Филиппины: страна угнетенных героев

04 Июля 2016 5

Независимая Республика Филиппины была провозглашена 70 лет назад – 4 июля 1946 г. Владевшие до этого страной американцы приурочили сей акт ко своему Дню Независимости, как бы намекая филиппинцам на то, что те обречены навсегда остаться в орбите вашингтонской политики, быть верными друзьями и союзниками Соединенных Штатов Америки. Филиппинцы не отрекаются от своего непростого прошлого: даже на гербе государства, наряду с символами его свободы, изображены эмблемы бывших метрополий – кастильский лев и белоголовый орлан.

Это – крупная и достаточно динамично развивающаяся страна. Несколько лет назад Филиппины стали 12-й страной в мире, чье население преодолело рубеж в 100 млн. жителей. И это при том, что по площади Филиппины вполовину Украины, да к тому же 75 % их территории приходится на горы! Филиппины – крупнейшее католическое государство в Евразии и, по сути, единственная в Азии христианская страна, если не считать скорей европейский Кипр и малюсенький Тимор-Леште.

После азиатского экономического кризиса ВВП страны в 1999–2008 гг. рос со средним темпом в 4,65 %, даже в 2009 г. рост не прекратился (1,1 %), а с той поры темпы экономического подъема ускорились до 6,2 % в среднем ежегодно! При этом государственный долг в отношении к ВВП в 2014–15 гг. был наименьшим, по крайней мере, за последние четверть столетия (45 %), а безработица с обычных прежде 10 % или около того снизилась до весьма умеренных 6,5 % в 2015 г.

Если когда-то Филиппины поставляли на мировой рынок лишь минеральное и растительное сырье – хромиты, медную и никелевую руду, золото, древесину ценных пород, табак, абаку (манильская пенька, из которой делают исключительно прочные, не гниющие в воде канаты), копру, – то за последние десятилетия в стране получили развитие высокотехнологичные отрасли: электроника и электротехника, фармацевтика. Успешно функционируют технопарки и свободные экономические зоны. Есть задумки достроить законсервированную 30 лет назад АЭС «Батаан».

В «нулевых» годах удельный вес высокотехнологичных товаров в экспорте превышал 70 %, однако после 2009-го этот показатель снизился в 2014 г. до 49 %. Зато в том же году рекордного за все времена значения достигло число поданных заявок на получение патентов – 334 против 220 годом ранее и 170 в 2010 г.

Почти покончено с неграмотностью: грамотность среди взрослых в 2008-м достигла 95,4 %, тогда как в 1980 г. составляла 83,3 %. В одной только Маниле – а в столичной агломерации ныне проживает порядка 15 млн. чел. – насчитывается 20 университетов, включая старейший университет св. Фомы, основанный в 1611 г.

В 2010 г. на Филиппинах случился бум Интернета – процент пользователей его сразу подскочил с 9 до 25 %, а в 2013-м уже достиг 37 %. Бесспорно, эта страна за 70 лет независимости добилась заметных успехов в преодолении экономической и культурной отсталости, но и противоречия в ней остаются по-прежнему острыми.

Герои и предатели

Филиппины славны своими героями, борцами за свободу и независимость, которых чтут местные жители. В хронологическом порядке первым из них идет Лапу-Лапу (1491–1542), вождь острова Мактан, убивший в бою 28 апреля 1521 г. самого Фернана Магеллана. Отказавшись платить дань испанскому королю, вождь спокойно заявил закованным в доспехи и вооруженным ружьями пришельцам: «У нас тоже есть копья и бамбуковые палки, закаленные огнем. Мы принимаем ваш вызов».

А самый почитаемый национальный герой – это, конечно же, Хосе Рисаль (1861–96), поэт, художник, просветитель и общественный деятель, которого можно назвать филиппинским Хосе Марти. Выпускник Мадридского университета, Рисаль занимался медициной, естествознанием, философией, знал несколько языков, в т. ч. – имеются такие сведения – и русский. Его антиколониальный роман «Noli me tangere» («Не тронь меня» (сцена из Нового Завета)) приобрел мировую известность, однако был запрещен на родине. Католические монахи – защитники колониальных порядков – объявили, что каждый, кто читает Рисаля, «совершает смертный грех».

Испанские колонизаторы казнили Хосе Рисаля 30 декабря 1896 г. – день 30 декабря отмечается на Филиппинах как День Рисаля. Испанцы надеялись, что эта расправа запугает островитян, но она лишь сильнее разожгла пожар восстания.

Накануне расстрела Хосе Рисаль тайком передал сестре из тюрьмы свое поэтическое завещание – поэму «Мое последнее прости»:

Прощай, моя родина, жемчужина южных морей,
Край, обласканный солнцем, мой потерянный рай,
Тебе приношу искры гаснущей жизни моей,
Но, будь она в самом цвету, трижды ярче и трижды ценней,
Я отдал бы ее и тогда, если бы ты сказала: «Отдай».

Возглавил восстание другой национальный герой – Андрес Бонифасио (1863–97). Выходец из рабочего класса, он, в отличие от Рисаля, совсем не верил в мирные реформы и стоял за вооруженную борьбу. Однако повстанческое движение скоро разделилось на радикальное движение масс и умеренную фракцию помещиков и компрадоров, склонных к соглашательству с испанцами. Один из них – Эмилио Агинальдо (1869–1964) – захватил руководство повстанцами, а оттесненного им Андреса Бонифасио приказал арестовать и казнить (10 мая 1897 г.).

«На помощь» филиппинским патриотам – равно как и «на помощь» кубинцам – пришли в ходе испано-американской войны 1898 г. США. Президент У. Мак-Кинли лицемерно обещал: «Мы принесем цивилизацию их [Филиппин] жителям». «Позаботимся о наших младших братьях!» – вторили ему американские газеты.

В 1897–98 гг. была провозглашена Первая Филиппинская республика во главе с президентом Э. Агинальдо – первая демократическая республика в истории Азии, чья конституция, между прочим, на тот момент являлась одной из наиболее демократичных в мире! В стране под давлением народных масс был проведен ряд прогрессивных реформ, конфискованы земли монастырей и колонизаторов. Однако первую попытку обрести независимость задавили американские «друзья», которые ликвидировали молодую республику и, попросту отобрав Филиппины у Испании по Парижскому договору 1898 г., превратили эту страну в свою заморскую колонию.

Патриотически настроенный премьер-министр Аполлинарио Мабини (1864–1903), один из создателей демократической конституции 1899 г., пытавшийся отстаивать независимость, был отстранен от власти, а затем американцы арестовали его и выслали на Гуам. Этот мужественный человек (он был парализован вследствие полиомиелита) отказался принять присягу на верность США и призывал бороться дальше. В 1903 г. ему позволили вернуться домой, но вскоре он умер от холеры.

Даже после того как Агинальдо предал дело независимости (что он делал и при испанцах!), открестившись от борьбы, патриоты продолжили войну против армии США – а в некоторых труднодоступных районах партизаны-мусульмане сражались вплоть до 1913 г.! Американские оккупационные войска прославились неслыханными зверствами, массовыми убийствами мирного населения и созданием концлагерей. Марк Твен написал гневно по этому поводу: «За вашу цивилизацию, предназначенную на экспорт, люди платят слезами и кровью, землей и свободой».

Правда состоит в том, что правящий класс Филиппин, их элита всегда – и при испанцах, и при американцах, и в японскую оккупацию во время Второй мировой войны, и уже при независимом существовании – всегда легко была готова сдавать национальные интересы, выторговывая уступки и подачки и позволяя чужеземцам хозяйничать на островах, лишь бы только удержать свою власть и господствовать над простым народом. Зато эти господа громко называли себя «националистами», представляя дело так, будто они борются за свободу, продолжая дело Хосе Рисаля.

Мануэль Рохас - первый президент независимых Филиппин

Первым президентом независимых Филиппин (1946–48) был избран Мануэль Рохас, во время японской оккупации служивший в марионеточном правительстве т. н. «Второй Филиппинской республики». После изгнания самураев американский генерал Дуглас Макартур (сам, кстати, сбежавший с Филиппин в 1942-м) защищал Рохаса от обвинений в коллаборационизме. Была придумана благозвучная версия о том, что якобы Рохас, попав в плен, вынужден был работать на врага, но выполнял свои обязанности формально и помогал при этом движению сопротивления.

Сам же Рохас амнистировал остальных коллаборационистов, в частности – Хосе Лауреля, президента «Второй Филиппинской республики». «Национальная элита» в годы войны либо отсиживалась в изгнании в США (довоенный президент Содружества Филиппины Мануэль Луис Кесон), либо помогала оккупантам, надеясь получить независимость от них. В то же время прокоммунистическая партизанская армия «Хукбалахап» мужественно сражалась с японцами, уничтожив 25 тыс. солдат неприятеля и освободив к 1945 г. значительную часть территории. Но именно «хуки» уже после войны подверглись репрессиям, а продолжение их повстанческой борьбы породило длительную тлеющую гражданскую войну на Филиппинах.

Самое поразительное то, что агинальдо, рохасы и лаурели наравне с Рисалем, Бонифасио и Мабини почитаются сегодня на Филиппинах как национальные герои, как «отцы нации». Им так же ставят памятники, посвящают им памятные монеты и банкноты. Видимо, национальной элите больше по душе умеренные и склонные к соглашательству с внешними «партнерами» деятели прошлого, чем стойкие борцы. Однако последних из пантеона убрать нельзя – их помнит и почитает простой народ.

«Бабушка всех “цветных революций”»

С 1965 по 1986 г. страной правил диктатор Фердинанд Маркос (1917–89) – авторитарный политик и махровый коррупционер, укравший из казны миллиарды долларов. Тем не менее поскольку он был антикоммунистом, Маркос пользовался поддержкой США. Все же недовольство им росло, и его режим подтачивался той вооруженной борьбой, которую вели как местные леваки, так и сепаратисты из мусульманских провинций. В итоге Маркос изрядно надоел и его покровителям из Соединенных Штатов, в особенности после того как он в 1983 г. приказал убить своего главного политического противника – оппозиционера Бенигно Акино.

[img:90543]

А далее произошло то, что можно считать прообразом «цветных революций» XXI века, – была проведена операция «по смене фигур» при власти. Назвали все это действо громко и красиво: «революция народной силы» (англ. People Power Revolution). Сначала престарелому диктатору пришлось-таки пойти на досрочные выборы, на которых его соперником стала вдова Б. Акино Корасон. Как всегда, Маркос выборы выиграл, но оппозиция обвинила власть в фальсификациях и вывела народ на центральное авеню Манилы. Три миллиона граждан мирно протестовали и тихо молились, держа в руках четки. К г-же Акино присоединились архиепископ Манилы и перебежавший из лагеря Маркоса генерал Фидель Вальдес Рамос.

Но самое главное то, что с критикой выборов выступил Сенат США – и тогда стало ясно, что диктатору не удержаться. После четырех дней демонстраций армия, посланная для их разгона, перешла на сторону оппозиции. Маркос бежал в США, пытаясь найти там убежище, и в атмосфере судебных процессов вскоре умер.

Картинки «мирной народной революции» вызывали умиление; пришедшая в результате ее к власти К. Акино (1933–2009, президент в 1986–92 гг.) провела некоторые демократические реформы и даже уговорила американцев убрать свои военные базы. Реакционные военные совершили против нее целую серию попыток переворота. Однако принципиально в жизни народа и в нравах «элиты» ничего не изменилось. Коррупция по-прежнему процветала, так что в 2001 г. понадобилась новая революция, дабы убрать пойманного на взятке президента Джозефа Эстраду.

Американский плацдарм против Китая

Предоставив Филиппинам независимость, США тесно привязали эту страну к своей политике, навязали ей кабальные договоры, сохранили свои военные базы (Субик-Бей и др.), втянули Филиппины в военный блок СЕАТО. Ключевое значение приобрел двусторонний договор о взаимной обороне от 1951 г., направленный в первую очередь против СССР и Китая. Филиппинские солдаты воевали в Корее, а во Вьетнам для поддержки сайгонского режима и войск США были направлены филиппинские небоевые части (медики и т. п.), а также гражданские специалисты.

В начале 90-х гг., когда ситуация в мире изменилась, «угроза коммунизма» отпала, под давлением антиамериканских настроений военное присутствие США на Филиппинах было свернуто. Но с наступлением нового тысячелетия американцы умело использовали угрозу международного терроризма и экспансии Китая, а также территориальные споры в Южно-Китайском море для усиления своей военной активности в регионе, для создания новых конфигураций, призванных сдерживать Поднебесную. В 2011 г. на борту эсминца ВМС США «Фитцджеральд» было торжественно отмечено 60-летие того договора о взаимной обороне и подписана Манильская декларация, подтвердившая договор и тесные связи в военной сфере.

У Филиппин выгодное стратегическое положение: с них можно держать под контролем жизненно важные для Китая морские пути в Индийский океан. От северной оконечности острова Лусон менее 500 км до Тайваня и чуть более 500 км до Гонконга. Филиппины представляют собой центральную часть стратегической тихоокеанской «военной дуги» США, протягивающейся от Австралии и далее через Филиппины, Тайвань и Окинаву до Южной Кореи и Японии, причем в тылу у нее располагается такая важная цитадель, как Гуам с крупнейшей авиабазой Андерсен.

Новое военное соглашение 2014 г., заключенное сроком на 10 лет в ходе памятного азиатского турне Барака Обамы, предусматривает увеличение военного контингента США. И хоть Обама и его тогдашний коллега Бенигно Акино III (сын Бенигно II и Корасон Акино) заверяли, что соглашение не направлено против КНР, агентство «Синьхуа» охарактеризовало его как «особенно вызывающее беспокойство, поскольку может придать смелости Маниле в отношениях с Пекином».

А весной этого года стало известно, что американцы получат еще 5 военных баз на Филиппинах. Показательно, что одна из них находится на том самом острове Мактан, где правил доблестный вождь Лапу-Лапу. Кроме того, американские силы разместятся на крупнейшем военном объекте страны Форт-Магсайсай и на авиабазе «Антонио Баутиста» – она расположена на острове Палаван, от которого недалеко до спорных островов Спратли. Отмечается, что расположение баз ориентирует их скорее не на нанесение ударов по Китаю, а именно на контроль его морских путей.

Филиппины не вступили в созданное США Транс-Тихоокеанское партнерство, однако сразу же после подписания соглашения о нем, в октябре 2015 г., Бенигно Акино заявил о желании присоединиться к сообществу. Вот только Акино уже не у власти.

За дело возьмется «филиппинский Дональд Трамп»!

Несмотря на все экономические достижения, Филиппины остаются бедной страной с невысоким уровнем жизни массы населения. В 2009 г. 12 % жителей страны все еще жили менее чем на 2 доллара в день (в 1985-м – 32,7 %). По другим же данным, в 2012 г. 19 % филиппинцев жили менее чем на 1,25 долларов в день (1985 г. – 39,1 %, 2009-й – 18,1 %). В 2015 г. недоедали 13,5 % жителей страны, причем этот показатель не сильно уменьшился за последние 10 лет (2005 г. – 17,6 %). Невысокой остается и средняя продолжительность жизни – 68 лет.

Удельный вес в совокупном доходе 10 % самых бедных граждан в 2009 г. (2,48 %) был ниже, чем при диктатуре Маркоса (2,77 % в 1985 г.), а вот доля 10 % самых богатых, напротив, даже немного выросла – соответственно с 32,7 до 33,4 %.

Филиппинцы выезжают в поисках работы и лучшей жизни, обеспечивая более развитые страны дешевой низкоквалифицированной рабочей силой, – а служанки и нянечки из этой страны славятся примерно так же, как известны в Евросоюзе «польские сантехники». 10 % ВВП Филиппин формируют денежные переводы из-за рубежа. Кроме того, Филиппины – один из основных поставщиков секс-рабынь.

На Филиппинах создана крупная индустрия азартных игр, соперничающая с казино Сингапура и Макао. И из-за этого страна заслужила нехорошую репутацию «финансовой черной дыры», где отмываются «грязные деньги» и откуда орудуют хакеры и прочие киберзлодеи. С обычной преступностью дела там обстоят тоже неважно: число убийств на 100000 жит. выросло с 6,4 в 2008 г. до 9,4 в 2013-м.

Родриго Роа Дутерте

И вот буквально на днях, 30 июня, в должность вступил новый президент Родриго Роа Дутерте (род. 1945), которого называют «филиппинским Трампом». Этот политик собирается преобразовать Филиппины в федеративную республику с парламентской формой правления, проводить независимую внешнюю политику (по отношению к США) и восстановить хорошие отношения с Китаем, а, кроме того, безжалостно расправляться с преступностью, уничтожая бандитов «без суда и следствия». Будучи мэром города Давао, Дутерте вправду искоренил там криминал, а «прославился» он тем, что однажды заставил человека, нарушившего запрет на курение в общественном месте, съесть сигарету! Дутерте поддерживает контакты с лидером инсургентов-маоистов Хосе Марией Сисоном (который был учителем Дутерте в лицее), призывая левых перейти от войны к мирной политической борьбе.

Куда поведет страну этот политик – сегодня это сказать трудно. Пока что, увы, традиции Х. Рисаля и А. Бонифасио не находят должного реального воплощения...

Эмиссар: беседа с Джоном Керри

Когда мы были в китайском Ханчжоу на саммите G-20, президент Обама предложил президенту...

Турецкая игра с оcманским уклоном

Эрдоган, избегая соперничества с Россией и ЕС, создает средства давления на Киев

Популизм на марше: почему проблемы возникли именно у...

Запад получает иностранные товары, идеи, искусство и кухни, но не проявляет такой же...

NYT: Почему опасно давать слабину в отношениях с...

Кремль поддерживал контакты с союзниками Трампа в ходе предвыборной кампании

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка