Село за цифровой пропастью

№25(824) 23 -- 29 июня 2017 г. 21 Июня 2017 4.5

Отсутствие кабеля формирует класс новых бедных

Мнение о том, что интернет в Украине — один из самых дешевых и качественных в мире, распространено так широко, что его вполне можно считать национальным мифом. Мифом — потому что дело обстоит не совсем так.

Услуги доступа к сети интернет в крупных городах Украины действительно чрезвычайно дешевы — особенно по сравнению с Европой или США. В то же время доступность услуги для всех жителей страны вызывает большие сомнения.

Почему это важно? Дело в том, что возможность всех граждан иметь широкополосный (обеспечивающий достаточную для современных потребностей скорость) доступ к интернету уже очень давно является фактором, самым прямым образом влияющим на качество жизни и многие ее аспекты — от деловой активности до права на независимую информацию, от возможности учиться до удовлетворения потребности в общении с родными.

Неудивительно, что ряд государств и международных организаций признали доступ в интернет неотъемлемым, фундаментальным правом человека. В Финляндии, например, государство обязало провайдеров проложить сети абсолютно ко всем домам в стране — не считаясь с затратами, ведь нельзя отказать человеку в праве, скажем, на жизнь только потому, что его жизнь экономически нецелесообразна.

Согласно докладу ООН 2011 г., именно государство должно нести ответственность за доступность интернета для своих граждан, а также за соблюдение этого базового права человека. В 2016 г. уже совет ООН по правам человека принял резолюцию, запрещающую кому бы то ни было (в т. ч. государству) ограничивать доступ к сети. Европейский суд по правам человека в ряде своих решений отмечал, что необходимо признать право человека на беспрепятственный доступ к интернету.

Учитывая все это, а также несомненный положительный экономический и социальный эффект от сетевой доступности, Европейский Союз поставил целью обеспечить к 2020 г. 100% населения возможностью доступа к интернету на скорости не менее 30 Мбит/с и 50% населения — на скорости не менее 100 Мбит/с. Ряд европейских стран ставят планку повыше: Германия, например, намерена уже к 2018 г. дать абсолютно всем своим гражданам возможность доступа к интернету на скорости не менее 50 Мбит/с.

В Украине ситуация весьма неоднозначна. Мобильный интернет мы здесь рассматривать не будем — он для полного обеспечения сетевых потребностей человека все еще для многих дорог, да и до адекватного покрытия далеко. Что касается городов, особенно крупных, ситуация может показаться радужной. Из-за близости к европейским дата-центрам, равномерной населенности страны и легкости географического доступа (нам не приходится покрывать, например, сотни удаленных островов) широкополосный доступ в интернет со вполне хорошей скоростью в 100 Мбит/с можно получить примерно за 100 грн. в месяц. Возможен и бесплатный доступ — например, в библиотеках.

А вот в сельских районах ситуация иная. Многим тысячам населенных пунктов широкополосный кабельный доступ в интернет в обозримом будущем не светит — затраты провайдеров не окупятся, а системы господдержки не существует.

Согласно данным Госстата, в Украине лишь 16,6 млн. человек являются абонентами, подключенными к сети интернет (из них широкополосный доступ имеют более 89%). Офис эффективного регулирования (BRDO), анализируя данные в этой сфере, приводит иные цифры, ссылаясь на данные Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере связи и информатизации: только 5 млн. абонентов.

Обеспеченность населения интернет-доступом в расчете на 100 жителей крайне низка: средний показатель по стране — 39,1. Особенно невысок он в Закарпатской, Черновицкой и Луганской обл. — там меньше четверти жителей имеют доступ в сеть.

Для сравнения: во всех странах ЕС лишь 16% домохозяйств не имеют широкополосного доступа.

27% всех абонентов, имеющих у нас доступ к широкополосному интернету, находятся в Киеве — хотя здесь живут всего 7% населения страны.

По доступу к широкополосному интернету мы, согласно данным Международного союза электросвязи, занимаем лишь 77-е место в мире. Для примера: даже не слишком цифровая Беларусь — 23-е.

При этом, по данным аналитической группы Akamai, регулярно публикующей отчеты о состоянии интернета во всем мире, в Украине средняя скорость доступа в сеть невысока — на уровне чуть выше 12 Мбит/с. Это выше, чем в среднем по миру (7,0 Мбит/с), но раза в два меньше, чем у лидеров (Южная Корея — свыше 26 Мбит/с, Норвегия — более 23 Мбит/с).

BRDO приводит данные, свидетельствующие о крайне низком росте абонентской базы, — в 2016 г. прирост составил всего 0,7%. Этот парадокс имеет свои объяснения — дальнейший охват населения услугой связан с движением в сельские регионы с малой плотностью населения, ведь все сливки в крупных городах уже сняты. Вместе с тем ситуация с условиями работы на рынке неоднозначна. Как говорится в «Зеленой книге» офиса, анализирующей широкополосный доступ к интернету в стране, разовые платежи за право доступа операторов к опорам линий электропередачи могут в разных регионах достигать 27-кратной разницы (от 425 грн. во Львовской обл. до 8300 грн. в Полтавской).

Та же ситуация и с регулярными платежами — за пользование одной опорой в Херсонской обл. придется платить 2,5 грн. в месяц, а в Черновцах — 20 грн. Другой индикативный платеж: за 1 км опор в Ивано-Франковской обл. плата 167 грн. в месяц, а в Киевской — 651 грн. Естественно, такая грандиозная разница не имеет никакого отношения к реальной экономике.

Проблемы у операторов продолжаются вплоть до порога квартир потребителей. Мало кто из граждан знает, что жэки и правления ОСМД не только ограничивают доступ к внутридомовым сетям «не своим» компаниям, но и регулярно взимают плату с тех, кому такой доступ предоставлен. Часто дискриминация ничем не мотивирована, а плата берется негласно, в т. ч. неоплачиваемыми услугами.

По оценке BRDO, если бы рынок доступа к внутридомовым сетям был прозрачен и конкурентен, его годовой объем был бы в среднем 357,7 млн. грн.!

Ограничение недобросовестной конкуренции и коррупции вообще могло бы значительно встряхнуть рынок, придать ему небывалый импульс. В целом объем рынка широкополосного доступа к интернету в прошлом году составил 6,1 млрд. грн. Если бы стране удалось выйти на показатели охвата аудитории, сопоставимой, скажем, со Швейцарией, объем рынка мог бы взлететь до 23 млрд. грн.

Ситуация с регулированием этого стратегического рынка не слишком радужная. До сих пор не приняты 10(!) нормативно-правовых актов, которые предусмотрены законом «О доступе к инфраструктуре объектов строительства, транспорта, электроэнергетики для развития телекоммуникационных сетей». Самое интересное, что цифровая сфера, которая должна, по идее, легко поддаваться оценке, чрезвычайно темна: отсутствует огромный пласт достоверной информации, которая бы позволила определить эффективность государственного регулирования рынка. Так, BRDO признало условно эффективным госуправление лишь в двух регуляторных кейсах из девяти рассмотренных.

Но самая главная проблема — государство не признало право на интернет правом человека. Более того, у нас в нормативных документах нет даже определения широкополосного доступа, а также нет нижней границы скорости, по которой провайдер может оказывать услугу абоненту.

Между тем попытки совершить прорыв были. Еще в 2014 г. народный депутат Украины Александр Фельдман зарегистрировал законопроект «О гарантировании права физлица на доступ к Интернету», которым это право признавалось базовым правом человека. К сожалению, проект носил популистский характер и после громкого представления был тихо отозван автором без объяснения причин уже в ноябре того же года.

Но проблема остается, и она даже порождает более широкую: цифровое неравенство. Этим термином определяют ограничение экономических, культурных, образовательных возможностей социальной группы — из-за отсутствия у нее доступа к современным средствам коммуникации. В Украине модно говорить о построении «электронного государства» — в понимании широкого спектра услуг госаппарата, доступных для граждан удаленно. Это, конечно, важнейшая задача. Но при этом мало кто говорит о том, что изрядная доля сельского населения фактически оказывается в «цифровом гетто», в «офлайн-концлагере»: людям недоступны многие сервисы и услуги, в т. ч. государственные, — просто потому, что нет нормального доступа к сети. А ведь проблема цифрового неравенства усугубляется еще и тем, что у такой дискриминированной части населения не формируются навыки и умения для использования современных средств коммуникации, то есть пропасть растет.

Преодоление этой пропасти становится государственной задачей — если мы не хотим получить новые депрессивные территории и новый класс «лишних людей».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Поражение в электронных правах

Эстония по праву считается мировым лидером в области внедрения электронного...

«Любіть Україну», чтоб вами не занялись

Программы воспитания гордости за происхождение по этническому принципу нет ни в...

Халатная диверсия или диверсионная халатность?

Взрывы на военных складах по масштабам последствий сопоставимы с интенсивным...

Сел в такси — задолжал 70 гривен

В каждой стране к такси предъявляют собственные требования, а правила их пользованием...

Карнавал в Майлине: «Будда» дозревает

На дереве, отдаленно напоминающем грушу, висели фигурки Конфуция, Будды и бюсты Мао...

В «Планете кино» — «Злопамятные мытари»

Самым громким скандалом недели, стала попытка столичных налоговиков обложить...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Маркетгид
Загрузка...
Авторские колонки

Блоги

Ошибка