Внешние рынки — внутренние проблемы

№1(5), январь — март 2015 г. 17 Апреля 2015 1 5

Разрушение промышленного потенциала Украины. Одно из крупнейших судостроительных предприятий СССР киевский завод «Ленинская кузница»

Когда в середине 90-х французские эксперты в рамках проекта Евросоюза по ускорению экономических реформ в странах постсоветского пространства TACIS разрабатывали стратегию развития украинской металлургии, результатом их исследования стала рекомендация украинским коллегам — резко сократить металлургические мощности.

Доморощенные эксперты практически единодушно оценили эту идею как попытку ЕС расправиться с опасным конкурентом, а в более широком смысле — ослабить Украину как государство, претендующее на роль одного из европейских лидеров. Благо экономический потенциал у страны после выхода из Советского Союза еще имелся.

Или, как говорил директор Института черной металлургии Национальной академии наук Украины, академик Вадим Большаков, французов поняли превратно. Они всего лишь хотели сказать, что объемы производства, не привязанные к внутреннему рынку, не имеют долгосрочной перспективы.

Расплавленный спрос

Советам европейцев тогда не вняли. И в конце 90-х украинские власти реализовали экономический эксперимент в горно-металлургическом комплексе, позволив предприятиям за счет налога на прибыль пополнять оборотные средства. Результатом стало увеличение производства и экспорта металлургической продукции. Вслед за этим в отрасли началась масштабная приватизация, которая, за малым исключением, проходила «без посторонних» — в пользу национального капитала.

Спустя несколько лет Украина заняла устойчивое место в десятке крупнейших металлургических держав мира World Steel Association. И одновременно стала феноменом мировой экономики по части составляющей металлургического комплекса в ВВП и промышленности. На пике своего развития в 2007 г. ГМК давал Украине 20% ВВП и 40% валютной выручки.

При этом объем внутреннего рынка за последние полтора десятилетия, кажется, ни разу не превысил 20% общего производства стали. Традиционно на экспорт шло в 5—7 раз больше металла, чем потреблялось внутри страны.

Казалось бы, отечественные эксперты посрамили своих европейских коллег и добились от государства реализации потенциала, который страна получила в наследство сначала от Российской империи, а затем и от СССР, когда развитие Донецкого угольного бассейна (Донбасса) и Криворожского железорудного (Кривбасса) дало толчок к созданию украинского «нового Рура».

Уже в начале XX в. Украина считалась одним из мировых металлургических центров. После Второй мировой войны центр металлургического производства СССР переместился за Урал. Но Украина сохранила за собой статус всесоюзной научной базы для внедрения инноваций. Активно развиваются отрасли, потребляющие сталь в большом количестве: машиностроение, трубное производство, судостроение.

Весь этот потенциал в 1991 г. достался независимой Украине. Но теперь бывшие коллеги — металлурги из Украины и России оказались в новых реалиях, практически с одной и той же номенклатурой продукции, на внешних рынках.

Несоответствие между экспортом и внутренним потреблением все же дало плохие плоды. В 2008 г., вследствие общемирового финансового кризиса и сокращения спроса в основных металлопотребляющих отраслях, падение экспорта металлургической продукции стало одним из ключевых факторов девальвации национальной валюты почти на 40%.

Да и в последующие годы надежды металлургов на восстановление позиций не оправдались. На мировом рынке спрос на металлопродукцию так и не вернулся к докризисному. В масштабах всей планеты существует избыток мощностей. В общем, металлурги готовы выплавить больше стали, чем купят промышленные потребители.

Сегодня спрос на украинскую металлопродукцию падает еще и потому, что в последние десятилетия развивающиеся страны стремились укрепить свои позиции в стратегической для экономики отрасли, построив десятки, а с учетом Китая —и сотни металлургических заводов.

Из наших ближайших соседей наиболее впечатляет рост Турции, которая буквально ворвалась в десятку мировых сталепроизводителей, заложив в основу благосостояния отрасли избыток стального лома из стран СНГ. Если в 1991 г. Турция выплавляла менее 10 млн. т стали, то в 2013-м — уже около 35 млн. т. За этот же период производство стали в Украине сократилось с 42 млн. до 33 млн. т.

Статистика World Steel Association показывает, что в нынешнем году январское и февральское производство стали в Турции (2,6—2,4 млн. т в месяц) заметно превышало аналогичный показатель в Украине (1,9—1,6 млн. т).

Конечно же, отставание сталелитейной отрасли вполне можно объяснить военными действиями на востоке страны, где расположена значительная часть металлургических заводов.

Но и без этого продукция отечественных сталеваров — заготовка, которая поставляется для дальнейшей переработки на комбинаты Ближнего Востока, Европы и Северной Африки, и низкосортный прокат — в дальнейшем вряд ли будет пользоваться повышенным спросом.

Из-за низкой энергоэффективности старые украинские предприятия проигрывают новым заводам стран третьего мира и российским конкурентам. За последние два десятилетия россияне вкладывали в обновление своих предприятий гораздо больше, чем украинцы, и сейчас пользуются этим преимуществом.

Но главным фактором, влияющим на производство металлопродукции в нашей стране, в ближайшей перспективе все же будет военный. Основное сырье для выплавки стали — железная руда — залегает на подконтрольной Киеву территории, а половина заводов-потребителей расположена на территории новоявленной «Новороссии» или в приграничной зоне.

Один из главных металлургических центров Украины — Мариуполь —находится всего лишь в десятке километров от зоны прямого конфликта и постоянно подвергается атакам, а доставка сырья на местные комбинаты «Азовсталь» и им. Ильича неоднократно прекращалась из-за подрывов мостов и железнодорожных коммуникаций.

Отчасти проблема пополнения казны «стальной» валютой решается избыточностью металлургического производства и возможностью переноса производства из Донецкой и Луганской областей в металлургические центры Приднепровья (Днепродзержинск и Запорожье). В прошлом году один только комбинат «Запорожсталь» дал Украине около 40% валютной выручки.

Но эти возможности ограничивает номенклатура продукции, а высокая концентрация выручки на одном комбинате — отнюдь не свидетельство общего роста. В 2014 г. Украина выручила от металлургов $15,2 млрд., тогда как в конъюнктурноблагополучном 2008-м—$27,6 млрд.

Работа на износ

Сейчас большинство металлургических предприятий формально убыточны. Прибыль удается получать разве что за счет вертикальной интеграции производственных цепочек (от железной руды, угля и металлургического кокса — до готовой продукции). Однако львиная доля этой прибыли оседает в офшорах владельцев предприятий и расходуется на выплату кредитов, ранее взятых в зарубежных банках.

Как в этой непростой ситуации сложится судьба простых работников предприятий ГМК, которых с учетом подотраслей (горнорудной, трубной, метизной, огнеупорной) насчитывается до полумиллиона, и их семей, во многом будет зависеть от развития конфликта на Донбассе и усилий правительства по оживлению внутреннего рынка.

Эксперты не один год доказывают властям, что металлургию могли бы в какой-то степени оживить заказы продукции на обновление изношенной автодорожной и коммунальной инфраструктуры. Но пока многие вопросы новейшей истории украинской металлургии остались без ответов. Как, впрочем, и связанных с ней трубной промышленности, судостроения и производства грузовых вагонов.

Вагоностроение — хрестоматийный пример, как быстро теряются конкурентные преимущества, ориентированные исключительно на экспорт.

Получив от СССР ровно половину вагоностроительного потенциала и солидный научно-технический задел, отечественные предприятия сполна поучаствовали в проектах развития евразийского транспортного потенциала России и Казахстана.

На протяжении последних лет россияне посредством своих лизинговых компаний, финансируемых государственными и частными банками, не только обеспечивали украинские предприятия заказами, но и сами финансировали их, давая отрасли высокую маржу. Но лишь до того времени, пока российский бизнес сам не стал вкладываться в сооружение вагоностроительных заводов.

И уже 3—4 года назад наши вагоностроители обнаружили, что на российском рынке их никто не ждет. Более того, каждый раз, когда происходили аварии с украинскими вагонами (по любому поводу), производители получали на свою голову десант и усиленные проверки российских чиновников, а вместе с ними — необходимость подтверждать качество литья и самих вагонов.

Таким образом, по итогам прошлого года продажи украинских вагонов и комплектующих сократились до $840 млн. Хотя еще несколько лет назад измерялись в $2,5—$2,7 млрд. А по мере того как российские заводы становятся на ноги и развивают собственные технологии, спад в отечественном вагоностроении приобретает все более четкие очертания.

Похожим образом складывается ситуация и в другом экспортноориентированном сегменте экономики — азотной промышленности.

До распада СССР заводы химической отрасли давали примерно пятую часть всей химической продукции 1/6 части мировой суши. А в некоторых видах удельный вес доходил до 40% (пигментная окись титана для лакокрасочной промышленности). В производстве химических удобрений Украинская ССР вполне могла составить конкуренцию Франции. Выпускала их больше, чем Великобритания или Италия и Испания вместе взятые.

Поэтому в независимой Украине экспорт азотных удобрений и аммиака наряду с металлопрокатом стал одним из важных источников валютных поступлений. По итогам 2008 г. химики принесли в бюджет более $5 млрд., или 3% валюты. Внутри страны традиционно потреблялась половина произведенного карбамида и селитры, тогда как остальной объем шел за границу. Доход экспортеров удобрений даже в последние годы колебался в пределах $1—2 млрд.

Этому способствовала построенная при CCCР сеть азотных комбинатов (в Северодонецке, Горловке, Днепродзержинске, Черкассах, Ровно) и украинская часть трансаммиакопровода Тольятти — Одесса с возможностью экспортной перевалки морем.

Однако азотные заводы чувствовали себя комфортно, пока Украина могла им обеспечить приемлемую цену природного газа. На него даже в благополучные годы приходилась половина и больше себестоимости карбамида, аммиачной селитры и аммиака.

В минувшем году экспорт удобрений сократился почти на 40%, до $700 млн. А в целом экспортные поставки предприятий химической промышленности снизились почти на четверть, до $3 млрд.

В значительной мере такому развитию событий способствовала опять же эскалация насилия на Донбассе, где расположены крупнейшие центры химической промышленности — Северодонецк, Лисичанск, Рубежное, Горловка и др. Большей частью эти заводы простаивали и сократили производство наполовину и больше.

Проблема химиков в том, что нынешние владельцы азотных предприятий не способны обеспечить вложения в модернизацию, которые еще несколько лет назад в отраслевом разрезе измерялись миллиардами, причем в твердой валюте.

Заводы на территориях, захваченных сепаратистами, оказались отрезанными от украинских каналов экспорта, а приобретение их российским бизнесом и переориентация на российские рынки — вопрос в большей мере политический, и не всегда это возможно технически.

Что взлетит?

Несколько более обнадеживающими могут оказаться перспективы машиностроения, особенно высокоразвитых его сегментов — энергетического, двигателе- и ракетостроения.

Недавно российские СМИ сообщили, что несмотря на конфликт на Донбассе, украинские власти разрешили нашему флагману ракетостроения сотрудничать с «Роскосмосом» исключительно в мирных проектах. Возобновить сотрудничество решили с запуска украинского спутника связи «Либідь» с космодрома Байконур.

Для этого российское НПО «Энергомаш» (Химки) поставит днепропетровскому «Южмашу» ракетные двигатели своего производства, из которых соберут носитель «Зенит». С его помощью и запустят спутник. В качестве бонуса украинские специалисты поставят РФ еще одну ракету из подмосковных комплектующих. Таким образом, можно будет постепенно возобновить полувековую кооперацию российских и украинских предприятий, прерванную конфликтом на Донбассе.

Анонсированные до начала событий на майдане совместные проекты, такие, например, как модернизация отечественных АЭС и строительство завода по фабрикации ядерного топлива в Кировоградской области, совместное производство пассажирских и транспортных самолетов Ан-140, Ан-148 и Ан-70 и оснащение их авиадвигателями запорожского ПАО «Мотор Сич», участие КБ «Южное» и ПО «Южмаш» в международных проектах освоения ближнего космоса и др., выглядели бы даже оптимистично, если бы не жесткая финансово-политическая подкладка.

По крайней мере складывается впечатление, что большая часть нынешней элиты Украины не представляет себе и малой ценности той работы, которая была проделана руководством СССР для создания с нуля целых промышленных отраслей, освоения передовой на тот момент техники и выхода на внешние рынки.

Нынешние украинские власти легко внушаемы и поддаются обещаниям многомиллиардных инвестиций на развитие чего угодно, будь то космос, альтернативная энергетика или перспективные виды транспорта. Хотя объективные предпосылки к тому, что деньги в таком количестве придут в страну, очень малы или их нет вовсе.

Пока что неурегулированные проблемы с трудоустройством металлургов, химиков, машиностроителей для Украины являются потенциальной бомбой замедленного действия, но могут оказаться и реальной угрозой даже не национального, а европейского масштаба.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Израиль и США действуют в одном ключе: без преференций не будет и компромиссов

Дрон — «скорая помощь» готов к вылету

Беспилотные летательные аппараты способны не только доставлять пиво, продукты и...

Восстание Васила

«Верните торговлю с Россией!» — с таким призывом обратились к Президенту...

Покажи свое IT

Все стали перепечатывать новости о масштабной акции протеста «Гройсман, не кошмарь...

Хозяйка железной горы и марганцевых руд

Занимая немногим более 5% территории Украины, Днепропетровская область может по праву...

Рейдерство под прикрытием реформ

Хаос и некомпетентность. Реформа здравоохранения по-херсонски

Индустрия питания убивает наших детей

В Полтаве ужаснулись педиатрической статистике и предложили естественный выход из...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
ВВП но не Путин
20 Апреля 2015, ВВП но не Путин

Статья продуманная и читаемая. Не загружена цифрами. Надо отметить общую тенденцию, что украинская продукция уже уступает мировым конкурентам (в т.ч. и РФ) по себестоимости и качеству. И чем дальше, тем хуже.

- 4 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка