Дело Улюкаева: новая расстановка сил по старым правилам

№46(796) 18 — 24 ноября 2016 г. 17 Ноября 2016 3.6

Алексей Улюкаев

Трудно сказать, есть ли еще в истории форума стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) такие случаи, когда главу делегации одной из основных стран-участниц арестовывали бы накануне начала работы саммита.

Теперь прецедент имеется: Алексей Улюкаев, уже бывший министр экономического развития России, так и не смог вылететь на саммит АТЭС в Перу (туда 19 ноября должен прибыть и Владимир Путин), поскольку был задержан по подозрению в вымогательстве взятки. Позднее суд избрал мерой пресечения для Алексея Улюкаева домашний арест.

Политические последствия внезапного задержания

Казалось бы, Алексея Улюкаева можно было бы задержать и допросить, не вызывая столь сильного медийного ажиотажа и международного резонанса. Например, уже после его возвращения из Перу. Но, видимо, это не устраивало тех, кто планировал и проводил эту операцию. По всей видимости, дело было не только в том, чтобы привлечь бывшего министра к ответственности за преступление, в котором его обвиняет Следственный комитет России (СКР), считающий, что Улюкаев вымогал у государственной компании «Роснефть» взятку за разрешение на покупку другой государственной компании, — «Башнефти».

Честно говоря, само обвинение звучит несколько абсурдно. В начале 1990-х Алексей Валентинович руководил группой советников председателя правительства РФ. И с тех пор, как говорят и как очевидно по его декларациям, в деньгах не нуждается, мягко говоря.

Поэтому сложно представить, чтобы Улюкаев затеял какую-либо рискованную игру, чтобы получить два миллиона долларов со своего идейного и аппаратного противника, Игоря Сечина, возглавляющего «Роснефть». К тому же известного своей давней и тесной близостью к Владимиру Путину.

В деле Улюкаева наибольшую важность представляет не суть предъявленного ему обвинения, а сигнал, который силы, стоящие за смещением министра, стремятся донести до российской политической верхушки и мирового сообщества. Об этом свидетельствует уже само задержание Улюкаева накануне, повторим, важного международного саммита. (Особую значимость придает и то, что в Перу собирается приехать действующий американский президент Барак Обама — от пока еще хозяина Белого дома ждут публичного прогноза относительно геополитического курса следующей администрации.)

Вряд ли у кого-нибудь остались сомнения в том, что политическая группировка, к которой примыкает Улюкаев, неизменно ориентировавшийся на Анатолия Чубайса, не только потеряла влияние, но и находится на грани уничтожения. По-видимому, для того, чтобы окончательно закрепить эту мысль, на следующий день после официального предъявления Улюкаеву обвинения во взятке, 16 ноября, в компании «Роснано», которой руководит Чубайс, прошел обыск.

Он, правда, никак не был связан ни с делом Улюкаева, ни с деятельностью самого Чубайса. Следователи пришли в «Роснано» из-за того, что один из менеджеров компании допустил нарушения, необоснованно задержав реализацию проекта, связанного со строительством фармацевтического завода в Ярославле. Но реализовать проект, т. е. сдать завод должны были еще в 2012 г., а пришли с обыском почему-то лишь спустя 4 года.

И потому обыск в «Роснано» на следующий после задержания Улюкаева день взбудоражил СМИ и заставил политических экспертов выступить с глубокомыслеными комментариями.

О политическом значении дела Улюкаева говорит и внезапность сообщения о его аресте, которое прошло без какой-либо информационной подготовки, практически обязательной в тех случаях, когда речь идет об отстранении влиятельного чиновника, а тем более о предъявлении ему тяжелого обвинения.

Обычно такого министра за несколько недель начинают критиковать в провластных СМИ, а глава правительства или даже президент устраивают ему публичную выволочку.

Но ни Путин, ни Медведев, ни популярные телекомментаторы, выражающие мнение власти, ни печатные издания не выступали с критикой в адрес Улюкаева. Да и политические деятели и публицисты, осуждающие экономический курс правительства, никак не выделяли бывшего министра.

В результате глава правительства, не успевший дистанцироваться от обвиненного во взятке Улюкаева, попал в сложную ситуацию. Причем положение президента, контролирующего силовые структуры, оказалось несравненно более выигрышным. Ему легко было придать образ куратора операции против недобросовестного министра. Но Дмитрий Медведев, несмотря на то, что он, как это было позднее объявлено, знал про обвинения в адрес Улюкаева, теперь выглядит как руководитель, не умеющий должным образом контролировать своих подчиненных.

Нужно заметить, что группа Чубайса, к которой, как считается, принадлежит Улюкаев, в 2007 г. приложила немало усилий, чтобы добиться реализации сценария, предполагавшего передачу президентского поста Дмитрию Медведеву. А в 2011 г. выступала за то, чтобы предоставить ему возможность переизбраться на новый срок.

Однако общественный интерес, который вызывает дело Улюкаева, не позволяет главе правительства встать на защиту министра. Дмитрий Анатольевич пока ограничился заявлением о том, что Улюкаеву предъявлены серьезные обвинения, но в их справедливости еще нужно разобраться. Однако после того, как президент отправил Улюкаева в отставку в связи с утратой доверия, стало ясно, что премьер не оказывает какого-либо влияния на происходящее.

Подобная ситуация, несомненно, подрывает политическое и аппаратное влияние Дмитрия Медведева и снижает его шансы принять участие в новой процедуре передачи власти в том случае, если Владимир Путин решит все-таки не выдвигать свою кандидатуру на новый президентский срок. Возможно, это и есть важнейший результат улюкаевского дела.

СК на защите «Роснефти»

Снижение же политического влияния Медведева открывает новые перспективы перед Алексеем Кудриным, бывшим главным соперником действующего премьера в борьбе за пост главы правительства. В рамках той аппаратной логики, которой на протяжении всего своего правления придерживается Владимир Путин, усиление Кудрина становится практически неизбежным.

Улюкаев является сторонником неолиберальной экономической стратегии, и единомышленники Кудрина придерживаются схожих взглядов. Поэтому, чтобы не допускать изменения баланса сил между «системными либералами» и «государственниками», должность Улюкаева следует передать представителю кудринской группировки. То, что группы Чубайса и Кудрина в последнее время не являются союзниками (так, например, Улюкаев выступал за политику, направленную на постепенное снижение инфляции, а ориентирующийся на Кудрина министр финансов Антон Силуанов — против этого), является дополнительным аргументом в пользу подобного кадрового решения.

Тем более что группу Сечина, которая демонстративно зафиксировала свою причастность к задержанию Улюкаева (было объявлено, что со стороны «Роснефти» эту операцию курировал начальник службы безопасности Олег Феоктистов), вряд ли интересует пост министра экономики. Игорь Сечин продемонстрировал, что является чрезвычайно влиятельным игроком, которому опасно противоречить (Алексей Улюкаев долгое время возражал против приобретения «Башнефти» компанией Сечина). И потому не исключено, что против Улюкаева была проведена своего рода спецоперация с применением такого известного и весьма эффективного средства, как совращение искушением.

Кроме того, судя по тому, что политики, которые в определенной степени контролируются группой Сечина — Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский, — потребовали немедленной отставки правительства Медведева, — политические цели Игоря Ивановича не ограничиваются отставкой Улюкаева. В такой ситуации Сечину даже удобнее, чтобы должность Алексея Валентиновича отошла представителю группы Кудрина, которая может рассматриваться сечинскими «силовиками» в качестве потенциального союзника.

Пока же Сечину удалось решить главную задачу: он показал, что полностью восстановил свое политическое влияние, которое, как казалось в конце лета, надолго утратил. В августе ставленники Сечина в высшем руководстве ФСБ (в т. ч. и уже упоминавшийся генерал Олег Феоктистов) в ходе межклановой борьбы вынуждены были уйти в отставку. Причем, как считает один из самых информированных российских журналистов Сергей Канев, неоднократно доказавший свое хорошее знание ситуации в российских правоохранительных органах, генерал Феоктистов, бывший первым заместителем начальника Управления собственной безопасности (УСБ), пользовался огромным влиянием в ФСБ. А непосредственно возглавляемая им Шестая Служба УСБ ФСБ, созданная в 2004 г., когда Игорь Сечин в качестве вице-премьера курировал силовые структуры, получила неформальное наименование «сечинского спецназа».

Снятие с должности Олега Феоктистова, кроме того, означало, что группа Сечина теряет контроль и над Следственным комитетом — должностные полномочия генерала позволяли ему курировать Службу собственной безопасности СКР.

Неприятные для Игоря Сечина отставки в силовых структурах сочетались с серьезными неудачами в медийном противостоянии с «либеральным» крылом российской власти. «Новая газета» (находится в собственности банкира Александра Лебедева, Михаила Горбачева и коллектива издания) опубликовала материал, в котором утверждалось, что молодой супруге Игоря Сечина — Ольге принадлежит яхта St. Princess Olga стоимостью $150 млн.

Эта публикация наделала много шума и вызвала бурную реакцию в интернет-пространстве (как правило, подобные хорошо организованные «реакции» требуют серьезных затрат). Но главное, в конце лета Алексею Улюкаеву удалось заблокировать сделку по приобретению «Башнефти». Бывший министр заявил, что для развития нефтяного рынка было бы важно, чтобы государственную компанию купила частная, а не государственная корпорация. И тогда создавалось впечатление, что позицию Улюкаева поддерживают не только премьер, но и президент.

Однако осенью положение Сечина стремительно изменилось к лучшему. 10 октября Медведев подписал распоряжение о покупке «Башнефти» «Роснефтью», и 12 октября сделка была закрыта. «Новая газета» и газета «Ведомости», опубликовавшая статью про замок Сечина в Барвихе, проиграли суды по искам, поданным главой «Роснефти». Главное же, как теперь можно с уверенностью сказать, Игорь Иванович Сечин снова контролирует деятельность ФСБ и СКР, которые помогли ему расправиться с давним противником.

Сложные расчеты системных либералов

Выдвижение обвинений во взятке против Улюкаева привело к открытому расколу группы «системных либералов». Впрочем, эта группа и раньше не обладала внутренним единством. Так, Кудрин в январе на VII Гайдаровском форуме призвал вернуться к вопросу приватизации госбанков Сбербанка и ВТБ, выступив таким образом против интересов Германа Грефа и Андрея Костина. Причем бывший министр экономики выступал за то, чтобы привлечь к приватизации зарубежных инвесторов.

Вполне возможно, что для многих «системных либералов» очередная передача властных полномочий в руки Дмитрия Медведева представляется намного менее привлекательным сценарием, чем сохранение на посту президента Владимира Путина или смена его на деятеля, не принадлежащего к «либеральному» крылу власти (например, на Сергея Шойгу). Первый сценарий надолго закроет политические перспективы перед Алексеем Кудриным, тогда как во втором случае у него сохранятся шансы встать во главе правительства.

Одним из признаков этого раскола либеральной группы является достаточно жесткая позиция Алексея Навального, одного из наиболее популярных лидеров т. н. «внесистемной» оппозиции, представляющей объединение политических деятелей либерального толка. Навальный заявил, что не может искренне сочувствовать Улюкаеву, поскольку не сомневается в том, что бывший министр жулик. Показательно, что Навальный в последнее время уделяет много внимания разоблачению коррупционных схем, в которые вовлечены представители либерального крыла, и демонстрации их баснословно дорогой недвижимости. Досталось от него и премьер-министру Медведеву, у которого Навальный обнаружил огромное (в 80 гектаров) имение около Плеса.

Поэтому стремление главы «Роснефти» расправиться с Улюкаевым вполне может быть поддержано частью влиятельных либералов, в том числе и ориентирующимися на Алексея Кудрина.

Главный вопрос в том, какие дальнейшие шаги предпримет Игорь Сечин. Очевидно, что превращение его группы в главного политического игрока предвещает очередное изменение баланса сил в высших эшелонах власти России. В соответствии с правилами, сложившимися при Владимире Путине, это неизбежно приведет и к перераспределению политических должностей. И в новой конфигурации власти может не оказаться места для Дмитрия Медведева.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка