Сквозь тропики рака

№29–30(743) 9 — 15 октября 2015 г. 07 Октября 2015 5

Михаил ДАВЫДОВ: «Онкология – это очень серьезный диагноз, но не приговор»40 лет назад будущий директор Российского онкологического научного центра им. Н. Н. Блохина и президент Российской академии медицинских наук (в 2006—2011 гг.) Михаил ДАВЫДОВ получил диплом хирурга.

Родился он 11 октября 1947 г. в Конотопе. У родителей Михаила были разные взгляды на будущее ребенка: отец Иван Иванович видел в нем задатки полководца и стратега, а мать Асмара Тамразова (потомок ассирийских беженцев из находящейся в Иране области Гявар) хотела, чтобы сын стал музыкантом.

Мнение отца возобладало — после 8 класса Михаил поступил в Киевское суворовское военное училище, в 1966 г. его окончил, после чего три с половиной года отслужил в воздушно-десантных войсках.

Счастливая цепь случайностей

— Медицину я выбрал совершенно случайно, — рассказывает Михаил Давыдов в интервью газете «Новые известия» (это было в 2009 г., в бытность Михаила Ивановича президентом Российской академии медицинских наук). — У нас в роду нет ни одного врача. Но в армии я прочитал трилогию Юрия Германа «Дело, которому ты служишь», «Дорогой мой человек», «Я отвечаю за все», и меня покорил яркий образ Володи Устименко, характер и принципиальность этого человека. Даже решил было поступать в Военно-медицинскую академию в Ленинграде, но меня отговорили: «Будешь плавать на какой-нибудь подводной лодке или смазывать зеленкой молодых солдат в медсанчасти».

В итоге Михаил поступил в Первый Московский медицинский институт им И. М. Сеченова (крупнейшее и старейшее в России медицинское учебное заведение, ведущее свою историю с 1758 г.) и окончил его в 1975 г.

Кстати, Михаил Давыдов к моменту поступления в мединститут уже был мастером спорта по боксу (десантник все-таки), но этот вид спорта пришлось бросить на третьем курсе: вопрос стоял ребром — или сберечь руки для хирургии, или бокс. Было выбрано первое.

Интересно, что онкологом Михаил Иванович тоже стал случайно. Он думал идти в ординатуру к одному из своих учителей, Борису Петровскому, в тогдашний Всесоюзный научно-исследовательский институт клинической и экспериментальной хирургии. Хотел стать сосудистым хирургом на кафедре оперативной хирургии. (С этой кафедры, кстати, вышли крупнейшие современные российские хирурги — Валерий Шумаков, Лео Бокерия, Сергей Дземешкевич.) Но тут вмешался Его Величество Случай.

— Однажды незадолго до получения диплома, — вспоминает Михаил Давыдов, — я пришел на вечер в Московский университет на Моховой. Стою у буфета, жду барышню, за которой тогда ухаживал. Смотрю: напротив негр, как потом узнал — из Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Здоровый такой, килограммов 90, схватил за руку совсем юную девчонку. Больно, она в крик, а он ее по лицу ударил... Я всегда в таких ситуациях действую быстро — служба в ВДВ и бокс даром не проходят. Удар снизу по челюсти, потом еще... В общем, его увезли контуженого. На следующий день разразился страшный скандал.

В итоге Михаила Давыдова не выгнали — было уже поздно, но диплома лишить хотели (кто учился во времена Советского Союза, должен помнить, какими последствиями грозил конфликт с иностранным студентом). Однако проректор мединститута уговорил ректора, чтобы диплом все-таки выдали. Но в ординатуре по сосудистой хирургии молодому специалисту отказали категорически. Решили, наверное, что лучше с таким не связываться.

— Мне же проректор в личном разговоре дал один-единственный совет: «Езжай в институт онкологии, там идет активный набор молодежи». Приехал я на Каширку, в фойе клиники меня окликает Надежда Германовна Блохина, жена директора Института клинической и экспериментальной онкологии и мой бывший институтский преподаватель: «Миша, ты что здесь делаешь?» «Да вот, направили в онкологию, а я не хочу, хочу быть хирургом». «Ты что, не понимаешь, онкология — это же самая крупная хирургия! Нам нужны такие, как ты». Вот так, с легкой руки Надежды Германовны, я стал онкологом.

По воспоминаниям коллег, профессией молодой хирург занялся фанатично. В месяц й 25—26 ночных дежурств, он практически жил в больнице — ночевал на каталках. И постоянно добивался, даже требовал, чтобы ответственные хирурги включали его в бригаду на экстренные операции. Сначала других сотрудников это раздражало, но потом все привыкли — парень вроде ловкий, сообразительный.

Масштабность личности

Надо отметить, что первую свою самостоятельную операцию Михаил Давыдов провел, учась на третьем курсе. На четвертом, по его словам, уже считал себя известным хирургом в области экстренной хирургии, на шестом (в субординатуре) оперировал практически всех, кто попадал на операционный стол, в любой экстренной ситуации. Особенно любил это делать в праздничные дни.

— Когда после окончания мединститута я пришел в Институт клинической и экспериментальной онкологии, то по своему уровню подготовленности и активности сразу мог участвовать в сложнейших операциях. И был замечен.

Описывать подробно все этапы пути Михаила Ивановича — даже книги не хватило бы. Для понимания масштаба личности достаточно упомянуть главные вехи, звания и должности. Итак...

Прошел ординатуру и аспирантуру в Онкологическом научном центре им. Блохина (РОНЦ). Защитил кандидатскую («Комбинированные резекции и гастрэктомии при раке проксимального отдела желудка») и докторскую («Одномоментные операции в комбинированном и хирургическом лечении рака пищевода») диссертации, получил ученое звание профессора. В 1986 г. стал ведущим научным сотрудником торакального отделения, в 1992-м возглавил НИИ клинической онкологии РОНЦ, в 2001 г. стал директором научного центра.

Академик и президент Российской академии медицинских наук, академик и член президиума РАН. Лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники, заслуженный деятель науки. Главный онколог медицинского центра Управления делами президента РФ, заведующий кафедрой онкологии Первого Московского государственного медицинского университета им. И. М. Сеченова. Член Европейского и Американского обществ хирургов, Международного общества хирургов, член Нью-Йоркской академии наук.

Михаил Иванович — основатель школы хирургов-онкологов, автор более 300 научных трудов, 8 монографий и 6 научно-методических фильмов, главный редактор ряда научных журналов. Под его руководством защищено 70 докторских и 100 кандидатских диссертаций.

Научная и практическая деятельность Михаила Давыдова посвящена разработке новых и совершенствованию существующих методов оперативного лечения опухолей легкого, пищевода, желудка, средостения. Он разработал принципиально новую методику внутриплевральных желудочно-пищеводных и пищеводно-кишечных анастомозов*, отличающуюся оригинальностью технического выполнения и безопасностью.

_______________________________
*В клинике анастомозом называют искусственное или развившееся в результате патологического процесса сообщение между полыми органами.

Мировое лидерство

При сорокалетнем стаже в хирургии Михаил Иванович провел более 15 тыс. операций, не только в России, но и в других странах мира. Причем многие из них — сложнейшие. Никем до этого не сделанные и не описанные в медицинской литературе.

— Когда я пришел в 1975 г. в ординатуру, хирургия находилась в плачевном состоянии, смертность во время операций была 70—80%. Сегодня выздоравливает половина онкологических больных. Онкология — это очень серьезный диагноз, но не приговор. Вопрос в своевременном распознавании и грамотном лечении заболевания. У нас накоплен громадный опыт в области экстремальной неклассифицируемой онкохирургии. Мы здесь — мировые лидеры, невзирая ни на какие трудности.

— Недавно с моим заместителем академиком Алиевым прооперировали одну женщину с огромной опухолью грудины, 1 приводит пример Михаил Иванович. i Все структуры средостения сдавило — вены, артерии. Женщина задыхалась... Алиев мне говорит: «Все от нее отказываются, мы не знаем, что делать, сосуды не определяются». Я посмотрел ее, сорокалетняя женщина, мучается... Если ее отпустить, она не доедет до дома, умрет в дороге от удушья. Говорю: «Давайте попробуем, рискнем». И вот мы сделали эту невероятную операцию, убрали опухоль. Женщина живет.

Порой Михаилу Давыдову приходится проводить операции, которых ему по этическим причинам хотелось бы избежать.

— Одну из операций я делал предыдущему директору онкоцентра академику Трапезникову. У нас с ним были сложные отношения, мы спорили по многим профессиональным вопросам, были принципиальные разногласия во взглядах на будущее хирургии. И вот однажды он мне говорит, что у него рак с метастазами в печень, непроходимость и что операцию должен делать я. Отвечаю: «Это неправильно, я же ваш заместитель, в случае осложнений возникнут разные домыслы и фантазии. Скажут: «Давыдов вас зарезал». Он наотрез: «Нет, ни к кому другому я не лягу». Что мне прикажете делать? Я оперировал его, и успешно, Николай Николаевич прожил еще полтора года.

В юности Михаил Иванович увлекался приключенческой литературой: Майн Рид, Александр Дюма, Фенимор Купер, но сейчас читает исключительно медицинские книги. Имеет музыкальное образование (когда-то даже был дипломантом конкурса по классу баяна), обожает классический джаз. Любит театр, у него много друзей среди режиссеров и актеров. По субботам и воскресеньям предпочитает активный отдых — он заядлый охотник.

— Охота — моя страсть! Зверовая, на птиц... Охочусь в основном в Тверской, Калужской, Смоленской, Московской областях. Бывал и в Заполярье, и в Якутии.

Что интересно, Михаил Давыдов стоит у истоков новой династии медиков: его сын Михаил, который родился в 1985 г., сейчас тоже работает в Российском онкологическом научном центре им. Н. Н. Блохина. (Кстати, отец брал маленького Мишу с собой на работу с трехлетнего возраста.)

Михаил Иванович в течение свой жизни исколесил весь мир (при этом, надо подчеркнуть, ездил в основном по делу, а не просто в турпоездки), но его любимое место на планете — родной Конотоп.

— Я ведь родился в Украине. Там такая удивительная природа, люди. Певучий и трудолюбивый народ. Очень переживаю, что сегодня между нашими странами существует недопонимание. А ведь могилы наших отцов, дедов и там, и здесь! Нельзя забывать, что многого мы добились вместе. Люди в наше время, к сожалению, становятся слишком жесткими, прагматичными, но я уверен, что гуманные, духовные ценности восторжествуют.

Юрий Винник

— Я очень хорошо знаю Михаила Ивановича, он мой учитель, — рассказывает директор и главный врач Харьковского областного клинического онкологического диспансера Юрий Винник. — Я учился у него по пищеводным анастомозам в 1989—1990 гг. И к нему в Москву ездил, и он к нам приезжал, начинал в Харькове пищеводную онкохирургию. Желаю этому удивительному человеку и блестящему хирургу, каких сейчас немного, всего самого доброго.

Мы в свою очередь тоже поздравляем Михаила Ивановича с 68-летием, желаем ему долгих лет жизни и главное — крепкого здоровья!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Израиль и США действуют в одном ключе: без преференций не будет и компромиссов

Дрон — «скорая помощь» готов к вылету

Беспилотные летательные аппараты способны не только доставлять пиво, продукты и...

Восстание Васила

«Верните торговлю с Россией!» — с таким призывом обратились к Президенту...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка