Заменит ли легковушка танки?

№33(783) 19 — 25 августа 2016 г. 17 Августа 2016 4.6

Отмена акциза на подержанные авто породила самые фантастические интерпретации. Конспирологи уверяют, что мину, которую популисты подложили под бюджет и гривню, заказали сторонники силовой смены власти — ради дестабилизации социальной и политической ситуации в стране.

Так что история о вступившем в силу с 1 августа 2016 г. законе № 1389-VIII от 31.05.2016 будет интересна даже тем, кто далек от автобизнеса и таможенных новаций.

Высокие таможенные барьеры для импорта автомобилей в Украину существовали давно, а для некоторых сегментов подержанных машин они фактически были запретительными. Это являлось причиной недовольства для заметной прослойки украинских автомобилистов (или мечтающих ими стать), что неизменно привлекало внимание политических популистов, особенно в предвыборный период. Многие «прогрессивные», «народные» и «оппозиционные» политики обещали «отменить грабительские пошлины и сделать иномарки по $2000», а иные благодаря такой незатейливой агитации даже проходили в Раду.

Однако в реальности они не имели шансов выполнить свои обеты, ведь высокий уровень таможенной защиты украинского автомобильного рынка возник не на пустом месте. Восстановление экономики страны во времена Леонида Кучмы требовало защиты промышленности и обеспечения положительного торгового баланса. Автомобили — дорогой товар с высокой добавленной стоимостью, а посему, имея собственное автомобильное производство во многих сегментах, было крайне неразумно игнорировать его потенциал и создавать дефицит внешнеторгового сальдо, допуская массовый ввоз машин из-за рубежа, особенно подержанных.

Поэтому на практике все попытки популистов открыть авторынок для импорта иномарок блокировались — или промышленным лобби в парламенте, защищающим украинский автопром, или же на уровне Кабмина, где беспокоились о торговом балансе.

С приходом Виктора Ющенко ситуация изменилась — Украина взяла курс на снятие торговых ограничений и вступление в ВТО, а значит, либерализация авторынка стала вопросом времени. Эту волну сумело оседлать лобби автоимпортеров, и уже 25 марта 2005 г. Верховная Рада облегчила импорт новых авто, снизив акцизный сбор в 10 раз (он составил менее 1% цены автомобиля); также были полностью ликвидированы все льготы для украинских автопроизводителей. Единственной оставшейся защитой авторынка Украины были серьезные ввозные ограничения для подержанных машин.

Результат либерализации не заставил себя долго ждать: в 2005-м импорт автомобилей преодолел отметку в $3 млрд., в 1,6 раза превысив внешнеторговый дефицит Украины, возникший в том же году. Всего с 2005-го по 2008 г. было импортировано автомобилей на $27,06 млрд.(!), а в 2008 г. на отечественном рынке даже зафиксировали рекорд продаж новых авто — 623 252 ед. (7-е место в Европе). Впрочем, к концу 2008-го это уже был «праздник со слезами на глазах» — на тот момент в результате кризиса доходы украинцев существенно упали, и многие свежеиспеченные обладатели новеньких иномарок уже не знали, что делать со своим вожделенным приобретением (особенно если машина бралась в кредит).

Здесь следует сделать важный вывод и отметить, что валютный кризис 2008 г. наглядно подтвердил правоту экономической политики команды Леонида Кучмы — ведь важнейшей причиной падения курса гривни и прочих украинских проблем был внешнеторговый дефицит, который за 4 года (с 2004-го по 2008-й) составил $38,52 млрд. В этой цифре 70% — доля импорта автомобилей ($27,06 млрд.), что позволяет охарактеризовать вклад автоимпорта в создание торгового дефицита и обвал гривни как критичный. С некоторой долей упрощения можно сказать, что если бы в 2005 г. команда Ющенко не разрушила защиту украинского авторынка и не открыла шлюзы для массового импорта, кризис 2008 г. прошел бы для страны на порядок легче и, скорее всего, без девальвации гривни.

Справедливости ради следует признать, что ошибка была осознана и защита рынка частично восстановлена — с 10 января 2009 г. акцизный сбор на легковушки был увеличен от 2,5 до 10 раз, также подняли налог для владельцев транспортных средств при первой регистрации. Однако попытка временно поднять таможенную пошлину до 23% не удалась — Украина на тот момент уже была членом ВТО, что ограничивало возможности по защите внутреннего рынка.

С тех пор были и другие изменения — повышение акциза в разных сегментах рынка, увеличение сбора за первую регистрацию автомобилей, вводились и отменялись спецпошлины и утилизационный сбор и т. д. Однако в общих чертах схема защиты отечественного авторынка не менялась: относительно невысокие пошлины и акцизы для новых автомобилей делали их ввоз рентабельным, тогда как в случае импорта подержанной иномарки акциз мог в 3—4 раза превышать ее стоимость, что служило основной защитной мерой от массового наплыва бэушек.

К тому же благодаря установленным на таможне индикативным ценам на новые авто невозможно сэкономить на пошлине и НДС (занизив цену в документах), поэтому при импорте нового автомобиля доля государства составляла в среднем около 40% реальной стоимости иномарки. Такая система поддерживала некий ценовой баланс на рынке, и поэтому автомобильное производство в Украине имело смысл.

Блок Порошенко против... президента Порошенко?!

Вернемся в день сегодняшний. Суть законопроекта № 3251 — уменьшение ставок акцизного налога на импортные подержанные автомобили до уровня ставок на новые авто. Это кардинальное снижение акциза в десятки раз (от 7 до 28 раз в зависимости от объема двигателя) фактически открывает украинский рынок для массового импорта подержанной техники. К примеру, по новым нормам акцизный сбор для иностранного аналога автомобиля ЗАЗ Lanos 2010 г. выпуска с двигателем 1498 см3 составляет всего 94 евро против 2638 евро по старым ставкам.

Инициаторами законопроекта стали депутаты партии «Блок Петра Порошенко» Роберт Горват, Ярослав Дубневич, Артур Палатный и др., а также члены других фракций — «Самопомочі», «Народного фронта», РПЛ. Всего среди 94 авторов большинство составляют представители президентской силы в парламенте, и вот здесь возникают вопросы касательно их мотивации. Ведь очевидно, что либерализация импорта подержанных машин не только уничтожит автомобильное производство в нашей стране, но и опасна с макроэкономической точки зрения, т. к. ухудшит торговый баланс Украины и может вызвать серьезные проблемы на валютном рынке.

Роберт Горват со товарищи нашли удачный PR-ход — они позиционировали себя как «борцов с автолобби в парламенте», которое якобы мешает украинцам покупать дешевые иномарки. Очень кстати появились группы в соцсетях и на интернет-форумах, обсуждающие законопроект № 3251 и транслирующие аналогичные месседжи.

Однако легкого взятия крепости не получилось — проект закона был подан в парламент 7 октября 2015 г., а его рассмотрение в первом чтении состоялось только через полгода — 12 апреля 2016-го, к тому же законопроект едва не провалили — он прошел с минимальным перевесом (226 голосов).

Между первым и вторым чтением проект получил защитные механизмы (по льготным ставкам один субъект сможет ввезти авто лишь раз в году без права отчуждения на 365 дней, при этом автомобиль должен быть 2010 г. выпуска и моложе) и 31 мая был одобрен парламентом.

Тут мы подошли к самому интересному — оценив ставки, стороны пошли ва-банк: инициаторы законопроекта №3251 вполне резонно опасались, что в АП понимают опасность массового импорта подержанных авто для торгового баланса и президент заветирует законопроект.

2 июня глава фракции «Самопоміч» Олег Березюк заявил, что президент закон ветировал: «Закон о снижении акцизов на подержанные авто — единственный, который отдает деньги людям реально в карманы. Остальные — виртуальные деньги. На него почему-то наложено вето».

Это заявление прозвучало довольно странно (если не сказать глупо), ведь на тот момент принятый закон еще не покинул стен парламента, на что в тот же день обратили внимание общественности представители АП, а потом и сам Петр Порошенко в ходе своей пресс-конференции сообщил, что документ еще не поступал к нему на подпись. Но провокация удалась — триумфальное ликование автомобилистов в интернет-медиа сменилось волной критики в адрес президента, умело манипулируемой «лидерами мнений» из лагеря сторонников законопроекта.

Масла в огонь добавил депутат от партии «Вiдродження» Дмитрий Святаш, который зарегистрировал в парламенте постановление об отмене принятия проекта № 3251 как закона, заблокировав таким образом его подписание спикером и направление на подпись президенту. В тот же день в СМИ появился комментарий Святаша: «По моему мнению, этот закон абсолютно заказной, его принятие пролоббировали четыре автобазара — Ровенский, Ивано-Франковский, Львовский и Луцкий. Люди, делающие бизнес там, импортируют б/у авто с занижением таможенной стоимости, просто хотят весь украинский авторынок превратить в большой автобазар. Они подрядили таких народных депутатов, как Владимир Парасюк, Юрий Соловей, Ярослав Дубневич, Роберт Горват и другие».

Святаш также обвинил авторов этого закона в самопиаре и в давлении на президента: «Если Петр Порошенко не подпишет данный закон, я уверен, что будут искусственно организованы акции протеста либо какие-то другие мероприятия по давлению на главу государства. Поскольку населению уже пообещали дешевые машины из Европы».

Прогноз Святаша касательно давления на президента вскоре подтвердился — накал пиар-кампании в пользу закона рос с каждым днем, а местами она обретала все более явные антипрезидентские нотки. Представители парламентских фракций неофициально ссылались на некие «инсайды» и прогнозировали президентское вето. А в социальных медиа градус «народного одобрения» депутатской инициативы совсем уж зашкаливал, местами превращаясь в вакханалию, — самые горячие головы даже предлагали массовые уличные акции в поддержку.

16 июня проект постановления об отмене результатов голосования по законопроекту 3251 ожидаемо провалили в парламенте, и Андрей Парубий тут же демонстративно подписал закон (№ 1389-VIII) о снижении акцизов на подержанные автомобили. В тот же день депутаты фракции БПП с подачи одного из авторов законопроекта Роберта Горвата обратились к Петру Порошенко с открытым письмом, в котором призывали подписать закон.

Однако по вполне очевидным причинам с подписанием президентом закона о снижении акциза на б/у иномарки возникла ожидаемая пауза. С одной стороны, лоббистам открытия украинского рынка для импорта подержанных иномарок удалось так сформировать общественное мнение, что президентское вето вызвало бы волну возмущения и обвинений в «защите барышей автолобби в ущерб интересам простых украинцев».

С другой — в АП прекрасно понимали опасность массового импорта б/у легковушек: для нынешнего состояния украинской экономики этот удар вполне может закончиться катастрофой. Поэтому на Банковой было принято соломоново решение — одобрить закон, но при этом попытаться смягчить потенциальный ущерб для экономики, усложнив массовый ввоз иномарок со стороны дельцов «серого» автобизнеса.

В присутствии депутатов разных фракций Петр Порошенко завизировал закон, при этом заключив с нардепами «джентльменское соглашение» о незамедлительном внесении изменений в уже подписанный документ.

Депутаты пообещали внести соответствуюшие правки: запрет на перепродажу растаможенных по сниженным ставкам автомобилей до 31 декабря 2019 г., а также условие для покупателя лично завезти его на территорию Украины. Кроме того, каждый гражданин сможет ввезти и растаможить по низким ставкам только один автомобиль на протяжении всего срока действия закона (до 31 декабря 2018 г.). Соответствующий законопроект №4905 действительно был зарегистрирован 6 июля Ниной Южаниной (БПП) и другими депутатами.

Однако парламентарии переиграли президента: по причине отсутствия кворума на заседании Комитета ВР по налоговой и таможенной политике закон с президентскими правками не был подан на рассмотрение парламента до начала депутатских каникул.

К этому вопросу можно будет вернуться только в сентябре, а значит, закон о снижении акцизов на б/у автомобили заработал без правок, и воротилы теневого автобизнеса получили как минимум три месяца, чтобы ввезти на украинский рынок достаточно автомобилей по сниженным ставкам. К тому же, судя по тональности заявлений некоторых парламентариев, скорее всего, депутаты продолжат свою игру и попытаются торпедировать президентские правки, что означает — нас ждет дальнейшее развитие сюжета.

Acta est fabula!

Тем не менее, как говорили древние, «пьеса сыграна», и вне зависимости от дальнейшего развития событий можно рассмотреть возможные политические и экономические последствия вступления в силу закона № 1389-VIII.

Начнем с экономики, а чтобы нагляднее смоделировать ситуацию на украинском валютном рынке в ближайшем будущем, обратимся к недавнему опыту соседней Беларуси.

После создания с 1 июля 2010 г. единого таможенного пространства Беларуси, России и Казахстана белорусская сторона добилась льготного периода сроком на один год (до 1 июля 2011 г.), в ходе которого пошлины на ввоз легковых автомобилей для белорусских физических лиц оставались на прежнем уровне.

Цена вопроса была достаточно значительной — на тот момент в Беларуси для физлиц растаможка легковых авто обходилась приблизительно в 3—4 раза дешевле, чем в России. Кроме того, это был довольно масштабный бизнес — Беларусь считалась одним из крупнейших в Европе рынков подержанных автомобилей. А самое главное — как ожидалось многими, машину белорусской регистрации можно будет продать в России без дополнительной растаможки.

Поэтому ввоз автомобилей из Европы сразу же стал для белорусов своеобразной золотой лихорадкой — по итогам 2010 г. импорт физлицами подержанных автомобилей вырос на треть по сравнению с показателями 2009 г. А с приближением даты окончания льготного периода наплыв в Беларусь машин с пробегом превратился в цунами: за первое полугодие 2011 г. было ввезено около 200 тыс. ед., что почти вчетверо(!) выше объема импорта подержанных иномарок за аналогичный период спокойного 2009 г.

В 2010 г. ввоз иномарок обошелся Беларуси в $1,335 млрд., а за первое полугодие 2011-го для покупки подержанных автомобилей граждане Беларуси вывезли из страны более $2 млрд. Всего же в 2011 г. импорт б/у легковушек составил 284,1 тыс. ед. на $2,635 млрд. Ажиотаж населения вокруг импорта автомобилей вызвал всплеск спроса на валюту: белорусы массово конвертировали в доллары и евро свои рублевые сбережения, снимали банковские вклады и даже брали кредиты для покупки валюты.

Первые признаки валютного кризиса появились уже в 2010 г.: за декабрь 2010 г. международные резервы Беларуси сократились сразу на 11,8%, до $5,03 млрд. Резкое снижение резервов в нацбанке республики объяснили повышенным спросом на иностранную валюту внутри страны, а уже в марте 2011-го на фоне сокращения ЗВР нацбанк прекратил продавать банкам валюту для реализации в обменных пунктах. Были введены всевозможные ограничения на конвертацию, сформировался черный валютный рынок и альтернативный курс, а белорусская валюта начала резкое падение.

В апреле 2011 г. президент Беларуси Александр Лукашенко признал, что важнейшей причиной валютного кризиса стал массовый ввоз подержанных иномарок, автомобильный ажиотаж вымыл с валютного рынка около $1 млрд., а стабилизации ситуации на валютном рынке можно ожидать только после повышения таможенных пошлин на ввозимые авто: «Конечно, нас очень сильно подкосил вот этот ажиотаж с автомобилями. Мы посмотрели, там больше миллиарда долларов. Были даже предложения сейчас ввести эту пошлину, не дожидаясь 1 июля, чтобы погасить этот ажиотаж. Но это удар по людям. Зачем своих людей давить. Выдержим мы это. Пускай люди купят себе машину, какую хотят, заменят, если надо. Не можем же мы человека удавить из-за этой валюты».

Валютный кризис удалось погасить только к сентябрю, в результате Беларусь лишилась значительной части золотовалютных резервов: на 1 октября 74% ЗВР нацбанка РБ было сформировано за счет долга в валюте перед коммерческими банками ($3,5 млрд. из $4,715 млрд.); официальный курс доллара за 2011 г. вырос с 3000 до 8500 белорусских рублей, на черном рынке курс доллара достиг 9000 тогдашних рублей.

Как видим, суть «белорусского сценария» — в ажиотажном спросе, возникающем на коротком отрезке времени, когда экономические агенты массово пытаются воспользоваться временной льготой.

Бесспорно, массовый импорт подержанных автомобилей ухудшит платежный баланс Украины, что рано или поздно приведет к валютному кризису и очередной девальвации гривни. Но в сегодняшней украинской ситуации сложились все условия для «белорусского сценария», т. к. многие попытаются успеть ввезти автомобиль до возможного ужесточения условий после принятия президентских правок.

Согласно консервативной оценке, ежемесячный объем импорта подержанных легковушек составит около $100 млн., но некоторые эксперты прогнозируют, что на начальном этапе ежемесячный вывод валютных средств из Украины превысит $300 млн.

Учитывая, что речь идет о наличной валюте, даже при консервативном сценарии вывоз валюты составит 20—25% официального ежемесячного оборота на наличном валютном рынке. Волна спроса на валюту вначале обрушит наличный рынок, чем незамедлительно воспользуются валютные спекулянты, которые попытаются раскачать и межбанк. Учитывая традиционный осенний ажиотаж на валютном рынке, можно достаточно уверенно прогнозировать падение курса гривни на конец октября, а при неудачном стечении обстоятельств уже в ближайшие месяцы недалеко и до полноценного валютного кризиса.

Дилетанты или заговорщики?

Что касается политического аспекта, то он наглядно демонстрирует палитру возможных сценариев развития политической ситуации в нашей стране. Довольно подробное изложение перипетий вокруг принятия законопроекта №3251 призвано проиллюстрировать главную политическую интригу этого сюжета: депутаты «демократического большинства» сознательно и последовательно играли против президента, поставив под удар его политическую репутацию, фактически вынудили Петра Порошенко одобрить документ, опасный для экономической стабильности государства. И самое удивительное, что в этой интриге первую скрипку играла фракция БПП.

Конечно, проще всего объяснить эту ситуацию хроническим популизмом наших парламентариев и непреодолимым желанием понравиться избирателям даже в ущерб интересам страны. Или же наличием каких-то бизнес-интересов, о чем говорил Дмитрий Святаш.

Но открытие авторынка для подержанных автомобилей сулит настолько тяжелые последствия для экономики, что только популизмом сложно объяснить рвение нардепов. Ведь в таком случае следует признать, что среди 94 депутатов парламента, инициировавших законопроект №3251, а также нескольких сотен их помощников совершенно нет людей, понимающих элементарные вопросы макроэкономики?

И никто из этих уважаемых людей не догадывается, что наплыв подержанных легковушек вполне способен привести украинскую экономику к катастрофе? В это трудно поверить.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Железный секонд-хенд стал жертвой акциза

В июле продано 5548 автомобилей. Лидируют исключительно иномарки

Рада разрешила продажу б/у авто через официальных...

Такое решение позволит легализовать доходы и будет способствовать наполнению...

Железное оживление

Несмотря на продолжающийся кризис и падение курса национальной валюты, в феврале...

Лампочку можно не менять 10 лет

Светодиодные системы позволяют делать то, что не могут другие технологии, —...

Кругляк преткновения

Сколько стоит мораторий на вывоз необработанной древесины

Градусы против киловатт-чаcов

Платежки за услуги ЖКХ — сколько остается на другие нужды

Возмущению действиями власти нет предела

Я получил платежку за отопление (за половину октября) на 1428 грн. 64 коп.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка