Реформаторские изъяны

№16(769) 22 — 28 апреля 2016 г. 20 Апреля 2016 5

Хмельнитчина — второй регион после Киевской области и Киева, где проводили «чистку кадров» силовиков. До конца февраля должна была завершиться переаттестация полицейских, и ближе к середине марта ожидались окончательные итоги, но результаты до сих пор не озвучены. Нет сомнения, что реформирование правоохранительных органов необходимо, но есть очень много вопросов к самому процессу, критериям и параметрам, по которым меняют суть и облик старой милиции.

Полицейские бунты

По предварительным данным, аттестацию не прошли 338 сотрудников полиции Хмельницкой области. Это 16% всего личного состава. 257 сотрудников подали апелляционные жалобы. Пока что только по 42 случаям комиссии приняли решения, оставив без удовлетворения 39 заявлений.

Окончательных результатов аттестации нет не только из-за многочисленных апелляций, но и из-за судебных тяжб. Во всех регионах, где проходила переаттестация, экс-полицейские засыпали суды исками. Множество проблем, просчетов и погрешностей, которые допустили разработчики реформы МВД, фактически парализовали процесс реформирования.

На Хмельнитчине первый тревожный сигнал подал Каменец-Подольский. Там переаттестацию не прошли 36 полицейских городского отдела. Еще 12 человек написали рапорты на увольнение в поддержку коллег. 27 сотрудников уволились в прошлом году. После окончательного этапа увольнений в горотделе останется работать чуть больше половины личного состава.

Местные власти обратились к руководству Национальной полиции с просьбой пересмотреть результаты аттестации. Из обращения депутатов городского совета Каменца-Подольского: «Атестаційна комісія, до складу якої увійшли представники від громадськості міста, що не є лідерами громадської думки та не користуються авторитетом серед кам'янчан, позбавила права працювати в правоохоронних органах багатьох справжніх фахівців, відданих своїй справі... На даний момент старий склад правоохоронних органів міста Кам'янця-Подільського не атестовано, а новий склад ще не сформовано. Місто залишилось без поліції, що є причиною значного погіршення криміногенної ситуації і загрожує безпеці та життю його мешканців».

Далее последовал демарш правоохранителей областного центра. Переаттестацию не прошли три заместителя в.и.о. начальника областного управления полиции Николая Семенишина и 12 бойцов подразделений спецназначения «Богдан» и «Грифон». Еще несколько десятков бойцов спецподразделений угрожали написать рапорты на увольнение, поскольку считают итоги работы аттестационной комиссии предвзятыми.

Г-н Семенишин не давал четких оценок аттестационному процессу, но на одном из брифингов для СМИ намекнул, что многие достойные и профессиональные полицейские не прошли аттестацию. Самого же Николая Александровича освободили от необходимости проходить «кастинг», хотя ранее он неоднократно заявлял, что готов к переаттестации.

Несколько начальников райотделов полиции в частной беседе сетовали, что члены аттестационных комиссий в ходе проверки на профпригодность часто руководствуются личными соображениями, а не принятыми критериями. Полицейские пытались узнать (через официальные обращения), каковы критерии подбора людей в аттестационные комиссии. Ответа им не дали, но, судя по некоторым казусам (в комиссии проходили ранее судимые граждане), критериев нет никаких вообще.

Все жалобы небеспочвенны, если учесть, что в комиссии вошло много представителей «общественных организаций», активных сторонников и участников майдана. Для большинства этих людей правоохранители априори являются «прислужниками злочинного режиму». Этот фактор очень серьезно влияет на работу комиссий и их решения, в результате которых из структуры убираются действительно профессиональные и опытные сотрудники.

К сожалению, это результат ошибочного видения смысла переаттестации разработчиками реформы. Люди, которые далеки от понимания проблематики и структуры силовых органов, не могут провести качественную кадровую «чистку». Напротив, их неопытностью и незнанием могут воспользоваться те, кто желает решить собственные задачи, устранив из полиции неудобных сотрудников или руководителей. Уже очевидно, что четких критериев подбора кадров в аттестационные комиссии не было. Эту ошибку нужно учесть в будущем.

Другой вопрос — кем заменить уволенных полицейских? Еще до аттестационного процесса из многих райотделов области уволились десятки правоохранителей, и далеко не все они были негодяями или плохими милиционерами. Уволить сотни людей с опытом работы — задача не из сложных, а вот подобрать, подчеркиваю, достойную смену — гораздо труднее, не говоря уже о том, чем занять в дальнейшем уволенных (вполне вероятно, что часть отсеянных правоохранителей уйдут «работать» в криминальную сферу).

Один из начальников райотдела как-то сетовал: «Попробуй сейчас найти хорошего милиционера, достойный кадровый запас, а тем более заманить перспективного сотрудника в такой район, как наш, где маленькая зарплата, нет ни одного рабочего предприятия, сплошь разруха и нищета. Городишко просто вымирает. Кто сюда захочет ехать на работу и тем более привезти с собой семью?»

Специфика работы такова, что мне приходилось немало общаться со старыми милиционерами, «новыми» полицейскими, с руководителями районных отделов, проводить в разное время суток совместные дежурства с милиционерами-полицейскими, увидеть их работу изнутри. Если проанализировать совокупность всех мыслей, наблюдений и суждений, можно прийти к некоторым выводам относительно правоохранительной реформы, старой, экс-милицейской структуры (и ее остатков) и новой полиции.

Право силы

По своим задачам и принципам милиция, полиция или иная правоохранительная структура это орган, который должен быть готов жестко отстаивать законность. Очень простая формула: преступники боятся силовиков, а граждане — уважают людей в погонах. Злоумышленники или те, кто собирается преступить закон, должны четко осознавать, что правоохранительная система в состоянии наказать их за преступления.

Новая украинская полиция (в первую очередь новая патрульная служба) не вызывает у криминального элемента страха. Пока, к сожалению, она не доказала своей способности жестко отстаивать закон и порядок. Статистика красноречиво гласит — уровень уличной преступности (особенно кражи, грабежи и нападения с нанесением телесных повреждений) возрос на 25%. А ведь это целиком зона ответственности новой патрульной полиции.

Говорят, что сильных должны не бояться, а уважать. Наши полицейские, не внушающие страха преступникам, не могут вызывать и уважения у граждан.

После майдана из милиции сделали козла отпущения. Только ленивый не плевал в сторону силовиков. Уважения не было никакого, а майдан вытравил и страх у преступников. Пока что (несмотря на то, что старые милицейские кадры остались) новая система не создана. Постреволюционный период и реформирование создали жалкое подобие правоохранительной системы, которая не имеет доверия общества, уважения, не внушает страха правонарушителям и потеряла монополию на применение насилия.

Помните, когда рекламировали новую патрульную службу, на каждом шагу говорили: «Вот новая, добренькая полиция. Она вежливая, хорошая, может снять вам котика с дерева, спасти мопсика, толерантно пообщаться с бомжами, цыганами. Полицейские предоставят вам сервисные услуги и будут «лапочками». Народу интересно, все фотографируются с копами, удивляются новинке. Все это хорошо, полицейский должен иметь позитивный образ, но этого явно недостаточно. Почему медиа и идеологи реформы не делают акцента на самом главном? Полиция обязана быть на страже закона и демонстрировать готовность наказать любого за его нарушение. Силовой орган должен выглядеть серьезно.

А как же

профессионализм?

Конечно, это вещь, которая приходит с опытом и со временем. Новых патрульных собрали и за два месяца попытались научить всему. Очень смелый ход. Но могут быть и трагические последствия. Как пример — ситуация в Киеве, где патрульные применили оружие во время погони. Стреляли по колесам — а убили человека. Реформаторы-грузины сказали: «Все в рамках закона». Добавим — и за пределами здравого смысла.

Уже известно о нескольких показательных случаях, когда в результате переаттестации, которую сейчас проходит хмельницкая полиция, опытных, профессиональных милиционеров отстранили. Можно тысячу раз говорить, что старую милицию, даже времен «преступного режима», считали плохой. Но это была целостная предсказуемая структура, понятная людям.

В связи с катастрофической ситуацией в экономике, военным конфликтом на Донбассе, наличием большого количества неподконтрольного оружия угрожающими темпами растет уровень преступности. И полицию (точнее, то, что осталось от правоохранительной системы) реформируют в такой сложной ситуации, да еще и так неуклюже. Сейчас обстановка и так напряженная, но с такими раскладами все может завершиться даже круче, чем в начале 90-х.

Из всего реформаторского пакета, озвученного властью, ведется работа и есть кое-какие результаты только в правоохранительной системе. По большому счету бывшей команде «камикадзе» похвастать больше нечем. Но власть играет в очень опасную игру, противопоставляя старую милицию новой полиции: дескать, при Януковиче вся милицейская структура была неким монстром, плодящим беззаконие, и в этом заключались все беды.

Тут реформаторы разыгрывают ту же карту, перекладывая ответственность за все старые и новые грехи на милиционеров, фактически предлагая направить социальное недовольство на силовиков. Пытаясь создать из «реакционных» стражей порядка образ главной угрозы процессу реформирования, власть по сути формирует ситуацию, когда государственному руководству в последующем будет очень сложно рассчитывать на лояльность и безоговорочную преданность полицейских-милиционеров.

В трудный момент государству не на кого будет опереться. Что такое недоверие силовиков к властной вертикали — четко показали события времен «революции достоинства». Тогда в большинстве регионов страны местная милиция фактически самоустранилась от контроля событий, что привело к захвату админзданий, отделений милиции, СБУ, прокуратуры, хищению протестующими оружия. В Хмельницком, например, до сих пор ищут семьдесят уголовных дел, которые майдановцы «позаимствовали», захватив областную прокуратуру в 2014 г.

Очевидно, что нынешняя власть не осознала упущений своих предшественников и продолжает совершать те же ошибки.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Израиль и США действуют в одном ключе: без преференций не будет и компромиссов

Дрон — «скорая помощь» готов к вылету

Беспилотные летательные аппараты способны не только доставлять пиво, продукты и...

Восстание Васила

«Верните торговлю с Россией!» — с таким призывом обратились к Президенту...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка