Зимы теплые, зачем торопиться?

№23(775) 10 — 16 июня 2016 г. 09 Июня 2016 0

К началу лета Министерство регионального развития, строительства и ЖКХ выдало на-гора документ в два десятка страниц с непростой судьбой: «Фонд энергоэффективности: концепция и план создания». Несмотря на постоянные раздраженные понукания со стороны Евросоюза, строительство этого фонда идет с большим скрипом.

Так, Петер Вагнер, руководитель в Еврокомиссии группы поддержки Украины, весной весьма недвусмысленно предупреждал, что именно создание Фонда энергоэффективности, а также принятие законов об учете тепла и воды являются теми основными шагами, которых требует Евросоюз от нашей страны в сфере энергосбережения. Создание фонда было одним из условий пресловутого коалиционного соглашения — что все же не мешает Кабмину не слишком торопиться с этим.

О том, что фонд вот-вот будет запущен, украинские бюрократы говорят уже давно. Еще в апреле 2015-го Сергей Савчук, председатель Государственного агентства по энергоэффективности, заявлял, что структура, перенаправляющая субсидии на проекты по энергосбережению зданий жилого и бюджетного секторов, заработает на полную мощность к концу 2015-го.

Затем главным обещальщиком по этой теме стал вице-премьер, министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Геннадий Зубко. В конце 2015 г. он клялся, что в 2016 г. его министерство направит в фонд 300 млн. грн. бюджетных средств. Чуть позже, в январе 2016-го, уже зазвучала сумма в 800 млн. грн.

Жонглирование цифрами было ориентировано на западную аудиторию — участие украинского государства в финансировании фонда являлось одним из условий привлечения средств европейских доноров. Так, Германия обещала вложить в проект 200 млн. евро, наше министерство также активно предлагало шведскому правительству поделиться деньгами и т. д.

Но несмотря на то что даже бумажную, документальную работу по созданию фонда финансировал Евросоюз (та же Германия на разработку концепции выделила 25 млн. евро), наши бюрократы умудрились провалить свои же обещания. Согласно последним планам, фонд в Украине не будет работать как минимум до весны 2017 г. — только соответствующий закон власти намереваются принять в лучшем случае осенью 2016-го.

Прежде чем разобраться, что же такое этот злополучный фонд, стоит вспомнить, какие шаги правительство Яценюка ранее предпринимало в области повышения энергоэффективности жилого сектора.

В первую очередь ставка делалась на программу «теплых кредитов» — когда государство компенсировало банкам, выдающим кредиты на покупку котла или утепление жилья, часть тела кредита или часть процентной ставки. Компенсация достигала в некоторых случаях 40%, но традиционно чудовищная процентная ставка украинских банков все равно не сделала займы общедоступными. По приблизительным подсчетам, этой программой воспользовались в 2015 г. около 100 тыс. семей, причем отнюдь не из числа малообеспеченных. Не провал, но и успехом назвать сложно.

С точки зрения общей ситуации, это не привело к кардинальным изменениям: жилищный сектор сегодня потребляет 17 млрд. куб. м газа, при этом до 50% этого объема приходится на неоправданные потери тепла в самих зданиях и около 20% — на потери в теплосетях.

Государству реализация частичной компенсации по кредитам обойдется в 2016 г. в 790,4 млн. грн., в 2015 г. потрачено 495,7 млн. грн. Для сравнения — на все «энергетические» субсидии в 2015 г. пошло 153 млрд. грн. В этом году субсидии только населению по оплате жилищно-коммунальных услуг составят минимум 40 млрд. грн. В 2017 г. субсидии будут получать более 50% домохозяйств.

Затея фонда опирается на надежду заполучить часть именно этих грандиозных денег: субсидии должны идти на модернизацию, включаться в экономику и создавать рабочие места, а не ложиться бременем на полудохлый бюджет. Это, среди прочего, уменьшит и число получателей самих субсидий. Таков идеальный план.

Идея замечательная, но реализовать ее будет непросто. Как можно судить из заявлений высших лиц, пока что деятельность фонда в Кабмине видят преимущественно в выдаче льготных кредитов — со ставками в районе 5% годовых. Как утверждает Геннадий Зубко, разумно было бы связать размер государственной компенсации по таким кредитам с размером достигнутой в результате проведенной модернизации или ремонта энергоэффективности — чем больше снизится энергопотребление объекта, тем выше размер компенсации.

Схема выглядит красивой, но фантастичной — как осуществлять контроль за достоверностью представленных цифр в стране, где надувательство — норма жизни? Технический офис фонда точно будет не способен вести подобный аудит, его численность планируется на уровне 30—40 человек, а достаточно мощная система независимых аудиторов (которую тоже кто-то должен контролировать и сертифицировать) в стране пока не создана.

Кроме того, сама эффективность работы будущего фонда ставится под сомнение всем опытом взаимодействия украинских бюрократов с деньгами внешних доноров, ранее направленными на энергосбережение.

Самый показательный пример — «киотские» миллиарды. Именно они послужили поводом для создания в 2010 г. другого «фонда энергеэффективности» — с шустрой руки Юли Тимошенко. За много лет через сеть подставных компаний, которые якобы утепляли сотни больниц и школ, были украдены чудовищные средства. Но дело не только в воровстве — даже те деньги, которые еще остались на счетах, украинская сторона не способна использовать по назначению: чиновники все время пытаются выдать за энергетические инвестиции то ремонт вагонов метро, то покупку автомобилей «Тойота Приус» для милиционеров.

В Минрегионе уверяют, что все опасения по поводу коррупционных рисков безосновательны: правление фонда будет выбираться на открытом конкурсе, заказчиков работ — строительные компании — определят сами клиенты, причем через открытую онлайн-платформу, ведение работ станет проверяться техническим офисом не только на этапе модернизации объекта, но и в течение 5 лет после его сдачи... И это не считая независимого энергоаудита объекта до и по окончании работ.

Для клиента предложенная операционная модель работы с фондом состоит из шести шагов.

Для начала необходимо выбрать тип проекта и независимого энергоаудитора. Затем, если речь идет о жилой многоэтажке, на основе данных аудита ОСМД или управляющий должны принять решение о выполнении какого-то перечня мероприятий и работ, предложенных аудитором. Следующий этап — размещение заявки на модернизацию дома на онлайн-платформе, где на конкурсной основе за нее должны бороться строительные компании. Заявка также подается в фонд, который должен утвердить ее. После утверждения клиент должен выбрать работающий по программе банк, который переводит часть средств строительной компании. Окончательный расчет с исполнителем работ проводится после предоставления в фонд финального отчета с сертификатом энергоэффективности.

Есть и еще один, заключительный, этап — мониторинг фактической экономии, но министерство пока не предлагает никаких механизмов и правовых последствий, зависящих от результата таких наблюдений. Погашение кредита клиентом производится после льготного периода — считается, что это позволит не мучиться с поиском средств, а платить уже сэкономленными на энергосбережении деньгами.

К сожалению, глубоко в документе спрятана скромная оговорка, что даже в лучшем случае фонд будет предоставлять специализированные кредиты (как предполагается — за счет средств международных доноров) только с 2019 г. До этого основным продуктом организации будут гранты.

Цифровые прогнозы фонда, мягко говоря, выглядят мюнхгаузеновскими: за пять лет 47% многоэтажек и 48% индивидуальных домов должны быть охвачены программами по энергоэффективности. К 2021 г. усилиями фонда удастся достичь экономии 1,5 млрд. куб. м газа, облегчить государственное бремя на 5 млрд. грн. субсидий, создать 75 тыс. рабочих мест, а новый рынок «утеплительных» работ к тому же даст в бюджет 10 млрд. грн. налогов. При этом государство должно вливать в фонд не такие уж значительные средства — от 1,3 млрд. грн. в 2017 г. до 4,7 млрд. грн. в 2021 г.

Эти цифры немного не стыкуются и непропорциональны друг другу. Почему модернизация половины жилого фонда даст такой незначительный эффект? Распространенная среди экспертов цифра возможной экономии за счет модернизации только жилого фонда страны — 10—11 млрд. кубометров. Правда, и вложения для достижения такой цели предполагаются совсем иного масштаба, чем предусмотрены концепцией фонда, — 35 млрд. евро. К сожалению, методика расчета показателей не афишируется командой, написавшей документ Минрегиона.

Но главная ступень, о которую, скорее всего, в очередной раз споткнется создание фонда, это даже не феноменальная медлительность чиновников и очень сомнительные перспективы реального финансирования проектов. Пока что непреодолимой преградой выглядит скромный пункт в перечне необходимых законотворческих этапов, которые нужно пройти к августу 2016-го: «Принять решение и утвердить порядок монетизации или частичной монетизации субсидий ЖКХ». В условиях, когда вице-премьер по вопросам соцполитики Павел Розенко является одним из главных критиков монетизации субсидий, выполнение этого пункта выглядит нереалистичным.

Здесь нужна небольшая оговорка: Розенко все же согласен на монетизацию, но в довольно странном формате — «монетизацию экономии субсидий». То есть потребитель сначала должен значительно уменьшить потребление энергоносителей — так, чтобы получаемая им субсидия была избыточной. Тогда в следующем сезоне он сможет пустить «недобранную» часть государственной помощи в том числе на мероприятия по утеплению жилья. Схема выглядит несколько натянутой — если потребителю уже удается экономить, то зачем ему утепляться, а если он нуждается в утеплении, то как же он сэкономит на уменьшении энергопотребления?

В любом случае вероятность того, что Кабмин вдруг встрепенется, решит скоординировать свои позиции и мнения профильных министерств, протолкнуть нужные законы через Раду, заложить необходимые деньги в бюджет, договориться с банками о совместной работе — и все это в назначенные представленной концепцией сроки, — исчезающе ничтожна. Но в Украине никто не несет ответственности за невыполненные обещания — значит, мы еще не раз услышим о том, как совсем скоро чиновники создадут очередной чудо-инструмент. Ведь ничто так не греет, как надежда.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

ISTWE-2016: зеленый тариф для украинцев

«2000» узнали, что вопрос энергосбережения очень важен как для маленьких...

Альтернативная энергетика — заманчиво дорого

Есть шанс, что альтернативные технологии позволят потребителям сэкономить немало...

Утепляйся кто может

Сумма выданных кредитов на утепление и замену отопительного...

Теплый бизнес

Повышение стоимости энергоносителей и тарифов делает востребованными...

Чтобы не коченеть в квартире, надо утепляться с умом

Не верьте политикам, которые говорят, что государство бесплатно модернизирует дома и...

Политика субсидий стимулирует расточительство, —...

Реформы никогда не действуют моментально, последствия, как позитивные, так и...

Выпускники вузов не хотят работать по специальности

Они учились ради «корочки», а нужные навыки приобретали в процессе работы или...

Прощай, забой! Гуд-бай, мореходка!

Проблема не в профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных...

Сдутый сектор

Европейские финансисты не уверены в стабильности украинской валюты и не знают, каким...

По чиновничьим «канонам»

Главным же «толкачом» скандальной «реформы» остается Департамента бюджета...

Что общего у министра и бригадира грузчиков?

Лесники, завателье, завлабы и завкафедрами, начцехов, прорабы и бригадиры, присяжные...

Иран и Россия: дискомфортный альянс

Иран выбрал сотрудничество с Москвой в качестве противовеса Соединенным Штатам

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка