Как поставить на ход украинские машины?

25 Ноября 2015 4.8

SQ.COM.UA

Тридцать лет назад Украина заслуженно гордилась своим машиностроением, на которое в те времена приходилось 30% общего объема промышленного производства республики. Харьковские тракторы и турбины, львовские телевизоры и автобусы, киевские мотоциклы, днепропетровские ракеты, кременчугские грузовики, луганские тепловозы, николаевские корабли, краматорские станки — все это было отмечено знаком высшего качества и пользовалось известностью далеко за пределами СССР.

Еще в феврале 2013 г. — задолго до начала трагических событий в нашей стране — в статье «Машиностроение Украины: и снова шаг назад» («2000», 2013, №7 (642) мы отмечали начавшуюся уже тогда новую фазу сворачивания производства в указанной отрасли как продолжение ее упадка и деградации.

В конце статьи мы сделали вывод: «...это очевидно — вытянуть экономику нашей опустошенной и разоренной страны можно лишь на основе ее комплексного и планомерного развития. Невозможно решить проблемы какой-то отдельно взятой отрасли — будь то судостроение, или металлургия, или химпром, или АПК — в отрыве от всего комплекса народного хозяйства с его теснейшей внутренней взаимосвязью. Навязанная стране либеральная модель не способна обеспечить подъем всего этого комплекса, и она ведет лишь к разрушению его основ». С той поры ситуация намного ухудшилась, мы движемся к катастрофе.

Удельный вес машиностроения в общем объеме промышленного производства с советских времен упал более чем втрое. В 2012 г. данный показатель составлял 10,3%, в 2014 г. опустился до 7,2% (до 11,4%, если рассматривать только лишь обрабатывающую индустрию). «Вес» машиностроения в три раза меньше доли пищепрома (21,2%), который, опередив также металлургию(!), превратился в ведущую отрасль украинской промышленности. В этом выражается все большее превращение нашей страны в периферийный аграрный придаток Европы (перспективы металлургии, до недавнего времени обеспечивавшей благополучие Украины, особенно в «тучные» нулевые годы с их благоприятной конъюнктурой на мировом рынке стали, ныне вызывают большие сомнения). И отечественная элита с таким трендом, похоже, целиком и полностью согласна.

По данным Госстата, в январе — сентябре с. г. индекс промышленной продукции составил 83,4%, в машиностроении же — 80,7%. В некоторых важных его отраслях показатель хуже: производство компьютеров, электронной и оптической продукции — 66,9%, оборудования для металлургии — 64,8%, железнодорожных локомотивов и подвижного состава — 33,8%.

Еще в 2013 г. экспорт машиностроительной продукции сократился на 20,3%, в 2014-м — на 30,2%. Сокращение экспорта в страны СНГ соответственно 24% и 41,4%. При этом вывоз машин в Европу вырос несущественно, что никак не может компенсировать утрату восточных рынков, куда всегда направлялась львиная доля машинотехнического экспорта.

В январе — августе с. г. экспорт Украины в сопоставлении с аналогичным периодом 2014 г. уменьшился на треть; экспорт машин, оборудования и механизмов сократился на 36,6%, а транспортных средств — вовсе на 68,9% (судов — на 69%, локомотивов — на 80,5%). Теперь удельный вес машиностроительной продукции, включая приборы, в общей массе отечественного экспорта составляет 11,8%. Для сравнения: в 2011 г. он равнялся 17,4%.

Упадок и износ

Весной академик НАН Украины и бывший министр экономики Богдан Данилишин в статье «Как остановить агонию украинской экономики» (Новое время) утверждал: «Без внимания государства у отечественного машиностроения нет будущего». Сказано верно!

Экс-министр констатирует, что Украина все больше специализируется на металлоемких отраслях машиностроения, тогда как отрасли «тонкого», наукоемкого, квалифицированного машиностроения приходят в упадок. Сужается номенклатура выпускаемой продукции. С 2008 г., утверждает Данилишин, в стране не было выпущено ни одного автокрана, свеклоуборочного комбайна, мотоцикла, микроскопа и пылесоса, ни одной единицы офтальмологического оборудования.

О том, насколько катастрофична ситуация в экономике, лучше всего говорит шокирующая цифра, обнародованная недавно Госстатом, — износ основных фондов достиг невообразимой величины 83,5%! Для сравнения приведем динамику указанного показателя в прошлом: 2000 г. — 43,7%, 2008-й — 61,2%, 2010-й — 74,9%. То есть мы подходим к тому состоянию, когда экономика страны попросту утратит способность работать — и ее нужно будет буквально создавать заново. На какие средства, из каких источников, опираясь на какие ресурсы?

Не хочется «самовыпячиваться», но мы ведь об этом давно писали, мы били тревогу: читайте, пожалуйста, «Украина и дальше работает «на износ» («2000», 2011, №40 (576). Вот цитата из той статьи: «...Украина и дальше работает «на износ», что так или иначе ухудшает конкурентоспособность национальной экономики и приближает ее крах. Поэтому необходимо постоянно затрагивать данную проблему в прессе, бить во все колокола и всюду ставить вопрос об изменении экономической политики с тем, чтобы направить развитие экономики в русло нормального расширенного воспроизводства. Чтобы добиться наконец реального, а не декларативного обновления и модернизации страны. ...нужно срочно менять экономический курс, дабы не очутиться в итоге в стране, которая будет выжата, словно лимон, и не сможет далее обеспечивать даже самый минимальный уровень жизни для ее рядовых жителей».

Это процесс фундаментальный, куда более серьезный и опасный, чем война на Донбассе или коррупция, однако на него никто не обращает внимания, стараясь все свалить на войну и ту же коррупцию. По сути же цифра 83,5% — это приговор экономическому курсу последней четверти века: если олигархи и другие собственники заводов, фабрик и прочего до сих пор не предприняли ничего, чтобы возобновить нормальное воспроизводство своих производительных капиталов и остановить катастрофический износ техносферы, то станут ли они это делать, когда процесс дойдет до последней точки и потребуется создавать все заново из руин?

В украинском машиностроении, как и в других отраслях промышленности, износ производственных фондов составляет на большинстве предприятий 60—80%. Моральное устаревание оборудования достигает 50 лет и более. Так, на знаменитом заводе им. Малышева в 2013 г. признали, что придется списать 11,5 тыс. из 16,5 тыс. наличных станков, поскольку они уже никуда не годны.

Не надо думать, будто на постсоветском пространстве такое происходит лишь у нас на Украине. В России ситуация ничем не лучше: там износ промышленных мощностей достиг 78% (См. Ирина Голова. Поддержка не по адресу // «Российская газета», www.rg.ru, 24.03.2015).

Богдан Данилишин пишет: в США на научные исследования в области машиностроения расходуется 2—2,5% ВВП, в ЕС — 3%, в независимой же Украине даже в лучшие 2000-е гг. данный показатель находился на уровне 0,1% ВВП.

И государство, и частные владельцы предприятий стремятся сэкономить на НИОКР. В развитых странах удельный вес НИОКР в расходах машиностроительных предприятий составляет 8—10%, на Украине, по данным Данилишина, — всего 1%.

Из-за того, что в последние десятилетия «третировались» рабочие профессии, в стране сохраняется жесткая нехватка квалифицированных рабочих и инженеров; на соответствующих местах заняты зачастую люди предпенсионного и пенсионного возраста. Говорят, в последнее время в связи с кризисом и явными трудностями с трудоустройством экономистов и юристов ситуация все же начала меняться — молодежь стала проявлять интерес к рабочим специальностям. Вот только качество подготовки оставляет желать лучшего и в вузах, и в колледжах.

Кризис отечественного машиностроения — это часть общего, системного кризиса, и побороть его могут лишь фундаментальные преобразования, а не новое издание либеральных рыночных реформ с тотальной приватизацией, в которые Украину намерены втянуть по рецептам извне ее руководители.

Системный кризис и лечить нужно системно

Необходимо отдавать себе отчет в том, что российский рынок, от которого жизненно зависит наше машиностроение, по многим направлениям уже потерян полностью и навсегда. Даже если отношения между странами наладятся, в России вскоре заработает программа импортозамещения, будут созданы новые, внутренние кооперационные связи. Верить в то, что для украинских машин и аппаратов широко откроются европейские рынки, наивно. Интеграция периферийных стран вроде Украины в сообщества развитых наций может вести лишь к углублению их аграрно-сырьевой специализации в системе международного разделения труда и к закрытию или поглощению нерентабельных и низкорентабельных предприятий.

Полумерой мог бы стать активный выход наших производителей на рынки Индии, Латинской Америки, Африки, но это даст лишь некоторый эффект, и этим нужно было заниматься еще вчера.

Хуже того, последние события в мире должны быть поняты нашей властью и обществом так, что Украина вскоре может остаться без особой помощи и поддержки извне. Вполне вероятно, что наша страна скоро будет не нужна и не интересна никому — ни России, ни Евросоюзу, ни США, потому что все будут надолго увлечены борьбой на Ближнем Востоке, истреблением головорезов ИГИЛ в Сирии и отловом террористов в своих странах, а также обустройством миллионов беженцев.

Так что рано или поздно нам все равно придется, преодолевая разруху и догоняя намного опередивших нас соседей, проводить вторую индустриализацию и модернизацию, всецело опираясь на собственные силы и ориентируясь на внутренний рынок. Причем придется, по сути, заново создавать развитой внутренний рынок средств производства, не надеясь, что когда-нибудь да заработают рыночные законы, — создавать его государственной рукой, а не рукой рынка, используя методы планирования экономического развития.

Невозможно спасать какую-то отдельно взятую отрасль — машиностроение или черную металлургию; необходимо именно комплексное решение проблем, развитие народного хозяйства. А это немыслимо без государственного вмешательства в экономику, особенно при том состоянии хозяйства, до которого мы дошли в результате 25 лет «рыночных реформ», усугубленных войной на Донбассе.

Да, все отрасли взаимосвязаны, и в особенности тесно связано с остальными отраслями как раз машиностроение — как потребитель разного рода материалов и поставщик оборудования для всех отраслей. Оттого продуманная программа возрождения машиностроения способна вытянуть многие ключевые отрасли экономики, сделать страну самодостаточной, вернуть устойчивость ее развитию.

Скажем, черная металлургия тоже ориентирована на внешние рынки. В отдельные годы на вывоз шло до 85% ее продукции. И ухудшение конъюнктуры мирового рынка уже не раз наносило по национальной экономике тяжелые удары.

За годы независимости удручающе сократилось внутреннее потребление стали — что опять-таки в первую очередь связано с упадком машиностроения. В 1992 г. потребление стали на душу населения было 646 кг — на уровне наиболее развитых стран; в 2013-м — 166 кг. В 2014 г. потребление ее снизилось еще на 44% из-за резкого сжатия производства в машиностроении и сокращения масштабов строительства.

25 лет Украина бездарно разбазаривала свой металлофонд — металл, накопленный в зданиях и сооружениях, машинах и оборудовании. В погоне за быстрым барышом металл вывозили в виде лома, стальных заготовок или проката. Металлофонд УССР в 1982 г. составлял 780 млн. т. Данные за 2014 г. — 556 млн. т. В 1996—2006 гг., когда наиболее активно заводы резали на металл, он уменьшался на 12 млн. т ежегодно! При этом износ остающихся металлоконструкций составляет те же критические 72%.

В ужасающем состоянии транспортная система страны. В упомянутой статье 2011 г. мы отмечали транспорт как самое слабое место отечественного хозяйства. В апреле 2011-го «Укрзалізниця» (УЗ) оценила износ локомотивного парка в 80%; тогда же появились данные, что на самом деле износ тепловозов — 97%, электровозов — 90%. В целом же степень износа основных фондов в сфере деятельности транспорта и связи в 2010 г. равнялась 94,4%.

Что изменилось? В лучшую сторону — ничего! По последней статистике, износ основных фондов на транспорте достиг... 97,9%! В конце 2014 г. Министерство инфраструктуры приводило такие цифры: износ тепловозов почти равен 100%(!), электровозов — 90,5%, грузовых вагонов «Укрзалізниці» — 89,5%, пассажирских — 86%. Нормативный срок службы — 30 лет — превышен у 1,05 тыс. электровозов из наличных 1,3 тыс. единиц. Для обновления подвижного состава каждый год нужно более 1 млрд. долл. И ведь это же — заказы для локомотиво- и вагоностроения!

По состоянию на октябрь 2014 г. на Украине эксплуатировалось 176 тыс. грузовых вагонов, из которых 112 тыс. принадлежали «Укрзалізниці». 54% парка отслужили положенный срок. Аналитики год назад считали, что УЗ должна закупать каждый год 5—6 тыс. вагонов, чтобы только приостановить увеличение износа вагонного парка. В 2012 г. госкомпания приобрела 204 грузовых вагона, в 2013-м — 723. Собственные средства позволяют ей покупать не более нескольких сотен вагонов ежегодно, тогда как требуются-то тысячи, и при этом по причине низкого кредитного рейтинга у компании сужены возможности кредитования. (См. Спасет ли «Укрзализныцю» новая покупка вагонов // delo.ua, 24.10.2014.)

Но при этом государство стремится уйти из экономики — что при таком ее состоянии, при таком глубочайшем системном кризисе страны просто убийственно. В период с 2002-го по 2011 г. доля госбюджета в общей массе капиталовложений была от 5% до 10,5%. Максимум в 10,5% зафиксировали в 2004 г. — когда страна как раз и показала наивысший прирост ВВП! Плюс от 2,7% до 4,7% средств шло из местных бюджетов. Ныне ж государство финансирует 0,9% (данные за первое полугодие), намного уступая даже местным бюджетам (2,1%).

Вряд ли можно ожидать, что власть имущие услышат и одумаются. Но важно отметить, что понимание стержневой роли государства в экономике присутствует даже в сегодняшнем дезориентированном и «потерявшем голову» украинском обществе. Согласно проведенному несколько месяцев тому назад соцопросу группы «Рейтинг», 49% респондентов считают, что все 4000 государственных предприятий должны оставаться в госсобственности, еще 30% — что в госсобственности следует оставить большинство предприятий. Приватизацию одобряют всего 13% граждан.

Лампочку можно не менять 10 лет

Светодиодные системы позволяют делать то, что не могут другие технологии, —...

Кругляк преткновения

Сколько стоит мораторий на вывоз необработанной древесины

Градусы против киловатт-чаcов

Платежки за услуги ЖКХ — сколько остается на другие нужды

Возмущению действиями власти нет предела

Я получил платежку за отопление (за половину октября) на 1428 грн. 64 коп.

Газовая и очень калорийная реформа

НАК «Нафтогаз Украины» объявила о намерении со следующего года начать реформу...

Лунная деревня. Марс мне — дом родной

В Днепре стараются не отставать от последних тенденций освоения космоса

Дурная кровь

ВОЗ настаивает, чтобы к 2020 г. все доноры были добровольными и безоплатными.У нас таких...

Киевское водохранилище: Лучше зарыблять, чем...

21 ноября в Киевское водохранилище было выпущено более 100 тыс. мальков растительноядных...

Клубника, пчелы и кролики

«Иностранные специалисты постоянно пытаются уйти от ответственности. То у нас...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка