Доклад по делу Литвиненко: что следует знать ДО ознакомления с документом

№4(757) 29 января — 4 февраля 2016 г. 23 Января 2016 8 4.9

Дело Литвиненко

Шумиха по поводу публикации британцами сенсационного (а, скорее, скандально-нечистоплотного) «доклада по делу Литвиненко», подготовленного сэром Робертом Оуэном, не утихает.

Как только не называют в СМИ этот 329-страничный документ – «вердикт Королевского суда», «приговор», «результаты следствия», «итоги судебного разбирательства», «доклад председательствующего судьи Высокого суда Лондона» - но эти определения, мягко говоря, не точны и чрезвычайно далеки от реальности.

Во-первых, упомянутый текст подготовлен бывшим, а не действующим судьей, о чем журналисты предпочитают умалчивать, но об этом ниже. Во-вторых, о каком-либо «вердикте» и речи быть не может: никакого судебного дела пока не существует, в документе изложены только «вскрытые обстоятельства, факты и фигуранты» неких событий, а его выводы являются лишь «рекомендациями», что признает и сам Оуэн. В-третьих, автор документа, вопреки уже широко распространенному представлению, официально приступил к обстоятельству изучений смерти Литвиненко 7 августа 2012 года, а первые следственные действиями провел лишь 20 сентября 2012 года – т.е. без малого через 6 лет после кончины Александра Литвиненко! В-четвертых, свой отчет Роберт Оуэн готовил в первую очередь для презентации в британском парламенте.

Иными словами, данный документ, в лучшем случае, можно считать смелой гипотезой уже вышедшего в отставку судьи, отвечавшего за сбор доказательств, опрос свидетелей, установление фактов и обстоятельств смерти, а вовсе не за поиск мотивов и причин. Если же называть вещи своими имена – перед нами увлекательное чтиво, написанное добротным и неказенным языком, буквально фонтанирующее оценочными суждениями и предположениями, но, одновременно, и массой грамотных юридических оговорок, не оставляющих, к примеру, шанса привлечь автора за клевету на фигурантов доклада. Откровенные небылицы и слухи успешно вплетены в канву достоверных фактов, и отделить вымысел от правды теперь очень сложно. К тому же, не стоит забывать и о том, что подготовка упомянутого документа обошлась британским налогоплательщикам, как минимум, в 5 миллионов фунтов (но и об этом ниже) – сумму, более чем достаточную для проведения успешной кампании дезинформации.

Кстати – и вновь вопреки широко распространенному мнению – сэр Роберт Оуэн вовсе не обвиняет президента РФ в педофилии, «крышевании» тамбовской и питерской ОПГ, сотрудничестве с Семеном Могилевичем или организации продаж колумбийских наркотиков в РФ: он лишь аккуратно цитирует соответствующие заявления третьих лиц, в данном случае, их «свидетельские показания». То есть «отмазка» на случай обвинения в сознательной дискредитации и диффамации железобетонная.

Следует отметить, что откровенное злоупотребление словами «вероятно», «возможно», «предположительно», «скорее всего» и «может быть», чем грешит текст, совершенно не характерно для педантичного британского правосудия.

Так в чем же основная цель подготовки и публикации этого «обвинения», на первый взгляд, не имеющего каких-либо очевидных процессуальных последствий, зато содержащее детальнейшее описание жизни покойного и всех близких ему людей? Только лишь в оказании политического давления на руководство России? Кстати, фамилия российского президента упоминается в документе 186 раз, а последним словом заключительного раздела стало – можете даже не сомневаться – «Путин». Или же у расследования были и иные цели? Давайте попробуем в этом разобраться – по пунктам.

Если это не вердикт и не обвинительное заключение, что же это?

В поиске ответа на этот вопрос следует восстановить хронологию тех событий и внести ясность в отношении нескольких терминов достаточно туманного британского права.

В конце ноября 2006 года СМИ сообщают о выявлении в крови пациента Литвиненко следов полония-210. Полиция, опираясь на результаты анализов, открывает дело об отравлении, и даже успевает опросить жертву, а 23 ноября 2006 года пациент уходит из жизни. В громком полицейском расследовании принимают участие более 200 сотрудников: осмотрено 60 мест, предположительно связанных с преступлением (отели, офисы, рестораны, бары, автомобили, самолеты, и даже футбольный стадион), отправлено свыше 40 запросов коллегам из 15 стран мира.

У правоохранительных органов появляется подозреваемый – Андрей Луговой – и 22 мая 2007 года полиция обращается в суд за ордером на его арест. Запрос на ордер второго подозреваемого – Дмитрия Ковтуна – поступил в суд гораздо позже – 4 ноября 2011 года.

В Великобритании по факту смерти проводится так называемый «Inquest» - предварительное досудебное дознание. Вот, что говорит об этой процедуре закон Coroners and Justice Act: «Это дознание с целью выяснения фактов и обстоятельств насильственной, внезапной смерти или гибели от неизвестных причин… Такое дознание проводится «коронером» (следственным судьей), заслушивающим показания, связанные с фактом гибели усопшего. Это разновидность официального расследования с целью установления истины, а не судебное разбирательство, и потому в этом процессе нет сторон. Итоговые результаты не могут содержать выводов о степени уголовной или гражданской ответственности определенных лиц».

По сути дела, «коронер» обязан лишь дать ответы на вопросы о личности погибшего, о дате, месте и обстоятельствах смерти. Любые оценочные суждения в процессе дознания запрещены законом, и никаких «вердиктов» коронер не выносит – и это важно.

30 ноября 2006 года Эндрю Рейд, коронер лондонского округа, где находится больница, в которой скончался Литвиненко, отдал официальное распоряжение о начале досудебного дознания по факту смерти, и моментально приостановил его, поскольку на тот момент следствие уже вела лондонская полиция. Фактически «досудебное дознание» было заморожено почти на 5 лет. Все это время полиция занималась поисками и опросами свидетелей, бюрократической перепиской с властями РФ, безуспешно требуя выдачи подозреваемых россиян, в чем Москва неизменно и вполне обоснованно отказывала. Иными словами, дело зашло в глухой тупик.

13 октября 2011 года коронер провел предварительное слушание по поводу дальнейшей судьбы дознания. Он учел интересы заинтересованных лиц ( в частности, Марины и Анатолия Литвиненко – вдовы и сына погибшего) и в итоге возобновил дознание.

7 августа 2012 года коронер Рейд назначает своим заместителем судью Роберта Оуэна, поручая ему завершить временно приостановленное дознание. Судья проводит несколько предварительных слушаний с участием заинтересованных лиц, и сталкивается, по его словам, с «причудливой» позицией министерства внутренних дел Великобритании: чиновники отказываются рассекречивать ряд имеющихся в их распоряжении документов, способных пролить свет на обстоятельства гибели Литвиненко, но без этих свидетельств вести дознание невозможно и бессмысленно.

Кроме того, определенный законом формат дознания не позволял рассматривать засекреченные документы во время закрытых заседаний ради сохранения их конфиденциальности. В спорах между коронером и правительством прошел весь 2013 год.

В январе 2014 года Оуэн поставил вопрос ребром – необходимо либо окончательно закрыть приостановленное дознание, либо исключить из списка рассматриваемых вопросов 2 самых важных пункта – могли ли британские правоохранительные органы предотвратить преступление, и несет ли за него ответственность Россия как государство. В качестве альтернативы коронер предложил правительству отказаться от формата дознания («Inquest») и перевести следствие в плоскость «публичного расследования» («Public Inquiry»), дававшего возможность рассматривать секретные документы на закрытых слушаниях.

С мертвой точки дело сдвинулось, главным образом, благодаря иску Марины Литвиненко к британскому министерству внутренних дел с требованием о проведении именно такого «публичного» досудебного расследования, а также опытности ее адвокатов.

22 июля 2014 года МВД согласилось с таким вариантом, а 31 июля 2014 года министр официально открыл «независимое публичное расследование» обстоятельств смерти Александра Литвиненко. При этом процедуру  дознания («Inquest») официально приостановили, а руководителем расследования стал бывший коронер и судья Роберт Оуэн. И потому опубликованный 21 января доклад можно рассматривать как чрезвычайно подробную хронологию событий и следственную версию, выдвинутую руководителем расследования, сэром Оуэном.

Кто такой Роберт Оуэн, каковы его полномочия, и в чем отличие «расследования» от «дознания»?

Сэр Роберт Майкл Оуэн – с 19 сентября 2014 года уже бывший судья так называемого «отделения королевской скамьи» Высокого суда Англии и Уэльса, входящего в состав высших судов Великобритании. Этот суд занимается рассмотрением ряда уголовных и гражданских дел в первой, а в некоторых случаях, и второй инстанции. В упомянутом суде Оуэн проработал с 2001 по 2014 год, и ушел в отставку по достижению 70 летнего возраста. На сегодняшний день он – пенсионер. Тем не менее, именно Оуэн осуществляет руководством расследованием.

В принципе, в британской системе правосудия – в исключительных случаях – к работе могут привлекать и отставников. В такой ситуации их официально именуют «помощниками судей», но фактически они наделены всеми полномочиями действующего судьи. Как и почему отставнику поручили столь резонансное дело – вопрос пока открытый. Судя по всему, без политики здесь не обошлось.

Вероятнее всего, причины следует искать в различиях между «дознанием» и «публичным расследованием». В отличие от дознания принципы ведения расследования определяются соответствующим законом - Inquiries Act 2005. Согласно пункту 1 закона, подобное расследование инициирует только министр внутренних дел, если дело или связанные с ним «определенные события способны вызвать (или уже вызвали» серьезную обеспокоенность общественности».

При этом согласно пункту 3 (1) осуществлять руководство таким расследованием может один человек, назначаемый министром – так и произошло в случае с Оуэном.

Особый интерес вызывает пункт закона 2(1): «следствие не имеет права на вынесение вердикта или определение степени уголовной или гражданской ответственности какого-либо лица». Правда, во втором параграфе данного пункта оговаривается, что следствие не несет ответственности за то, что оглашенные им факты или рекомендации «могут быть – тем или иным способом – истолкованы» кем-то, как заявления об ответственности того или иного лица. Примечателен и пункт 13, позволяющий министру внутренних дел – практически по любым причинам – приостановить или закрыть расследование.

В целом, формат «расследования» обеспечивает существенно большую свободу действий, развязывая судье руки, позволяя не только опрашивать свидетелей и собирать доказательства, но и публиковать определенные (недопустимые в процессе дознания сведения, и даже рекомендации по привлечению лиц к ответственности. Немаловажно и то, что закон обеспечивает заинтересованных лиц возможностью пользоваться услугами адвокатов за счет государства. В итоге такую возможность получили Марина и Анатолий Литвиненко.

Сам Оуэн так пояснил в докладе цели и задачи расследования:

«Выяснить личность погибшего, определить время, место и обстоятельства смерти; выявить – при условии соблюдения пункта 2 закона Inquiries Act 2005 – круг ответственных лиц; озвучить уместные рекомендации» (страница 265, параграф 1 Приложения 2 к докладу).

26 августа 2014 года – менее чем через месяц с момента старта расследования – технической командой Оуэна запущен сайт www.litvinenkoinquiry.org: на этом портале опубликован не только итоговый доклад, но и множество связанных с делом документов, а также детальная информация о расходах Британии по проведению дознания и расследования. По данным сервиса определения владельца домена, этот сайт проплачен до августа 2016 года - whois.net.

О каких суммах идет речь, и кто оплачивал эти расходы?

Суммы достаточно велики: это оплата труда секретариата расследования, юридические, административные и технические расходы. Суммарно речь идет примерно о 5 миллионах фунтов стерлингов, но в приведенных ниже таблицах отражены лишь суммы, проходившие через счета секретариата, а объем остальных расходов по «делу Литвиненко» (например, МВД и других организаций), все еще не известен.

Расходы по расследованию, по состоянию на 31.12.2015 ФУНТОВ
Расходы на содержание персонала/секретариата 246 723
Юридические издержки 1 415 773
Текущие и процессуальные издержки 111 966
IT 360 544
Расходы по оплате проживания 113 375
ВСЕГО 2 249 381

Источник - litvinenkoinquiry.org

Расходы по дознанию, по состоянию на 30.09.2014 ФУНТОВ
Расходы на содержание персонала 253 940.37
Юридические издержки 2 129 202.68
Текущие издержки, в т.ч. на расшифровку аудиозаписей 129 096.20
IT 18 894.37
Расходы по оплате проживания 51 115.69
ВСЕГО 2 582 249.31

Источник - litvinenkoinquiry.org

Естественно, оплата все расходов покрывалась за счет средств британских налогоплательщиков.

Чем вызван столь длительный первоначальный перерыв в расследовании – почти 6 лет? Неужели только нежеланием британского правительства портить отношения с РФ? Или какими-то другими причинами? И как объяснить в итоге невероятный всплеск активности британского правосудия?

Британские адвокаты Марины Литвиненко уверены – расследование буксовало много лет по целому ряду причин, в частности, из-за решительного настроя Москвы, наотрез отказавшейся выдавать своих подозреваемых сограждан. Тем не менее, главным фактором они называют стремление британского правительства улучшить отношения с Россией: именно поэтому власти так долго сопротивлялись переводу «дознания» в более широкую плоскость «расследования», позволявшую обсуждать возможность причастности Москвы к убийству Литвиненко.

Аналитики BBC отчасти согласны с таким выводом, но полагают, что у Лондона были и другие, не менее серьезные резоны. «Это тайны взаимоотношений господина Литвиненко и разведки MI6. Правительство требовало, чтобы эти секреты не просочились наружу во время дознания, а на уступки пошло, когда стало понятно, что расследование в ходе изучения причин смерти не будет уделять внимания его отношениям с MI6, и воздержится от выводов о том, могли ли разведчики защитить его».

Отдельного упоминания заслуживают и вероятные связи Литвиненко с испанскими разведслужбами. «Отравленный бывший шпион КГБ Александр Литвиненко, по сути, был тройным агентом, работавшим на MI6 и спецслужбы Испании. Он состоял на содержании в MI6 и поддерживал связь с куратором под позывным «Мартин». Испанская разведка также оплачивала его шпионскую деятельность, а все эти платежи поступали на их совместный с женой счет. Лежа в больнице и умирая, он передал детективам номер мобильного телефона своего куратора из MI6», - писала Daily Mail.

Соответствуют ли эти заявления действительности или нет, сказать сложно, но британцы сделали все возможное, чтобы шпионские тайны ушли в могилу вслед за Литвиненко нераскрытыми. Возможно, в этом и кроется главная причина необъяснимой пробуксовки расследования.

А вот резкий всплеск активности на протяжении минувшего года, да и последующая публикация скандального доклада, похоже, лишь стремление создать новый и достаточно болезненный для руководства РФ инструмент пролонгации антироссийских санкций.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 8
Войдите, чтобы оставить комментарий
Павел Юрьевич (Бродяга)
02 Февраля 2016, Павел Юрьевич (Бродяга)

Спасибо, Константин.!

Понятно, что украинцы читать не умеют. По-русски, даже. А уж "мнение пенсоинера", "результат ПУБЛИЧНЫХ слушаний"... для рядового студента КИМО или "Могилянки" звучит как ПРИГОВОР: не владеют ваши "будущие дипломаты, разведчики и т.д." языками настолько, чтобы переводить и объяснять. (Как и Вы, кстати. Простите, очень неплохой перевод и весьма "дерьмовое" толкование... Пардон муа: у вас же там ЦЕНЗУРА. Тогда - не обижайтесь, пожалуйста. Терпения!

ВЫ попытались. Насколько воззможно ныне "в хохмостане". ...

Помните, ещё конца 70-х, "Юнона" и "Авось": "Но за попытку - СПАСИБО!" :-)

- 0 +
Павел Юрьевич (Бродяга)
02 Февраля 2016, Павел Юрьевич (Бродяга)

Простите, "конца 80-х"... Остальное- по тексту.

- 0 +
Дед

Ага! Березовского тоже Путин убил? Точнее, английская МИ-6 убила Березовского по приказу Путина. Ох-х-х, уж этот Путин!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

- 10 +
Геннадий
25 Января 2016, Геннадий

Президенты-убийцы
Еще один вопрос, на который пытается ответить «дело Литвиненко», – вопрос о пределах властно-политического усмотрения лиц, являющихся выразителями суверенной воли соответствующих государственных образований. Иными словами: о праве президентов убивать. Не своими, разумеется, руками.
В том, что президенты и премьер-министры самых разных, в том числе и наицивилизованнейших стран убивают, нет никакого сомнения. Спецназом, спецслужбами, беспилотниками. В Ираке, Иране, Сирии, Афганистане, много где. Соответствующие права предоставлены им законами государств или решениями представительных органов власти.
Но то террористы и в третьем мире, а это «белый человек» в столице Европы, да еще по указанию Путина. То есть покушение на убийство было совершено не как привычно, по решению более цивилизованной страны на территории менее цивилизованной, а, наоборот, по возможному указанию главы государства, которое считается менее цивилизованным в одном из центров западного мира. Хотя опять же с точки зрения международного права – афганец, случайно убитый осколком ракеты с беспилотника во время ликвидации террориста, принципиально не отличается от Литвиненко. Отличается степень сочувствия одному и другому. К тому же мировая история знает случаи, когда руководители государств или организаций, которые считались террористами и были объектом многочисленных и как бы легитимных покушений, потом оказывались рукопожатными политиками. Такие превратности судьбы претерпели Фидель Кастро, Ясир Арафат, несколько раз в обе стороны полковник Каддафи, сейчас Башар Асад и т.д.
Так что если принять сугубо теоретическое юридическое допущение, что Путин и дал поручение ликвидировать какого-либо «изменника Родины», то это до некоторой степени сделано в пределах международно, по умолчанию, признаваемых полномочий президента суверенной державы. Президенты убивали и будут убивать, и ничего с этим не поделать даже Верховному суду США. Разница опять же не в действии, а в репутации самой державы, которой с точки зрения западного общественного мнения непозволительно то же, что иногда (тоже, впрочем, не всегда) прощается собственным лидерам – в силу уже упомянутой другой кредитной истории.

- 8 +
Yury Petrov
24 Января 2016, Yury Petrov

Это международный приговор путину и его шайке. А что вы господа так встревожились? Что у самих рыльце в пуху?

- -36 +
niky

Уголовное Дело Онлайн

Главные содокладчики с Украины Савка Шустер и экс-преза Виктор Юсченко--все было бы путем но не пригласили Начальника КГБ-Украины в 2004 -05 годах Игорь Смешко..вскоре ожидаем -Со-Доклад по итогам со-расследования ..вот так с миру по Факту и будет Дело закрыто по Итогам-Вырок--будут вам и Пупки и деццкие шалости

- 0 +
+ Показать все комментарии
Блоги

Авторские колонки

Ошибка