Что видят в Украине из Бухареста

№9v(737) 13 — 19 марта 2015 г. 13 Марта 2015 4.3


Румынский писатель, публицист, политический комментатор, издатель Василе Ерну
— один из немногих интеллектуалов страны, позиционирующих себя на левом политическом фланге. Его дебютная книга «Рожденный в СССР» стала главным литературным скандалом Румынии 2006 г. Она переведена на полтора десятка языков, в том числе на русский, получила ряд международных премий. Такая же судьба постигла и «Последних еретиков империи» — книгу, выпущенную в 2009-м в Румынии, а затем в ряде европейских стран.

Василе Ерну — один из самых модных, читаемых, переводимых и обсуждаемых писателей нового поколения. Последний его «демарш» — участие в работе над коллективным сборником «Украина-life. Год от Майдана до войны». Книга, опубликованная осенью 2014 г. румынским издательством Tact, представляет собой исследование причин и следствий украинского конфликта, содержит ряд интервью с писателями, журналистами, учеными, политическими аналитиками из Румынии, Украины, России, и каждый представляет собственный взгляд на украинскую ситуацию и аргументы в ее защиту.

К тому, что происходит в Украине, у Ерну особое отношение. Он родился в 1971 г. в Одесской области, жил и учился затем в Кагульском районе Молдовы, в начале девяностых уехал в Румынию, где окончил философский факультет Ясского университета, а затем получил степень магистра в университете города Клуж. Был учредителем и редактором журнала Philosophy & Stuff. Вел рубрики в румынских общественно-политических интернет-изданиях Romаnia Liberа, HotNews и Timpul, а также постоянные рубрики в журналах Noua Literaturа, Suplimentul de Culturа и Observator Cultural. Один из учредителей и координаторов проекта criticatac.ro.

Взгляд со стороны

— Василий, как-то вы сказали: «Я хорошо знаю Румынию. Но я стараюсь сохранить взгляд и мышление человека вне этого пространства. Это большое преимущество». Вот с этой точки зрения объясните, пожалуйста, как в Румынии видят события последнего года в Украине?

— Их очень странно трактуют здесь, на мой взгляд. Первое, что надо понять: Румыния — парадоксальная страна. Она очень любит русскую культуру, но при этом настроена весьма антироссийски, считая, что именно Российская Федерация первый ее враг, именно оттуда — все ее проблемы.

Такое мнение разделяют все — элиты, интеллигенция, конечно, и массы. Это не агрессивная точка зрения, но она существует. И весь истеблишмент настроен крайне антипутински, антиимпериалистически, русофобски и так далее. Почти все население — девяносто с чем-то процентов — получает информацию из западных СМИ — и о России, и об Украине.

Есть еще один очень интересный нюанс. В последнее время многие начали искать эту информацию в молдавских СМИ, выходящих на румынском языке.

— Действительно, очень интересно. Большинство из них субсидируется румынским Департаментом диаспоры и старается не отступать от официальной точки зрения румынского правительства, которое, как известно, поддержало санкции против России.

— Да. Это серьезная проблема. Я обычно не советую черпать информацию о России из молдавских СМИ еще и потому, что молдавская интеллектуальная элита рассматривает позицию этой страны сквозь призму своих проблем. Интерпретирует все происходящее в России сквозь свои фобии, свои историю и историческую память.

В Румынии мало кто знает русский язык, читает русскую прессу или смотрит российское телевидение. Мало кто из румын бывал в России, знает ее, понимает. Поэтому, конечно же, в основном население верит тому, что говорят о ней местные, молдавские или западные СМИ, как правило, популярные, идущие в мейнстриме общественного мнения.

В Румынии консервативное общество, очень консервативная интеллектуальная элита. У нас предпочитают консервативный взгляд на вещи, соответственно и консервативную западную прессу. Если б больше читали либеральные или левые издания, был бы хоть какой-то баланс. Но его нет, и украинский вопрос рассматривается у нас по-западному шаблонно: Россия — агрессор, она воюет с Украиной, хочет захватить всю Европу, завтра русские танки пойдут на Берлин. А Украину мы воспринимаем как страну прогрессивную, стремящуюся в Европу.

Это классная мантра. Если же говорить о нюансах, то все очень проблематично. Мы, например, опубликовали несколько аналитических текстов об экономике и социальной жизни Украины, где показали обусловленность ее экономики от связей с Россией. Это было интерпретировано «мейнстримскими» СМИ как прорусский уклон, пропаганда пророссийских взглядов. Это негативный штамп, очень живучий при этом. Если бы я начал свой дискурс в украинскую экономику с лозунга «Долой Путина!», то все остальные мои рассуждения выглядели бы менее подозрительно.

— Получается, все общество — пленные информационной войны? И что делать нормальному человеку в этой ситуации?

— Нормальному человеку сейчас очень трудно, потому что информационная война достигла высокого уровня агрессии. Имею в виду все вовлеченные в нее стороны — и украинскую, и российскую, и западную. Проблема в том, что в последнее время не существует никакого диалога, не приводится никакой аргументации, все перешло на уровень публичного стукачества, если можно так выразиться, навешивания ярлыков. Стало трудно распространять правду, реальные факты, связанные с тем или иным событием.

Да, существуют СМИ, не плывущие в фарватере, предоставляющие альтернативную точку зрения с той и с другой стороны. Есть люди, скажем так, социально более продвинутые, имеющие доступ к альтернативным источникам, но их, конечно, мало.

Дьявол в деталях

— А как лично вы воспринимаете то, что происходит сегодня в Украине?

— Мне не хватает данных для подробного анализа с учетом всех деталей. Для понимания причин и хода событий необходимо знать все условия. Априори мы все, естественно, против войны. Естественно, мы все против применения оружия и кровопролития. Естественно, единодушно против национализма и фашизма.

Но дьявол кроется в деталях. И когда мы обращаем на них внимание, видим, что не все так просто. Что на майдане, кроме прогрессивных, проевропейских сил, были и махровые националисты, и представители неофашистских группировок. Что когда мы говорим о российской стороне, надо понимать, что там есть ярые сторонники Путина и его политики, есть независимая позиция, есть группировки шовинистов и тех же неофашистов. Вопрос в количественном соотношении. Какая часть вины за то, что происходит в Украине, лежит на Евросоюзе, какая на Соединенных Штатах, каков уровень вмешательства России? Очевидно, за многое несет ответственность Кремль, целый ряд факторов пришел с востока. Но и с Запада тоже.

Я за такую оценку ситуации, за изучение ее со всех сторон. Если будем рассматривать ее однобоко, с позиций «мы хорошие — они плохие, мы друзья — они враги», откажемся от объективности, то неизбежно примем логику войны, перейдем на ее язык. Так и происходит в «мейнстримовых» румынских и западных массмедиа, которые пугают население войной с Россией, чьи войска находятся неподалеку от наших границ и готовы нас завоевать. Такие заявления — беспредел!

Я не говорю, что мы не должны замечать угроз, которые в принципе могут к нам прийти с той стороны, и тех проблем, которые возникают из-за украинского конфликта. Но я выступаю за объективный подход к проблеме, за ее всесторонний анализ, а не за популистские заявления и поверхностные ложные выводы.

— Какие перспективы решения конфликта вы видите? Что ждет Украину?

— В Румынии говорят просто: Россия должна вывести войска, хотя Москва утверждает, что никаких войск на территорию Украины она и не вводила. Россия говорит, что она не вмешивается в вооруженный конфликт, хотя, понятно, она поддерживает прорусские группировки и не разделяет стремления Киева войти в европейскую семью. Евросоюз же, поддерживая официальные власти страны, еще не пришел к консенсусу по вопросу, а нужно ли ему нянчиться с Украиной. Понятно ведь, подписание соглашения об ассоциации предполагает какие-то встречные шаги для этой самой ассоциации.

Возлагалось много надежд на минские переговоры. К сожалению, они не дали ожидаемых результатов. Последние события подталкивают зону конфликта к отделению от Украины, к определенной форме транснистризации, если можно так выразиться.

Но в принципе исход таких войн решается на высоком уровне между сильными властями, которые могут прийти к взаимопониманию. И в этом смысле перспективы не сулят особых выгод для Украины. Я, честно, не представляю, как она будет решать свои экономические проблемы. А ведь их предстоит решать ей самой, не европейскому сообществу.

Будет ли мост Донбасс — Приднестровье?

— Ряд экспертов высокого уровня, в том числе международных, говорят о том, что с Донбасса война может перекинуться на Приднестровье и далее на Молдову, подойти к самым границам ЕС. Ваше мнение по этому поводу?

— Сегодня, конечно, в такие прогнозы трудно поверить. С другой стороны, точно так же полтора-два года назад никто не верил, что возможна война в Украине. Мне было трудно даже представить себе это.

Тем не менее действительно можно предположить, что неконтролируемая официальными властями Кишинева территория Приднестровья, имеющая общую открытую границу с Украиной, станет полигоном для различного рода группировок, в том числе военизированных.

В этом контексте очень большую роль играет финансовый фон. Деньги, причем немалые, помогут построить своеобразный мост между Донбассом и Приднестровьем и дальше перекинуть его в ЕС. Вопрос в том, кто их даст. Россия сегодня вряд ли готова пойти на такие «инвестиции». Это создаст ей серьезные и разветвленные проблемы, а у нее и так полно своих забот.

Словом, пока я не верю, что вооруженный конфликт перекинется в Приднестровье. Надеюсь, что и не перекинется, хотя по большому счету в перспективе — может.

— Как проецируется ситуация в Украине на Европу в целом, на Евросоюз?

— Говорить о природе внутреннего конфликта в Евросоюзе нельзя без учета России. Многие страны—члены ЕС выстраивают с ней собственные отношения, не учитывая точку зрения соседей. Поэтому, например, у Германии сегодня один взгляд на Москву, у Греции — другой. В этом отношении, как и во многих других, Евросоюз неоднороден и немонолитен. Здесь его слабость. Это сегодня почти не заметно, но существует возможность столкновений. Американцы намного сильнее. Они не связаны с Россией множеством экономических нитей, разрыва которых Европа опасается, так как многое может потерять. Поэтому американцы жестче в своей позиции.

— Есть мнение, что Евросоюзу недолго осталось. Скажем, профессиональный разведчик, экс-глава израильского агентства «Натив» Яков Кедми считает, что через пять лет общей европейской семьи не будет.

— Опять-таки, я бы не делал на этот счет прогнозов. Ситуация в мире меняется так неожиданно и быстро, что то, о чем мы серьезно задумывались, скажем, два месяца назад, сегодня уже не играет никакой роли в мире. На мой взгляд, сегодня нет оснований заявить, что через пять лет от Евросоюза не останется камня на камне. Но экономический кризис может создать фон для предположений о появлении новых серьезных проблем и угроз для ЕС.

Уже есть феномен Греции, которая показала и предупредила, что возможен выход страны из ЕС. И если это действительно случится, то автоматически повлечет за собой очень масштабный кризис внутри Евросоюза, связанный больше с социальной и экономической сферами, нежели с политикой. Внутри ЕС достаточно нерешенных проблем.

Однако, повторяю, сегодня мы не можем точно прогнозировать разрушение конструкции европейского сообщества. Думаю, у такого строения много ресурсов, чтобы пережить кризисы и продолжить существование. Конечно, это возможно при разумном использовании всех внутренних ресурсов и правильном подходе к решению возникающих экономических и социальных вопросов.

Беседовала

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка