Лондонский суд притормозил Brexit

07 Ноября 2016 5

Выход Великобритании из ЕС может быть не таким предрешенным делом, как казалось после летнего референдума, на котором население проголосовало за то, чтобы страна распрощалась с Европой. 3 ноября Высокий суд Лондона постановил, что процессом выхода Великобритании из Европейского Союза должно руководить не правительство, а парламент. Такое решение стало ответом на иск двух граждан страны, Джины Миллер и Дейра Дос Сантоса, которые посчитали, что единоличный контроль Кабинета министров над процедурой выхода не соответствует британскому законодательству и нарушает их права.

Выбор фигур, подавших иск, скорее всего, тщательно продуман. Миллер – партнер в крупной инвестиционной компании, которая управляет активами более чем на 100 миллионов фунтов. А Дос Сантос – парикмахер и, как сказал его адвокат, «простой парень, который просто хочет, чтобы все было по закону». Такая разница в социальном статусе истцов должна подчеркнуть, что выходом Британии из ЕС недовольны самые разные слои населения.

В итоге суд согласился с аргументами истцов и постановил, что реализация 50-й статьи Лиссабонского договора, которая гарантирует странам-членам право на выход из ЕС, потребует пересмотра и внутреннего британского законодательства. А это уже прерогатива парламента, а не министров.

Это не означает, что Brexit отменяется, но процедура выхода страны из ЕС будет осложнена, так как парламент в большинстве своем настроен проевропейски. А, главное, такое решение неизбежно повлечет внутриполитическую турбулентность, если не кризис в стране. Кабинет Терезы Мэй уже выразил разочарование решением Высокого суда и пообещал подать апелляцию в Верховный суд Великобритании.

«Британский народ принял решение на референдуме, и выполнять это решение — прерогатива правительства, — заявила официальный представитель премьера Великобритании Хелен Боуэр. — Парламент в этой ситуации может высказать свое мнение на дебатах».

Но проблема в том, что оспаривать решение придется в каждом из субъектов Объединенного королевства, а Шотландия, например, настроена очень проевропейски. Недовольство Мэй понятно. Изначально она также не была сторонницей выхода из Евросоюза, но когда после отставки Дэвида Кэмерона ее избрали премьер-министром, она пообещала, что сделает все, чтобы выполнить волю британцев, проголосовавших на референдуме. Она планировала, что процедура выхода будет запущена уже в марте 2017 года. Но теперь очевидно, что уложиться к этому сроку не получится. Апелляция будет подаваться только в декабре, и кто знает, на сколько времени растянется процедура и какое решение примет суд.

Если он подтвердит вердикт предыдущей инстанции, парламент формально вообще может отменить Brexit, проголосовав против него. Правда, большинство экспертов сомневаются в том, что депутаты на это пойдут. Ведь это фактически перечеркнет голосование граждан на референдуме и станет ударом по знаменитой британской демократии. Но парламентарии наверняка постараются сделать Brexit настолько мягким и формальным, насколько это возможно.

Правда, не факт, что к этому благосклонно отнесутся в Брюсселе. Ряд экспертов полагает, что в интересах европейской бюрократии сделать процесс выхода из Союза максимально жестким и неприятным для Великобритании. Это приведет к некоторым потерям и для самого ЕС, зато другим странам, которые подумывают, а не выйти ли им из объединения, неповадно будет. Британия должна стать для властей и граждан стран Евросоюза примером того, как не надо поступать.

Возвращаясь к самой Британии, понятно, что Тереза Мэй недовольна не только тем, что не может выполнить «волю народа», но и тем, что такое развитие событий подрывает полномочия и ее лично, и ее кабинета в целом. Если до этого они сами могли определять, как Лондону разговаривать с Брюсселем и куда стране идти дальше, то теперь это невозможно без постоянных консультаций с парламентом, который может заворачивать все инициативы.

Пока что Тереза Мэй согласилась на дебаты в парламенте и пообещала представить депутатам четкую концепцию того, как правительство намерено осуществлять Brexit. Но удастся ли договориться с проевропейским большинством – большой вопрос. Именно поэтому эксперты не исключают возможности проведения досрочных парламентских выборов в стране. Если удастся сформировать коалицию, которая будет благосклонно настроена к идее выхода из ЕС, парламент и правительство смогут работать в единой связке.

Но еще больший вопрос в том, получится ли сформировать такую коалицию. Перевес сторонников Brexit на референдуме был минимален и составил лишь два процента. Раскол в политической и деловой элите был не менее острым. Теперь, когда у всех было время подумать о последствиях и даже почувствовать некоторые из них на себе, например, падение курса фунта, который достиг минимальных показателей с 1992 года, голосование на досрочных парламентских выборах может стать своеобразным подтверждением результатов референдума. Или, напротив, показателем того, что граждане немного погорячились и не против отложить процесс выхода из ЕС на неопределенный срок. 

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка