Как работать с нацменьшинствами, чтобы всем угодить?

№9v(737) 13 — 19 марта 2015 г. 13 Марта 2015 2 4

«Национальные меньшинства и этнополитические вопросы. Беларусь — Молдова — Украина». Так называется «долгоиграющая» двухгодичная программа Восточного партнерства (ВП), запуск которой состоялся в первые дни марта в Киеве. В ней участвуют ученые, представители местных властей, неправительственных организаций, члены национальных общин, правозащитники. Реализацией программы занимается Европейский центр по вопросам меньшинств (ЕЦВМ) при поддержке МИД Королевства Дании.

Национальный вопрос есть

Это в СССР не существовало секса и национального вопроса. На постсоветском пространстве возникло и то и другое, причем национальный вопрос, всколыхнувший в конце восьмидесятых — начале девяностых все 250 миллионов населения огромной страны, решался во многих ее бывших регионах болезненно, даже с кровопролитием, но так и не решился до конца. Возможно, учитывая тот факт, что кровь — не водица, он вообще относится к числу неразрешимых в том смысле, что когда всех «под одну гребенку», нарушается чье-то право говорить на родном языке или отдыхать в дни религиозных праздников своего народа. А если каждая национальная община будет жить в той или иной стране исключительно по своим законам и в соответствии с требованиями своей религии, зачем тогда государство? В 2010 г. Германия и Франция признали провал проводимой ими политики мультикультурализма.

Выступая на конференции молодежной организации Христианско-демократической партии в Потсдаме и говоря об иностранных рабочих, живущих в Германии в своих общинах и не владеющих немецким языком, канцлер Ангела Меркель призналась: «Конечно же, наш подход состоял в мультикультурализме, в том, что мы будем жить рядом и ценить друг друга. Этот подход провалился, совершенно провалился». «Общество, в котором общины сосуществуют рядом друг с другом, нам не нужно. Если кто-то приезжает во Францию, то он должен влиться в единое сообщество, являющееся национальным. Если кто-то с этим не согласен, пусть не приезжает во Францию», — заявил несколькими месяцами позже президент Франции Саркози в эфире одного из телеканалов.

Западные страны озабочены проблемой прибывающих к ним мигрантов, страны постсоветского пространства — вопросами собственных соотечественников, желающих говорить на родном языке, получать на нем образование, развивать культуру своего народа и отмечать его праздники. Русские или поляки, евреи или болгары не считают себя чужаками в Украине или Молдове, потому что на территории этих стран их предки жили столетиями, но сами они стали теперь национальными меньшинствами и столкнулись из-за этого с проблемами.

В первую очередь это касается русских или русскоязычных граждан: проблемы функционирования русского языка и распространения русской культуры поднимаются в обществе периодически, чаще всего «языковая карта» разыгрывается в периоды экономических и социальных кризисов. Беспроигрышный вариант отвлечения внимания общества от деятельности правительства.

Впрочем, это лишь один из многих аспектов, которые уже обсуждались, будут обсуждаться и дальше в рамках семинаров, входящих в программу ВП. Вопросы равенства по этническому признаку включают также культурный, правовой, юридический и другие критерии. Европейские стандарты, которые пропагандируются Евросоюзом в странах Восточного партнерства, носят весьма общий характер и нуждаются в адаптации к условиям конкретных стран, где практика их применения по отношению к нацменьшинствам остается сложной и часто противоречивой. Зато в этих странах есть собственный опыт решения проблем, не всегда негативный. Поэтому сам факт появления общей для трех стран программы, в рамках которой участники могут рассказать о своих проблемах, послушать о чужих и совместно попробовать найти пути решения, «есть хорошо».

Что делать с миноритариями?

Депутат сейма Латвии, член ПАСЕ Борис Цилевич уверен, что «государство без меньшинств — это опасная иллюзия» и что «в Европе культурное разнообразие будет только возрастать». Об этом он заявил в докладе на киевском семинаре. Вопрос состоит в том, как на национальном уровне обеспечить равные права всем гражданам, не ущемляя при этом чьих-либо интересов и соблюдая законодательство, которое, как известно, одно для всех? Как государству, с одной стороны, сохранить многообразие культурных ценностей, с другой — поддерживать определенный уровень единообразия? Отвечая на этот вопрос, всем странам «приходится искать свой баланс демократии», считает Цилевич, утверждающий, что «обеспечение равенства путем гомогенизации не соответствует подходам ЕС».

Права меньшинств в Европе защищает Рамочная конвенция СЕ, где дано современное понимание их прав. Ключевой фактор — эффективное участие меньшинств в принятии решений, особенно в вопросах, касающихся их интересов. Однако так происходит не везде и не всегда. Гагаузская автономия в Молдове, которая считается примером удачного решения проблемы, на самом деле может быть бомбой замедленного действия. И все потому, что Кишинев, приняв в свое время закон о статусе Гагауз-Ери, успокоился и не слишком прислушивается к мнению гагаузов, когда речь идет о курсе государства в целом или о каких-то частных нововведениях внутри страны. Это создает нервозную, порой даже взрывоопасную обстановку, как это случилось в феврале 2014 г., когда жители Гагаузской автономии решили провести свой референдум, связанный с внешнеполитическим вектором автономии.

Старший научный сотрудник ЕЦВМ Александр Осипов задался вопросом, а «есть ли в странах Восточного партнерства общественный интерес к равенству по этническому признаку»? О нем не слишком часто рассказывают СМИ, им неохотно занимаются неправительственные организации, на него вяло реагирует государство. Попытки поставить эти вопросы ребром нередко превращаются в мероприятия, которые «приобретают имидж чего-то искусственного или навязанного извне». Кто в Молдове или Украине знаком с реальными проблемами ромов — с тем, что их детей дискриминируют в школах, например? И как решать вопросы мусульман, проживающих в странах ВП, где 90% граждан — христиане? Все эти вопросы не риторические, за ними реальные люди, реальные группы и реальные проблемы, которые, как, увы, уже показала практика, при неправильном решении грозят серьезными осложнениями обстановки в обществе.

На что жалуются украинские румыны?

В многонациональной Украине молдаване (в том числе те, кто называет себя румынами, и наоборот) составляют третье по численности нацменьшинство. Только в Одесской области, говорит в интервью «2000» председатель Одесской областной национально-культурной румынской ассоциации «Бессарабия» Анатолий Попеску, 5 национальных школ, в Черновицкой — 77. Несмотря на то что дети здесь получают образование на одном языке, называется он по-разному. В Одесской области украинским, в Черновицкой — румынским. «При этом государство финансирует две учебные программы, выпуская одни и те же учебники под разными названиями, — утверждает Попеску. — Например, на обложке учебника биологии для 6 класса, который поступает в Одесскую область, написано, что это учебник «для молдавских школ», а точно такой же учебник для Черновицкой области отпечатан как пособие «для румынских школ». «Пора навести порядок в этом вопросе и признать один язык — румынский», — считает Анатолий, которого возмущает то, что «все румынское, все, что так или иначе связано с этой страной, в Украине почему-то воспринимается как нечто враждебное, а само упоминание Румынии считается чуть ли не пропагандой».

По словам Попеску, местная община столкнулась с проблемой установки памятников в Измаильском районе. В опалу попали поэт Михай Эминеску и великий господарь средневековой Молдовы Штефан Великий. Уже два года руководство общины бьется за увековечивание памяти этих людей в своем регионе. Управление культуры Одесской области не дает добро, мотивируя тем, что «установка памятника Штефану Великому приведет к массовому паломничеству радикально настроенных румын, — рассказывает Попеску, — а памятник Эминеску уже есть в Одесской области, в 100 км от села Утконосовка Измаильского района, где мы хотим его установить».

Белорусы говорят по-русски

У белорусов свои заботы. В этой стране функционируют на равных два государственных языка — белорусский и русский. «И это приводит к тихому умиранию белорусского», — вздыхает Александр Евсеенко, председатель Белорусского Хельсинского комитета по правам человека в Гомельской области. В Гомеле, рассказывает он, нет ни одного дошкольного учебного заведения на белорусском языке, преподавание на нем ведется лишь в одной школе, в университете — лишь на двух факультетах — историческом и филологическом.

«Мы обращались по этому поводу в суды, — продолжает Евсеенко в беседе с корреспондентом «2000», — писали жалобы на белорусском. Ответ по закону должны давать на языке заявителя. Но закон этот не соблюдается». По мнению Евсеенко, проблему можно разрешить лишь на государственном уровне, обязав всех без исключения чиновников овладеть белорусским языком и использовать его в своей работе.

Вообще, сообщил профессор социологии Национальной академии наук Юрий Бубнов, в Беларуси не используется понятие «меньшинство», оно считается дискриминационным. Именно так — «нет ни эллина, ни иудея» — предлагает он решать национальные вопросы и в других странах Восточного партнерства. На самом деле, по его мнению, такой подход трудно внедрить, но сама жизнь его уже внедряет.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Украинские венгры хотят в парламент

Украинское руководство не дает своим гражданам никаких гарантий должного соблюдения...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Брoдяга
15 Марта 2015, Брoдяга

Пардон, отосла не проверив: "Меньшевартисть"... Без "ово" в середине. Куда нам горожанам знать сельску мову. :-) А уж русским - "ромовляти". Хотя... Когда-то спокойно говорили и читали на обоих диалектах русского. Не "российского", как любят писать неонацисты...

- 2 +
Брoдяга
15 Марта 2015, Брoдяга

Уважаемая Елена! Ответ на вопрос в заголовке статьи звучит очень просто: НЕ НАДО никогда НАЗЫВАТЬ БОЛЬШИНСТВО МЕНЬШИНСТВОМ. Да и делить по "национальным квартирам" - тоже. Что будем делать с "последним украинцем в МИМО" (МГИМО он стал куда позже 1973-го) Порошенко? А с выпускником ВКШ КГБ СССР Наливайченко? Ну с первым - всё ясно: Шелест добился от Хрущёва и Брежнева разрешения на "подготовку национальных кадров". Тогда и появился "факультет стукачей" в Киевском госуниверситете. Ныне, гордо называемый "инстититутом международных отношений" (а то всё комплексы "меньшевартовости" спать не давали). Для "представительства" в выбитой Сталиным из англо-саксов ООН (Я - про "членов ООН" УССР и БССР. Украина - "наследница" УССР? Не смешите! Беларусь - ещё куда ни шло)? И оба - откровенно несут нацисткий бред. Может в Консерватории (Украине) что-то менять надо? Не вора на ворвка, а куда кардинальнее? А "нациков", которые сегоденя у власти... сами разберётесь куда. Если будет желание. Если был резковат - прошу прощения.! Не за смысл - за форму! :-)

- 3 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка