Здорово, но плохо

№34(784) 26 августа — 1 сентября 2016 г. 24 Августа 2016 2 4.6

[img:94567]

15 августа в украинской системе управления наукой произошло знаменательное событие: впервые 12 млн. бюджетных гривен были распределены между молодыми перспективными исследовательскими командами по результатам конкурса. Однако вроде бы позитивное новшество вызвало шквал возмущения, недоверия и критики со стороны ученых.

Конкурс проектов был объявлен 20 мая 2016 г. И сразу же ряд научных работников почувствовали себя ущемленными — подаваться на него могли лишь молодые ученые из вузов и научных учреждений системы Министерства образования и науки, при этом исполнители должны были быть возрастом до 35 лет, а руководитель проекта — до 40 лет.

Ученые Нацакадемии, как и отраслевых академий, к нему не допускались (точнее, они могли участвовать в проекте, но проводиться тот должен был в структуре МОН). С формальной, бюрократической точки зрения требование разумно — министерство хотело, чтобы его деньги пошли его же подопечным. Но некоторые ученые восприняли это и как глупость, и как оскорбление — наука-де не должна иметь границ, и бюджетные средства нужно давать самым перспективным исследователям, а не тем, кто попал под нужную крышу.

Несмотря на ограничения и небольшой срок для подготовки заявки, на конкурс было подано 439 проектов от 114 университетов и научных учреждений. В результате деньги получили 79 проектов.

И тут начинается самое интересное. Когда перечень проектов стал известен публике, некоторые ученые испытали шок. Например, настоящим анекдотом и притчей во языцех стало одно победившее исследование, озаглавленное «Систематизация профессиональных журналов высшей школы на основе наукометрических данных». Проводить работу по составлению реестра украинских научных изданий, которые в профессиональной среде иначе как «мурзилками» не называют (из-за их чрезвычайно низкого уровня и несоответствия международным нормам), будет почему-то Институт физической оптики, а стоит эта чрезвычайно важная работа 1 млн. грн.!

Подобный пример тут же поставил вопрос — кто принимал решения о том, как распределять деньги?

Согласно как бы прозрачным условиям вроде бы открытого конкурса, экспертиза проектов проводилась в рамках 11 тематических секций. В каждой секции работали 4 эксперта. Если разница в их оценках по какому-либо проекту составляла свыше 15% среднего числа баллов, приглашался дополнительный эксперт.

Все это выглядит правильно и красиво, вот только кто стал экспертом, узнать пока что невозможно! Организаторы конкурса уверяют, что сделано это для того, чтобы избежать давления на судей. Но ряд ученых высказывают серьезные опасения — если мы не можем проверить компетенцию экспертов, почему мы должны им доверять? Чем рискуют анонимы, вынося несправедливое решение? А ведь по некоторым представленным проектам в Украине нет и не может быть достаточного числа квалифицированных специалистов, способных качественно оценить предложение.

Чтобы попасть в экспертный совет, любой молодой ученый мог заполнить анкету с довольно суровыми требованиями. Что важно и необычно для украинской научной бюрократии — руководство вузов не участвовало в выдвижении кандидатов и официально номинировать никого не могло.

Проблема проявилась в том, что в эксперты, судя по всему, попали многие люди, не соответствующие даже формальным критериям анкеты. Как утверждают в научной среде, молодых ученых с такими показателями просто нет в достаточном количестве в Украине. Косвенно это подтвердили и источники в Совете молодых ученых при Министерстве образования и науки: по ряду секций около трети экспертов имели нулевой индекс Хирша (это наукометрический показатель, учитывающий, как часто в серьезных научных изданиях цитируются работы того или иного ученого). То есть судьями стали люди, не написавшие еще ничего значимого и не имеющие никакого веса в мировом научном сообществе!

Добавляет масла в огонь то, что организаторы отказываются сообщить имена экспертов даже после окончания конкурса — хотя, казалось бы, речь о давлении на них идти уже не может.

Отбором молодых ученых на роль экспертов (по результатам анкетирования) занималось не министерство, а Совет молодых ученых при МОН.

Эта структура имеет несомненный авторитет в академической среде и заряжена действительно жаждущими реформ активистами. Подозревать их в коррупции нет ни малейших оснований. Почему же продукт их работы вызывает столько критики?

Одной из причин может быть необходимость продемонстрировать успех конкурса к установленному сроку, несмотря на низкое качество исходного «сырья» — экспертов и конкурсантов. Ведь даже по словам представителей министерства, из 439 поданных проектов дополнительной экспертизы потребовало большинство — 231, или 52,6%, в результате для 116 проектов балл был снижен. И самое неприятное, что даже из 79 отобранных проектов не все по формальным признакам имеют высокий уровень. Больше 75 баллов (что является нижней планкой для получения статуса «высокий уровень») набрали только 32 проекта!

И тем не менее проведение данного конкурса — большой плюс для того болота, в которое невольно превратилась отечественная наука. Ведь сегодня всего 1% финансирования украинские ученые получают по конкурсным программам. Однако формат распределения бюджетных средств должен быть существенно изменен — в стране нулевое доверие к любым государственным конкурсам, и даже формальное копирование европейской практики не позволит преодолеть этот кризис — уровень прозрачности должен быть максимальным.

Кроме того, министерство должно быть окончательно отодвинуто от распределения конкурсных денег — как того и требует законодательство. Конкурсные средства должна распределять такая структура, как Национальный научный совет, но министерство, уже не первый год вовсю трубящее о данной реформе, откровенно тормозит, если не саботирует создание этого органа. Связано это с непрекращающейся войной за ресурсы НАНУ — министерство в той или иной форме рассчитывает получить власть над академией.

О критической ситуации в академии можно, кстати, судить хотя бы по тому, что подобный внутренний конкурс там сегодня попросту невозможен — большинство институтов на грани выживания, с сокращенным рабочим днем, сотрудниками на полставки и прочими атрибутами затянувшейся агонии. Поэтому без решения болезненного вопроса о реформе самой Национальной академии никакие косметические меры вроде небольших конкурсов не спасут украинскую науку.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Выпускники вузов не хотят работать по специальности

Они учились ради «корочки», а нужные навыки приобретали в процессе работы или...

Прощай, забой! Гуд-бай, мореходка!

Проблема не в профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных...

Сдутый сектор

Европейские финансисты не уверены в стабильности украинской валюты и не знают, каким...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Израиль и США действуют в одном ключе: без преференций не будет и компромиссов

Дрон — «скорая помощь» готов к вылету

Беспилотные летательные аппараты способны не только доставлять пиво, продукты и...

Восстание Васила

«Верните торговлю с Россией!» — с таким призывом обратились к Президенту...

Покажи свое IT

Все стали перепечатывать новости о масштабной акции протеста «Гройсман, не кошмарь...

Хозяйка железной горы и марганцевых руд

Занимая немногим более 5% территории Украины, Днепропетровская область может по праву...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Ivan Kovalets
31 Августа 2016, Ivan Kovalets

Занятная статья. Когда я впервые узнал об этом конкурсе (это было, когда уже опубликовали результаты) - то искренне обрадовался, несмотря на очевидные промахи, которые анализируются в этой статье. Несколько "резануло" то, что совершенно аналогичный конкурс (по условиям участия, включая финансовые, но без ведомственных ограничений) был проведен в конце 2013 г Держкоминформнауки, но результатов того конкурса так никто и не увидел.

- 0 +
Корнилов, Ю.Н.
28 Августа 2016, Корнилов, Ю.Н.

Когда милая женщина, наш министр образования, сообщает о "четырёх главных победах" нашей науке за последний год, то почему-то серьёзные эксперты это почти полностью отрицают. А одно из главных открытий, оказывается, существует ещё с советских времён, а одно к Украине вообще не имеет отношения.. Так что же вы хотите получить приличного от министерского конкурса. Наука наша давно уже в предсмертном состоянии, ибо президенту-олигарху она, думаю, совершенно не нужна.

- 2 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка