Вся надежда на доброго Шубина

№10v(738) 20 — 26 марта 2015 г. 19 Марта 2015 4.9

Кабмин попытается избавиться от шахтеров при помощи китайского кредита

Вся надежда на доброго Шубина_______________________________
* Персонаж фольклора горняков Донбасса похож на гнома, считается «хозяином шахты» и покровителем шахтеров.

Первые серьезные проблемы отечественная угольная отрасль начала испытывать вместе с началом боевых действий на востоке Украины. Впрочем, еще летом прошлого года работа многих шахт не прекращалась даже под обстрелами. Хотя уже в конце 2014 г. из 93 государственных шахт Донецкой и Луганской областей только 24 находились на территории, которую контролировал Киев.

По официальной информации, работа практических на всех выработках самопровозглашенных республик прекратилась, а семь шахт и вовсе разрушили. Что касается частных предприятий мятежного региона, то и они сократили добычу угля примерно наполовину.

Путь к протесту

Тем не менее в одном из интервью бывший первый заместитель министра энергетики Юрий Зюков заверил, что дотации предприятиям, которые остались под управлением правительства, продолжали выплачиваться в полном объеме. А вот шахты, подконтрольные «ДНР» и «ЛНР», в последний раз получили господдержку еще в июле. Причина проста — нет отгрузок угля, нет и оплаты. Впрочем, надежда на решение этих вопросов оставалась, т. к. в кабинетах Минэнерго заявляли о готовности договариваться о поставках угля для ТЭС даже с непризнанным руководством части восточных областей. «Мы не делим шахтеров на чужих и наших», — примерно так сформулировал тогдашнюю позицию Минэнерго Юрий Евгеньевич.

Но настоящие трудности горняки начали испытывать, что удивительно, вовсе не из-за боевых действий. Волна протестной шахтерской активности пришлась на конец января этого года, аккурат после того как государство прекратило выплату компенсаций разницы между себестоимостью добычи и реальной отпускной ценой угля, которая достигала 600 грн. на тонне.

Напомним, что государственные шахты в 2013 г. нарастили убытки от выпуска продукции до 15,1 млрд. грн. (11,9 млрд. грн. — в 2012 г.). Всего на протяжении 2009—2013 гг. угольщики получили из госбюджета около 60 млрд. грн. И в прошлом году на дотации предприятиям украинского углепрома планировали перечислить 12 млрд. грн. Впрочем, из-за проведения АТО горняки не досчитались из этой суммы более 3 млрд. грн.

Несмотря на то что на этой уже всем известной схеме обогащались приближенные к прежней власти коммерческие структуры, зарплаты отечественных горняков оставались сравнительно велики. Так, по информации Госстата, средний заработок шахтера Донетчины с 2011-го по 2013 г. вырос с 4724 до 5642 грн. в месяц. При этом наивысшее жалование в этот период получали работники шахтоуправления «Покровское» — 8,7 тыс. грн.

28 января под зданием Кабмина собрались несколько сотен горняков, а уже на следующий день уже около 1 тыс. шахтеров пришли и к офису Минэнерго. В обоих случаях протестующие потребовали «вернуть дотации угольной отрасли, направить средства на развитие и строительство шахт, пересмотреть рост налогообложения доходов шахтеров».

Первоначально власть показала готовность пойти навстречу работникам отрасли. В тот же день на заседании правительства Арсений Яценюк поручил Минэнерго совместно с Минсоцполитики, Минфином, Нацкомиссией по регулированию энергетики, госпредприятием «Уголь Украины» и профсоюзами создать согласительную комиссию, которая бы представила план реформирования отрасли в целом. «Во-вторых, решить вопросы, которые беспокоят людей, в том числе и по их рабочему месту и зарплате», — подчеркнул премьер.

2 марта горняки опять пришли под Кабмин и Верховную Раду требовать зарплату за декабрь 2014 г. За правительство тогда отдувался Юрий Зюков, который пообещал найти для погашения задолженности перед шахтерами 150 млн. грн.

И все-таки секвестр

Но уже в период переговоров с протестующими горняками стало понятно, что у правительства насчет угольщиков совсем иные планы. Еще в начале января на сайте Кабмина была опубликована программа его деятельности на 2015—2019 гг. Документ среди прочего провозгласил основные принципы новой политики энергетической независимости Украины. И уже в рамках этой краткосрочной стратегии руководство страны запланировало закрыть 32 убыточные государственные шахты. А приоритетной задачей объявлено приобретение угля на мировом рынке.

Чуть позже руководитель Минэнерго Владимир Демчишин детализировал очертание ближайшего будущего для углепрома. Чиновник заявил об остановке работы 12 шахт в самое ближайшее время. Причем пять из них закроют, остальные — законсервируют. И не нужно тешить себя иллюзиями, что когда-нибудь возобновится добыча на законсервированных шахтах, ибо Владимир Васильевич не преминул подчеркнуть, что реформа углепрома будет означать полное сокращение персонала закрывающихся предприятий.

Куда трудоустроить 10 тысяч новых безработных, министр внятно не объяснил. Сказал лишь, что увольнение коснется в основном пенсионеров. Остальных работников займут на других проектах. В данный момент правительством утверждено сооружение лишь одной шахты — «Нововолынская №10» (Волынская обл.). Хотя ее начали строить в конце

1980-х, способность нынешней Украины обеспечить полное финансирование этого объекта до сих пор не очевидна. Но даже если случится чудо и шахта заработает на полную мощность, данный проект сможет обеспечить работой в лучшем случае не более 1 тыс. человек.

Впрочем, Владимир Демчишин добавил, возможно, людей привлекут к реконструкции ЖКХ, строительству мостов, аэропортов и дорог. Но на этот счет существуют более серьезные сомнения. Во-первых, еще в прошлом году правительство сильно урезало финансирование почти всех социально-жилищных проектов: поддержку рынка ипотечного кредитования, завершения строительства жилья, льготного кредитования молодежи. А программа строительства доступного жилья вообще была остановлена.

Во-вторых, Мининфраструктуры сейчас больше озабочено проблемами корпоратизации входящих в ее состав монополий — «Укрпочты» и «Укрзалізниці», а также пытается пристроить обл- и райавтодоры со всем их хозяйством на баланс местных советов.

В-третьих, и без уволенных горняков ситуация на рынке труда Украины выглядит патовой. По информации Госстата, официально зарегистрированная безработица в прошлом году немного не дотянула до 2%. По данным же независимых экспертов, эта цифра составила 10%. А наиболее пессимистически настроенные специалисты прогнозируют рост безработицы в этом году чуть ли не до 40% всего трудоспособного населения.

Большие оригиналы

Итак, Украина ударными темпами — всего лишь за пятилетку — планирует избавиться от большей части своей угольной промышленности. Не следует забывать, что вместе с добычей пострадают и машиностроительные предприятия, выпускающие шахтное оборудование, и другие смежные производства.

Если взять на вооружение мировой опыт, то ни одно цивилизованное государство никогда не планировало так быстро и беспощадно расправиться с целой отраслью промышленности. Даже чрезвычайно твердый британский премьер Маргарет Тэтчер не смогла пройти этот путь так скоро. Великобритании понадобилось почти 20 лет, чтобы начатые Железной леди реформы углепрома привели к сокращению армии горняков со 195 тыс. до 50 тыс.

У нас восхищаются шоковой терапией Польши, но Варшава не решилась на столь радикальные действия. Так, сегодня около 90% генерирующих мощностей страны до сих пор составляют энергоблоки, сжигающие уголь. Руководству государства даже удалось убедить Еврокомиссию продлить разрешение на выдачу бесплатных квот на эмиссию углекислого газа для польских энергоблоков до 2019 г. При этом всем известно, с каким трепетом ЕС относится к атмосферным выбросам.

Однако и в Польше с начала года произошли крупные шахтерские забастовки. Хотя местное правительство планировало закрыть только четыре шахты и уволить лишь 3 тыс. человек. Несравнимо с нашим будущим размахом. Но в процессе переговоров с протестующими польские чиновники пообещали растянуть процессы реструктуризации отрасли во времени, увеличить зарплаты горнякам и самое главное — никого не увольнять.

В свое время судьба углепрома России часто приводилась в качестве антипримера для подражания. Действительно, количество шахтеров Ростовской области сократилась с 117,3 тыс. до 7,5 тыс. Прямые дотации из госбюджета горняки не получают, средства перечисляются лишь путем финансирования региональных социальных программ. Только нужно обязательно учитывать, что секвестр рабочих мест там начался еще в 1995 г.

Хотя все же лучше ориентироваться на опыт Германии — самой богатой на сегодня страны Евросоюза. Так вот, реструктуризацию угольной отрасли там начали более 60 лет назад. И не закончили до сих пор. В 1969 г. три десятка предприятий объединили в госкорпорацию, которая сбывала добытый уголь и распределяла дотации между шахтами.

Только через десять лет — в 1980-х — были закрыты первые нерентабельные предприятия. Еще через десятилетие в обмен на сокращение шахт с 26 до 17 и увольнение 40 тыс. сотрудников (до 90 тыс. человек) государство заключило длинные контракты на покупку 50 млн. т угля до 1995 г.

Федеральное правительство стимулировало досрочный добровольный уход на пенсию горняков в возрасте 55—60 лет. В таком случае шахтеру выплачивалось госсодержание в размере до 90% его заработной платы на производстве. Кроме того, в Германии с 1990-х гг. открывали весьма эффективные курсы переквалификации. После их прохождения трудоустройство бывших шахтеров составляло достаточно высокие 50%.

Последним годом существования немецкого углепрома станет 2018-й, когда закроют оставшиеся восемь шахт. Но и тогда дотации вряд ли прекратятся. Ведь начиная с 1960-х гг. на реструктуризацию углепрома правительство ФРГ истратило рекордные 130 млрд. евро.

Если у отечественного Кабмина все пойдет по намеченному плану, то государственный сектор угольной промышленности нашей страны переживет немецкий лишь на один год. А потратят ли на реструктуризацию отрасли в Украине хотя бы сотую часть дотаций немецких коллег — большой вопрос.

 
Волна протестной шахтерской активности пришлась на конец января

Волна протестной шахтерской активности пришлась на конец января

По китайскому счету

Эксперты полагают, что анонсированное закрытие 12 украинских государственных шахт — не последний шаг на пути сокращения углепрома. И хотя чиновники в многочисленных публичных выступлениях всячески открещиваются от возможности забыть об угольных предприятиях, перешедших под контроль непризнанных республик, события последних нескольких недель говорят об обратном.

Так, недавно в Минэнерго создали рабочую группу по перепрофилированию угольных энергоблоков. А в конце февраля в интервью «Интерфакс-Украина» замминистра энергетики и угольной промышленности Игорь Диденко сообщил, что страна ведет переговоры с Китаем об изменении перечня ранее согласованных проектов и расширении использования кредита в $3,6 млрд. на проекты в нефтегазовой сфере.

Напомним, еще в декабре 2012 г. «Нафтогаз Украины» подписал кредитное соглашение с Государственным банком развития Китая о привлечении средств под госгарантии для реализации проектов замещения газа углем. Теперь, видимо, о таком замещении речь больше не идет. И причиной здесь может служить только резкое сокращение собственной угледобычи в стране.

В данный момент под управлением украинского правительства находятся шахты в Волынской, Днепропетровской, Донецкой, Луганской и Львовской областях. Но на них добывается уголь исключительно газовой группы, который используют 60% энергоблоков отечественных ТЭС. Остальные станции спроектированы под антрациты и уголь марки Т (т. н. тощий). Как раз месторождения такого угля полностью оказались на территории «ДНР» и «ЛНР».

Далее отметим, что из 35 доступных сегодня для центральной власти угледобывающих предприятий перспектива развития имеется только у шести. Вот их-то государство и выставит на приватизацию. Все остальные почти гарантированно ликвидируют либо в лучшем случае законсервируют.

Продолжая логику решений нынешнего руководства страны, а в программе деятельности правительства на 2015—2019 гг., напомним, говорится о развитии импорта угля, образовавшийся дефицит топлива будет решаться за счет зарубежных контрактов.

ТЭС, использующие газовые марки угля, смогут без проблем возить его из Польши. Тем более что в начале года Варшава под давлением своих горняков отказалась закрывать местные шахты. Станциям же, работающим на антраците, придется закупать сырье либо в России (со всеми вытекающими отсюда рисками), либо тащить его из тридевятых земель — Вьетнама, Кореи, США или ЮАР. Помимо того что в связи с транспортными расходами такой уголь будет дороже не только украинского, но и российского, морской путь сам по себе ненадежен — погодные условия могут нарушить синхронность поставок.

И здесь правительству очень поможет китайский кредит. Ведь на эти деньги можно начать перевод энергоблоков ТЭС на угли газовой группы. А вот кто поможет украинским горнякам, неизвестно. Пока что вся надежда исключительно на доброго Шубина.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Лампочку можно не менять 10 лет

Светодиодные системы позволяют делать то, что не могут другие технологии, —...

Кругляк преткновения

Сколько стоит мораторий на вывоз необработанной древесины

Градусы против киловатт-чаcов

Платежки за услуги ЖКХ — сколько остается на другие нужды

Возмущению действиями власти нет предела

Я получил платежку за отопление (за половину октября) на 1428 грн. 64 коп.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка