Как прокормить Украину?

№11(764) 18 — 24 марта 2016 г. 17 Марта 2016 3

Агрономические руды — путь к плодородию

  • Калийный завод в Калуше

    Калийный завод в Калуше, фото №1

    Калийный завод в Калуше

  • Калийный завод в Калуше

    Калийный завод в Калуше, фото №2
Фото 1 из 2

Украина на протяжении исторических времен была житницей, т. е. кормила и себя, и соседей. За последние 25 лет стало иначе... Можно ли вернуть ее былую славу и как это сделать?

С доисторических времен сельское хозяйство было приоритетом в жизнедеятельности человечества, поскольку оно направлено на главное — накормить людей. Невозможность выполнения этой задачи приводила к деградации сообществ и даже их физическому исчезновению — и, наоборот, процветание государств всегда было сопряжено с результативностью сельскохозяйственной деятельности, причем и причина, и следствие тесно переплетались между собой.

Украина изначально позиционировалась как агропромышленный субъект — и во времена Российской империи, и как республика СССР, и после становления ее как самостоятельного государства. Казалось бы, такой статус должен обеспечивать оптимальные шансы для устойчивого развития страны. Однако в настоящее время экономика Украины оказалась в кризисном состоянии. Почему?

Укажем: из двух материально-производственных секторов государственной экономики — промышленности и агропромышленного комплекса (АПК) — объектом нашего исследования будет именно АПК, точнее, его главная отрасль — земледелие. А его предмет — состояние, качество земледельческих почв, еще конкретнее — степень их истощенности, то есть достаточности или недостаточности питательных веществ для нормального развития растительных культур. Это самая общая формулировка, конкретное изложение которой мы дадим далее. Однако за ней кроется целая цепь экономических явлений с соответствующими социальными эффектами государственного масштаба.

Во времена ушедшего СССР Украину называли житницей страны. Иногда можно было слышать еще более категоричное: «Украина кормит (кормила) СССР». До сих пор звучат отголоски споров по этому поводу, однако данные статистики в целом подтверждают, что часть истины в указанных заявлениях была.

Что же сейчас? Кормит ли кого-либо Украина и, главное, как она кормит себя?

До 90-х годов XX столетия производство зерна в Украине колебалось у отметки 50 млн. т. в год. До 2003 г. валовые сборы зерна снизились до 25—30 млн. т. В последующее десятилетие эти показатели повысились и в 2014 г. даже достигли рекордного уровня — 63 859 тыс. т., а в 2015-м составили 59 960 тыс. т.

Много это или мало? В абсолютном исчислении (и сравнительном с советскими временами) — немного, а для независимой страны, позиционирующей свою экономику как агропромышленную (а тем более в европейском статусе), — очень мало.

Другая часть вопроса: как Украина кормит себя? За почти 25 лет существования страны поголовье крупного рогатого скота сократилось в разы (по данным некоторых исследователей, с 28 млн. до 8 млн. голов в 2004 г.), и в 2015-м составило 3,983—4,428 млн. голов, по информации Госстата. Соответственно сократилось потребление населением мяса и молочных продуктов.

Потребление хлебопродуктов, а также продуктов овощеводства и садоводства практически не изменилось, однако этот показатель базируется на факторе подмены более дорогих мясо- и в меньшей мере молочных продуктов. А вот цены на овощи и фрукты увеличились в разы. На относительное удорожание мясной продукции повлияло также сокращение пастбищ в связи с запредельной распаханностью земель (признак неэффективности растениеводства).

Каков же социальный и экономический эффект этих деградационных процессов? Во-первых, это ухудшение качества и структуры питания общества, т. е. снижение качества жизни и в результате — здоровья и долголетия населения. А с точки зрения государственной экономики (т. е. с позиции правительственного чиновника, рассуждающего по меркам «стратегической целесообразности»), это изменение структуры расходов населения, при котором существенно растет сегмент стоимости питания с выходом его на первое место.

Понятно, что такое изменение влечет за собой сокращение расходов на приобретение промтоваров — с соответствующим подрывом этого сектора национальной промышленности и аналогичными негативными последствиями (потеря рабочих мест, сокращение налоговых поступлений и, наконец, снижение материального потенциала вхождения в долгожданную зону свободной торговли).

Функционирование животноводства базируется на использовании продукции земледелия — зернового хозяйства и специальных кормовых культур. Таким образом, деятельность АПК в целом представляет единую систему, каждый из элементов которой необходим, и неэффективность, отсталость, а тем более провал любого из них (примеры приведем далее) влекут за собой цепь таких же деградационных явлений во всей системе.

Земледелие как базовая отрасль АПК функционирует на основе различных факторов обеспечения: кадрового, научно-технического, материально-технического, финансового и законодательного, технологического. Мы освещаем именно технологическое обеспечение, а еще точнее обеспечение определяющего условия плодородия почв — их удобрения.

С кризиса плодородия почв, то есть с самой земли, и начинается кризис АПК. В этой связи постараемся ответить на традиционную «роковую» пару вопросов: кто виноват? и что делать?

Что случилось с нашими почвами

Первая попытка поставить проблему была сделана еще в 2004 г., когда по инициативе автора статьи и при поддержке Государственной геологической службы в лице ее руководителя Д. С. Гурского была проведена межведомственная научно-техническая конференция «Агрономические руды Украины» и изданы ее материалы.

Итак, что случилось с нашими почвами? Констатируется почти повсеместное истощение почв на территории Украины, связанное со снижением применения удобрений и мелиорантов, т. е. веществ промышленного или ископаемого происхождения, предназначенных для улучшения физико-химических свойств и повышения плодородия кислых, солонцовых и других почв. Это и послужило основной причиной снижения валовых сборов земледельческих культур с соответствующим резонансом в других отраслях АПК. (Добавим, что указанное проявляется экстремально в годы неблагоприятных погодных условий.)

Как известно, в формировании растениеводческой продукции (урожая) ведущую роль играет трио минеральных удобрений: азот+фосфор+калий, количественно она выражается от 30 до 40% в зависимости от природных условий. Определенная часть этих компонентов удаляется с массой урожая путем вымывания и инфильтрации в подстилающие горизонты и др., так что поддержание баланса питательных веществ может компенсироваться только посредством возврата потерянной части, т. е. внесения удобрений, в первую очередь минеральных (некоторое количество азота вносится в виде промышленных соединений, навоза, компоста и т. д.).

Невыполнение такого условия приводит к истощению почв. Именно это и послужило причиной последовательного снижения урожайности (т. е. общей продуктивности растениеводства) на большей части пахотных земель.

Этот факт в свою очередь вызвал цепь негативных последствий и тенденций системного характера, о которых мы уже вкратце упомянули. Дальнейшее развитие таких тенденций приведет к катастрофическим для сельского хозяйства (и не только) и необратимым последствиям.

По реалистическим расчетам, для обеспечения удовлетворительного производства растениеводческой продукции годовая потребность Украины в удобрениях составляет около 8 млн. тонн действующего вещества, в том числе азотных удобрений — 2,9 млн. т, фосфорных — 2,8 млн. т, калийных — 2,3 млн. т.

А сколько базовых удобрений вносится? Приготовьтесь к поражающим цифрам. По данным упомянутой научно-технической конференции 2004 г., за период 1996—2003 гг. внесение фосфорных удобрений составляло 3—5 кг оксида фосфора (Р2О5 , действующее вещество всех фосфоросодержащих удобрений) на гектар, а до 90-х годов — около 30 кг. Снижение в 5—10 раз! С годовыми показателями урожайности зерна это коррелирует так: 50 млн. т — до и 25—30 млн. т — после. Примерно такие же цифры характеризуют и использование калийных удобрений.

Можно, правда, заметить, что в последние годы появился ряд крупных агропромышленных хозяйств, где минеральная подкормка земель приближается к нормативной, но эти частности не определяют среднестатистические показатели.

С другой стороны, может ли отечественная промышленность удовлетворить спрос аграриев в удобрениях, если он приблизится к нормативам?

В начале 2000-х годов фосфорные удобрения производились на шести украинских заводах из импортного сырья России, Алжира, Туниса. Даже в то время ежегодные затраты на импорт апатитов составлял 200—250 млн. долл.

История же деятельности калийной промышленности Украины носит поистине драматический характер. До 90-х годов на базе калийных месторождений Прикарпатья (Львовская, Ивано-Франковская обл.) работали два комбината — Калушский и Стебникский. Они специализировались на выпуске калийных и калийно-магниевых удобрений. На Калушском также производили магний и другие виды продукции. Благодаря союзному кооперированию выпускаемая продукция обеспечивала потребности агропромышленных комплексов как Украины, так и других союзных республик. Продолжалось развитие сырьевой базы, в том числе для обеспечения перспективного третьего калийного комбината. Негативным аспектом деятельности производств были нарастающие экологические проблемы, решение которых откладывалось.

С начала 90-х годов началось последовательное сокращение объемов производства, и в 2000-е оно обеспечивало лишь около 20% минимизированной потребности Украины в калийных удобрениях. Стебникское государственное горно-химическое предприятие «Полиминерал» производило только низкосортное удобрение — природный (сыромолотый) каинит, содержащий 9% К2О. Предприятие ОАО «Ориана» в Калуше выпускало калимагнезию (30% К2О), сульфат калия (48—50% К2О), а также хлормагниевый раствор для получения металлического магния. В 2000 г. по сравнению с 1989-м объем производства уменьшился в 10 раз.

В настоящее время производственная деятельность обоих предприятий полностью приостановлена. Шахты «Калуш», «Голынь» и «Новая Голынь» ликвидированы, их подземные пространства заполнены концентрированными рассолами. Домбровский карьер заполняется атмосферными водами. В Стебнике рудник № 2 находится в стадии консервации; рудник № 1 частично затоплен рассолами, хотя при определенных условиях и может быть возвращен в эксплуатацию.

Чуть лучше положение с производством азотных удобрений. В настоящее время действует ряд предприятий этого направления, более или менее обеспечивающих потребности АПК.

Итак, диагноз установлен: системная истощенность почв — из-за невнесения достаточных объемов удобрений. А почему не вносят? Дорого. Сельский труженик, хозяин — расчетлив. Он посчитает: цена на посевной материал, энергозатраты при обработке земли, сборе урожая, средства защиты растений и т.д., да еще и подорожавшие удобрения... Не сходится баланс «затраты — прибыль». На чем будем экономить? В первую очередь на удобрениях.

А почему удобрения дороги? Да потому, что импортные. Фосфатное сырье, как уже указывалось, до последнего времени импортировалось из трех стран и перерабатывалось на более или менее эффективные виды товарной продукции — суперфосфат, суперфос, нитрофоску и др. Но здесь хоть какое-то производство действует. А вот с собственными калийными удобрениями — полный провал. В последние годы на украинском рынке только импортный продукт. Отсюда и его дороговизна.

Из состояния основных средств обеспечения плодородия по базовым видам агроруд совершенно очевидно: на такой базе минеральных удобрений АПК Украины нормально работать не может, а может только выживать, постепенно деградируя с непредсказуемыми последствиями.

База: геология и запасы

Системный подход к решению проблемы требует обозначения всех элементов системы обеспечения плодородия. Еще в материалах конференции 2004 г. были выделены функциональные группы минеральных удобрений и средств обеспечения плодородия: базовые агроруды, дополняющие их нетрадиционные и технологические виды агрономического минерального сырья; минеральные органические удобрения; мелиоранты; минеральные микроудобрения; существуют также техногенные источники минеральных удобрений.

Производим самую общую оценку имеющихся возможностей и предпосылок по двум определяющим условиям: производственно-техническая и минерально-сырьевая база. Первая — неудовлетворительная. Правда, в этой оценке также отражаются две составляющие: наличие технической базы и технологическое состояние.

Что касается фосфатных удобрений, то из упомянутых шести заводов сейчас действуют пять. Продукция вроде бы удовлетворяет спрос, но не вполне удовлетворяет действительную потребность. Причина такого парадокса та же — дорого. Большая себестоимость: высокие цены на импортное сырье и технологические процессы, определяемые прежде всего энергетическими затратами.

Крупный скачок цен произошел более двух лет назад. Так, стоимость аммофоса с июня 2013 г. по июнь 2014-го подскочила с 5500—5700 грн./т до 7000—7200 грн./т. В этом году она составляет около 12—14 000 грн./т. Т. е. как будто объективная ситуация, и виноватых нет.

Эту картину можно дополнить фактором потери одного из видов эффективных и недорогих фосфатных удобрений, производимых на Керченском полуострове Крыма, — фосфористого шлака от выплавки Камыш-Бурунского железорудного комбината. Это ценное, в особенности для кислых почв, удобрение широко использовалось в западных областях Украины и даже экспортировалось. Впрочем, комбинат сейчас тоже не работает.

Минерально-сырьевая база, которая может быть альтернативой для валютного импорта, имеется. Она представлена двумя геолого-генетическими типами месторождений: апатитовым и фосфоритовым. Апатитовый связан с метаморфическими породами докембрия Украинского щита (как и месторождения Кольского полуострова, импорт сырья которых мы хотим заместить). Фосфоритовый тип представляет образования прибрежных зон морей палеозойской и мезозойской эры, богатых органическим материалом.

К первому типу относятся Новополтавское (Запорожская обл.), Стремигородское, Федоровское, Торчинское (Житомирская обл.) и другие месторождения и рудопроявления. Три первых детально разведаны и подготовлены к эксплуатации, их запасы по промышленным категориям составляют 84,2 млн. т Р2О5.

Второй тип включает ряд месторождений северо-западной части страны, Cреднего Приднестровья, Причерноморья и Днепровско-Донецкого региона. Наиболее изучены три месторождения: Осиковское (Донецкая обл.), Ратневское (Волынская обл.) и Жванское (Винницкая обл.) с запасами Р2О5 соответственно 5,6; 9,5 и 5,4 млн. т. Жванское месторождение эксплуатировалось с начала XIX ст., сырье экспортировалось в Англию и Польшу. В целом месторождения этой группы относятся к числу мелких.

Как перспективное направление предлагается освоение месторождений т. н. зернистых фосфоритов в Волыно-Подольском и Донецком регионах. По шести месторождениям этого типа (Карповское и др.) суммарные запасы и перспективные ресурсы составляют 29,5 млн. тонн Р2О5, т. е. они относятся к числу мелких. Но такие залежи привлекательны с двух точек зрения: во-первых, полученные глауконит-фосфоритовые (краткие пояснения некоторых терминов см. в справке «2000». — Ред.). концентраты могут вноситься в почвы без дополнительной переработки, а во-вторых, большинство месторождений можно разрабатывать геотехнологическим методом, без нарушения земной поверхности. На Амвросиевской фабрике минеральных удобрений выпускали эти концентраты, пользовавшиеся спросом сельскохозяйственных предприятий.

Как местные фосфорные удобрения могут разрабатываться небольшие по запасам месторождения торфовивианита, которые распространены в Полесье.

Совсем иная ситуация в калийной промышленности, до 90-х годов снабжавшей специфическими бесхлорными удобрениями не только Украину, но и другие республики СССР. Причем при «плановом хозяйстве» в соответствии со спросом планировалось довести мощности калийных предприятий с 414 тыс. т в 1989 г. до 750 тыс. т в 2000 г. Однако в настоящее время производство калийных удобрений (и других достаточно дефицитных продуктов) полностью прекращено. Пока отметим, что это связано отнюдь не с истощением запасов.

Проблема калийной промышленности основывается на парадоксе: с одной стороны, налицо принципиальные предпосылки для ее эффективного решения, а с другой — полное отсутствие каких-либо попыток реализации. При том что есть мощная сырьевая база и спрос, это необъяснимо, в особенности с точки зрения логики «свободного рынка». Еще в начале 2000-х годов автору приходилось присутствовать на встречах чиновников Министерства промышленной политики с представителями крупных зарубежных фирм, предлагавших инвестиционные проекты. Во всех случаях следовал отказ от предложений под различными предлогами, лишенными всякого смысла.

На территории Украины размещены три калиеносных бассейна: Предкарпатский, Донецкий и Днепровско-Донецкий. Балансовые запасы сосредоточены в Предкарпатском бассейне. По состоянию на 01.01.2014 г. запасы сернокислых (сульфатных) по 13 месторождениям составляли по категориям А+В+С1 — 250 199 тыс. т, категории С2 — 133 688 тыс. т, забалансовые — 27 143 (окиси калия) тыс. т.

В последние годы выяснилось, что первоначальные оценки запасов калийных солей недостаточно корректны. Так, ранее считалось, что Стебникское предприятие обеспечено сырьем более чем на 120, а Калушское (ОАО «Ориана») — на 1300 лет, однако уже в начале XXI ст. было установлено, что первое имеет запасов на 24,8 года, а второе — на 39,5 года.

Запасы всех месторождений (кроме Стебникского) утверждены еще в 1948—1960 гг. на материалах разведки тех лет, а частично и на довоенных данных польских геологов. Помимо отработки шахтных полей, за 50 с лишним лет часть территорий подсчитанных запасов была застроена или попала в охранные зоны разных сооружений и населенных пунктов.

Отметим, коэффициент извлечения руд при шахтной добыче — 0,43, потери полезного компонента при переработке — 48%. Руды характеризуются сравнительно низким содержанием К2О (в среднем 10—11%) и высоким — нерастворимого остатка (14—15%).

Это касается и участка Пийло Калуш-Голынского месторождения, которое готовится к промышленному освоению. Рудник создавался с расчетом на запасы 45,3 млн. т К2О, но его реальные активные запасы не более 10—14 млн. т.

В пределах Львовской и Ивано-Франковской обл. разведаны также месторождения: Доброгостовское, Улично, Долголука, Гирное, Нынев, Смоляной, Помярки, Моршинское, Бориславское, Тростянец, Тура Великая, Кадобна. Их общие запасы составляют по категориям А+В+С1 1 250 861 тыс. т (136 914 тыс. т К2О). Предварительно оценено месторождение Маркова — Росильна как резервная сырьевая база для Калушского предприятия (первоначально планировалось для третьего калийного комбината); запасы К2О по категориям В+С1+С2 — 656,1 млн. т.

Таким образом, перспективность сырьевой базы калийных солей в Предкарпатье не вызывает сомнений.

Промышленные калиеносные пласты имеются также на территории Северо-Западного Донбасса, в районе Краматорско-Часовоярской площади. Прогнозные запасы калийных солей на глубинах 744—1230 м составляют 841 млн. т, а на глубинах 1230—1750 м — 2157 млн. т.

Важные «неприоритеты»

Мы говорили о базовых удобрениях как о приоритете и лишь обмолвились о «неприоритетных» составляющих плодородия — микроудобрениях, мелиорантах, технологических видах агрохимического сырья. Однако если нацеливаться на системное решение проблемы, то следует обеспечить программные решения и для этих «второстепенных» задач.

Некоторые из нетрадиционных видов агрохимического сырья действуют как удобрения, иногда с сопутствующим мелиоративным и другими позитивными эффектами (фосфорит-меловые образования, глаукониты, сера и т. д.).

Определенная группа минералов и пород с высокой сорбционной способностью — цеолитовые туфы, цеолитсодержащие кремнистые породы, перлиты, бентониты, сапониты, палыгорскиты, вермикулиты, алуниты — действуют как мелиоранты, стимуляторы роста и урожайности ведущих культур, как удобрения с содержанием усвояемых растениями макро- и микрокомпонентов. Большинство может использоваться как кормовые добавки животным, а также для гидропонной технологии в растениеводстве.

Новыми исследованиями наших ученых установлена биозащитная роль глинистых минералов в почвах, заключающаяся в стимулировании развития полезных грунтовых микроорганизмов. И, наконец, значительная часть сорбционных минералов может использоваться для очистки радиоактивно загрязненных почв. Некоторые из них пригодны для очистки грунтов и вод от стойких органических загрязнителей, в частности пестицидов.

Нетрадиционные виды агроруд в Украине практически не используются, за исключением незначительных объемов цеолитов. В то же время на территории страны существует сырьевая база, представленная как мелкими месторождениями, имеющими местное значение, так и средними и большими, которые могут быть использованы для централизованного производства.

Сера необходима как технологическое сырье для производства удобрений (в виде серной кислоты), но имеет и самостоятельное значение как удобрение. Дефицит серы особенно проявляется при повышенном содержании в грунтах азота. Так, урожайность картофеля при внесении элементарной серы возрастает на 14%. Запасы самородной серы сосредоточены в Предкарпатском регионе, где они представлены 11 разведанными месторождениями с промышленными запасами около 252 млн. т. На базе месторождений работали два предприятия — Роздольское ГГХП «Сера» и Яворовское ПО «Сера». На сегодняшний день большинство объектов добычи закрыто.

Природные органические удобрения — торф, торфовивианит, сапропель — представлены значительными запасами, но большинство месторождений находятся в пяти областях северной части Украины, которая подверглась радиоактивному загрязнению. Кроме того, из-за геоморфологической структуры территории эти месторождения служат концентраторами химических средств защиты растений, которые сносятся с прилегающих пахотных земель. Тем не менее эффективность природных органических удобрений очень высока. Например, компостированный сапропель полностью заменяет навоз. При этом запасы промышленных категорий этих удобрений довольно большие: торфа — 1 373 308 тыс. т (770 месторождений), сапропеля — 76 130 тыс. т (234 месторождения). Так что перспективы использования этой сырьевой базы заслуживают внимания.

Природные мелиоранты необходимы для известкования кислых грунтов (северные и западные области), а также для гипсования солончаковатых грунтов южных областей. Месторождения известняков, мела, мергелей, доломитов распространены в большинстве регионов Украины. Достаточные запасы гипсов и ангидритов есть в Донбассе, Приднестровье и других регионах. Вовлечение месторождений мелиорантов в сельскохозяйственное использование по сути составляет организационно-финансовую и техническую проблемы.

Минеральные микроудобрения — бор, медь, марганец, молибден, цериевые редкие земли и др. — существенно повышают эффективность растениеводства. Но в сельскохозяйственном производстве Украины они практически не используются. В то же время на ее территории находятся крупные месторождения марганца, а также имеются перспективы создания сырьевой базы редкоземельных удобрений. Отметим, что использование лантана и церия как микроудобрений обеспечивает 10—20% прироста урожая. Согласно результатам исследований наших специалистов, применение этих микроудобрений дает значительный эффект и при выращивании сахарной свеклы.

Источником бора в стране может быть только гидроминеральное сырье — борсодержащие рассолы и минерализованные воды нефтяных месторождений Предкарпатья и других регионов. Эти рассолы также содержат промышленные концентрации лития, брома, стронция, что обуславливает целесообразность их комплексной добычи.

Техногенные источники минеральных удобрений охватывают цементное производство (сырье для сульфатных карбонатных удобрений), доломитовую муку (отходы горно-металлургических предприятий), фосфогипс (отходы горно-химических предприятий «Сера»), марганцевый шлам обогатительных комбинатов, пиритовые и колчеданные огарки (отходы сернокислых и бумажно-целлюлозных производств, которые содержат до 1% меди) и др. Использование этих источников минеральных удобрений также составляет главным образом финансово-организационные и технологические задачи.

Таким образом, по возможностям природной минерально-сырьевой базы Украина может обеспечить свой АПК практически всеми видами удобрений и мелиорантов.

Как распорядиться этим богатством? Об этом мы расскажем в следующем номере «2000».


Справка «2000»

Глауконит (главконит, «зеленая земля») — минерал, водный алюмосиликат железа, кремнезема и oксидa калия непостоянного состава. Благодаря достаточно высокому содержанию двуокиси калия (6—7%) и пятиокиси фосфора (до 3%) глауконит может использоваться для получения калийных удобрений или как естественное удобрение без переработки. Внесение в почву глауконитовой муки повышает урожайность зерновых культур и картофеля на 10—20%, существенно повышает урожайность плодовых деревьев. Выявлено стимулирующее действие глауконита на развитие полезной микрофлоры почв, определяющей их плодородие. Минерал применяется также для уменьшения жесткости воды, изготовления зеленой краски. Установлена эффективность использования глауконита в качестве минеральной подкормки в птицеводстве и животноводстве, при выращивании биомассы хлореллы, экологически чистой продукции на загрязненных, в том числе радионуклидами, грунтах и для иных целей.

Цеолиты — большая группа близких по составу и свойствам минералов, водные алюмосиликаты кальция и натрия из подкласса каркасных силикатов, со стеклянным или перламутровым блеском, известных своей способностью отдавать и вновь поглощать воду в зависимости от температуры и влажности. В промышленности применяются исключительно искусственно синтезированные цеолиты (пермутиты), которые находят широкое применение в водоочистительных приборах как адсорбенты, ионообменники, молекулярные сита.

Туф — легкая, сцементированная, пористая горная порода. Имея высокие декоративные свойства, представляет собой, кроме прочего, ценный отделочный строительный материал. По способу геологического образования различают основные типы туфов: вулканические, известковые и кремнистые.

Бентонит — природный глинистый минерал, гидроалюмосиликат, обладает свойством разбухать при гидратации (в 14—16 раз).

Сапонит — глинистый минерал, слоистый силикат. Природная минеральная подкормка при промышленном выращивании животных, используется при консервировании кормов, мелиорант комплексного действия, раскислитель почвы, эффективное средство для рекультивации почв, загрязненных радионуклидами. Подтверждена возможность использования сапонита в качестве основы для энтеросорбентов, предназначенных для вывода из организма человека солей тяжелых металлов, радионуклидов и патогенных микроорганизмов (вирусов полиомиелита, гепатита А, кишечной палочки, стафилококка и др.). Установлены лечебно-профилактические свойства продуктов питания (хлеба, кондитерских изделий) с добавками сапонита.

Вермикулиты — минералы из группы слоистых силикатов.

Алунит (квасцовый камень) — руды представляют интерес для алюминиевой промышленности. Благодаря содержанию в них окиси алюминия, серного ангидрида и щелочей также возможна комплексная их переработка с целью извлечения всех полезных составляющих.

Перлит — горная порода вулканического происхождения. Вспученные перлиты применяются в металлургии как изоляционный и футеровочный материал, в строительстве — как утеплитель и теплоизолятор, в сельском хозяйстве — для разрыхления почв и приготовления искусственных почвенных субстратов и пр.

Палыгорскит, шамозит — новообразованные глинистые минералы. Палыгорскит используется в строительстве как экологичный теплоизоляционный материал, применяется в различных фильтрах для очистки жидкостей, в том числе высокомолекулярных, таких как нефть, растительное масло, жиры, уксус, вино, фруктовые соки и пр. Шамозит относится к хлоритам, которые используют в приготовлении красок и пр.

Сапропель — многовековые донные отложения пресноводных водоемов, которые сформировались из отмершей водной растительности, остатков живых организмов, планктона, частиц почвенного перегноя, содержащие большое количество органических веществ, гумуса.

Торфовивианит — природная смесь торфа и вивианита. В зависимости от их соотношений, определяющихся содержанием фосфора (в пересчете на Р2О5), выделяют вивианитовые торфы (0,5—2,5% Р2О5) и собственно торфовивианиты (2,5—15% Р2О5).

Вивианит (синяя земля, синяя железная болотная руда, синяя охра) — минерал из класса фосфоритов и их аналогов, водный фосфат железа Fe3(PO4)2·8H2O. Используется как декоративно-коллекционный материал и минеральный пигмент для приготовления синей краски (индиго натуральное). В железных рудах — вредная примесь из-за содержания фосфора. Богатая вивианитом болотная железная руда — хороший источник фосфора для сельскохозяйственных культур на подзолистых, серых лесных почвах и выщелоченных.

Мергель — осадочная горная порода непостоянного состава, состоящая из глинистых и карбонатных минералов. В составе обычно присутствует в основном кальцит (40—60%), реже доломит. Широко используется как сырье для производства портландцемента.

Доломит — минерал из класса карбонатов химического состава CaCO3·MgCO3; доломитом называют также осадочную карбонатную горную породу, состоящую из минерала доломита на 95% и более. Декоративно-отделочное сырье в строительстве, широко применяется в производстве особых марок цемента, в металлургии — для получения легких сплавов, как огнеупор и пр., в стекольной промышленности. Доломитовую муку используют в качестве добавок, для нейтрализации кислых почв и разрыхления. При добавлении доломитовой муки существенно продлевается жизнедеятельность микроорганизмов, полезных для выращиваемых культур, значительно повышается эффективность других вносимых в почву удобрений.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Лампочку можно не менять 10 лет

Светодиодные системы позволяют делать то, что не могут другие технологии, —...

Кругляк преткновения

Сколько стоит мораторий на вывоз необработанной древесины

Градусы против киловатт-чаcов

Платежки за услуги ЖКХ — сколько остается на другие нужды

Возмущению действиями власти нет предела

Я получил платежку за отопление (за половину октября) на 1428 грн. 64 коп.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка