Президент Штайнмайер: СДПГ усилит позиции за счет Меркель?

№7(807) 17 — 23 февраля 2017 г. 14 Февраля 2017 2 0

Конец января ознаменован уходом с политической сцены Франка-Вальтера Штайнмайера, занимавшего пост министра иностранных дел ФРГ: он вернется в политику уже в марте — на этот раз в качестве президента, избранного 12 февраля Федеральным собранием Германии. Данное решение удивления не вызвало, ведь кандидатура дипломата устраивала всех. В то же время избрание Штайнмайера может оказаться рискованным шагом для канцлера Ангелы Меркель, ведущей борьбу за четвертый срок.

На первый взгляд, Штайнмайера отправили на скамейку запасных: на фоне активной челночной дипломатии между Тегераном и Минском, которой он был занят на протяжении двух каденций на посту главного дипломата Германии, новая церемониальная роль Штайнмайера во дворце Бельвю вполне может показаться отстранением от дел.

Тем не менее этот служака до мозга костей способен успешно сыграть роль верного ведомого в паре с Меркель в ситуации, когда Германия сталкивается с целым рядом угроз экзистенциального характера. И при таком раскладе пост федерального президента становится идеальной трибуной для неустанных напоминаний о преданности канцлера ценностям демократии и принципам многостороннего сотрудничества.

Но не следует сбрасывать со счетов потенциальную угрозу для Меркель: Штайнмайер способен завоевать сердца немецких избирателей, выступая против планов президента США Трампа, тем самым непроизвольно укрепив позиции коллег из Социал-демократической партии (СДПГ). В последнее время социалисты начали позиционировать свою партию как единственную силу, способную защитить страну от трампистской Америки. При этом глава христианских демократов Ангела Меркель продолжает проявлять привычную осторожность.

Глобальный экономический кризис, сложности еврозоны, нескончаемый приток мигрантов так и не привели к утрате Германией статуса ведущей державы Европы. Стране удалось сохранить выдающиеся достижения в сфере экспорта и низкие показатели безработицы. Ведущая роль ФРГ на международной арене уже не рассматривается как нечто новое, а считается естественной, как и верность Германии концепции единой Европы. При этом непрерывные проблемы, одолевающие ЕС и еврозону, уже выявили очевидные разломы, в частности в виде Brexit и всплеска интереса к популизму на всем континенте.

Апологеты идеи выхода Британии из Евросоюза и их сторонники из других стран Европы уже этой весной в очередной раз проверят Европейский Союз на прочность — в Нидерландах и Франции состоятся национальные выборы. Своя ниша у евроскептиков была всегда, но популистские настроения впервые в истории способны стать причиной приостановки процессов европейской интеграции. Исход Великобритании уже подразумевает немалую напряженность и сумятицу, но выход Франции из ЕС окажется признанием полной несостоятельности европейского проекта, поскольку именно франко-германское партнерство играет роль его фундамента.

Проблему осложняет и позиция Трампа, с пренебрежением рассуждавшего о перспективах Брюсселя и открыто поздравлявшего организаторов Brexit сразу после референдума. Американский президент и его советники считают Евросоюз и евро лишь инструментами, позволяющими Германии демонстрировать свою мощь. И это при том, что весь европейский проект изначально задумывался в качестве средства сдерживания потенциальной гегемонии Германии и страхового полиса от будущих войн.

Впервые в истории с момента воплощения в жизнь Плана Маршалла (а с тех пор минуло почти 70 лет) Германии предстоит диалог с Белым домом, в лучшем случае проявляющим безразличие к судьбе Европы, а в худшем варианте готовом подорвать устои ЕС и ради этого вдохновляющим националистические силы на разрыв отношений с Брюсселем.

Избиратели Германии осознают эту опасность. Так, по данным Deutschland Trend, в ноябре 2016 г. 59% немцев считали США верным партнером: сегодня этот показатель сократился до 22% — примерно так жители ФРГ оценивают качество отношений с Россией.

И это реальная проблема для Меркель, ведь ей доведется лавировать в непростых на сегодняшний день взаимоотношениях США и Германии. В роли канцлера ей обязательно придется проявлять прагматизм и избегать излишне жестких заявлений, а электорат способен посчитать такое поведение признаком усталости Меркель.

В минувшем году она уже утратила заветное место в тройке самых популярных политиков Германии. Ей приходится опасаться не только ударов с левого фланга, но и недовольства, исходящего из собственного консервативного лагеря, критикующего канцлера за политику в отношении беженцев. Сторонники обвиняют ее и в создании вакуума на правом фланге политического спектра, успешно занятого в итоге националистической «Альтернативой для Германии» — партией, громогласно выступающей против оказания финансовой помощи странам еврозоны и требующей лимитов на приток мигрантов.

Испытывая такое давление, Меркель пытается идти навстречу избирателям путем укрепления безопасности внутри страны. При этом у нее далеко не всегда будет возможность ставить Трампа на место, поскольку Соединенные Штаты все так же остаются жизненно важным партнером в торговле и в вопросах обмена разведывательными данными.

И тут на сцену может выйти Штайнмайер. Он привык играть на вторых ролях — в свое время политик занимал пост вице-канцлера. Меркель будет нуждаться в его помощи в деле сохранения единства Европы, а также в противостоянии антагонистической риторике, исходящей из Белого дома.

Должность президента повысит авторитетность заявлений Штайнмайера о трансатлантических отношениях, основанных на общих ценностях, и о всех благах существования единой и свободной Европы. Меркель оценит столь весомую поддержку, ведь ей сразу же после завершения летнего саммита G-20 придется временно забыть о международных вопросах и вступить в кампанию по борьбе за переизбрание на пост канцлера. Она будет настаивать на сохранении уже выбранного курса и акцентировать внимание избирателей на собственных достижениях в роли лидера — тем не менее окружающая обстановка претерпела существенные изменения с тех пор, как ее впервые избрали на пост канцлера более десяти лет тому назад.

Не стоит забывать и о том, что Штайнмайер в должности министра иностранных дел, говоря о Трампе, слов особо не выбирал: он называл будущего президента проповедником ненависти и вслух размышлял о закате мирового порядка, установленного в XX столетии. Нет сомнений, что устои этого порядка серьезно пошатнулись еще до прихода Трампа к власти, но в ходе избирательной кампании в Германии именно на него возложат основное бремя вины за это — в особенности представители левых сил.

Штайнмайеру все же следует проявлять осторожность во избежание втягивания в политические дрязги в ходе избирательной кампании, ведь она однозначно будет проходить на фоне накала эмоций.

Меркель уже признала, что эта кампания станет для нее самой сложной. И эти слова произнесены еще до того, как ее партнер по коалиции и главный конкурент в политике — СДПГ — сообщил о выдвижении своим кандидатом на пост канцлера Мартина Шульца.

Шульц, экс-президент Европейского парламента, внес определенное оживление в ход предвыборной гонки, с иронией говоря о себе как об аутсайдере в берлинском истеблишменте. Впервые с 2012 г. СДПГ удалось преодолеть планку в 30% поддержки избирателей, и партия практически наступает на пятки Христианско-демократическому союзу Меркель и его партнеру — Христианско-социалистическому союзу.

Пока неясно, удастся ли Шульцу сохранить завоеванные позиции вплоть до сентябрьского голосования, но очевидно одно — СДПГ и остальные партии сформируют определенную позицию по вопросу трансатлантических отношений. Рокировки в исполнении СДПГ (Штайнмайер — в президентский дворец, Зигмар Габриэль — в МИД, а Мартин Шульц — в Берлин) приводят к тому, что в окружении Меркель появляются фигуры, способные дать отпор политике Трампа, ставящей под угрозу будущее Германии и Евросоюза.

На выборах 2002-го СДПГ в борьбе со штабом канцлера Шредера удалось успешно воспользоваться негативным отношением общества к войне в Ираке. Возможно, у партии возникнет искушение задействовать накопленный опыт и в этом году.

Пост федерального президента — это не политическая трибуна, а тональность и смысл заявлений Штайнмайера действительно могут оказать Меркель помощь в деле защиты трансатлантических ценностей, но его слова способны также содействовать и укреплению позиций СДПГ — за счет Меркель.

Данная статья — перевод материала, первоначально опубликованного на сайте журнала Foreign Affairs 13 февраля 2017 г. © Council on Foreign Relations. Распространяется Tribune News Services.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Скандал в Германии: в пасту Nutella недокладывают какао

Продовольственный апартеид добрался до Германии

В Германии могут отменить 8-часовой рабочий день

Совета экономических экспертов Германии призывает отменить восьмичасовой рабочий...

Программа действий для Меркель: как сохранить...

Канцлеру придется взять под контроль фундаментальные перемены, непреднамеренно...

«Оно» в законе: Конституционный суд Германии узаконил...

Речь может идти о правах приблизительно 160 тыс. интерсексуалов в стране

Лишенный родительских прав немец захватил в...

Полиция ведет со злоумышленником телефонные переговоры, пытаясь уговорить его...

Загрузка...

Очарование налоговых оазисов Европы: почему буксуют...

Сохранение статус-кво в вопросе реформы налоговой системы лишь усугубляет репутацию...

Рутинизация на фоне экономизации

Позиции Киева и Берлина сближаются — причем в наиболее выгодной для Украины форме

«Птичьи права» и до Варшавы доведут

В феврале в Евросоюзе прошла первая забастовка украинских рабочих

К чему приведет Францию победа Макрона?

У Марин Ле Пен шансы на успех невысоки, но впереди выборы депутатов Национального...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Александр Юрченко
16 Февраля 2017, Александр Юрченко

Если все европейские политики и журналисты куплены, откуда взяться настоящим лидерам?

- 2 +
niky

капут старухе предрешен

- -1 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка