Янки уходят с Юга. Когда и чем закончилась самая большая война с сепаратизмом

№45–46(751) 4 — 10 декабря 2015 г. 03 Декабря 2015 4.3

Кадр из фильма «Унесенные ветром» // www.kinopoisk.ru

Разница между федерализмом и сепаратизмом (одна из вечных тем горячих дискуссий не только в Украине) заметнее всего на примере самой могущественной мировой державы — Соединенных Штатов Америки.

Права штатов и война без ограничения демократии

С одной стороны, США — не просто федерация, а такая федерация, субъекты которой пользуются наибольшими правами по сравнению с аналогичными единицами других государств.

К примеру, поправки к конституции утверждаются тут не только конгрессом, но и законодательными собраниями не менее чем двух третей штатов. Между штатами существуют широкие различия в уголовном и гражданском праве: в каждом свой уголовный кодекс, своя система формирования верховного суда, свои ставки налогов с продаж и на доходы граждан и т. п. В одних штатах референдумы не предусмотрены, в других — разрешены, причем в некоторых (в частности, в Орегоне) они возможны и по отзыву губернаторов и даже по налогам.

Штаты располагают и самостоятельными силовыми структурами — так называемыми «оборонительными силами штатов», которые, правда, действуют скорее как части МЧС, чем как внутренние войска. Во многом с той же целью используется и Национальная гвардия; она, впрочем, представляет собой резерв первой очереди армии США и задействуется также при подавлении массовых беспорядков. Ее формирования, численность которых ныне составляет почти полмиллиона, подчиняются одновременно и президенту, и губернаторам соответствующих штатов.

С другой стороны, Соединенные Штаты — государство, которое военной силой подавило собственно сепаратизм, т. е. попытку отделения большинства южных штатов. За сто лет, прошедших между наполеоновскими войнами и Первой мировой, гражданская война в США (1861—1865) была самым масштабным военным конфликтом в христианском мире. Число погибших в ней примерно равно зарегистрированному в трех крупнейших европейских посленаполеоновских войнах вместе взятых: Крымской (1853—1855), Франко-прусской (1870—1871) и Русско-турецкой (1877—1878).

В ведении этой войны отмечаются черты, отличающие ее от нынешнего конфликта в Донбассе, — как в сторону большего либерализма, так и в сторону большей жесткости.

Так, война в США проходила при полной свободе слова, включая свободу антивоенной агитации. Демократическая партия вела избирательную кампанию 1864-го с антивоенной программой, и ее кандидат получил 45% на президентских выборах.

Да, в связи с войной накладывались определенные ограничения на неприкосновенность личности, что иногда затрагивало и антивоенных агитаторов. Но единственным громким делом в отношении видной политической фигуры было привлечение к суду в 1863 г. бывшего конгрессмена (от штата Огайо) палаты представителей Клемента Валландигэма. Его приговорили к тюремному заключению «до окончания войны», однако президент Линкольн незамедлительно выслал осужденного из США, не желая допустить, чтобы тот обрел в глазах общества ореол мученика. А уже в 1864-м верховный суд Соединенных Штатов признал его арест неправомерным.

Главы военных властей в штатах имели право приостанавливать выпуск газет, но, как правило, эти решения сразу отменял Линкольн, как было с «Чикаго таймс». Даже публикация подложного обращения президента газетой «Нью-Йорк уорлд»* повлекла за собой приостановку выпуска этого издания лишь на три дня. Перепечатки из прессы южан были повсеместным явлением и не рассматривались как сепаратизм. Поскольку газеты играли тогда примерно такую же роль, как сейчас телевидение, плюрализм оказывался гораздо большим в сравнении с сегодняшней Украиной.

____________________________________________
* В 1864 г. газета «Нью-Йорк уорлд» поместила поддельное обращение президента Линкольна, в котором он якобы давал мрачную оценку положения на фронтах для северян и объявлял о мобилизации в армию еще 400 тыс. человек (что было явной провокацией).

Да, в ряде городов были погромы типографий решительными приверженцами Севера. Но не было ничего похожего на убийства Олеся Бузины и Олега Калашникова (и это несмотря на американские традиции судов Линча).

При этом война велась до победного конца, без периодов перемирия и даже без официальных переговоров о нем. Был и случай расчленения территории враждебного штата (или, так сказать, поддержки «просоюзного» сепаратизма) и среди южных сепаратистов. Жители западных промышленных округов штата Вирджиния, которые не поддерживали ни рабство, ни выход из Союза, создали новый штат — Западную Вирджинию, — но этот прецедент остался единственным.

Более существенно то, что переход Юга под юрисдикцию союза территорий и прекращение войны не означали автоматического восстановления южан во всех политических правах. Возможность участвовать в федеральных выборах они получали только после возврата их территориям статуса штатов, а конгресс давал на это добро, если штат принял конституцию, соответствующую федеральному основному закону. Процесс реинтеграции этих штатов в США официально именовался Реконструкцией.

Смысл Реконструкции

Принять требуемую конституцию означало не только подтвердить запрет рабства, но и признать избирательные права за всеми освобожденными рабами и вообще всеми гражданами независимо от цвета кожи. Это радикально меняло соотношение избирателей. Ведь негры составляли близкую к большинству долю населения, а то и большинство в тех штатах Юга, где экономика основывалась на выращивании хлопка (Южная Каролина, Джорджия, Алабама, Миссисипи, Флорида, Луизиана, Арканзас, в значительной степени и Техас). Эти регионы обычно называют «хлопковым поясом» или «глубоким Югом».

Избирателями Юга стали и переехавшие туда северяне — таких тогда называли «саквояжниками». А вот немало бывших мятежников, говоря современным языком, люстрировали. Тех, кто при отделении Юга занимал политические посты и командные должности в армии, а самых видных деятелей (таких как президент конфедерации Джефферсон Дэвис, командующий армией Северной Вирджинии Роберт Ли и др.) — даже гражданства. Правда, из страны никого не высылали.

Понятно, что бывшие рабы голосовали за республиканцев, чья власть в Вашингтоне их освободила. Так же голосовали и «саквояжники», из которых многие шли в политику, представляя себя как защитников интересов небелого населения. Большинство же местных белых поддерживали демократическую партию, но ее позиции поначалу слабели.

Вот как описано это в самом известном в наших массах американском историческом романе «Унесенные ветром» Маргарет Митчелл:

«Подобно тому как Джонстон и его солдаты четыре года тому назад отступали шаг за шагом от Далтона до Атланты, так постепенно, начиная с 1865 года, отступали демократы Джорджии. Власть федерального правительства над делами и жизнью граждан штата неуклонно росла. Все вершила сила, и военные приказы следовали один за другим, неуклонно подрывая гражданскую власть. Наконец, когда Джорджию низвели до уровня провинции на военном положении, появился приказ, предоставлявший избирательное право неграм, независимо от того, разрешалось это законом штата или нет».

Побежденные получают всё, кроме отделения

Такая ситуация выглядит естественной для условий, на которых закончилась весной 1865 г. гражданская война. Ведь не было даже безоговорочной капитуляции: правительство Джефферсона Дэвиса просто самораспустилось, и его члены бежали поодиночке. Но де-факто эпоха Реконструкции была продолжением этой войны в других формах, хотя стоял вопрос не о выходе из Союза, а исключительно о контроле над штатами.

Не случайно я здесь сказал «в других формах», а не «другими средствами», ибо средства, которые применяли появившиеся тогда на юге Ку-клукс-клан, «Белая лига», «Красные рубашки», были как раз военные. Эти организации, которые нередко называли себя вооруженным крылом демократической партии, создавали во время избирательных компаний, а зачастую и после них де-факто военную обстановку.

В 1874 г. в полумиллионном Арканзасе спор о том, кто выиграл выборы губернатора, привел к так называемой войне Брукса—Бакстера, жертвами которой стали 200 человек. В том же году 5 тыс. боевиков «Белой лиги» захватили крупнейший город Юга Новый Орлеан, разгромив местную полицию и свергнув губернатора Луизианы Уильяма Келлогга. Его вернуло к власти лишь вмешательство федеральных войск.

Кажется, именно Луизиане и принадлежит рекорд предвыборного насилия. С апреля по октябрь 1868 г. там были убиты по политическим мотивам более тысячи человек. А выборы федерального значения в США происходят раз в два года. И в течение 11 лет после гражданской войны каждая избирательная кампания на всем Юге обходилась в несколько тысяч жизней. Для сравнения: боевые потери армии США в войне с Мексикой 1846—1848 гг. за пространство от Техаса до Калифорнии составили 1733 человека, а в 1898-м в войне с Испанией за Филиппины, Кубу и Пуэрто-Рико — 345.

Постоянный террор на Юге усилил разногласия в правящей республиканской партии, которые привели к победе в ней сил, желающих примирения с белыми южанами. В 1876 г. кандидатом партии на президентских выборах стал умеренный республиканец Рутерфорд Хейс. Победив в гонке, он сразу после инаугурации вывел с Юга федеральные войска — а значит, северян: ведь армия комплектовалась по контракту и служили в ней в основном янки**. Также новый президент включил южанина в правительство. А восстановление в гражданских правах большинства люстрированных южан произошло еще несколькими годами раньше — благодаря амнистии.

___________________________________________
** Здесь: жители северных штатов (в южных штатах со времен гражданской войны 1861—1865 гг. так называли северян).

Именно этим событием американские историки единодушно датируют конец эпохи Реконструкции. То есть они связывают завершение данного периода не с возвращением южных штатов в Союз (это произошло в предыдущем десятилетии), а с отказом федеральных властей от вмешательства во внутренние дела этих штатов, в частности от попыток утвердить реальное расовое равноправие. Такая датировка показывает, кто на самом деле победил в продолжении гражданской войны.

Итогом компромисса 1877 г. стало спокойствие на Юге, достигнутое ценой передачи его во власть старой местной элиты. Формально эту власть надо было завоевывать на выборах, но фактически их исход был предопределен, по крайней мере в хлопковых штатах.

Наверное, самый показательный из них — Южная Каролина. С ее отделения в 1861-м и началось создание Конфедерации южан, зато после поражения в гражданской войне большинство в конституционном конвенте 1866 г. составили негры, что отражало структуру электората штата.

В 1876-м губернатором стал демократ Уэйд Хэмптон, победив с минимальным перевесом: он получил 50,3% голосов. Причем в последующие годы его однопартийцы, не стесняясь, говорили, что выборы были сфальсифицированы, но с благой целью.

А из двенадцати последующих в ХIХ в. выборов главы штата семь были вообще безальтернативными, на всех прочих только раз победитель получил чуть менее 70%. Всегда побеждали, разумеется, демократы. Подобие политической борьбы возникало, лишь когда главным конкурентом фаворита оказывался не республиканец, а представитель партии гринбекеров*** или независимый кандидат.

В ХХ в. эта тенденция даже углубилась. Так, с 1902-го по 1966 г. из 23 выборов губернатора Южной Каролины лишь четыре были альтернативными и только в одном случае результат победителя опустился ниже 99%. Сходная картина наблюдалась и на всем «глубоком Юге».

Такой исход выборов обычно объясняют тем, что в этих штатах приняли конституции, которые фактически лишили негров избирательных прав. Поскольку такое лишение на основании расового происхождения невозможно по конституции США, вводились имущественный и образовательный цензы и другие условия обретения статуса избирателя. Формально эти условия касались всех, но реально в отношении белых применялись иные стандарты. (Ситуация улучшилась после того, как в середине 60-х при поддержке президента-демократа Линдона Джонсона были приняты меры по отмене расово-дискриминационных актов.)

Однако такие конституции стали принимать с начала 1890-х годов, а картина выборов изменилась раньше — с 1877-го: запугивание негритянских избирателей и «саквояжников» сработало эффективней, чем законы.

Конечно, справедливо мнение, что реальный мир на Юге Соединенных Штатов стал компромиссом между белыми за счет чернокожих. Но не будем заниматься морализаторством по поводу расизма и ущемления демократии. В контексте украинских событий интереснее взглянуть на готовность победителей пойти на огромные уступки побежденным. Ведь ошибочно считать, что этот шаг легко дался республиканцам (пусть даже расовые предрассудки были тогда распространены по всей территории США, а не только на Юге).

Ведь уступить — означало отдать полный контроль над этими штатами своим постоянным оппонентам, а значит, ухудшить свои перспективы на президентских выборах. Особенно с учетом американской специфики этих выборов. Поскольку южные штаты с гарантированной победой демократов имели четверть мест в коллегии выборщиков, которая формально и выбирает президента, а фактически победа кандидата в штате автоматически дает ему голоса всех представителей штата в этой коллегии. То есть от республиканцев теперь для победы требовалось непременно завоевать две трети мест в коллегии на территории остальных штатов.

У нас зачастую говорят, что республиканцы и демократы мало отличаются друг от друга. Но продолжение основных принципов политического курса при смене хозяина Белого дома не отменяет острой борьбы на выборах, поскольку приход нового главы государства часто благоприятствует одним финансовым интересам и не благоприятствует другим. А меркантильность американцев общеизвестна. Тем не менее республиканцы пошли на рискованные для этих интересов уступки.

В итоге они не прогадали: за период до 1912 г. демократы приходили в Белый дом лишь дважды, но ведь в 1877-м нельзя было предугадать такую перспективу.

То есть не формальная победа в боевых действиях прекратила гражданскую войну в США. Нет, ей положило конец принятие ключевых условий побежденных сепаратистов. Они получили по сути все желаемое, кроме отделения. Ведь экономические рычаги эксплуатации и дискриминации негров немногим отличались от формального рабства.

Но эта дискриминация не воспринималась на Севере так остро, как воспринималось рабство до гражданской войны. Трудно сказать, насколько плантаторы и их потомки продолжали мечтать об отделении. Но думаю, многие понимали, что совсем неплохо жить в великой державе (каковой южная Конфедерация не стала бы) на своих условиях. А этот, теперь уже окончательный, мир как раз и стал одной предпосылкой того, что за четыре десятилетия, прошедшие после завершения Реконструкции, а может и немного раньше — Соединенные Штаты стали первой мировой державой, только до их вступления в мировую войну в Европе об этом не догадывались.

Да, взаимное отчуждение северян и южан, созданное войной, длилось еще долго, что хорошо видно по книгам Уильяма Фолкнера и других мастеров «южной школы». Северяне, правда, писали об этом куда меньше, но такой символ победы над Югом, как лишение гражданства Роберта Ли и Джефферсона Дэвиса, сохранялся более века после завершения войны. В конце концов генералу Ли посмертно восстановил гражданство президент-республиканец Джеральд Форд, а Дэвису — демократ Джимми Картер. Отсутствие гражданства, впрочем, никак не помешало возведению им памятников на Юге.

Но надо видеть примеры не только долгого отчуждения, но и искреннего примирения. Так, один из самых прославленных военачальников южан Джо Джонстон умер не на поле битвы, а подхватив простуду в 83-летнем возрасте. Заболел же он на похоронах генерала северян Уильяма Шермана, от войск которого за четверть века до этого защищал Атланту. А потом они подружились, да еще так, что Джонстон шел в похоронной процессии в феврале 1891 г. в Нью-Йорке под ледяным февральским дождем. Несмотря на уговоры окружающих, он из уважения к покойному отказывался надеть шляпу. Ибо, по его словам, доведись Шерману провожать его в последний путь, тот оставался бы с непокрытой головой до окончания траурной церемонии.

И гражданская война в Украине может по-настоящему завершиться лишь если нынешние противники когда-нибудь покажут аналогичный пример симпатии друг к другу.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка