Неправильные считалочки

№17(770) 29 апреля — 5 мая 2016 г. 27 Апреля 2016 6 4.2

Если мы соберем воедино типичные и самые распространенные штампы и бытовые представления об украинской IT-сфере, то примерная картина будет такой. Украина — родина неисчислимых орд самых умных и талантливых программистов во всем мире, а сама отрасль — это наша потенциальная ракета, которая и вывезет нашу экономику в будущее.

Одна беда и одна причина мешает жить в этом будущем уже сегодня — проклятые силовики кошмарят бизнес, постоянно изымая какие-то сервера, а глупые чиновники вставляют палки в колеса, мешая притоку инвестиционных миллиардов.

К сожалению, это по большей части неверное представление, которое совершенно не отображает картину в отрасли.

Но начнем разбирать мифы по порядку. Итак, о мощи нашего IT-сегмента.

Согласно данным Минэкономики, экспорт продуктов и услуг в IT-секторе в прошлом году составил 2,5 млрд. долл. Цифра эта среднепотолочная, потому что в своих оценках министерство руководствовалось информацией самих IT-компаний и профильных ассоциаций. Для примера — Укрстат оценивает этот же показатель всего в 967 млн. долл. (причем в динамике — с существенным падением по сравнению с 2014 г.). Расхождение в 2,5 раза прекрасно демонстрирует, что никто и понятия не имеет, сколько стоит и сколько зарабатывает на внешних рынках эта отрасль.

С внутренним рынком та же история. Аналитическая компания IDC утверждает, что общий объем IT-рынка Украины (включая продажу оборудования) по итогам прошлого года составил всего 1,4 млрд. долл., сократившись по сравнению с 2014 г. на 42%. По оценкам этих же аналитиков, данный рынок в 2008 г. в Украине составлял 5,1 млрд. долл. Не похоже на стремительное движение ракеты к новым вершинам, скорее уж на погружение в глубины.

В абсолютных цифрах локомотивом прогресса IT тоже не назовешь — отрасль дает менее полутора процентов нашего небольшого ВВП. В Индии, для сравнения, это 9,5% ВВП.

Но и это еще не все. Что считают, когда говорят об IT-услугах? Около 30% рынка занимает e-commerce — проще говоря, интернет-магазины. Сами по себе они, конечно, удобны, нужны и важны, но с точки зрения поступлений в бюджет и создания рабочих мест следует понимать, что перевод торговли в интернет означает в реальном мире параллельное разрушение коммерции офлайновой со всеми сопутствующими проблемами.

Значительную долю пирога в некоторых подсчетах составляют вовсе не доходы от продажи хитроумных программ и прочие высокотехнологичные штучки — а банальные проценты за проведение платежей через банковские терминалы, так называемый эквайринг. Тоже мало напоминает набор ноу-хау, с которыми мы завоюем мир.

Иными словами, мощность IT-сектора в экономике страны если не ничтожна, то очень малозначительна. И рассчитывать на то, что именно он в ближайшее время выведет нас из тяжелого кризиса, — безосновательно.

Теперь поговорим о сверхспособностях наших неисчислимых программистов и фантастической системе подготовки по советским ГОСТам.

Аналитики компании DOU насчитали в конце прошлого года в стране 90 тыс. условных «программистов», разработчиков программного обеспечения. По результатам исследования рынка софта от аналитиков Evans Data Corporation прозвучала цифра в 263 тыс. занятых в отрасли человек.

С чем связаны расхождения? Скорее всего (кроме разных методик подсчета и круга лиц, которых решено считать айтишниками), с огромным числом фрилансеров, работающих вне местных компаний, получающих заказы с помощью международных бирж, — многих из них можно считать лишь частично занятыми. Такой огромный сегмент фрилансеров наглядно свидетельствует о недостаточной уютности отечественного IT-сектора. Если в Европе остро ощущается нехватка специалистов в данной сфере, то у нас так же остро присутствует проблема нехватки рабочих мест.

Может быть, все потому, что, как гласит легенда, программистов у нас очень много? Совсем нет. Если брать цифры Evans Data Corporation, то только в Европе нас опережают Польша (295 тыс.), Германия (458 тыс.), Италия (353 тыс.), Испания (294 тыс.), Франция (279 тыс.), Британия (438 тыс.), РФ (889 тыс.). Если перевести цифры в относительные, по занятости в отрасли на душу населения, показатель покажет, что мы на самом деле далеко среди аутсайдеров.

В глобальном масштабе наш вклад еще незаметнее, если вспомнить, например, о передаче эстафетной палочки от США к Индии: Америка озабочена тем, что в 2018 г. у них будет всего 4,5 млн. программистов по сравнению с 5,2 млн. в Индии.

Тогда откуда берутся подобные мифы? Нелепую гордость питают манипуляции и непонимание.

Рассмотрим конкретный пример. Издание IT Outsourcing News 14 марта опубликовало статью, в котором назвало Украину растущим поставщиком аутсорсинговых услуг (разработка информационных решений и их элементов для сторонних компаний): страна по этому показателю может в перспективе стать первой в Европе. Издание, кстати, насчитало у нас 90 тыс. программистов — и почему-то назвало это №1 в Европе. К сожалению, в оригинальной статье не приведены данные по другим странам, и поэтому совершенно непонятно, почему сделан подобный вывод. Кстати, вывод IT Outsourcing News о растущем рынке аутсорсинга несколько противоречит тенденции, выявленной аналитиками DOU, — согласно информации последних, в 2015 г. доля аутсорсинга в украинском IT-сегменте незначительно снизилась.

Броское звание №1 тут же подхватила отечественная пресса — так всего за пару дней у нас появился повод для не слишком оправданной гордости.

Украина действительно не последняя в мире (хотя далеко и не первая) по предоставлению аутсорсинговых услуг в разработке программного обеспечения. Однако это не так уж хорошо, как кажется на первый взгляд. Это говорит как минимум о двух вещах: в стране мало создают свой авторский продукт, нас используют для выполнения функции цифровых чернорабочих для других разработчиков (соответственно сливки снимают другие). И сверхнизкая стоимость наших услуг позволяет успешно конкурировать с другими чернорабочими данной сферы — то, что нам мало платят, тоже не повод для самовосхваления.

Теперь немного об образовании. Украинские чиновники любят козырять фантастическими цифрами выпускников технических вузов, утверждая, что наш потенциал в области высококвалифицированной рабочей силы когда-нибудь потрясет Европу. Каждый год наши вузы выпускают 15 тыс. IT-специалистов. Это совершенно дутая цифра — качество подготовки этих людей застряло в доисторических временах.

Во-первых, сама необходимость высшего образования для работы в IT — миф. Согласно опросам Stack Overflow, 48% программистов в мире не получали специализированного образования. Чтобы начать писать код, для старта достаточно несколько месяцев самоподготовки. Да, это самая низкооплачиваемая и базовая работа — но и «честный» выпускник отечественного вуза, не знающий ничего, кроме учебной программы, пять лет сдававший сессии, вместо того чтобы подрабатывать на стороне, с ходу и без переподготовки тоже не годится ни на что иное. И если такие выпускники все же востребованны — то только потому, что чрезвычайно, унизительно дешевы.

Кстати, стремительному росту квалификации наших будущих айтишников намного сильнее поспособствовало бы нормальное обучение английскому языку в школах, чем создание пафосных кафедр в университетах — с профессорами, ни дня не проработавшими в отрасли.

О сверхзаработках в IT-сфере

Это миф с двойным дном. Украина занимает первое место в мире по неравенству доходов IT-специалистов и работников других профессий. Причиной тому — преимущественная работа на внешние рынки, конечно. Средняя зарплата разработчика в Киеве превышает 2 тыс. долл. — и это выглядит весьма заманчиво для других, даже высококлассных специалистов в условиях кризиса и упавшей гривни.

Однако здесь есть как минимум три «но». Во-первых, достигнуть такой «средней» позиции в отрасли не так уж и просто. На нижних уровнях пищевой цепочки в данной сфере сегодня работает настоящая мясорубка: начинающим тестерам могут предложить полгода отработать в компании совершенно бесплатно, «для опыта» и записи в резюме. Художники компьютерных игр вынуждены начинать с потогонки фактически за ставку уборщицы — в 3,5 тыс. грн.

Чтобы понимать уровень жесточайшей конкуренции: на одну вакансию в IT-отрасли приходится в среднем 6 кандидатов. На низовом же уровне для молодых специалистов ситуация вообще напоминает тотальную войну: на одну вакансию претендуют свыше 20 человек.

При этом чтобы расти профессионально, требуются серьезные усилия и интенсивное самообразование, а сама работа программиста отнюдь не так романтична, как ее принято изображать — это обычно адски скучный и изнуряющий труд.

Во-вторых, высокая оплата труда айтишников кажется таковой лишь на фоне микроскопических зарплат всех остальных. Европейские же цены за тот же труд и ту же квалификацию выше в 2—3 раза — мы на самом деле очень дешевы. Эта диспропорция, конечно, приводит к постоянному, непрерывному и неизбежному вымыванию квалифицированных кадров и бегству за рубеж как отдельных специалистов, так и целых предприятий. Так, за последний год из страны уехало до 5 тыс. программистов.

В-третьих, высокие зарплаты очень часто являются неофициальными и проводятся по схемам, позволяющим уклоняться от налогов. Этот аспект очень важен и неприятен для государства — последнему не удается собирать свою жатву с вроде бы высоких доходов подданных. В этом оно, конечно, виновато само — налоговая нагрузка на отрасль только на фонд оплаты труда превышает 40%. А если учесть налоги на прибыль, НДС и т. д., становится очевидно, что держава сама выдавливает бизнес в тень или за рубеж.

Может ли быть по-другому? Посмотрим на варварскую, диктаторскую Беларусь. Подоходный налог для программистов — 9%. А размещая компанию в IT-парке, вы получаете полное освобождение от налога на прибыль, НДС, налога на недвижимость и таможенных пошлин — вкупе с 50%-ной скидкой на аренду площадей.

, Игорь КОНДЕНКО

Об ожидании жирного инвестора

Присказки о том, что на наш привлекательный IT-сектор вот-вот слетятся миллиарды, звучат не один год. Это тоже миф — не слетятся.

Первая причина тому — низкая доля компаний, предлагающих свой продукт, свои оригинальные решения. Их всего 28% от прочих, 59% всего рынка заточены на аутсорсинг. Инновационные же стартапы, наиболее интересные инвесторам, и вовсе занимают 4,5%.

Более того, создание привлекательных для инвестора предложений едва ли не автоматически означает, что компания или стартап не останутся в Украине. Наглядный пример — самый крупный успех прошлого года. Одесской команде Looksery удалось продаться компании Snapchat за небывалые для Украины 150 млн. долл. Естественно, теперь команда переезжает в США.

Но даже это редкий случай. Все остальные украинские стартапы прошлого года привлекли менее 1% от суммы этой одной сделки...

О злобных силовиках

За 2015 год офисы IT-компаний пережили более 20 рейдов людей в балаклавах, более 30 проверок, а общие убытки пострадавшие оценивают в 10 млн. долл. (хотя последняя цифра выглядит откровенно завышенной).

Силовики действовали крайне жестко, часто конфисковывали дорогостоящее оборудование, а руководствовались не столько законами и правовыми нормами, сколько идиотическими ведомственными инструкциями и собственной наглостью — словом, как и в большинстве других случаев, по отечественной традиции действовали непрофессионально и отвратительно.

Даже не обсуждая недопустимость подобного стиля и плинтусную квалификацию чинов из МВД и СБУ, стоит взглянуть на историю под другим углом: так ли уж необоснованны «наезды», и так ли уж велик ущерб отрасли, как говорят об этом мифы?

Прежде всего, что послужило поводом для «проверок»? IT-компании попадали под давление преимущественно по трем поводам.

Первый — борьба с терроризмом. Если совсем упрощенно — предприниматели вынуждены были страдать оттого, что на их серверах размещались площадки террористов, нередко — только потому, что на сомнительный контент сами провайдеры смотрели сквозь пальцы. И снова — даже не обсуждая недопустимость топорной работы силовых структур, сигнал сообществом был понят верно. Многие провайдеры немедленно стали фильтровать контент, как это несколько лет назад в аналогичном случае произошло с порнопродукцией, выходящей за рамки закона (и после ряда таких же «масок-шоу»).

Второй повод — уклонение от налогов. IT-компании, как и все остальные, интенсивно пользуются серыми схемами. Однако давить на них по этому поводу не имеет большого смысла — в отличие от какого-нибудь цементного завода, программисты просто переедут, скажем, в Польшу, как уже переехали туда ряд разработчиков, выдавленных угрозами мобилизации на войну персонала. Как гласят все экономические учебники, заставить бизнес работать исключительно легально с помощью одного кнута невозможно — пряник должен быть намного значительнее. Однако стоит признать — ряд компаний, учитывая риск неадекватной реакции буйных налоговиков, предпочитают работать по-белому, хотя это и тормозит развитие.

Третий повод — борьба с нелегальным игровым бизнесом. Это причина нашумевших в последние дни неприятностей Lucky Labs, компании с российскими корнями. Хотя ее руководство уверяет, что всего лишь разрабатывает софт для интернет-казино для сторонних заказчиков, источники из самих разработчиков утверждают, что структура занималась и операционным сопровождением нелегальной деятельности, выводом денег в офшоры и т. д. С учетом того, что финансовые потоки шли частично в Крым и, возможно, на оккупированные территории, Lucky Labs обвинили еще и в спонсировании терроризма.

Украина стала серьезным хабом для сетевого игрового бизнеса, здесь сконцентрированы крупные игроки в данной сфере, многие интернет-казино региона. Не в последнюю очередь это произошло из-за слабого контроля информационного сектора контролирующими органами, а также из-за лакун в законодательстве. И вместо того чтобы официально повернуть ситуацию на пользу государству — например, путем легализации такой деятельности, спецслужбы по традиции пытаются зарабатывать на силовом давлении. Причем как для типичного нашего наркополицейского искоренение наркоторговли — самый страшный кошмар, так и для борцов с игровым бизнесом победа над нелегалами ни в коем случае не желательна: кого же тогда доить завтра?

Однако следует признать — отнюдь не на покер-клубах стоит украинская IT-сфера.

В вопросе давления силовиков на IT-бизнес последний на самом деле значительно больше защищен, чем многие традиционные предприниматели. Прежде всего роль средств производства здесь намного меньше, чем у товарных производителей. Таможенными ограничениями и задержками гораздо сложнее напакостить программистам по сравнению с аграриями. Наконец, IT-сообщество намного более монолитно, активно и готово защищать свои интересы, чем какие-нибудь мебельщики. Так, после волны наездов сообщество развернуло агрессивную информационную кампанию, инициировало серьезные изменения в законодательстве и создало внушительное лобби в госструктурах.

Так что хотя попытки силового давления и тормозят отрасль, это негативное влияние людей в погонах намного меньше, чем на другие отрасли экономики, и даже в некоторой степени стимулирует самоорганизацию IT-сферы (в чем, конечно, не стоит видеть оправдание наездов).

О проклятых чиновниках

Когда говорят о перспективах развития IT-отрасли, обычно первым делом вспоминают чиновников: мол, если бы правительство и прочие структуры способствовали, мы бы росли как на дрожжах. Это еще один миф — данная сфера не способна развиваться только за счет административных решений.

Бизнес активно растет не столько там, где его холят и лелеют, сколько там, где есть рынок. Внутренний рынок высокотехнологичного потребления в Украине трудно разглядеть даже под микроскопом. Нищета населения и формирует структуру IT-сегмента: аутсорс-чернорабочие и малая доля продуктовых компаний, которые при первой возможности перебираются в страны, где их продукт и потребляется.

Это никоим образом не означает, что IT-отрасль не нужно поддерживать. Да, ей нужны фискальные льготы и региональные технопарки. Да, ей нужны современные специалисты, подготовленные по адекватным программам в нормальных вузах. Да, ей жизненно необходимо снижение административных барьеров. Но самое главное — отрасли нужен спрос: со стороны государства, местного бизнеса, конечного потребителя.

Именно состояние АПК не позволяет массово развивать, например, такие синтетические IT-технологии, как прецизионное земледелие. Именно каменный век в армии не позволяет ожидать крупных заказов на военное ПО и технологии двойного назначения. Именно нищета среднего украинца делает многие хорошие бытовые стартапы мертворожденными — люди, даже нуждаясь в новом сервисе, просто не могут его себе позволить.

Так что IT-сфера не способна стать волшебным конем, который вывезет нас из трясины кризиса. Надежды на ренессанс вообще бессмысленно возлагать на отраслевые чудо-решения. Рецепт прост: только общее комплексное развитие экономики может дать желаемый кумулятивный эффект.

Но наши госуправленцы не любят скучных и банальных решений, они взлелеяны в колыбелях ток-шоу и вскормлены легендами и мифами. А значит, нас снова ждут веселые, яркие и эффектные катастрофы.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Лампочку можно не менять 10 лет

Светодиодные системы позволяют делать то, что не могут другие технологии, —...

Кругляк преткновения

Сколько стоит мораторий на вывоз необработанной древесины

Градусы против киловатт-чаcов

Платежки за услуги ЖКХ — сколько остается на другие нужды

Возмущению действиями власти нет предела

Я получил платежку за отопление (за половину октября) на 1428 грн. 64 коп.

Газовая и очень калорийная реформа

НАК «Нафтогаз Украины» объявила о намерении со следующего года начать реформу...

Комментарии 6
Войдите, чтобы оставить комментарий
Serg

Поставлено все с ног на голову. Автор полностью не в теме. Аутсорс при всех его недостатках позволяет украинским разработчикам накопить требуемый опыт для переходу к разработке и сопровождению продуктов. В Украине уже сейчас фактически сформирована супер-современная система подготовки и переподготовки кадров для IT отрасли (подготовка в государственных университетах не совсем соответствует западным аналогам, но причина в МОНУ , которая искусственно поддерживает обилие гумманитарных дисциплин в учебных планах и программах вместо специальных. А структура и перечень дисциплин практически за исключением гумманитарки ничем не отличается от IT специальностей в других странах). Зарплата, которую получают программисты в Украине в чистом виде по покупательной способности не ниже чем у наших соседей - поляков, словаков и чехов. Оформление всех программеров как ЧП это вынужденная мера из-за "недосконалості законодавства". Ну и не факт, что в качестве заказчика на разработку аутсорса в Украине не выступают те же самые бизнесмены , граждане Украины. Чем они хуже Президента?

- -4 +
Евгений Падший
11 Мая 2016, Евгений Падший

Так и хочется спросить, кто заказал статью? Перекручено все, так и захотелось приголубить наших силовиков, ангелы. А то что именно из-за силовиков и государства у нас отток it из Украины? Я знаю тех кто перерегистрировался за пределами страны, или вообще уехали.

- -1 +
Максим Бардега
11 Мая 2016, Максим Бардега

В статье очень много неточностей и перекрученной информации. К примеру, зарплаты в Европе (после уплаты налогов) как минимум не выше, а, учитывая стоимость жизни, сильно ниже, по сравнению с Украиной. Дальше, конкурс в 6-10 человек на место - это не совсем правда, т.к. всегда есть очень точные требования к кандидату и мне (и всем моим знакомым людям, занимающимся наймом сотрудников в ИТ) приходится отсобеседовать по 3-7 кандидатов, чтобы найти одного, который подходит (и это не на самые сложные позиции). По поводу инвестиций, как-то не упомянули, что Сорос проинвестировал Сиклум. И так далее по тексту. ИМХО, правды чуть больше половины, а не вырванной из контекста правды ещё меньше....

- 0 +
Аналитик
10 Мая 2016, Аналитик

О том, насколько невысоким является качество наших "IT-специалистов", свидетельствует оформление большинства сайтов, 2000 в частности.
Нелепые прибамбасы, украденные с чужих сайтов и неправильно прилепленные к своим, достаточно часто делают сайты недоступными для нормального пользования.
Не все заказчики способны квалифицировано оценить качество представленного им продукта, благодаря чему ушлые программисты продают весьма некачественный продукт и за достаточно большие деньги привлекая заказчика разной ерундой: мигание, всплывание окошек, прочая чушь. Пользуются тем, что заказчик ограничивается просмотром результата лишь на своём компьютере. Ему неведомо, что сайты смотрят разными браузерами, разными программами, разными компьютерами и потому чем больше навороток на сайте, который ему покажут, тем меньше шансов у его потенциальных клиентов просмотреть и прочитать его. Всё по причине разночтения разными браузерами.
Чем сайт проще, тем он доступнее и тем труднее его бомбить.
Оплачивая наворотки сайтов заказчики оплачивают его низкое качество и повышенную уязвимость. В этом плане они ничем не отличаются от покупателей всех остальных товаров: чем ярче коробка, тем привлекательнее. А в коробке достаточно часто оказывается продукт, более опасный для здоровья, чем тот, что продаёт бабка с земли на улице.
Зато IT-индустрия якобы развивается. Обновления, обновления. Чем их больше, тем сложнее пробиться сквозь рекламу, разные мельтешения на экране к той информации, ради которой включил компьютер..

- 2 +
Dmytro Selin
06 Мая 2016, Dmytro Selin

не уменьшиться. спрос на программистов постоянно растет. и если их количество увеличиться, глобальный рынок этого не заметит. а у нас все программисты (И не только у нас) заточены под глобальный рынок.

- 3 +
+ Показать все комментарии
Блоги

Авторские колонки

Ошибка