Олигархи в пакете

№18v(746) 15 — 21 мая 2015 г. 15 Мая 2015 5

Украина на бумаге приблизилась к европейским правилам работы энергетического рынка. Но реформы сведутся к банальному переделу

Начало мая стало решающим для определения будущего украинской энергетики. На последнем заседании СНБО, 6 мая, был рассмотрен вопрос обеспечения энергетической безопасности и намечены мероприятия по демонополизации энергетических рынков. Тогда же президентом было объявлено о подписании закона «О рынке природного газа», ранее принятого парламентом.

На заседании СНБО Петр Порошенко сделал резонансное заявление, пообещав, что никто больше не попадет в рейтинг Forbes, лишь снимая сливки с использования возможностей госмонополий — традиционно коррупционной среды в газовом секторе.

И настаивал на том, что государство не должно быть больше дойной коровой, а дикий капитализм с принятием газового закона и нормативных актов к нему должен закончиться.

Именно в этом контексте он призвал относиться к наложенному в конце апреля аресту на 500 млн. кубометров газа, принадлежащих компании Ostchem Дмитрия Фирташа, закачанных в подземные хранилища. Решение об этом было принято Печерским судом Киева по ходатайству следственного управления МВД.

Упомянул о принятом Верховной Радой законе, позволяющем государству вернуть контроль над крупнейшим нефтедобывающим предприятием ПАО «Укрнафта», борьба за которое стала причиной отставки губернатора Днепропетровской области и по совместительству банковского и нефтяного магната Игоря Коломойского.

Не забыл и об электроэнергетике и тесно связанной с ней шахтерской отрасли, в которую также надо вернуть «здравый смысл, элементарный порядок и экономическую конкуренцию».

Президент заметил на этот счет, что в электроэнергетике впору переименовать лампочку Ильича, «настолько там глубоко все приватизировано и сконцентрировано», намекнув на монополию Рината Ахметова в этой сфере.

Резкое заявление Петра Порошенко и подписание закона о рынке природного газа, который соответствует действующим в ЕС директивам и регламентам (так называемому «Третьему энергопакету») и который был написан под контролем миссии МВФ в Украине, не осталось без внимания Еврокомиссии.

В частности, руководитель группы поддержки Украины в этом органе, бывший глава МИД Венгрии Петер Балаш выразил удовлетворение от того, что «в отрасли энергетики украинское руководство решительно взялось за систему олигархов, в первую очередь в газовой сфере, где большую часть денег получают друзья предыдущего руководства». Он заявил, что оценку реформам в энергетическом секторе давать пока рано, но первые важные шаги уже сделаны.

Закон о рынке природного газа многие действительно считают панацеей. Ведь он обещает потребителям высокий уровень защиты и безопасности, в том числе путем диверсификации источников поставок газа на рынок. Декларирует нормы невмешательства государства в деятельность рынка, за исключением крайних случаев.

Оптовым продавцам в новом законе определенно понравится возможность выбора поставщика и равного доступа к газотранспортной системе, а также равные права на ввоз/вывоз газа.

Новое законодательство предполагает почти такие же, как в европейском законодательстве, нормы по разделению монополий. В теории это выглядит так, что оператор газотранспортной системы не имеет права заниматься деятельностью по добыче, распределению или снабжению природным газом.

Но на практике украинское законодательство теперь допускает две модели демонополизации из трех предусмотренных в ЕС — непосредственного разделения собственности (Ownership unbundling, OU) и независимого оператора сети (Independent System Operator, ISO).

Отличаются они тем, что в OU компании, занятые добычей или импортом энергоресурсов, принципиально не могут иметь в собственности распределительные сети. Из-за чего модель нарекли экспроприационной.

Более мягкий вариант — ISO разрешает вертикально интегрированным компаниям (ВИНК) иметь сети на балансе, но предписывает передать их в управление независимому оператору. Кроме этого, предусматривается целый ряд требований к корпоративному управлению, как то невозможность сотрудников оператора занимать одновременно должности в ВИНК, выдерживать паузу при переходе из одной компании в другую и т. д.

Третья модель — независимый оператор газотранспортной сети (Independent Transmission Operator, ITO) допускает за ВИНК сохранение транспортных мощностей и в собственности, и в управлении, но с очень большими оговорками, которые сильно удорожают такой вид деятельности. Однако в законе о рынке природного газа Украины ITO не оговаривается. Вместо этого упоминается, что оператор ГТС не может быть частью вертикально интегрированной организации.

Более того, законодательство теперь закрепляет ГТС в собственности государства. А ее оператором может стать либо 100% украинская госкомпания, либо юрлицо, созданное совместно с «партнером газотранспортной системы», владеющим долей в СП не более 49%. Партнер ГТС в обязательном порядке должен быть подконтролен Европейскому энергетическому сообществу либо США и иметь как минимум 5-летний опыт работы на рынке ЕС или США.

Это обстоятельство усложняет участие в деятельности украинской ГТС российских компаний и сводит на нет усилия по созданию международного консорциума по совместной ее эксплуатации с участием «Газпрома».

О возможности создания такого консорциума, чтобы обеспечить гарантированную прокачку российского газа в Европу по территории Украины, говорилось со времен Леонида Кучмы.

А последние беседы на этот счет якобы шли еще в мае т. г. между президентом РФ Владимиром Путиным и канцлером Германии Ангелой Меркель при участии бывшего премьер-министра Италии и главы Еврокомиссии Романо Проди.

Хотя разговор этот и велся в частном порядке, после принятия закона о рынке природного газа вариант трехстороннего консорциума с участием РФ стал еще более невозможен. Если только украинский вариант «Третьего энергопакета» не переиграют, расширив круг потенциальных участников оператора ГТС. Впрочем, ожидать этого от нынешнего состава Верховной Рады не стоит.

Так же наивно не видеть за последними решениями украинских властей политической подоплеки.

Как утверждают эксперты, основными задачами для ЕС при утверждении «Третьего энергопакета» было объединение многочисленных разрозненных национальных рынков и обеспечение энергетической безопасности не только за счет надежного снабжения потребителей газом и электроэнергией, но и за счет возобновляемых источников, а также выравнивания цен на газ между потребителями.

В частности, по данным научного сотрудника Центра изучения мировых рынков ИНЭИ РАН Светланы Мельниковой, опиравшейся на информацию Eurostat, во второй половине 2010 г. цена на газ для населения в Румынии была почти в 4 раза ниже, чем в Швеции. В большинстве стран Европы стоимость газа для домохозяйств в 1,5—2 раза превышала румынские показатели.*

Сейчас ситуация осталась такой же. По данным за прошлый год, разница между Словенией, Македонией, Болгарией или Боснией и Герцеговиной — странами с самым дешевым газом с одной стороны и Германией, Данией, где голубое топливо обходилось домохозяйствам дороже всех в Европе, была четырехкратной. Однако больше половины стоимости газа для немцев и датчан составляли налоги, которые на Балканах были гораздо ниже.

То есть в значительной мере проблема ценообразования состоит в поддержке или неподдержке государствами традиционных источников энергии и импорта природного газа.

В итоге снижения стоимости голубого топлива для населения европейцы добились, но не столько диверсификацией источников, сколько общим падением цен на газ, которые с полугодовым отставанием привязаны к стоимости нефти.

В нынешнем году Россия снизила цену газа для Европы на 35% и в первом квартале поставляла его туда в среднем по $289/тыс. куб. м. Когда принимался «Третий энергопакет», расценки были в несколько раз выше.

В нашей ситуации речь о поддержке альтернативной энергетики не идет в принципе. В августе прошлого года из-за девальвации национальной валюты была отменена привязка зеленого тарифа к евро, проводимая с 2009 г. По той же причине и из-за протестов населения не ведется строительство малых ГЭС в Карпатах. Хотя еще в 2012 г., по разным данным, их там собирались построить от 330 до 550.

Политически принятие закона о рынке газа — это еще один удар по газовой империи Дмитрия Фирташа, который прямо и опосредованно контролирует не менее двух третей распределительных сетей в Украине. Между тем вступивший в силу документ предполагает отмену нынешних договорных отношений между государством и облгазами, а именно — передачу последним распределительных газовых сетей в доверительное управление. Оставить сети хотят только у компаний, находящихся в госсобственности.

Как уже писали «2000», судебное разбирательство о возврате распредсетей в госсобственность ведет и дочерняя компания НАК «Нафтогаза України» — ДК «Газ України». Если это произойдет, возникнут предпосылки для передачи сетей новым арендаторам. А г-ну Фирташу ничего не останется, как продать облгазы или соглашаться на любые условия, предложенные властью.

Однако было бы наивно полагать, что население дождется снижения газовых тарифов. Скорее наоборот. Нас ждет их дальнейшее увеличение, поскольку новые распределители будут стараться быстрее вернуть расходы на приобретение имущества, обновление инфраструктуры предприятий, диспетчеризацию, современные информационные технологии и т. д.

В электроэнергетике демонополизация в первую очередь коснется компании ДТЭК Рината Ахметова, которой на сегодняшний день принадлежат контрольные пакеты трех из пяти тепловых генераций — «Востокэнерго», «Западэнерго» и «Днепроэнерго».

О незаконности приватизации двух последних не так давно говорили на заседаниях парламентской комиссии по приватизации. По слухам, сейчас идут переговоры с бизнесменом о добровольной продаже им «Запад-энерго». В чью пользу, неизвестно. Но компания прежде всего интересна тем, что занимается экспортом электроэнергии в соседние Словакию и Польшу.

Неявный пока процесс передела энергетического рынка начался и в Днепропетровске. Недавно жители некоторых районов областного центра получили предложение заключить договора с малоизвестной Центральной энергетической компанией (ЦЭК), хотя раньше имели дело с входящей в ДТЭК — «Днепроблэнерго».

Как выяснилось, за новой структурой скрывается предприятие, принадлежащее российскому бизнесмену Константину Григоришину. Хотя образовалась ЦЭК больше десятилетия назад на базе подстанций и линий электропередачи, построенных некогда крупными заводами — «Южмашем», «Днепропрессом» и др. (впоследствии это имущество было выведено с их баланса и приватизировано), занималась она снабжением предприятий, а до населения руки не доходили.

Сейчас филиалы ЦЭК, помимо Днепропетровска, обосновались в Кривом Роге, Ингульце, Апостолово, Павлограде, Желтых Водах, Вольногорске и других населенных пунктах. А то, что проводится работа с бытовыми потребителями, которые, в отличие от промышленных, никогда не считались престижными, предполагает, что Константин Иванович то ли договорился с Ринатом Леонидовичем о разделе сфер влияния, то ли рассчитывает отхватить кусок местного рынка в ходе реприватизации и демонополизации.

В ДТЭК уклончиво комментируют свои отношения с ЦЭК. Но примечательно, что пару лет назад именно менеджеры Рината Ахметова стояли у истоков закона «О принципах функционирования рынка электроэнергии», вступившего в силу в начале прошлого года.

Закон этот нужен был г-ну Ахметову, планировавшему регулярно зарабатывать на экспорте электроэнергии в Европу, чтобы позиционировать себя в качестве лоббиста европейского энергетического сообщества, и примечателен тем, что содержит элементы «Третьего энергопакета» для электроэнергетики.

Уже сейчас в ДТЭК началась реорганизация служб на передающие и сбытовые, хотя о юридическом разделении речь пока не идет. Наверное, потому, что электроэнергетический третий пакет по-украински предполагает длительный срок проведения реформ. Ограничения конкуренции на рынке сохранятся до 2030 г. Если, конечно, и их не ускорят.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Лампочку можно не менять 10 лет

Светодиодные системы позволяют делать то, что не могут другие технологии, —...

Кругляк преткновения

Сколько стоит мораторий на вывоз необработанной древесины

Градусы против киловатт-чаcов

Платежки за услуги ЖКХ — сколько остается на другие нужды

Возмущению действиями власти нет предела

Я получил платежку за отопление (за половину октября) на 1428 грн. 64 коп.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка