Париж. Год после терактов

15 Ноября 2016 5

13 ноября Франция почтила память погибших в парижских терактах, которые произошли год назад. Тогда серия террористических атак в разных частях города унесла жизни 130 человек и потрясла не только Париж или Францию, но и весь мир.

12 ноября впервые после трагических событий открылся клуб Bataclan, где террористы расстреляли 90 человек. Британский певец Стинг начал выступление песней Fragile, то есть «Хрупкие». На следующий день власти провели целую серию траурных мероприятий. Делегация во главе с президентом Франсуа Олландом и мэром Парижа Анн Идальго прошла по пути нападений от арены Stade de France по улицами города, установив памятные таблички в местах терактов. Политики принципиально решили отказаться в этот день от речей, в каждом случае лишь зачитывая вслух имена погибших. Единственным, кто произнес речь, стал Мишель Диас, сын одного из погибших.

Впрочем, накануне годовщины глава французского правительства Мануэль Вальс написал программную статью, в которой предостерег от новых терактов в Европе. «Год спустя после терактов в Париже 13 ноября, наши страны испытывают тревогу, и мы должны говорить правду. Да, терроризм нанесет новые удары. Но мы, европейцы, в состоянии победить исламский терроризм», - написал Вальс. Он также призвал «больше не прятаться за спиной США», «собраться и проявить солидарность в борьбе с терроризмом».

Удалось ли Франции и Европе в целом сплотиться перед лицом терроризма – большой вопрос. Несмотря на то, что сразу после атак 13 ноября во Франции было введено чрезвычайное положение, а меры безопасности усилены, 14 июля, в День взятия Бастилии грузовик въехал в толпу гуляющих по набережной в Ницце и унес жизни 70 человек. Ряд экспертов полагает, что французские власти действуют адекватно, но от террористов-одиночек уберечься невозможно. Тем более что силовики рапортуют, что многие теракты им удалось предотвратить.

Но другие наблюдатели полагают, что действия французских спецслужб до сих пор оставляют желать лучшего. После парижских терактов никто из силового руководства страны не понес наказания. На все претензии представители спецслужб напоминали, что все последние годы их финансирование сокращалось, поэтому результат закономерен. После 13 ноября Франсуа Олланд отдал распоряжение увеличить и финансирование, и численность спецслужб. Но один из высокопоставленных сотрудников спецслужб на условиях анонимности рассказал французским СМИ, что на полноценную подготовку специалиста требуется до пяти лет, поэтому положительный эффект будет очевиден далеко не сразу.

Еще после нападения на редакцию сатирического еженедельника Charlie Hebdo в январе 2015 многие указывали на то, что именно во Франции сложились подходящие условия для внутреннего терроризма. Это крупные, компактные общины выходцев с Ближнего Востока и Северной Африки, не слишком контролируемые полицией или спецслужбами, а также не очень строгая дисциплина или попросту халатность этих ведомств. Поток неконтролируемой миграции только усилил эти процессы.

За последний год ситуация стала постепенно улучшаться – силовики начали брать «в разработку» заключенных тюрем, отслеживать потенциальных террористов. Тем не менее, эти меры не могут полностью спасти от терактов, причем не только во Франции. В марте взрывы гремели в Брюсселе, в Германии террористы-одиночки совершали расстрелы и нападения в торговых центрах и самоподрывы. Хотя эти инциденты были далеко не так летальны, как парижские теракты, их значение сложно отрицать. При этом единая европейская система борьбы с терроризмом, несмотря на заявления о ее создании, как говорят инсайдеры, работает только отчасти. Зачастую спецслужбы отдельных стран действуют сами по себе. А на выход Великобритании из Евросоюза (точнее, пока только голосование за него), не в последнюю очередь повлияла террористическая угроза и проблема миграции. За последний год Европа явно перестала быть очагом безопасности и спокойствия, каким ее привыкли воспринимать в остальном мире.

Это касается и Франции с ее туристической столицей мира – Парижем. Некоторые считают, что за год «город огней» смог полностью оправиться от шока. Но большинство парижан признают, что былому спокойствию пришел конец. Главный редактор Charlie Hebdo Жерар Бьяр утверждает, что теракты изменили людей. «Все заявляют, что никак не изменят свой образ жизни. Это не так. Число пассажиров в общественном транспорте снизилось на 10%. Мысленно мы тренируемся падать на пол, прятаться за стойкой бистро и бежать зигзагами по улице, как только начнется стрельба», - написал он.

Детям в школах рассказывают как вести себя в случае нападения. В Париже стало намного больше явных и скрытых патрулей. На входах в торговые комплексы, вокзалы и другие места массового скопления людей установлены металлоискатели. Хотя многие утверждают, что это практически не влияет на атмосферу и город остается все тем же «праздником, который всегда с тобой», цифры говорят об обратном. За год после терактов туристический поток в Париж сократился на 8%. Самые большие потери среди японских (-39%) и китайских (-23%) туристов. В региональном комитете по туризму подсчитали, что упущенная выгода туриндустрии города за 2016 может составить 1–1,5 млрд. евро.

Франция продолжает жить в условиях чрезвычайного положения, которые власти продлили на неопределенный срок. Скорее всего, до выборов президента, которые состоятся уже в 2017 году. Тогда власть в стране должна полностью обновиться. И можно не сомневаться, что противники Франсуа Олланда будут использовать слабость социалистов и их неспособность справиться с терроризмом в качестве одного из главных аргументов. Причем это может привести к неожиданным результатам.

Вероятный кандидат от «республиканцев» Николя Саркози критикует Олланда, выступает за более жесткую линию в вопросе миграции и за смягчение политики в отношении России. Похожую повестку, только умноженную многократно, предлагает и лидер правого «Национального фронта» Марин Ле Пен (интервью с Ле Пен читайте здесь). Она выступает за радикальное ограничение миграции, сближение с Россией и выход из Европейского союза. Еще не так давно все эксперты говорили о том, что победа Ле Пен на выборах невозможна. Мол, те 20-30%, которые набирает ее партия на парламентских выборах – это электоральный предел, превзойти который будет невозможно.

Но референдум о Brexit, победа Дональда Трампа в США и даже поражение проевропейских сил в Болгарии и Молдове показали, что социологии не стоит слишком доверять и что на нынешней политической арене нет ничего невозможного. Нельзя исключать, что во вторую годовщину парижских терактов к нации будет обращаться президент, которого не так давно не могли и представить.

Швейцарские чиновники будут экономить

Представитель Швейцарской народной партии (SVP) Лукас Рейманн заявил, что годовые...

Ренци покидает дворец правительства

Самый молодой премьер-министр Италии, поставивший собственное политическое будущее...

Интересное предложение в непредсказуемой ситуации

Путин предстает в роли главного гаранта внутренней стабильности и национальной...

Миротворец с экономическими интересами

Если с российским руководством так и не удастся договориться, то Лукашенко попытается...

Молдаване разочаровались в Евросоюзе и проголосовали...

Безвизовый режим тоже оказался фикцией, т. к. по заграничному молдавскому паспорту...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка