Их и так неплохо кормят

№16(816) 21--27 апреля 2017 г. 19 Апреля 2017 4.4

Почему руководители государства не обращают внимания на добычу полезных ископаемых

Украина входит в число ведущих минерально-сырьевых государств если не мира, то Европы. Наша страна, занимающая всего 0,4% земной суши, где проживает 0,8% населения планеты, имеет в своих недрах 5% глобального минерально-сырьевого потенциала. У нас разведано около 20 тыс. месторождений и проявлений 111 видов полезных ископаемых (всего в мире — две сотни видов полезных ископаемых, из которых используется человечеством 120).

Во время недавней пресс-конференции заместитель министра охраны окружающей природной среды Дмитрий Гурский заявил, что мы добываем 98 видов полезных ископаемых в 3,5 тыс. месторождений. То есть государство использует только примерно шестую часть всех разведанных месторождений. Всего же в стране зарегистрировано почти 9 тыс. месторождений, в частности насчитывается 385 разведанных источников топливно-энергетических ресурсов.

«В Украине сосредоточены запасы полезных ископаемых на $11 трлн. долл. Трудно себе представить такую богатую страну, как наша», — подлил масла в огонь Гурский. Отечественные специалисты оценивают стоимость запасов в $7,5 трлн. В то время как государственные геологические службы Канады, США, Австралии и ЮАР предлагают не прибедняться — у нас под ногами находится ресурсов на $11—11,5 трлн.

«В наших недрах содержится 68 млрд. т угля разных сортов. А по запасам урана Украина находится на пятом месте в мире, — продолжил экспресс-инвентаризацию недр замминистра. — На сегодняшний день мы имеем 1,3 трлн. куб. м подготовленных к эксплуатации запасов природного газа. Уже в подтвержденных месторождениях насчитывается 4,7 трлн. куб. м. Около 3 трлн. кубов газа исследуется».

Тем не менее богатейшие запасы полезных ископаемых пока не привели отечественную экономику к процветанию, уже не говоря о том, чтобы на этой базе создать новые мощные перерабатывающие комплексы. К примеру, не экспортировать каолиновые глины европейским производителям умывальников и унитазов, а самим выпускать из своего же сырья современную сантехнику.

Инвестиции зачеркиваем

Традиционно в нашей стране наибольшее экономическое значение имели каменный уголь, железные и марганцевые руды, самородная сера, каменная и калийная соли, нерудные строительные материалы, минеральные воды. После всплеска добычи в 1970-х гг. постепенно была минимизирована разработка нефтегазовых месторождений.

Такой перекос ничего хорошего не дал. Зависимость от конъюнктуры узкой группы товаров снижает мобильность всей экономической системы страны. Попытки наладить добычу других высоколиквидных ископаемых особого успеха в масштабах государства не принесли.

Так, в Украине на территориях Ровенской и Житомирской областей еще в XIX в. найдены залежи медной руды. В 1920—30-х гг. серьезные поисковые работы провели польские геологи. До 1990-х гг. на границе с Польшей был выделен Волынский меднорудный район общей площадью около 10 тыс. кв. м. Эксперты оценили общие запасы меди этого района в 25—30 млн. т. Но на этом все закончилось, медью в период независимости не занимался никто.

При том что в Бахмуте (Донецкая обл.) крупнейший украинский завод по обработке цветных металлов в качестве сырья использует медный лом, запасы которого с каждым годом истощаются. Хотя Польша уже давно активно разрабатывает свою часть Волынского меднорудного месторождения, а компания Polska Miedz входит в число мировых лидеров отрасли.

В период независимости внятных исполняемых программ развития минерально-сырьевой базы так и не появилось. Денег в бюджете на масштабные проекты не было, а западным инвесторам добывающих отраслей мы надолго отбили охоту даже смотреть в сторону Украины на географической карте.

Вспомним хотя бы истории с отечественной золотодобычей. Так, канадская Ashurst подписала договор о совместной деятельности и инвестировании с государственным ЗАО «Укрзолото» весной 1997 г. При этом иностранцы привлекали финансирование на Лондонской и Торонтской фондовых биржах и внебиржевом рынке США. Предполагалось разрабатывать пять месторождений в Днепропетровской и Кировоградской областях. В соответствии с договором канадцы получали 20% в совместном предприятии Ukraine Gold International в случае обеспечения около $30 млн. инвестиций.

Но уже в октябре 1997 г. тогдашний премьер-министр Валерий Пустовойтенко (как раз пришедший на смену Павлу Лазаренко) «Укрзолото» ликвидирует по причине «неудовлетворительной деятельности». В результате канадцы потеряли $4,1 млн.

В 2003 г. на Мужиевском месторождении в Закарпатье обожглись австралийцы — Zakar Resources, которые приобрели 6,3% акций ООО «Закарпатполиметаллы» (93,7% акций владела ГАК «Украинские полиметаллы»). Из планируемых инвестиций в $70 млн. (для добычи 1,5—2 т золота в год) освоили примерно $1 млн. (произвели 346 кг золота в 2004—2005 гг.).

В 2006 г. с украинской стороны возникли проблемы с финансированием проекта. Австралийцы были готовы заплатить, но с условием увеличения их пакета акций в предприятии до 75%. Для нас это оказалось неприемлемым. Кроме того, тогдашний президент Виктор Ющенко дал поручение правительству завести на месторождение еще одного инвестора из Великобритании — European Minerals Corp. (ЕМС). В свою очередь это не устроило австралийцев, и они вышли из проекта. Вы будете смеяться, но ЕМС так и не начал разработку Мужиевского месторождения.

В данном случае речь шла о крупных инвесторах. И то, как с ними обошлись у нас, нанесло огромный ущерб репутации Украины на долгие годы. Реализовать проект в горнодобывающем бизнесе невозможно без стабильной поддержки государства как на центральном, так и на местном уровнях. При этом крупные и длинные инвестиции не предполагают корректировки курса в зависимости от личности нового премьер-министра или даже — президента.

Искушение трубой

Непосредственно после смены власти в стране «2000» уже писали о причинах нежелания правительства Украины развивать собственную нефте- и газодобычу (см. «Покупаем газ. Дорого», «2000» №48(724) от 28 ноября — 4 декабря 2014 г.).

Вкратце напомним, что руководителям страны гораздо интересней участвовать в схемах по транспортировке и перепродаже российского газа, чем заниматься собственной добычей. При нулевых инвестициях, не выходя из кабинета, перекладывая бумаги с одного конца стола на другой, зарабатывать баснословные прибыли, конечно же, проще.

«Причина сокращения добычи газа не только в том, что Украина потеряла крымский «Черноморнефтегаз», который в последние годы значительно нарастил производство, — рассказал гендиректор компании «Ньюфолк» Андрей Закревский. — В стране достаточно других месторождений углеводородов. Подоплека в другом. Мы упорно убиваем невероятный потенциал отрасли, созданный нашими дедами-прадедами. Забываем, что нефтегазовая промышленность мира началась в Австро-Венгерской империи, на территории современной Галичины. Не помним о том, что газопровод общей протяженностью 4451 км «Уренгой—Помары—Ужгород» начали строить в Ужгороде, а не в Новом Уренгое. Что западноукраинский газ в 1947 г. появился в Киеве, а в 1953-м уже горел в Минске и в Москве. Что в нашей стране самая разветвленная газотранспортная система в мире. Как будто все это сделал кто-то другой, а не мы».

В последнее время активизировалась государственная компания «Укргаздобыча», которая планирует в этом году нарастить добычу газа на 400—600 млн. куб. м и достичь показателя в 15 млрд. куб. м. Но все равно по сравнению с объемом добычи УССР почти 70 млрд. куб. м (показатель 1975 г.) — это мизерные результаты.

Понятно, что в бурном развитии добычи углеводородов в Украине не заинтересован никто в мире. Не только Россия, но и ведущие игроки данного рынка — новые конкуренты не нужны никому. Этот тезис прекрасно иллюстрирует история с разработкой наших т. н. сланцевых газовых месторождений — Олесской (Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская обл.) и Юзовской (Донецкая и Харьковская обл.) площадей.

После 2012 г. работы на Олесской площади должна была начать американская корпорация Shevron, а на Юзовской — нидерландско-британская Shell. Газовые месторождения Олесской площади оцениваются в 0,8—1,5 трлн. куб. м, юзовские запасы оказались куда серьезнее — 10 трлн. куб. м.

Практически с первых дней оба проекта атаковали активисты по надуманному экологическому поводу, мол, добыча сланцевого газа заражает почву и грунтовые воды и т. п. Интересно, что возглавляли оба движения под одинаковыми лозунгами идеологически полярные политические силы. На Западной Украине — ВО «Свобода», на Восточной — коммунисты.

Позже обе международные корпорации вышли из этих проектов. В частности, в марте 2015-го Shell после завершения поисково-разведочных работ в Харьковской области деятельность свернула, объяснив это экономической нецелесообразностью и форсмажором в связи с проведением АТО. Что же произошло на самом деле, ведь в Харькове и Львове военные действия не велись и не ведутся?

«Когда транснациональная корпорация заходит в Украину, она подтверждает геологические изыскания, которые были и так уже известны, — рассказывает Андрей Закревский. — После чего компания на бумаге получает увеличение общего объема запасов ресурсов. А так как Shell — компания биржевая, то естественно, стоимость ее акций после таких сообщений повышается. Таким способом они зарабатывали деньги, даже не ведя добычу».

Он считает, что Украина уже потеряла пять лет и потеряет еще больше, ведь добыча на этих крупных газоносных площадях теперь начнется очень нескоро.

«Правительство опять хочет отдать разработку этого огромного массива в руки одной компании, — поясняет Закревский. — На этот раз — Yuzgaz B.V. Вместо того, чтобы учесть ошибки и разбить Юзовскую площадь на несколько десятков частей и обезопасить себя от наступления аналогичного форсмажора, который уже был у Shell, снова передают этот участок единым блоком в управление».

Эксперт обращает внимание — если бы по отдельным участкам Юзовской площади провести аукцион, бюджет мог заработать значительную сумму.

«Я знаю три отечественные компании, у которых уже имеется по нескольку лицензий на добычу углеводородов в близлежащих с Юзовской площадкой районах, — продолжает Закревский. — Отдайте часть месторождений украинским государственным компаниям — у них ведь тоже есть скважины, которые бурили параллельно с Shell. Кроме отечественных инвесторов, на таких небольших участках могли бы добывать газ и польские, и белорусские предприятия, и компании из ОАЭ».

Вместо этого руководство страны просто замораживает на неопределенный срок огромную газоносную территорию. «Получается, что Кабмин не заинтересован в добыче украинских углеводородов вообще», — заключает эксперт.

Американский стимул

Украина получила очередной шанс заработать на своих богатых недрах, в том числе — на рынке редкоземельных материалов (РЗМ — элементы, сравнительно редко встречающиеся в земной коре, которые образуют тугоплавкие, практически не растворимые в воде оксиды).

Дело в том, что в данный момент в конгрессе США проходят слушания по поводу законопроекта Metals Act (Materials Essential to American Leadership and Security — дословно: материалы, необходимые для американского лидерства и безопасности) и на днях он, скорее всего, будет одобрен депутатами.

Лоббирует документ член палаты представителей Дункан Хантер. На официальном сайте американского конгресса депутат обосновывает необходимость принятия данного законопроекта тем, что США больше не должны полностью зависеть от иностранных источников стратегических и критических материалов.

 «Сейчас в производстве редкоземельных элементов доминирует Китай, контролируя более 90% мирового производства, — отмечает Хантер. — Эти материалы являются ключевыми компонентами всего, от высокотехнологичной потребительской электроники до современных систем вооружения. За последнее десятилетие США утратили способность производить эти материалы и уступили пальму первенства иностранным государствам, а именно — КНР. Фактически последний крупный американский производитель редкоземельных элементов объявил о банкротстве в 2015 г., когда закрыл калифорнийскую шахту и перерабатывающий завод, а затем продал часть своих активов китайцам. В данный момент шахта может быть продана фирме, связанной с одним из российских миллиардеров».

В соответствии с Metals Act будет создан инвестиционный фонд стратегических материалов, где основным вкладчиком выступит министерство обороны США. Ведомство выделит лишь 1% от стоимости программ по разработке новейших авиационных и ракетных вооружений, но и это огромная цифра.

За счет данного фонда американские компании, которые разрабатывают технологии, связанные со стратегическими материалами, получат доступ к беспроцентным кредитам сроком на пять лет. Кроме того, средства направят на субсидирование закупок материалов предприятиями ВПК.

А теперь внимание! Законопроект предусматривает, что американские оборонные предприятия не должны закупать редкоземельные материалы у компаний, связанных с Китаем и Россией, даже если их активы находятся на территории США.

При этом американцы считают, что снабжение экономики страны стратегическими материалами находится в критическом положении. В соответствии с данными геологической службы США, на территории государства большинство из соответствующего перечня сырья не добывается. Это значит, что американские компании наверняка увеличат суммы инвестиций в месторождения за пределами страны.

В нынешний перечень материалов, потребность в которых обеспечивается только за счет внешних источников, попала даже марганцевая руда (всего в списке — 20 товарных позиций, из них запасы одиннадцати имеются в Украине).

По стратегическим запасам марганцевых руд наша страна занимает второе место в мире после ЮАР и является одним из лидеров по производству марганцевой продукции. Достаточно сказать, что на глобальном рынке марганцевых ферросплавов предприятия группы «Приват» Игоря Коломойского занимают около 20%.

В структуре запасов марганцевых руд в странах СНГ на украинские месторождения приходится более 80%. К сожалению, они представлены преимущественно карбонатными рудами. То есть наша руда имеет среднее содержание марганца на уровне 24%. Руды ЮАР, Бразилии, Китая и Грузии богаче: содержание марганца в них колеблется в пределах 35—55%. Впрочем, это говорит лишь о том, что украинским горнякам необходимо перерабатывать больше руды, чем конкурентам из других стран.

Запасы марганцевых руд у нас сосредоточены в Никопольском марганцеворудном бассейне (территория Днепропетровской, Запорожской и Херсонской областей) — крупнейшем в мире. Добычу и переработку марганцевых руд в настоящий момент осуществляют Марганецкий горно-обогатительный комбинат (ГОК) и Орджоникидзевский ГОК (оба — Днепропетровская обл.).

В Запорожской области был построен Таврический опытно-промышленный ГОК и шахта с проектной производительностью 2 млн. т руды в год. Но в 1995 г. предприятия законсервировали. Официальная причина — низкая производительность.

В списке критического импорта стратегических материалов США находятся также минералы (в т. ч. редкоземельной группы) — торий, цезий, графит, иттрий, кристаллический кварц, литий, мышьяк, ниобий, плавиковый шпат, скандий и слюда. 

 

Залежи такого сырья у нас не просто имеются — Украина входит в число крупнейших в мире стран с соответствующими месторождениями.

Но, к сожалению, руды РЗМ у нас не добываются. Так сложилось еще с советских времен, когда отечественная горнодобывающая промышленность была ориентирована на разработку преимущественно угля и железной руды.

Тем временем наша страна располагает уникальными и крупными месторождениями, такими как Азовское (редкие земли, цирконий), Мазуровское (ниобий, тантал, цирконий), Мостовое (тантал), Новополтавское (фосфорные редкоземельные и редкометаллические руды). Пержанское (бериллий), Полоховское (литий).

Отечественные частные владельцы лицензий на разработку месторождений все эти годы добычу не развивали, фактически участки оставались замороженными. Причина — нежелание инвестировать крупные суммы с расчетом выгодно продать право на разработку недр иностранной компании. При этом частники ориентировались прежде всего на покупателей из Китая — нынешнего мирового лидера на рынке РЗМ.

Хотя, по словам украинских ученых, выпуск таких материалов можно было без особого труда наладить на базе лабораторий отечественных исследовательских институтов и выйти на высоколиквидный мировой рынок чистых и высокочистых металлов — висмута, бериллия, галлия, германия, индия, олова, палладия, свинца, скандия, таллия, теллура.

В этой связи украинское правительство могло бы усилить контроль над месторождениями и наконец начать развитие проектов, которые уже давно имеют статус перспективных. Прежде всего эксперты указывают на:

— месторождения бария в Закарпатье. Барий используется для получения металлического лития, оксиды которого применяются на АЭС в качестве замедлителя ядерных реакций;

— Полоховское месторождение руд с содержанием лития в Кировоградской области;

— месторождение апатит-бериллиевой руды в Запорожской области;

— Пержанское месторождение бериллия в Житомирской области.

На строительство производственных мощностей каждого из проектов требуется около $300 млн. И это не критичные суммы для нашего государства, а уж тем более — для заинтересованных инвесторов из США. В конце концов, Австралия, к примеру, привлекает в добывающую отрасль примерно $200 млрд. ежегодно.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Евгений Клопотенко:«Мне кружит голову еда!»

«У наших детей, судя по рецептуре, почти больничное питание, с единственной...

Элементы сладкой жизни

На столичном рынке первичной недвижимости значительно увеличился объем предложения

Дружба по опциону

Российские бизнесмены продают предприятия в Украине своим старым друзьям и деловым...

Как глубоко закопаны украинские трубы?

Вопрос перспектив вывода трубных заводов из кризиса в первую очередь следует...

Пороги казнокрадства

Контроль целевого использования средств Пенсионного фонда Украины осуществляет сам...

Загрузка...

Дотации «малой земле»

Если АФЗУ будет участвовать в распределении средств, то господдержка дойдет до тех,...

Фарватер на мели

Национальная программа оздоровления бассейна Днепра существует только на бумаге

Почем нынче украинский труд в Венгрии

Уже не знаем, чем заманить украинцев, сетует венгерское деловое издание Index и обиженно...

Нам нужен метановый Лос-Аламос

Газогидраты Черного моря смогут в перспективе обеспечить Украину природным газом...

Сухе червоне

Установи служби крові виготовляють тільки 4—5 найменувань компонентів крові з 18...

В ожидании «Саши» и «Наташи»

Ежегодно из-за водяного ореха Киевское водохранилище недополучает 400 кг рыбы с гектара

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка