Хотите в RABство?

№20(819) 19 -- 25 мая 2017 г. 17 Мая 2017 5

Четверть из почти сотни законодательных документов, регулирующих отечественный розничный рынок электроэнергии, либо незаконны, либо устарели до степени неадекватности и неактуальности. Неудивительно, что в условиях социального кризиса это поле порождает острую напряженность: резкий рост тарифов сопровождается не оздоровлением рынка, а монополизацией ряда секторов в отрасли, и что особенно парадоксально — падением объемов производства.

Офис эффективного регулирования (Better Regulation Delivery Office, BRDO) провел анализ государственных актов, которые регулируют розничный рынок электроэнергии. Оценка проведена без учета принятого ВР 13 апреля закона «О рынке электроэнергии» (№ 4493) — поскольку этот документ потребует для имплементации принятия такого количества регуляторных актов (кодексов, правил, методик), что даже в лучшем случае процесс затянется минимум на три года.

Монополиям — все

На розничном рынке электроэнергии присутствует несколько групп игроков: поставщики электроэнергии, распределяющие компании, производители электротехнического оборудования и поставщики сопутствующих услуг, а также, конечно, потребители и государство со своими регуляторами.

Что касается генерации, то здесь ситуация, на первый взгляд, не грозит проблемами: максимальная нагрузка энергосистемы с 2012 г. составила 32 ГВт.ч, тогда как суммарная мощность отечественных электростанций в 2016 г. — 56,17 Гвт.ч. С учетом того, что в последние два года идет заметное падение потребления электроэнергии (на 11,8% в 2015-м по сравнению с 2014 г. и на 21,5% к цифрам 2012 г., до 118,7 млрд. кВт.ч. В 2016 г. падение потребления замедлилось —0,4% по отношению к 2015 г., до 118,32 млрд. кВт.ч), идеи веерных отключений, которыми регулярно пугают обывателя, выглядят не слишком серьезными.

Проблема может возникнуть лишь при остром дефиците энергоносителей — в частности, ряда марок угля.

Но другой крайне серьезный аспект, на который совершенно недостаточно обращают внимание, в сбалансированности спроса: так, отношение минимального потребления к максимальному (в единицах мощности) для 2016 г. составляет 0,745. Это очень много, особенно для энергокомплекса, где доля «инерционных» (не способных быстро маневрировать мощностями) АЭС в генерации составляет внушительные 52,3%. Примечательно, что дифференцированные тарифы в зависимости от времени суток, введенные еще в 2002 г., оказались совершенно непродуктивны — показатель неравномерности не улучшился! Этот факт говорит об одном — реальную оценку эффективности регулирующих мер никто не проводил, да и сама эффективность оказалась никому не интересна. Выводы о том, что мера не работает, не были сделаны за 15 лет!

Остроту проблемы могла бы снять распределенная генерация, когда поставлять электроэнергию в систему могут малые станции, ГЭС и ТЭЦ, когенерационные установки и особенно — источники возобновляемой энергии, в т.ч. бытовые. Довольно нелепо, что по нашим законам бытовой потребитель может поставить генератор мощностью до 30 кВт и продавать излишки распределительной компании по «зеленому тарифу», а вот для юридического потребителя такая возможность отсутствует.

Неудивительно, что доля распределенной генерации в Украине исчезающе мала (за весь прошлый год лишь 1109 бытовых потребителей смогли заключить договора на продажу избытка энергии со своих солнечных батарей), тогда как в Германии, например, она занимает 20% всего производства электроэнергии, в Дании — 50%, а в США «малая энергетика» насчитывает 12 млн.(!) установок общей мощностью свыше 220 ГВт (это в четыре раза превышает размер всей энергосистемы нашей страны).

Усугубляет проблему то, что Украина может «гордиться» одними из самых чудовищных цифр потерь в распределяющих сетях. Наши потери при распределении в 2016 г. составляли 9,9%! Для примера: в Германии эта цифра составляет 3,9%, в Китае — 5,8%, и даже с учетом катастрофической ситуации в ряде стран Африки и Азии общемировой уровень все равно ниже украинского — 8,16%. При этом семь распределительных компаний из 40, имеющих в стране лицензию, умудрились пробить потолок граничного показателя потерь в 11,57%.

Обусловлено это тем, что локальные монополисты — облэнерго, получившие советские имущественные комплексы в результате административных решений практически бесплатно, выжимают из них все соки, крайне мало вкладывая в модернизацию. Так, изношенность 1 млн. км наших распределительных сетей достигает 70—80%. При этом даже те жалкие, почти ритуальные инвестпрограммы, которые были прописаны при приватизации, выполняются распределительными компаниями, по данным 2016 г., лишь на 73,7%.

Как считать капитал

Без больших натяжек основной причиной такой ситуации можно назвать то, что Нацкомиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), играет в вопросе тарифообразования на стороне монополистов — тарифы формируются по принципу «затраты плюс».

Что это означает? То, что цена услуги формально определяется лишь себестоимостью и установленным процентом прибыли. Потери просто включаются в себестоимость, и снижать их нет никаких стимулов — за них все равно платит потребитель.

Это само по себе скверно, но ситуация еще более нелепа — если деньги сэкономить, НКРЭКУ может их просто у игрока изъять!

Один из выходов в том, чтобы формировать тарифы по принципу RAB-регулирования (от Regulatory Asset Base — регулируемая база инвестированного капитала), когда в цену товара для потребителя включается не установленный уровень рентабельности работы поставщика электроэнергии, а уровень дохода на вложенный капитал. Это, конечно, стимулирует рост капитализации и привлечение инвестиций. Например, Румынии удалось за счет такой схемы всего за 7 лет уменьшить изношенность активов с 75% (показатель, примерно равный нашему) до 48%.

Подзаконные акты, позволяющие использовать RAB-регулирование, в Украине существуют, да и переход на подобную схему планировался давно. Ключевой вопрос для большинства украинцев: позволит ли это снизить тарифы? Ответ: увы — нет. Дело в том, что, понимая неизбежность смены формулы тарифообразования под давлением общества и Европы, лоббисты энергокомпаний при содействии чиновников превентивно умудрились ввести в эти акты в 2015—2016 гг. изменения, и существенно уменьшающие требования к качеству услуг, и задирающие норму прибыли выше неба.

Например, один из основных параметров качества — индекс SAIDI, который представляет собой среднее время, в течение которого имели место перебои в электроснабжении. В Европе этот показатель в среднем ниже уровня в 50 мин. В Украине SAIDI составляет астрономические 690 мин., и сегодняшние нормативы, предусматривающие переход на RAB-регулирование, ставят цель перед компаниями достигнуть уровня 300 мин. для сельской местности лишь на 8-й(!) год работы по новым тарифам.

Кроме того, смычка бизнеса и власти неизбежно приведет к тому, что RAB-тариф, конечно, будет рассчитываться совсем не по тем показателям стоимости активов, которые применялись при приватизации. Например, «Киевэнерго» продали Ахметову (группе ДТЭК) в 2011 г. за 56,42 млн. долл. Согласно же независимой оценке, активы компании стоят по меньшей мере 481,7 млн. долл. — и угадайте, какая сумма будет применяться при расчете нормы прибыли для тарифа?

Кроме того, учитываются не реальные инвестиции, а стоимость всего комплекса активов, даже если они достались собственнику за бесценок. Самое забавное, что часть активов уже была оплачена потребителями — ведь в тарифы заложена инвестиционная составляющая! Еще часть оплачена деньгами клиентов по платежам «за подключение к сети». И теперь эти средства обернутся против самих потребителей — они заплатят больше только за то, что слишком много платили поставщику раньше! Через три года после перехода на RAB-тариф предусмотрено, что норма прибыли на весь амортизационный капитал составит 14,79%! Но, скажем, даже в благополучной Франции этот показатель всего 7,3%.

Т. о. переход на новую, логичную и умную систему формирования тарифов подготовлен властью так, что способен вызвать новый социальный взрыв. И, скорее всего, перехода не произойдет до парламентских и президентских выборов.

Неприкасаемые дотации

Необходимость реформы рынка электроэнергии определяется глубоким и неизбывным конфликтом — дотировать потребление государство уже не может, но отказаться от него по политическим мотивам не хочет.

Обойтись банальным повышением тарифов, вызвавшим острую социальную реакцию, не удалось. Постепенный рост тарифов был запланирован постановлением НКРЭКУ №220 еще от 26.02.2015, но он так и не привел к выходу на тот уровень, когда дотирование в этой сфере можно прекратить. Не будем здесь рассматривать прямые дотации домохозяйствам. Но поставщики электроэнергии по регулируемому тарифу также получают т. н. дотационные сертификаты, которыми должны компенсироваться потери от электроснабжения льготников. Эти сертификаты утверждает НКРЭКУ, и доля их в структуре оптовой рыночной цены электроэнергии составляла в 2016 г. внушительные 25,87%. Дотации сегодня — это в целом около 45,8 млрд. грн.!

А ведь государство избирательно финансировало еще и отдельных производителей электроэнергии по программе КПКВК 2754060 (на 835 млн. грн. за 4 последних года), компенсацию процентов по кредитам для производителей «зеленой» энергии (18 млн. грн. за тот же срок), поддержку электрометаллургических производств (заводы ферросплавов, цифры дотаций не приводятся в открытом доступе), и даже дотировало энергопотребление 29 угледобывающих компаний (166,4 млн. грн., по данным 2014 г.).

Можно признать, что идея уменьшить субсидирование и побороть перекрестное субсидирование провалилась. А ведь к марту 2017 г. дотационные сертификаты должны были уйти в прошлое!

В то же время механизм дотирования бытовых потребителей так и остался как социально несправедливым, так и экономически необоснованным.

Это заставило говорить о том, что Украине позарез нужна должность энергетического омбудсмена — для защиты прав потребителей электроэнергии. Такой институт есть во многих развитых странах, а нам такой защитник нужен хотя бы потому, что более 90% клиентов энергокомпаний — 16,5 млн. абонентов — бытовые потребители, с трудом представляющие себе, как бороться с энергетическими монстрами.

Рули заржавели

Как показало исследование экспертов BRDO, розничный рынок электроэнергии у нас регулируют 94 акта — причем 26% из них либо незаконны, либо утратили актуальность. Эта цифра — реальный показатель эффективности НКРЭКУ, ведь именно эта нацкомиссия издала почти половину — 45 — регуляторных актов.

При этом в 96% случаев регулирования в этой отрасли цели не достигаются! Это фантастический показатель, и аналитики BRDO утверждают, что львиная доля проблем с неэффективным регулированием рынка (29%) вызвана неправильным выбором средств. Еще 24% — это недостатки в процедуре использования уже введенных инструментов. 17% — банальный бюрократический саботаж, неприменение предусмотренных законодательством организационных мер. Еще 12% — административные ошибки при проектировании норм, и 7% — отсутствие даже попыток регулирования тех сегментов, где это жизненно необходимо.

Исправил ли положение дел принятый Радой 13 апреля закон «О рынке электрической энергии»? Прежде всего стоит вспомнить, что его предшественник, закон от 24.10.2013 №663-VII «Об основах функционирования рынка электрической энергии Украины», так и не был имплементирован и не заработал.

Уместно объяснить, как и почему появляются подобные документы. Основным лоббистом законотворчества в Украине выступает, как ни странно, не общество, не бизнес, не экспертные группировки — а давление ЕС. В качестве условия получения помощи Евросоюз требует, чтобы законодательство Украины было хоть в какой-то степени гармонизировано с европейским — иначе со страной просто невозможно работать даже в бюрократическом смысле. И закон от 24.10.2013 появился как реакция на принятие Европой Второго энергетического пакета ЕС — пакета законов, регулирующих общий рынок газа и электроэнергии. Поскольку он не соответствовал ни целям отечественных монополистов на этом рынке, ни политическим задачам команд при власти, документ фактически лежал на полке — внедрять его никто не пытался и не собирался.

Но дело в том, что он был принят с большим опозданием — еще в 2009 г. Евросоюз проголосовал за Третий энергопакет. Как реакцию на актуальные условия работы энергорынка Европы Украине пришлось разрабатывать новый закон — именно он и принят только что.

Само изменение работы рынка электроэнергии требует перестройки по меньшей мере на протяжении десятилетия. Чтобы просто обеспечить новый закон необходимыми «бумажными войсками» — вторичным законодательством, механизмами и нормативами, потребуется (по самым скромным подсчетам) не менее трех лет. Так, только формальный переход к свободному формированию цены электроснабжения, обеспечение независимости операторов распределительных сетей от поставщиков и обеспечение возможности бытовым потребителям заключать договор, выбирать поставщика электроэнергии займет не менее 18 месяцев. В финале также должно быть достигнуто полное отделение деятельности поставщика электроэнергии от природных монополий.

Очевидно, что это совершенно не нужно ни энергокомпаниям, ни лоббирующей их интересы НКРЭКУ. Закон выступает лишь неким инструментом политического маркетинга, ориентированным на западных доноров. При этом политические популистские жесты для внутренней аудитории имеют совсем иную направленность.

Как следствие — крайне высока вероятность того, что новый закон по сговору олигархов и политиков так и не будет в полной степени имплементирован и никогда не заработает. Для этого, кстати, есть и великолепный формальный повод — ЕС готовит к принятию Четвертый энергопакет. Так зачем торопиться с реальными реформами — все равно придется переписывать закон — в безуспешной попытке угнаться за прогрессом.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...



Из-за непогоды 188 населенных пунктов остались без...

Сильный дождь и порывы ветра привели к срабатыванию системы защиты линий...

Излучая обеспокоенность

Первые партии радиоактивных отходов должны вернуться из РФ в Украину в 2018 г.

Украина на 40% нарастила экспорт электроэнергии

Поставки электроэнергии в Венгрию и Словакию выросли, а в Польшу упали

ООН: Донбасс на грани широкомасштабного...

В докладе организации говорится о масштабных разрушениях, нехватке воды и опасности...

В ООН призвали не усугублять страдания жителей...

В ночь на 25 апреля украинское предприятие «Луганское энергетическое...

Загрузка...

Колумбия хочет взимать налоги с пользователей...

Правительство хочет “приложить” свою руку к биткоинам, смотря на то как сильно...

Страсти по кластерам

Традиционными украинскими кластерами являются села, жители которых заняты...

Олигархи как тормоз реиндустриализации

Во многих селах Закарпатья, куда четверть века не заезжал общественный транспорт,...

Закон уменьшения энергии

Эпоха гигантомании закончилась. Если вы считаете, что крупную индустрию УССР...

Очередная революция в энергетике: плюсы и минусы...

Новые технологии хранения избыточной энергии стимулируют появление «наносетей»

Травить — и никаких снастей!

В последнее издание Красной книги Украины выпуска 2009 г. вошло 70 видов отечественной...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Ошибка