Вода из крана: финансовая жажда

№42(792) 21 — 27 октября 2016 г. 19 Октября 2016 5

КП «Черниговводоканал» угодило в долговую яму, причем не по своей вине. Оно даже официально заявило, что «не может далее гарантировать бесперебойное исполнение своих обязанностей». О том, что же произошло и как предприятие собирается решать проблему, нам рассказал его директор Сергей МАЛЯВКО.

Кредитный тупик

Сергей Малявко: «Мы занялись реформированием предприятия не из прихоти»

— Ситуация действительно достаточно сложная. В первую очередь это обусловлено кредитом от Международного банка реконструкции и развития. Дело в том, что в 2007 г. в рамках проекта «Развитие городской инфраструктуры» было заключено соглашение между Украиной в лице Минфина и МБРР о займе на сумму $140 млн. Помощь предоставлялась коммунальным предприятиям нашей страны для организации их стабильной работы и предоставления качественных услуг.

В проекте в конечном счете приняли участие Чернигов, Ивано-Франковск и Одесса. В том же году «Черниговводоканал» получил через Минфин, выступающий в качестве субкредитора, $14,83 млн. В 2009 г. в проект было включено условие, что проведенные мероприятия должны привести к сокращению энергозатрат как минимум на 15%. Поэтому второй кредит в сумме $8 млн. нам был предоставлен именно на эти цели. Итого — $22,83 млн.

— А зачем предприятию вообще понадобилось участвовать в этом проекте?

— Условия предоставления кредита были достаточно лояльными. Срок кредитования — 20 лет, включая пятилетний льготный период, во время которого нужно было оплачивать только проценты по кредитам. Погашение основной суммы субкредита — 2013—2027 гг. Одноразовая комиссионная оплата составляла 0,25% и была учтена в сумме займа. Маржа Минфина — 0,01% годовых, а средняя процентная ставка по кредиту с 2008-го по 2016 г. — 1%. Оба кредита должны гаситься два раза в год 15-го числа — в апреле и в октябре.

Нельзя забывать и о том, что в 2007 г. в стране намечался экономический рост, небольшие процентные ставки валютных кредитов привлекали не только предприятия, но и граждан. В нашем случае 1% — это немного. Хочу также отметить, что деньги не были потрачены зря. Их направили на модернизацию материально-технической базы, замену водоканализационных систем и энергосбережение. Например, мы закупили землеройную технику, автокраны, аварийные машины, тяжелые грузовики, насосное оборудование, передвижные лаборатории, заменили аварийные участки водопроводных и канализационных сетей. Предприятие смогло сэкономить до 40% потребляемой электроэнергии.

Но проблема в том, что первый кредит предоставлялся при официальном курсе 5,05 грн. за $1, а второй — 8 грн. за $1. Сегодня ситуация кардинально изменилась, долги нужно возвращать в национальной валюте в пересчете по курсу доллара. Если бы он оставался на том же уровне, каким был при заключении кредитного договора, то предприятие с погашением кредита справилось бы самостоятельно. Однако курс вырос втрое, хотя в новых тарифах, утвержденных НКРЭКУ, он составляет 23,65 грн. при реальных 25 грн.

Мы угодили в тупик. За счет курсовой разницы все оборотные средства предприятия будут уходить на погашение кредита. Например, в нынешнем году эта сумма составляет $1538,6 тыс., т. е. почти 39 млн. грн. Между тем все потребители платят за наши услуги ежемесячно 12 млн. грн. Вот и подсчитайте, сколько нам нужно работать, чтобы гасить валютные кредиты. А ведь еще необходимо выплачивать зарплату, платить за потребленную электроэнергию и поддерживать сети в рабочем состоянии.

Однако этим наши финансовые трудности не ограничиваются. Как известно, долгие годы фактическая себестоимость коммунальных услуг, включая водоснабжение и водоотведение, значительно превышала размер действующих тарифов, установленных НКРЭКУ. Разница возмещалась предприятиям из госбюджета.

Государство за 2007—2015 гг. задолжало нам 70 млн. грн. Из них 43,7 млн. в конце 2015 г. водоканалу вернули. Но каким образом! Согласно постановлению Кабмина, эти деньги мы смогли использовать только на погашение кредита МБРР (33,4 млн. грн.) и задолженности по НДС (10,3 млн. грн.). Дело в том, что после вступления в силу электронного администрирования НДС, чтобы выписывать налоговые накладные нашим партнерам, у нас на электронном счету всегда должна быть определенная сумма.

Весь фокус в том, что госказначейство якобы перечислило на наш электронный счет 10,3 млн. грн., но ГФС их так и не засчитала. Как позднее нам объяснили, это случилось из-за системной ошибки в программном обеспечении фискальной службы. Но водоканалу от этого не легче. Насколько мне известно, в целом по стране таким образом зависло более 300 млн. грн. Однако мы были одними из первых, кто подал на ГФС иск в Черниговский окружной административный суд, который своим постановлением обязал фискальную службу пополнить наш электронный счет на 10,3 млн. грн. Государственная исполнительная служба вынесла соответствующее постановление, однако денег мы до сих пор не видим.

Параллельно вели активную переписку с Минрегионразвития, строительства и ЖКХ, с ГФС и Минфином. Подключили Черниговскую ОГА и горсовет, которые непосредственно обращались в Кабмин. Страдают и наши партнеры, которым мы продаем воду, куда включен НДС. Из-за того что у нас нет денег на расчетном счету, им в электронной системе наш налоговый кредит не засчитывают. Образовалась порочная цепочка. Пока что они выставляют нам претензии, но если ситуация не изменится, последуют иски в суды.

Подводя итоги, можно сказать, что сегодня самый большой наш должник — государство, задолжавшее из-за разницы в тарифах 30,2 млн. грн. Не знаю, как будет погашаться долг, ведь в госбюджете на 2016 г. эти деньги не предусмотрены. Все наши обращения в Киев по этому поводу оказались безуспешными.

Здание Черниговского водоканала было построено в 1975 г.

Частные исполнители в помощь

— А население и промышленные потребители? Неужели исправно рассчитываются?

— Общая сумма задолженности 247 предприятий города составляет 5,4 млн. грн., из которых 4,2 млн. задолжало ПАО «Облтеплокоммунэнерго», поставляющее горячую воду. Что касается бюджетной сферы, то долг 57 учреждений и организаций — 154,5 тыс. грн., это сумма не критическая.

А вот с населением дела похуже — долги достигли 17,4 млн. грн. Но тут нужно учитывать такой нюанс. 52% нашей доходной части по расчетам с населением — это различные льготы и субсидии. Последние поступают на наш специальный счет, и мы можем использовать эти деньги только для расчетов за электроэнергию. Объем начисленных субсидий в зависимости от месяца — 2,5—3,5 млн. грн., а ежемесячные расходы на электроэнергию с учетом повышения ее стоимости в среднем 2,7 млн. грн. Так что сегодня баланс соблюдается. Но после повышения тарифа на холодную воду он будет нарушен. Увеличивающиеся объемы субсидий будут превышать рост тарифов на электроэнергию, и мы получим убытки, т. е. постоянное вымывание оборотных средств. Этот процесс, к слову, уже начался.

Мое личное мнение — субсидии необходимо монетизировать. Выплачивать людям «живые» деньги, а они пусть сами решают, что с ними делать — расплачиваться за услуги ЖКХ или иметь дело с исполнительной службой. В той же Германии система адресных субсидий действует давно и не дает сбоев.

Читайте также О манипуляциях и уловках

— Мне все же непонятно, что вы собираетесь делать с людьми, которые не платят за холодную воду?

— В сентябре из 122 тыс. абонентов водоканала 60 тыс. получили субсидии. Что касается неплательщиков, то на исполнении в государственной исполнительной службе находится 3516 дел на 3,8 млн. грн. Мы продолжим работать в этом направлении. Собираемся отсортировать должников на злостных и тех, кто по тем или иным причинам не в состоянии оплачивать услуги ЖКХ.

Например, одна семья задолжала уже 60 тыс. грн. Учитывая старые дешевые тарифы, люди, судя по всему, не платили за воду много лет. Но с другой стороны, у супругов 9 детей. Отсюда вопрос — куда смотрят социальные службы? В городе также проживают одинокие пенсионеры, которые прописали у себя детей и внуков. Последние живут в Киеве или вообще за границей. Если у них нет счетчиков воды, в квитанции им вносят суммы исходя из количества прописанных лиц. Для таких социально незащищенных граждан мы планируем ряд мероприятий, направленных на сокращение задолженности, в т. ч. установку счетчиков воды, что позволит получать субсидию на реально оказанный объем услуг.

Так что вариантов много. А вот с теми должниками, которые припеваючи живут за границей и сдают свои квартиры в аренду, церемониться не будем. Приложим максимум усилий, чтобы взыскать с них деньги.

— Будем реалистами. Взыскание долгов — процедура длительная и не всегда успешная.

— 5 октября вступил в силу закон «Об исполнительном производстве», предусматривающий введение частной исполнительной службы. Закон подразумевает создание реестра должников, который будет в открытом доступе. Права и обязанности частных исполнителей прописаны в разделе ІІІ закона «Об органах и лицах, осуществляющих принудительное исполнение судебных решений и решений других органов», и они довольно широкие. Так что с должниками мы разберемся. Но прежде чем заняться этим, обязательно проинформируем население об изменениях в законодательстве.

Существует еще один аспект, о котором большинство людей не знают. Если я не приму меры по взысканию задолженности, то контролирующие органы и мне, и главбуху вынесут предписание, и мы будем вынуждены погасить долги из своих карманов. Т. е. руководители предприятий находятся между молотом и наковальней. Ответственность с них снимается только в том случае, если есть решение суда о взыскании задолженности.

В планах — автоматизация передачи данных с приборов учета, личные кабинеты потребителей на нашем сайте и разработка программного обеспечения для мобильных устройств, чтобы контролеры могли дистанционно передавать информацию, а инспекция — их контролировать. Это позволит в режиме реального времени фиксировать, сколько воды расходует тот или иной потребитель, и анализировать ситуацию.

На крупных предприятиях хотим установить ультразвуковые приборы учета воды с дистанционной передачей данных. Но они очень дороги, один стоит 35 тыс. грн. Ставить их будем избирательно, в зависимости от объемов потребляемой воды. Подумываем и о приобретении беспилотника, чтобы выяснить, сколько воды потребляют хозяева роскошных особняков, отгородившиеся от людей высоченными заборами. Сверху можно увидеть и бассейны, и полив газонов. Думаю, что квадрокоптер окупится очень быстро.

Недавно купленная проливная установка проходит тестирование

Высокопрочный чугун с графитом

— Когда пару лет назад был в командировке в Черкассах, руководитель местного водоканала жаловался на массовые кражи водопроводных и канализационных люков, которые сдают в металлолом.

— У нас ситуация не лучше. На балансе водоканала около 40 тыс. чугунных люков, из которых ежемесячно крадут от 30 до 50. Между тем каждый стоит до 2 тыс. грн. Если учесть, что их замена влетает в копеечку, ущерб от воровства серьезный.

Но тревожит нас не только это. Новые люки, которые мы покупаем, не выдерживают никакой критики. Партия, приобретенная через систему государственных закупок ProZorro, оказалась бракованной. Причем купили ее не у посредника, а у производителя из Ровно. Два люка, установленные на проезжей части, развалились уже через несколько дней. Из закупленных 50 единиц 31 имела дефекты — раковины и сквозные дырки. Мы вернули всю партию производителю, который, к слову, поставляет продукцию различным предприятиям всей страны.

Выход из ситуации — установка современных люков европейского качества с шарнирным креплением и запорным механизмом. К примеру, в ЕС разработали для стран СНГ серию антивандальных канализационных люков Europa для защиты смотровых колодцев инженерных сетей. Они изготовлены из высокопрочного чугуна с графитом. Их невозможно украсть, они не разрушаются под колесами тяжелых грузовиков, поскольку обладают повышенной прочностью.

Кроме того, в основании люка у нас традиционно используют красный кирпич, который со временем разрушается. А европейцы устанавливают специальные бетонные кольца, применяя быстро застывающие смеси, которым нипочем температура минус 30 градусов. Установка чешского люка обходится в 5 тыс. грн., а нашего — в 2 тыс. грн. Зато чехи дают 5 лет гарантии. Еще одно существенное преимущество — уже через полчаса после замены люка можно пускать по дороге транспорт, а не ждать сутками, пока застынет цемент.

Мы уже купили экспериментальную партию таких люков и разработали технические условия на их установку. К концу года 50 штук собираемся установить по новой технологии на центральных магистралях города.

В заключение отмечу, что пора уже расстаться с технологиями советских времен. Жители нашего города наверняка недоумевают, почему зимой реконструируемые люки обсыпают по периметру щебнем и до весны не укладывают вокруг них асфальт. Да потому, что в Чернигове нет асфальтового завода, а тот, который поставляет нам продукцию, в зимнее время не работает. Когда в апреле его запускают, мы и доводим до ума недоделанные люки. Благодаря чешской технологии с этим будет покончено.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Выпускники вузов не хотят работать по специальности

Они учились ради «корочки», а нужные навыки приобретали в процессе работы или...

Прощай, забой! Гуд-бай, мореходка!

Проблема не в профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных...

Сдутый сектор

Европейские финансисты не уверены в стабильности украинской валюты и не знают, каким...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка