Слишком элементарно, чтобы измениться

№37(787) 16 — 22 сентября 2016 г. 15 Сентября 2016 3

Знаете ли вы, сколько бессмысленных журналов должна вести школьная медсестра? Журнал получения и выдачи дезинфицирующих средств, журнал осмотра учеников на выявление коросты и педикулеза, журнал температурного режима холодильного оборудования, журнал дегельминтизации, бракеражный журнал, журнал о прохождении медосмотра, диспансерный журнал, санитарный журнал, журнал инфекционных заболеваний, журнал выдачи витамина С, журнал получения и выдачи справок(!), журнал санпросветработы — и это еще даже не половина всего перечня!

Вы верите в то, что у специалиста, вынужденного за мизерную плату вести тьму всех этих бумаг, найдется еще и время на медобслуживание сотен учеников?

О том, эффективна ли школьная медицина, можно узнать с помощью простейшего теста: спросите у своих детей, участвует ли медсестра в рассаживании детей за парты, руководствуется ли при этом данными мед-осмотра? Ведь именно на основе рекомендации врача, с учетом роста, зрения школьников и маркировки парт должна выполняться эта работа. Но большинство педагогов никогда не видели школьную медсестру в своем классе.

Нужна ли вообще нам беспомощная и дорогая школьная медицина, еженедельник «2000» спрашивал у Олеси Гетьман, кандидата медицинских наук и семейного доктора высшей категории — ведь именно семейные врачи способны оценить, как школа сдерживала или стимулировала развитие болезни у их пациента.

— Традиционный сезонный кошмар детских поликлиник и родителей — изнурительное собирание cправок перед началом учебного года. Затем эти справки накапливаются в системе школьной медицины. Вы как врач видите пользу в такой работе?

— У нас все слишком формально. Что такое школьная медицина? В школе есть медсестра — человек, который в лучшем случае подписывает бумаги. Порой она даже вредна — зачем, например, раздавать «мотыльки» с опросом «отказываетесь ли вы от вакцинации»? Это медвежья услуга, ведь родители думают, что такой отказ — не чудовищная глупость, а нормальный шаг.

За состоянием здоровья ребенка должен наблюдать семейный доктор — специалист, который знает историю и проблемы всей семьи. Но мы 10 лет находимся в состоянии реформирования. Педиатрию должны были расформировать, создать систему семейной медицины. Реформировали-реформировали, потом плюнули, стали откатывать назад. Затем снова передумали. Все эти метания выглядят бессистемно, а задача — невыполнимой.

Хотя на самом деле все элементарно. Измерить рост, вес, осмотреть кожу, склеры, рот — все то, что делается при ежегодном медосмотре школьника, — может не то что медсестра, но даже человек без медицинского образования! Это вообще можно выполнять с помощью мобильных приложений — я, например, делаю так оценку зрения и слуха. Ребенок поигрался немного со специальной программой — и я уже знаю, за какую парту нужно его посадить.

Но в школе этого делать не будут. Точка.

Зачем нужна школьная медсестра для выполнения нынешней бумажной работы, если это уровень даже не секретаря, а помощника секретаря? Для заполнения никому не нужных форм и отчетности нет необходимости, чтобы человек годами учился в училище. Специалисты получают профессиональное образование, дорого обходятся государству (хотя сами получают мизерную плату) — и при этом не могут применить свои навыки.

— Приходилось ли вам в своей практике сталкиваться с проблемами у маленьких пациентов, не выявленными при ежегодных обязательных медосмотрах?

— Тут важно понимать основной принцип: все дети здоровые! Больные дети — лишь те, у кого имеются врожденные заболевания. Остальное — сопутствующие состояния от неправильного образа жизни.

Хотя мне приходилось видеть 20-летних мам с пороками сердца, у которых эти врожденные заболевания были обнаружены лишь во время беременности!

— Советская концепция школьной медицины, изобретенная в 1978 г., предполагала очень широкий спектр задач. Не считаете возможным увеличить ресурсы школьного медобслуживания до прежнего уровня, когда в учебных заведениях были даже школьные врачи?

— Я не считаю это нужным. Ничего медицинского школа выполнять не должна!

— А как же первая медицинская помощь?

— Ее должен уметь оказывать каждый из нас! И, конечно, такими навыками должен владеть любой педагог.

А самый главный навык в таких случаях — громко кричать «вызывайте скорую»! Больше школа ничего не делала, не делает и не будет делать — сколько туда ресурсов ни вливай.

— Но есть ведь еще задачи медико-санитарного просвещения?

— Школьная медицина здесь не играет значимой роли. В школах проводятся уроки здоровья — и проводить их могут как педагоги, так и приглашенные специалисты. Ученики получают знания отовсюду — даже через Фейсбук. Но главное — насколько в этом аспекте образованны родители. Хотя сегодня дети порой знают о своем теле больше, чем их папы и мамы.

Школьникам очень интересна эта тема — нужно видеть их на таких лекциях, как они увлечены, как им это важно. Дети — благодатная почва, чтобы сеять медицинскую культуру.

У меня в семье дети с разницей в 10 лет. Если сравнивать младшего и старшего, то младший более окультурен с точки зрения медицинского просвещения. Так что развитие есть.

— Должны ли тесты по медицине, санитарным вопросам войти в ВНО?

— Это должна быть игра, и минимум экзаменов. Не надо тестов, зачем? Чтобы дети кусали ногти и думали, почему не прочитали тупую, скучную книжку, которую десять рецензентов десять лет утверждали?

— Современные инструкторы по оказанию первой медицинской помощи отмечают, что даже многие украинские медики порой не умеют провести простейшую сердечно-легочную реанимацию. Если мы не можем научить этому врачей, как мы научим школьников?

— Конечно, если врачи учились 20 лет назад по учебникам 50-летней давности! Медики учатся по материалу, который устарел морально и технически. А ведь нормы и стандарты первой экстренной помощи пересматриваются едва ли не каждый год!

Это уже задача Минздрава: объединять вокруг себя специалистов, волонтеров, экспертов, профильные ассоциации — и за счет работы этих активистов внедрять новые технологии, возможности — даже в сфере первичной помощи.

Это ведь на самом деле элементарно! У меня, например, ребенок учится в Польше. И в сентябре и в мае там всегда идут уроки первой помощи. Если этим заниматься, все работает и внедряется легко.

Но, увы, такая социальная политика никогда не была в приоритетах, Минздрав всегда видел своей главной задачей сидеть на закупках.

— Что может переломить ситуацию в школе — давление родителей?

— Да, многое зависит от родителей — но часто и качественная администрация школы выступает двигателем прогресса. Перемены требуют подвижнической позиции администрации, активности и сознательности родителей — а вовсе не больших ресурсов.

— Можно ли решить проблему школьной медицины сверху, изменением очередных нормативов?

— Это ничего не даст. Переменам будут сопротивляться. Нормативы подразумевают их выполнение человеком. И им станет, как правило, случайный человек.

Посмотрите на историю с вакцинацией в Украине. Огромная антивакцинальная кампания довела страну до того, что нас вычеркнули из всех списков на заказ вакцин (а ведь производство некоторых вакцин занимает долгие годы — до 10 лет, их нельзя просто так купить без предварительного заказа), мы опустились на второе место по смертности от соответствующих заболеваний. Это все ошибки и пассивность Минздрава.

И вопрос сдвинулся с места во многом благодаря позиции активных родителей, например, отцов семейств из объединения «Батьки за вакцинацію». Они начали вести просветительскую работу в соцсетях, бороться с троллями — и на сегодняшний день в Украину завезли четыре вакцины, которые нам по сути подарили другие страны.

Так что министерство должно, конечно, выполнять функции организатора, но общественное давление сегодня жизненно необходимо.

— А на ком должна лежать ответственность за здоровье ребенка в школе — на Минздраве или на Минобразования?

— На семье! Это в интересах родителей, чтобы дети были вакцинированы перед школой, осмотрены, здоровы. Именно семья должна подбирать врача, должна сама нести всю ответственность.

— По каким критериям выбирать семейного врача? Нужно ли, например, выяснять, есть ли у такого доктора педиатрический опыт?

— Семейный врач — это отдельная специальность. И именно педиатры в основном переучились на семейных врачей, потому что их службу должны были расформировать.

Более того, я уверена, что семейные врачи родом из терапевтов сами ни за что не возьмутся за сопровождение детей. Педиатрии слишком боятся.

Педиатров очень много, а поскольку у нас свободный выбор доктора, родители имеют массу возможностей подобрать себе подходящего специалиста, с которым им будет комфортно.

— Работает ли здесь принцип: чем дороже, тем лучше?

— Потребитель, который руководствуется таким принципом, платит, чтобы снять с себя ответственность. Он не станет участвовать в процессе оценки качества.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Израиль и США действуют в одном ключе: без преференций не будет и компромиссов

Дрон — «скорая помощь» готов к вылету

Беспилотные летательные аппараты способны не только доставлять пиво, продукты и...

Восстание Васила

«Верните торговлю с Россией!» — с таким призывом обратились к Президенту...

Покажи свое IT

Все стали перепечатывать новости о масштабной акции протеста «Гройсман, не кошмарь...

Хозяйка железной горы и марганцевых руд

Занимая немногим более 5% территории Украины, Днепропетровская область может по праву...

Рейдерство под прикрытием реформ

Хаос и некомпетентность. Реформа здравоохранения по-херсонски

Индустрия питания убивает наших детей

В Полтаве ужаснулись педиатрической статистике и предложили естественный выход из...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка