министерства, проблемные вопросы деятельности и пр. Как и любой автор, я субъективен, но являюсь носителем информации, о которой, возможно, уже никто и не помнит.

С 1976-го по 1979 г. мне пришлось поработать в Винницком областном отделе здравоохранения. Тогда мне повезло познакомиться и поговорить с Борисом Васильевичем Петровским — блестящим хирургом, министром здравоохранения СССР. Также знал я А. Е. Романенко, хорошего министра, но «испачкавшегося» в Чернобыльской трагедии, был знаком и высоко ценил первого министра здравоохранения независимой Украины Ю. П. Спиженко. Мне довелось две каденции пробыть главным специалистом Минздрава, поэтому, помимо Спиженко, случалось лично общаться с министрами В. И. Мальцевым, А. И. Сердюком, В. Ф. Москаленко, А. В. Пидаевым, М. Е. Полищуком, Ю. В. Поляченко, В. М. Князевичем, А. В. Онищенко, президентом АМН А. Возиановым. Их сложно разделять на плохих или хороших, все они были людьми системы, которая никогда в Украине не была доброй к людям.

Можно, однако, сделать несколько выводов. Во-первых, попытки сделать из крупных ученых министров здравоохранения ни в Советском Союзе (Б. Петровский, Е. Чазов), ни в независимой Украине (В. Бобров, Н. Полищук) не завершились ничем хорошим. Хотя, наоборот, практически все министры здравоохранения очень быстро «остепенялись». Эта «наукомания», основанная на невежестве в соответствующей специальности, распространилась и на президентов, парламент, Кабмин. Иначе как позором для страны и дискредитацией науки в Украине это не назовешь.

Естественно, всех ошибок в деятельности МЗ не упомнишь, ибо несть им числа. Свидетельство этому — постоянно ухудшающаяся ситуация в здравоохранении. Нужно ли это доказывать? Например, найдите доказательства существования сельского здравоохранения. Уничтожены или доведены до убожества сельские участковые больницы, амбулатории, ФАПы, деградировали центральные райбольницы (ЦРБ), пропали, выкуплены или перепрофилированы местные санатории, тубдиспансеры и т. д. Помню, как министр Б. Петровский убеждал всех, что мы должны избрать такую (кажется, чешскую) модель здравоохранения, при которой создаются мощные многопрофильные ЦРБ, в сельских врачебных амбулаториях сидят хорошо обученные и финансово мотивированные доктора, из сел к ним ведут заасфальтированные дороги, в достатке санитарные машины и т. п.

И где теперь дороги, автомобили, да и сами села из той коммунистической сказки? Если раньше сельский врач был достаточно обеспеченным человеком — помимо доходов от медицины, вел собственное хозяйство, его «не обижал» колхоз или совхоз, то теперь покажите мне зажиточное село, не дышащую на ладан больничку или не гиперпенсионера врача, уцелевшего тут?

Понимаю, что во всем этом вина не только Минздрава, но и всех ветвей нашей многолетней власти, но как можно было допустить строительство семейной медицины, начав его не из села «вверх», а «вниз» из городов, где хорошо справлялись участковые врачи? МЗ инициировал переквалификацию зрелых врачей (терапевтов, педиатров, ЛОР, хирургов и пр.) в семейные, поломав им жизнь, карьеру и так и не создав из них настоящих семейных врачей. В какие сотни миллиардов, помимо искалеченных судеб, это обошлось? Не будет семейных врачей и из нынешних выпускников, если им не дать многократно обещанного материального стимула, определенное оснащение, транспорт. Попутно можно посмеяться над тем, что за 10—15 минут неотложная помощь якобы будет доезжать до больного, где бы он ни находился, о чем недавно провозгласил МЗ. Но ведь не до смеха.

Последней грубейшей ошибкой Кабмина стала ликвидация санэпидслужбы. Да, она была коррумпированной, мешала бизнесу, участвовала в криминальных схемах и пр., но боюсь, что мы вскоре увидим трагические последствия, к которым приведет отсутствие санитарно-эпидемиологического контроля, от которых не спасут наше общество никакие заменители этой институции.

В проблемах с лекарственным обеспечением населения, по-моему, до сих пор так и не разобрались ни общественные организации, ни журналисты. Друзья, Минздрав закупает и распределяет только небольшую часть иммунобиологических лекарственных препаратов (ЛП) — противотуберкулезных, онкологических, вакцин и т. п. Да, в министерстве всегда были нечисты на руку, но главная проблема ведь не в этом, а в тех ЛП, которыми лечится основная масса населения. Лечится за свой счет амбулаторно и в стационарах. Об этом как-то и не говорится, хотя на кону ежегодно до 100 млрд. грн. Ведь не случайно шла многолетняя возня по переделу полномочий между Государственной службой лекарственных средств, Экспертным центром МЗ, управлением фармацевтической деятельности и качества медицинской продукции МЗ (названия их постоянно меняются), раз в полгода-год сменялись их начальнички.

В Украине, констатируем, весьма мощная фарминдустрия. Ее продукция составляет свыше 70% всех потребляемых нашим населением ЛП (остальные завозятся из-за рубежа). Естественно, что на этот лакомый кусок через вышеуказанные структуры всегда хотелось «наложить лапу» парламенту, Кабмину или отдельным лицам. И делалось это привычными для нашей страны методами через лицензирование, экспертизы, проверки, постоянно меняющиеся требования. Возможностей придраться здесь невероятно много, поэтому и конкуренция между якобы государственными службами всегда была отчаянной. Они то входили в состав МЗ, то отсоединялись, то переименовывались и пр. И когда общественники и журналисты обрушиваются на Минздрав по поводу грехов с закупками ЛП, у меня это вызывает улыбку.

Станьте на минутку гражданином Украины, который хочет получить лицензию на производство лекарственного препарата, и попробуйте зарегистрировать и перерегистрировать его (уходят многие месяцы и колоссальные средства), уследить за постоянными новациями, бесконечно спускаемыми сверху под формально правильными лозунгами о европейских требованиях, борьбой с фальсификатом, многократно провести экспертизы и исследования исключительно в лицензированных лабораториях по заоблачным ценам. Но ведь потом все обязательно закладывается в цену ЛП, которая берется из кармана наших людей! Те же, кто порождает это, вместо отмены НДС на ЛП, ревизии ценообразования в вышеуказанных инстанциях обычно находят корень зла в аптеках, дистрибьюторах и т. п.

Мою должность главного специалиста по аллергологии министр Р. Богатырева ликвидировала после того, как устала от моих статей и писем о несправедливой регистрации аллергенов чешского предприятия «Севафарма». Я был основателем отечественного производителя препаратов аллергенов «Иммунолог», крайне нужного стране, ибо у нас даже сейчас есть до 9 млн. больных аллергией. Давно нет Богатыревой в Украине, но ее дело живет и побеждает, ибо его подхватили «спонсируемые» инофирмами «ходоки» с учеными степенями и без. Украинский производитель не боится конкуренции, если бы не дискриминация при регистрации и перерегистрации (в 10 раз дешевле для инофирм) или прямые действия МЗ по уничтожению отечественного производителя. Только так эти «европейцы» могут победить.

И не нужно свято верить в порядочность всех инофирм, которые через главных специалистов Минздрава, чиновников, лоббистов-ученых научились «выжигать вокруг себя землю» в Украине, тем более что бюджет некоторых из них равен бюджету нашей страны. Сейчас правительство повелось на идею запускать в страну инофирмы по сути без лицензирования, удовлетворяясь документами Европы или США. Но вот в бытность очень толкового руководителя Гослекинспеции А. Соловьева одна из выездных проверок установила, что препараты для бывших стран СССР производятся не на задекларированных линиях с сертификатом GMP (международно признанный уровень), а на весьма сомнительном оборудовании, которое не прошло бы лицензирования и во времена Авиценны.

Уверен, что для Европы, США мы еще долго будем аборигенами, вторым сортом. Хотя это мы сами за посулы, долю малую, просто по глупости за 25 лет деиндустриализировали страну, научились торговать, а не производить, просить, а не зарабатывать. Да, кое-кто на этом крепко разбогател, а для остальных Европа, как линия горизонта, недостижима. И среди 90% бедных в Украине, о которых говорит ВОЗ, большинство наших медиков.

Зная кухню отечественного фармрынка, уверен, что производители отечественных ЛП, получив от государства небольшие преференции или реимбурсацию (государственную компенсацию части стоимости), могли бы существенно снизить цены на собственные ЛП, учитывая войну и экономическое положение в стране. Государству это обошлось бы гораздо дешевле, нежели, скажем, содержание больницы «Феофания». Но в руководящую голову это не придет, хотя, несомненно, одна из основных причин смертности нашего населения, особенно пенсионеров, это невозможность лечиться.

А для инофирм, дорого продающих свои брендовые и даже генерические препараты, уместно прислушаться к недавним требованиям 118 экспертов США в области онкологии: цена на онкопрепараты (равно как и на другие социально значимые ЛП) должна отвечать исключительно экономической ситуации в данной стране.

О лечении за рубежом (преимущественно для тех, кого не устроила «Феофания»): как только я стал главным специалистом МЗ, так и получил для заполнения соответствующие документы для направления на лечение за границу «особых лиц». Я отказал, отметив, что в Украине одни из лучших в мире аллергологов (искренне верю в это и сейчас), и больше ко мне с этим МЗ не обращалось. Но будьте уверены, у «бедного» Минздрава всегда найдутся средства для лечения нужных людей (это не касается атошников).

Сознательно не хочу писать о додипломной подготовке врачебных кадров, и не потому, что это компетенция не МЗ, а МОН, да и я приложил к этому руку в срок «свыше 35 лет». Но если, по общему мнению, начальная (теоретическая) подготовка будущих врачей в Украине на хорошем уровне, клиническая — на посредственном, то последипломная — на пещерном. В отличие от этого, кое-где за рубежом лечебные учреждения постоянно депонируют средства на повышение квалификации врачей, и каждый из них может поехать за этот счет на достаточно длительный срок на стажировку в любую клинику любой страны, тем самым подняв престиж и своего лечебного учреждения.

У нас же эпицентр последипломной подготовки — Национальная медицинская академия последипломного образования, традиционно лучшее (а в большинстве случаев единственное) место, где ты обязан месяц-два (чаще за свой счет) подучиться, потом сдать тесты, получить сертификат на категорию, которую, возможно, тебе присвоят впоследствии в местном управлении здравоохранения.

Да, в стране формально нет денег, тем более их нет в здравоохранении. Но в каждой специальности есть и будут лидеры (неважно, это ученые или врачи-практики), готовые поделиться знаниями с коллегами. Сейчас повсеместен скайп, не проблема задействовать и лучших зарубежных ученых для лекций на всю страну, но МЗ до этого не снизойдет. Кстати, как только мы стали независимыми, МЗ пообещал отдать вопросы повышения квалификации и аттестации в руки общественных организаций врачей (обществ, ассоциаций), но этот дряхлый воз и ныне там.

Не помню уже, в каденцию какого министра состоялась «чохом» передача научно-исследовательских институтов МЗ под юрисдикцию Академии медицинских наук (АМН). Думаю, это было служебным преступлением. Почему? Да потому, что юридически институты сняли с себя прямую ответственность за проблемы здравоохранения в стране. В институтах АМН (теперь НАМНУ) мне могут возразить: мы-де работаем на здравоохранение, оперируем, лечим, участвуем во всех мероприятиях МЗ. Но каждый директор института НАМНУ знает, что я прав. Достаточно прочитать нынешние приказы или распоряжения Минздрава «просити директора Iнституту... надати допомогу, здійснити, відрядити тощо». Не приказывает, а нижайше просит. С другой стороны, помогла ли эта рокировка создать крупную новацию, прорыв в какой-либо области? Вспомнили?

А теперь давайте подумаем, каково МЗ было остаться, скажем, без институтов туберкулеза, педиатрии, инфекционных болезней? Раньше эти институты были органичным продолжением министерства: тут готовили приказы и распоряжения, оргметодотделы в полную силу работали на МЗ, ученые институтов не вылезали из регионов (за счет этого и Минздрав был значительно меньше и ближе к здравоохранению). А теперь институты мало того что входят в НАМНУ, так еще из финансовых соображений стали ДП («Державне підприємство Iнститут...). Хотя после того как парламент в 10 раз уменьшил финансирование науки, эти хитрости мало помогут. Но известно, страна без науки — страна без будущего.

Напомню, что ни одна из парламентских партий на последних выборах ничего внятно не пообещала украинскому народу в области здравоохранения. Обещал президент, но ведь он — хозяин своего слова... Я ожидал, правда, что жена президента, врач, как-то озаботится проблемами здравоохранения и «під милий бік» подскажет что-то супругу. Но не строит она «дитячу лікарню майбутнього», и за это спасибо.

Заканчивая «сагу» о МЗ (хотя ее можно продолжать бесконечно), хочу напомнить, что в этом учреждении работает около тысячи человек (не все сидят на Грушевского), и лучшим решением было бы распустить эту малополезную организацию. Если вернуть научные институты в русло практического здравоохранения, вполне можно было бы их усилиями выполнять все действительно необходимые функции Минздрава, упразднив значительную часть сугубо бумажных, а часть — передав общественным организациям. Уверен, так было бы не только гораздо дешевле, честнее, но и гораздо лучше для нашего населения и здравоохранения.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Израиль и США действуют в одном ключе: без преференций не будет и компромиссов

Дрон — «скорая помощь» готов к вылету

Беспилотные летательные аппараты способны не только доставлять пиво, продукты и...

Восстание Васила

«Верните торговлю с Россией!» — с таким призывом обратились к Президенту...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка