«Альпийская гордость» наследников Телля или..?

№27–28(779) 8 — 14 июля 2016 г. 07 Июля 2016 4.7

Швейцарский франк — одна из наиболее уважаемых и стабильных валют в мире. Страна не хочет присоединяться к зоне евро // shweisarus.ru

На фоне сенсационного Brexit'а малозамеченным прошло другое событие, имеющее отношение к расширению (или теперь уже к сужению) Евросоюза: 15 июня с. г. верхняя палата парламента Швейцарии вслед за нижней приняла решение отозвать заявку на вступление в ЕС, поданную еще в 1992 г.

Впрочем, эта заявка с самого начала была «неактивной», поскольку еще в том же 1992 г. швейцарцы минимальным большинством (50,3%) проголосовали на референдуме против присоединения к Европейскому экономическому пространству, куда входят Евросоюз и остальные, кроме Швейцарии, члены Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ).

Оттого-то, очевидно, Швейцария нигде и не указывалась как кандидат в ЕС — а в этом списке фигурируют Турция, Сербия, Черногория, Македония и Албания. Все сомнения разрешил референдум 2014 г.: 50,5% швейцарцев высказались за введение квот на въезд мигрантов из стран ЕС, что категорически противоречит принципу свободы передвижения граждан внутри ЕС и исключает вступление туда.

Швейцария повторила то, что в прошлом году совершила Исландия, так же официально отозвавшая свою заявку на членство. При этом швейцарский политик-евроскептик Томас Миндер в интервью Neu.. e Zurcher Zeitung съязвил, дескать, в настоящее время только «несколько лунатиков» все еще хотят вступить в ЕС!

Прежде всего следует отметить, что практически все вопросы, касавшиеся договорных отношений с Европейским Союзом, проходили в Швейцарии через референдумы. Исторически сложившаяся политическая культура Швейцарской Конфедерации предполагает регулярное совещание власти с народом — причем зачастую даже по вопросам, которые нам могут показаться незначительными.

Несомненно, это очень демократично, и у Швейцарии не грех поучиться. Хотя, с финансовой стороны, «потянуть» чуть ли не ежегодное проведение референдумов могут, наверное, только небольшие, но богатые государства. Вдобавок желателен высокий образовательный уровень, уровень политической и общей культуры населения. Потому как ежели электорат низведен до состояния невежественной зомбированной толпы, им легко манипулировать, и власть запросто навяжет нужное ей решение, освятив его «прямой волей народа». А это обесценит и дискредитирует саму идею референдума как основной формы непосредственной демократии.

Так или иначе, Швейцария решила в обозримом будущем в Евросоюз не вступать — хотя, опять же, судя по результатам былых референдумов, нация в этом вопросе разделилась. Впрочем, летом 2015 г., в самый разгар миграционного кризиса, соцопрос показал, что против вступления в ЕС уже 85,8% жителей страны. Более трети опрошенных поддержали утверждение, что Евросоюз скоро распадется, и Швейцарское телеграфное агентство констатировало: у граждан конфедерации сложился «негативный имидж европейского соседа». По всей видимости, события недавнего времени и внесли в умы решительный перелом насчет «европерспектив».

Добавим, что в Совете кантонов (верхней палате парламента) голоса разделились в пропорции 2:1 (27 голосов за отзыв заявки, 13 против этого шага).

Нежелание швейцарцев сделаться частью «Единой Европы» может показаться странным, учитывая то, что Швейцария со всех сторон окружена государствами ЕС и тесно связана с Евросоюзом экономически. В 2015 г. их товарооборот составил 253 млрд. долл. Благодаря антироссийским санкциям ЕС Швейцария обошла РФ и вышла на третье место среди торговых партнеров Евросоюза, уступая ныне только — правда, с огромным отставанием — Соединенным Штатам и Китаю. На ЕС приходится более половины швейцарского экспорта и еще большая доля импорта.

Возможно, разгадка коренится в особенностях самого исторического развития альпийской республики и менталитета ее обитателей. Несколько веков швейцарские кантоны жили достаточно обособленно, замкнуто, прикрывшись высокими горами, — и, собственно, это позволяло им выживать, сохраняя независимость, во всех тех перипетиях, которые претерпевала средневековая Европа. Швейцария — это вообще как бы мини-модель Европейского Союза: в нее входят 26 мини-государств (20 кантонов и 6 полукантонов), говорящих на четырех официальных языках; союз их развивался от рыхлой конфедерации к прочному союзному государству, в котором, однако, сохраняются крепкие традиции местного самоуправления. Вероятно, такая модель и такие традиции препятствуют продвижению идеи о том, что нужно-де поступиться суверенитетом ради того, чтобы чувствовать себя «частью Европы».

По словам Владимира Швейцера, заведующего отделением Института Европы РАН, швейцарцы «входят туда, где нет фактора «указаний». Поскольку Евросоюз, и история с санкциями это подтверждает, указывает, а не согласует с другими членами свою политику, швейцарцы туда и не идут. ...Швейцарцы не любят и не хотят, чтобы им кто-то указывал из Брюсселя или из Вашингтона».

Консерватизм швейцарцев, их нежелание «следовать указаниям» выразились наиболее ярко в том, что даже в ООН их государство вступило лишь в 2002 г.!

Уже два столетия Гельвеция (латинское название страны, встречающееся, в частности, на ее монетах) ни с кем не воюет и чрезвычайно дорожит своим нейтралитетом, во многом благодаря которому одна из наиболее отсталых и бедных стран Европы превратилась в одну из самых богатых наций мира. Это тоже может служить резоном против вступления в Евросоюз, поскольку в последнее время все более явно прослеживается связь между ЕС и НАТО.

Во-первых, это проявилось в том, что, как мы помним, страны Восточной Европы принимались в ЕС в увязке со вступлением их в альянс: мол, вступите в НАТО — в качестве «бонуса» получите вожделенное членство в Евросоюзе.

Во-вторых, наметилась тенденция к тому, что в натовские шеренги настойчиво пытаются завлечь нейтральных членов ЕС Швецию и Финляндию, а это могло бы создать прецедент также для Швейцарии.

Швейцарский франк — одна из наиболее уважаемых и стабильных валют в мире, и совершенно нет смысла отказываться от нее. Ведь в принципе вхождение в ЕС требует присоединения и к зоне евро — хотя Британия изначально выторговала себе право не делать этого, Польша, скажем, более не спешит вступать в еврозону, а Швеция откровенно саботирует этот процесс, не желая расставаться с кроной.

Исторически сформировавшаяся «особость» швейцарцев — но в условиях теснейшей экономической связи с Евросоюзом! — понуждает славных наследников Вильгельма Телля искать более гибкие формы сотрудничества с ЕС, отвечающие их прагматичным интересам. Швейцария на основании двусторонних соглашений (их более 120) получила свободный доступ к европейскому рынку, однако при этом не подчиняется законодательным нормам ЕС, сохраняет национальный суверенитет.

Это проявилось, например, в том, что Швейцария, в отличие от ее партнеров по ЕАСТ — Норвегии, Исландии и Лихтенштейна, не присоединилась к санкциям против России и не получила продовольственные санкции в ответ. Экономически будучи частью Европы, Швейцария продолжает зарабатывать и на торговле с РФ!

Кроме того, Швейцария заключила выгодный торговый договор с Китаем, тогда как государства — члены ЕС сделать это в одностороннем порядке не могут.

Вот эта «особость» и самостоятельность Швейцарии и вызывает постоянно раздражение в Евросоюзе — там часто раздавались голоса, дескать, надо лишить альпийское государство его «привилегированного положения», надо поставить вопрос ребром: «вы с нами или не с нами?» Взаимоотношения Швейцарии и ЕС в последние годы складывались все сложнее. Так, введение Берном ограничений на миграцию вызвало ряд ответных мер, касающихся программ обмена студентами между Швейцарией и Евросоюзом, — и это ощутимо ударило по швейцарским вузам.

Хотя, думается, Брюссель вряд ли пойдет на обострение и разрыв сложившихся отношений со Швейцарией — слишком прочны и важны их торговые и финансовые связи, так что придется лидерам Евросоюза терпеть «строптивость» швейцарцев и искать компромиссы. Возможно, по швейцарскому образцу ЕС теперь будет выстраивать отношения и с Великобританией — ибо это государство слишком сильно и влиятельно, чтобы полностью «развестись» с ним «из принципа».

В правящих кругах Швейцарии склонны считать, что выстроенная ими система отношений с ЕС дает их стране большинство преференций, которые может дать участие в европейском общем рынке. Конечно, Швейцария — процветающая, богатая страна. Уровень безработицы чуть более 3% разительно отличает ее от многих ее соседей. Опять-таки, в отличие от большинства других западных стран, Швейцария демонстрирует сокращение госдолга: с 54,8% ВВП в 2009 г. до 34% сегодня. Однако вместе с тем динамика ее экономического развития тоже весьма слаба: за последние 5 лет среднегодовой прирост ВВП — всего-навсего 1,5%. Серьезной проблемой стала дефляция (инфляция в 2015 г. — минус 1,5%). С ЕС или без ЕС, но справляться с мировым экономическим кризисом совсем непросто.

Вряд ли отказ Швейцарии от вступления в Евросоюз способен заметно улучшить или ухудшить экономическое и социальное положение в этой стране, но то, что он наряду с Brexit'ом наглядно демонстрирует кризис европейской интеграции, — это несомненно.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Ренци покидает дворец правительства

Самый молодой премьер-министр Италии, поставивший собственное политическое будущее...

Интересное предложение в непредсказуемой ситуации

Путин предстает в роли главного гаранта внутренней стабильности и национальной...

Миротворец с экономическими интересами

Если с российским руководством так и не удастся договориться, то Лукашенко попытается...

Молдаване разочаровались в Евросоюзе и проголосовали...

Безвизовый режим тоже оказался фикцией, т. к. по заграничному молдавскому паспорту...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка